Автор: Пихтина Любовь Сергеевна

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

международная научная конференция «История и археология» (Санкт-Петербург, ноябрь 2012)

Библиографическое описание:

Пихтина Л. С. Педагоги Иркутского Девичьего Института: судьбы, вклад в образование города и формирование женской интеллигенции [Текст] // История и археология: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 48-52.

В первой половине XIX века в Иркутске начинают открываться женские учебные заведения: Сиропитательный дом, Девичий институт, затем гимназии. Становление женского образования Иркутска было важным социокультурным явлением городской жизни. Сначала женскую интеллигенцию города представляли только приезжие женщины, присланные в Иркутск для педагогической деятельности, а с 60-х гг. XIX в. появляются местные интеллигентки. Изменяется общественное сознание, общественные позиции сибирячек. Уже не редкостью были женщины, основывавшие свои школы для среднего образования, и даже высшие курсы, принимавшие активное участие во всей жизнедеятельности общества. Несомненно, это было важным фактором культурного роста городов Сибири и содействовало их прогрессу в целом.

Немалая роль в формировании образа сибирской женщины середины XIX – начала XX вв. принадлежит педагогам Иркутского Девичьего Института. Имеется много материала об Институте и других женских средних учебных заведениях г. Иркутска: их внутреннему устройству, структуре обучения и т.д. Из информации о преподавателях имеются лишь фамилии и только иногда очень краткая биография. А ведь именно они стали первыми представительницами женской интеллигенции города, именно они дали толчок ее дальнейшему развитию и совершенствованию. Отсутствие столь важной информации я считаю значительным пробелом в истории женского образования.

Особую роль играли начальницы, которые должны были следить за воспитательной частью институтского образования, за моралью и нравственным образованием девушек. Всего за годы существования института в нем работало 8 начальниц. Первые две начальниц в силу жизненных обстоятельств оказались близки к кругу декабристов, что оказало существенное влияние на воспитание девиц. Самой первой начальницей была Каролина Карловна Козьмина - жена чиновника 10 класса Козьмина, воспитательница детей декабриста Н.М. Муравьева. Она занимала эту должность в течение 1845-1849 годов. Каролина Карловна рано овдовела и, вынужденная заняться какой-нибудь службой, стала гувернанткой – служила в Московском доме Муравьевых. Весной 1834 г. по настоянию матери ссыльных декабристов Екатерины Федоровны она отправилась в Сибирь для воспитания дочери Никиты Муравьева. Хотя с братьями Муравьевыми у Каролины Карловны сложились не очень простые отношения, другие декабристы высоко ценили ее знания и постоянную готовность быть им полезной.

Живя у Муравьевых и Трубецких, постоянно бывая в доме Волконских, видя их традиции в воспитании детей – уважение личности, чтение книг, музыкальное воспитание, любовь к родине, Каролина Карловна эти традиции привнесла в институт, став его первой начальницей. Когда графиня Лаваль, бабушка дочерей Трубецкого, стала ходатайствовать об устройстве внучек в институт, Сергей Петрович сначала был против этого. Его беспокоило, что уровень провинциального института не будет соответствовать тем принципам, которым он сам пытался следовать в воспитании своих детей. И только узнав, что начальницей нового учебного заведения назначена Каролина Карловна, он согласился отдать туда младших девочек. Несмотря на первоначальное опасение, С.П.Трубецкой остался доволен образованием своих детей. По отзывам современников, его дочери обладали не только основательными знаниями, но и твердыми нравственными убеждениями.

Не один Сергей Петрович так относился к К.К.Козьминой, но и в целом современники отзывались о ней как об умной, энергичной и деятельной женщине. Даже предвзято настроенный по отношению к Каролине Карловне Александр Михайлович Муравьев в письмах к матери писал, что признает ее педагогический талант.

Каролина Карловна была немолодой начальницей. Как свидетельствует письма декабриста А.С.Муравьева в 1849 г. она стала слаба здоровьем и думала об отпуске после первого выпуска, ибо управление столь большим учреждением требовало сил, здоровья и молодости. А к этому времени она проработала всего 4 года в институте. Соответственно, женщина, уже успевшая стать вдовой, была зрелого возраста.

До самой смерти К.К.Козьмина работала в Институте. И хотя уже за три дня до кончины она почувствовала себя плохо, утром она проинспектировала классы, не желая ничего менять в устоявшемся порядке. Иркутское общество было искренне опечалено смертью первой начальницы Девичьего института. Хоронил ее архиерей Нил с большой почестью [3, с.192]. Учитывая скромное социальное и материальное положение этой женщины, внимание высшего в Восточной Сибири иерарха можно объяснить ее педагогической деятельностью, личными качествами и близким знакомством с декабристами, особенно с Трубецким, очень чтимыми архиепископом Нилом.

После смерти Козьминой К.К. в 1849 году начальницей института стала не менее интересная личность - Мария Александровна Дорохова, ранее работавшая в Сиротском институте Петербургского воспитательного дома. Мария Александровна происходила из знатной и богатой семьи Плещеевых. Ее отец, член литературного общества «Арзамас», был близок с Пушкиным, Жуковским, состоял в родстве с Карамзиным. Вместе с сестрой Мария Александровна получила прекрасное домашнее образование. Декабристы Ф.Ф.Вадковский и З.Г.Чернышев приходились ей двоюродными братьями по матери. Два ее старших брата также привлекались к следствию по делу тайных обществ, а впоследствии находились под полицейским надзором. Поэтому, приехав в Сибирь в качестве начальницы Девичьего института, она оказалась среди родных, близких ей по духу людей. Здесь на чужбине она еще больше сблизилась с ними.

Происхождение и воспитание Марии Александровны не предполагали необходимости зарабатывать на жизнь нелегким педагогическим трудом. Выйдя замуж в 1830 г. за Руфима Ивановича Дорохова, сына героя Отечественной войны 1812 г., она пыталась найти соратника, близкого друга, а муж оказался человеком, ищущим славы в бесконечных войнах и походах. В конечном итоге Мария Александровна вынуждена была разъехаться с ним. Надо сказать, что в тот период брачные коллизии не были делом удивительным, поэтому этот разъезд, фактически развод, не повлиял на репутацию начальницы. Не найдя утешения в замужестве, она наполнила свою жизнь заботой о дочери Нине, но тяжелая болезнь, а затем и смерть девочки заставили ее отказаться от личного счастья и обратиться к общественному служению. 18 августа 1849 г. состоялось назначение Дороховой начальницей Иркутского Девичьего института.

Крайне доступная для всех воспитанниц, Дорохова особенно охотно вводила в круг своих знакомых воспитанниц старшего класса и тем давала им возможность знакомиться со взглядами, приемами и навыками декабристов. Она довольно часто водила учениц старшего класса на литературные и музыкальные вечера М.Н.Волконской. И эти девочки, выросшие в купеческой семье и видевшие до этого только пример собственной матушки, озабоченной состоянием дома и подсчетом доходов и провизии, вдруг оказывались в совершенно других условиях. Они встречали женщин изящных, образованных, знающих и ценящих литературу, умеющих высказывать свое мнение и это мнение отстаивать, и понимали, что к женщинам в этой среде относятся совсем по-другому – прислушиваются к ним и ценят их. Своеобразным образцом для иркутских барышень стала Мария Николаевна, которая никогда ни при каких обстоятельствах не позволяла себе плохо выглядеть или держать себя недостойно. Волей-неволей воспитанницы привлекали к их обществу, стремились быть похожими на них, выбирали для себя иную социальную роль. Ведь неспроста многие воспитанницы института нашли себя на педагогическом поприще, работали в разных городах, находились во главе ученых заведений Иркутска.

В 1852 г. Дорохова узнала о смерти мужа. Это положило конец ее двусмысленному положению в обществе и позволило надеяться если не на счастливое, то на спокойное и уважительное семейное будущее. Знакомство с Петром Александровичем Мухановым, общность их интересов и печальный опыт прошлого, выпавший на долю обоих, способствовали зарождению чувства дружеской приязни, желания поддержать друг друга. Важно было еще и то, что сблизились они не только как два страдавших человека, Петр Александрович был близок Дороховой еще и своим интересом к просвещению.

С большим уважением к Марии Александровне относились декабристы, причем не только иркутские, но и рассеянные по всей Сибири. Со многими она познакомилась по дороге в столицу Восточной Сибири – в Тобольске, Ялуторовске, Красноярске.

Петр Александрович сделал ей предложение, и она подала прошение об отставке. К сожалению, этому браку не суждено было сбыться. 12 февраля 1854 г. Петр Муханов скоропостижно скончался. Горе Марии Александровны было огромно. Говорили, что даже если бы у нее были враги, так и те бы сочувствовали ей.

Поскольку отставка ее была уже принята и на ее место была назначена новая начальница, оставаться в Иркутске, не имея достаточных средств к существованию, не было смысла. С большим сожалением иркутские декабристы простились с начальницей института. С.П. Трубецкой писал Г.С.Батенькову об ее отъезде: «Марья Александровна уедет после всех, с нею вы будете говорить и о нас, и о ваших институтках. Оне ее, конечно, не забудут. Во время ее управления жена моя часто имела случай их видеть, и не мудрено, что оне ее полюбили, для них достаточно ласкового слова и малейшего оказанного внимания, чтоб тронуть их нежные сердца» [22].

1 апреля 1855 г. Дорохова была назначена начальницей Нижегородского Мариинского института.

С марта 1854 года по 1858 г. начальницей была Е.П.Липранди. Она, окончив Петербургский Екатерининский Институт, работала в Петербургском воспитательном доме, Патриотическом институте и Московском Елизаветинском институте. С 1854 г. стала начальницей Девичьего Института. По характеристике, данной Е.П.Липранди в Историческом отчете по Девичьему институту, у меня сложилось впечатление о ней как об очень серьезной даме, ответственной, немного строговатой. Преподавание она вела строго по программе. Педагог по призванию, посвятившая всю свою жизнь воспитанию юношества, строгая и требовательная, но умеряющая свою строгость, начальница внесла в институт лучшие стороны порядка и традиций столичных институтов, в которых она сама выросла, воспиталась и приобрела свой педагогический опыт. Под ее руководством сформировался кружок воспитательниц, впоследствии долго и успешно служивших Иркутскому институту. Ей обязан институт и значительным улучшением его хозяйственной части, введением по образцу Патриотического института. Вследствие отсутствия учителя французского языка, Липранди преподавала и этот предмет. Сильно развивающаяся с годами хроническая болезнь заставила Екатерину Петровну в начале 1858 года отправиться в Европейскую Россию в шестимесячный отпуск, а затем и вовсе оставить службу и поселиться в Петербургском Вдовьем доме, где она и закончила свою жизнь. Таким образом, она 4 года проработала начальницей Девичьего Института Восточной Сибири.

Быкова Анна Петровна была выпускницей Смольного Института, затем долгое время работала там классной дамой и была направлена в Иркутск, чтобы занять должность начальницы Девичьего Института. Анна Петровна 19 лет управляла Институтом Восточной Сибири (1858-1877 гг.). Приняв его от своей предшественницы вполне сформированным и установившимся институтом, она с редким уменьем применила к нему весь ряд последовательных реформ институтского воспитания, учения и внутреннего распорядка. Личные заслуги начальницы занимают одно из главных мест. Ее время управления институтом называют золотым временем, а результат - вышедшие при ней по окончании курса воспитанницы, из среды которых вышли начальницы и руководительницы почти всех местных женских учебных заведений – говорит сам за себя.

Последней начальницей института была жена бывшего Иркутского губернатора И.П.Моллериус Анастасия Петровна Моллериус (1914-1917 гг). Она не только занималась педагогической деятельностью, но и была близка к политической жизни Иркутска. Ее муж – И.П.Моллериус в 1897 году иркутским губернатором был назначен правителем дел канцелярии иркутского генерал-губернатора. С 1897 года она являлась попечительницей первой иркутской женской гимназии.

Я назвала только пять начальниц из восьми. Еще три женщины: Быстрова К.Е., Котц Е.В. и Кисель-Загорянская Е.К. также внесли свой вклад в дело развития института. Начальницы Девичьего института были талантливыми руководителями, педагогами. Они сохранили многие традиции воспитания юных сибирячек, заложенные первыми двумя начальницами, связанными общностью с декабристами, что позволило институту стать своеобразным культурным центром города.

Из классных дам я хочу отметить некоторых приехавших в Иркутск, по распоряжению императрицы. Первым по времени назначения на службу в институт классными дамами были Мария Павловна Стахович (1845-1860) и две сестры Эк – Софья Андреевна (1845-1852) и Дарья Андреевна (1845-1849). Последняя совмещала эту должность с преподаванием уроков музыки в 1845-1848 гг. До приезда в Иркутск они служили классными дамами в Петербургских институтах и приглашены были на службу в институт Восточной Сибири начальницей К.К. Козьминой, с которой они и приехали ко времени открытия института. Из них только одна Мария Павловна Стахович прослужила в институте 15 лет. Дарья Андреевна Эк прослужила только до первого выпуска, а Софья Андреевна - до 1852 года. Их заменили, прибывшие в Иркутск позднее две сестры Боборыкины – Наталья, которая совмещала роль классной дамы и учителя музыки и Анна Андреевны. Все они были опытные, ранее служившие в других заведениях воспитательницы. Из них Дарья Андреевна Эк отличалась знанием музыки, которую она и преподавали в институте. Анна Андреевна Боборыкина в 1856 году вышла замуж за чиновника Пфафиуса. В связи с выходом в замужество прекратила педагогическую деятельность в Иркутском институте, проработав там три года. Впоследствии была первой ко времени начальницей Иркутского женского училища (впоследствии гимназии).

При Е.П.Липранди начала свою службу в Иркутском институте Любовь Мещерская - классная дама 1857-1872 годов и учитель рукоделия в 1862-1874 гг., а также Александра Иосифовна Заржицкая - 1854-1862 гг. Первая занимала Должность классной дамы 8 лет. А.М.Заржицкая, прослужив классной дамой с 1854 по 1862 года, вышла замуж за польского уроженца Деко. Довольно долгое время преподавала в институте русский и французский языки. Так как по уставу Института замужним дамам запрещалось работать в учебном заведении, она заняла должность начальницы Иркутского женского училища.

Таким образом, приезжие начальницы и классные дамы института имели столичное образование и педагогический стаж. Они являлись опытными воспитательницами.

Также хочу уделить внимание местным педагогам, чей вклад в развитие женского образования города не менее важен.

В 1860 году впервые должность классной дамы заняла воспитанница института Восточной Сибири первого выпуска (1849 г.), затем пепиньерка Мария Гавриловна Тюменцева. Расставшись с институтом в 1851 году, 9 лет спустя, заняла в нем должность классной дамы (к этому времени ей приблизительно 26-28 лет) и, прослужив в этой должности 3 года, оставила его, чтобы заняться сначала частной педагогической практикой, а затем учреждением в Иркутске Детского сада, которым она в качестве начальницы и руководила в течение 22 лет до самого дня своей смерти. Умерла она летом 1891 года.

Второй классной дамой из воспитанниц института была Анастасия Петровна Степанова - дочь подполковника. В 1863 г. окончила курс Девичьего Института с золотой медалью и осталась по окончании курса пепиньеркой. С 1865 г, когда ей было 19 лет, она заняла должность классной дамы и до 1880 года выполняла свои обязанности. Таким образом, в родном институте она прослужила 15 лет. В 1883 г. была назначена на должность начальницы Сиропитательного дома. В это время ей было 38 лет. В данном учебном заведении прослужила не менее 13 лет. Благодаря ей чистота, опрятность и вообще внешний и внутренний порядок в Сиропитательном заведении были доведены до совершенства. Она подняла заведение в нравственном отношении, заботливо охраняя репутацию своих питомиц. Анастасия Петровна строго следила, чтобы всегда была доброкачественная пища и питье, следила за одеждой, за медицинской помощью, состоянием здоровья. Строго вела контроль за нравственностью учащихся и не оставляла без взыскания их проступков. Заботилась, чтобы учителя и надзирательницы были добросовестными по отношению к своим обязанностям и служили для детей примером. Наблюдала за развитием религиозного чувства, за посещением церкви. Дети ей доверяли, уважали. Надо отметить, что Анастасия Петровна была первой смотрительницей заведения из местных педагогов. До нее все начальницы были направлены из столицы, имели столичное образование. Анастасия Петровна вторая из выпускниц Девичьего Института, после Тюменцевой М.Г., кто продолжил педагогическую деятельность во благо родного города. Стоит подчеркнуть, что Степанова очень добросовестно относилась к своей работе и даже отмечали, что за годы ее работы в этой должности учебное заведение поднялось в нравственном отношении. Сравнив с работой приезжих женщин, думаю, можно даже сказать, что время работы Анастасии Петровны самое лучшее для Сиропитательного заведения. Она не оставляла без внимания ни одну сторону жизни заведения, следила за порядком во всем. Выпускница Девичьего Института настолько сильно любила вверенное ей заведение, что отдавалась ему всей душой. Считаю, это можно объяснить тем, что ей Иркутск был ближе, роднее, чем столичным дамам, которых просто направили сюда по распоряжению. Естественно, что они не с такой любовью и преданностью относились к работе, более того, тяготясь разлукой, они просили правительство направить их в города, находящиеся ближе к столицам. И хотя они полностью выполняли свою работу, той искренности к работе у них, предполагаю, не было. А Анастасия Петровна сама выбрала этот путь, это учебное заведение и, конечно, со всей душой отдавалась работе. Считаю, что Анастасия Петровна Степанова внесла большой вклад в образование города Иркутска.

В 1881 г. должность классной дамы заняла еще одна выпускница – Белозерова Анемаиса. Родилась Анемаиса в Забайкальской области в 1860 году. Должность классной дамы она совмещала с преподаванием музыки и математики. В 1889 г. окончив Петроградские Высшие женские курсы, вернулась в институт и преподавала там до 1892 г. Прослужила в родном институте она 15 лет. С 1919 г. заведовала читальным залом при Иркутском Государственном Университете.

Хочу уделить внимание некоторым преподавательницам, которые окончили Иркутский Институт Благородных Девиц, но работали за его пределами. 11 выпускниц института, после получения образования, уехали из Иркутска. В Кяхтинской гимназии трудилось 7 человек. Там они работали учительницами. В Читинской гимназии и приюте тоже встречаются выпускницы Института Восточной Сибири. Одна из них даже занимала должность начальницы – Аринкина А.П. Она была выпускницей 1861 г. Преподавателем этой же гимназии работала ее младшая сестра Аринкина Р.П. Она окончила институт в 1867 г. Еще одна начальница работала в Нерчинской гимназии – Калугина А.Ф. Окончив учебное заведение в 1865 г, она уехала в Нерчинск. Таким образом, удалось выявить и исследовать выпускниц Иркутского Девичьего Института, которые несли педагогическую службу за пределами города Иркутска и оставили огромный вклад и светлую память о себе.

Таковы судьбы выдающихся педагогов Девичьего Института. Каждая судьба по-своему интересна и неповторима. Заслуга приезжих женщин в том, что оторванные от дома и семьи, тяготясь разлукой, они внесли вклад в развитие женского образования города. Они использовали опыт столичного образования и реализовали его в Иркутске. Педагоги развивали разные методики преподавания, искали подход к девочкам. Все это в целом способствовало укреплению, дальнейшему развитию и усовершенствованию женского образования, что приводило к повышению грамотности в городе, появлению все большего числа образованных местных дам. Многие из выпускниц института продолжали дело своих наставниц, взяв их за образец подражания. В городе стали появляться местные интеллигентки, их число все росло, и спустя совсем немного времени выпускниц института благородных девиц можно было встретить в самых разных уголках Сибири в роли учительниц, воспитательниц и начальниц.

Преподавательницы Иркутского Девичьего Института способствовали становлению нового образа женщины-иркутянки: интеллигентной, образованной, ответственной, независимой.


Литература:

  1. Быкова В.П. Записки старой смолянки/В.П. Быкова. – С-П.: Тип. Сиб. Акц. Общ-ва Е.Евдокимова. – 1899. – ч.2. – 396 с.

  2. Воспоминания А.В.Богодаровой // Резонанс. - 1992 г. - №2. - с.1-3

  3. Дунаева А.П. Первые директрисы Иркутского Девичьего института и декабристы / Сибирь и декабристы. Выпуск №6. Иркутск: Иркутский музей декабристов, 2009 – с. 187 - 198

  4. Дунаева А.П. Теория и практика воспитания русской дворянки на примере Смольного Института//А.П.Дунаева, Т.А.Перцева.- Вестник ИГУ. - 2004.- с. 66-67

  5. Тридцатилетие Иркутского Девичьего института//Сибирь. – 1875. - №2. – 6 июля. – с. 1-2

  6. 4. ГАИО, фонд 64 (Отчет о деятельности Института), опись 1, дело 5.

  7. ГАИО, фонд 64, (Формулярные списки), опись 1, дело 49.

  8. ГАИО, фонд 64, (Формулярные списки служащих), опись 1, дело 72.

  9. ГАИО, фонд 64, (О переменах в личном составе), опись 1, дело 73.

  10. ГАИО, фонд 64, (О службе преподавателей и классных дам), опись 1, дело 87.

  11. ГАИО, фонд 64, (О преподавателях и служащих), опись 1, дело 94.

  12. ГАИО, фонд 64, (Формулярные списки работников института), опись 1, дело 112.

  13. ГАИО, фонд 64, (О денежных средствах), опись 1, дело 115.

  14. ГАИО, фонд 64, (Отчет о деятельности института за 1891 г.), опись 1, дело 119.

  15. ГАИО, фонд 64, (Отчет о деятельности института за 1892 г.), опись 1, дело 124.

  16. ГАИО, фонд 64, (Отчет о деятельности института), опись 1, дело 154.

  17. ГАИО, фонд 64, (Годовой отчет за 1906 г.), опись 1, дело 235.

  18. ГАИО, фонд 64, (Белая С.И.), опись 1, дело 361.

  19. ГАИО, фонд 64, (Белозерова А.А.), опись 1, дело 362.

  20. ГАИО, фонд 64, (Коллан О.П.), опись 1, дело 430.

  21. ГАИО, фонд 64, (Черепанова М.Е.), опись 1, дело 529.

  22. Трубецкой С.П. Материалы о жизни и революционной деятельности. В 2 т. Т. 2. Письма, дневник 1857-1858 гг./ Изд-во подготов. В.П.Павловой. Иркутск, 1987 г. - С. 215

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle