Автор: Силаева Ирина Александровна

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

международная научная конференция «История и археология» (Санкт-Петербург, ноябрь 2012)

Библиографическое описание:

Силаева И. А. Н.Н. Оглоблин как исследователь деятельности воевод и служилых людей Якутского и Мангазейского уездов (XVII в.) [Текст] // История и археология: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 58-59.

В широко известном «Обозрении столбцов и книг Сибирского приказа (1592 – 1768 гг.)» видного историка и архивиста рубежа XIXXX вв. Н.Н. Оглоблина получили разностороннее освещение судьбы административного аппарата и служилого населения Азиатской России. В частности, исследователь обращался к этим вопросам на материалах Якутского и Мангазейского уездов XVII в.

Среди различных документов Сибирского приказа, рассмотренных Н.Н. Оглоблиным, встречаются доклады о якутских приказных людях. Каждый из докладов, по свидетельству ученого, содержал сведения (выписки) из разных документов.

Отписка якутского генерала и воеводы М.О. Кровкова сохранилась в виде пометы на выписке 1685/86 г. доклада о вестях из Удского острога [1, с.7].

В докладе 1686/87 г. сообщается о беглом якутском стрельце, обнаруженном в Москве уже при выполнении других обязанностей [1, с.10].

Некоторые доклады содержали сведения об уменьшении или увеличении хлебного, денежного или соляного жалованья ружников и служилых людей. Такие доклады зафиксированы в 1703 г., в том числе по Якутску [1, с.11].

Доклад 1686/87 г. сообщает об ограблении казны и убийстве в 1682/83 г. приказного казачьего десятника С. Брусенкина с пятнадцатью товарищами, совершенном юкагирами под Ковымским зимовьем Якутского уезда [1, с.16].

В докладе за 1686/87 г. сообщалось о починке судов в Илимске и Якутске [1, с.18].

Доклад 1686/87 г. посвящен проведению стрельб на празднованиях в Якутске. Приговор на докладе разрешает стрельбу только на Богоявление [1, с.20].

Н.Н. Оглоблин в числе документов по истории Сибири XVII в. выделял и указы. Так, указ 1689/90 г. сообщает о возврате из Якутского острога ошибочно (без позволения тобольского воеводы боярина князя И.Б. Репнина) направленной дьяком М. Прокофьевым грамоты о поверстании подьячего К. Ушницкого в дети боярские [1, с.22-23]. О регулярной (6 раз в год) отправке отписок государю говорилось в указных грамотах 1696/97 г., адресованных и якутским воеводам [1, с.28]. Им же в 1702 г. была отправлена указная грамота о поисках горячей серы по реке Олекме [1, с.30]. Н.Н. Оглоблин обратил внимание и на такой вид документальных источников, как наказы и наказные памяти.

Сохранился наказ от 6 февраля 1638 г., направленный в Якутск воеводам П.П. Головину и М.Б. Глебову, дьяку Е. Филатову и письменному голове В. Пояркову. В наказе, в частности, определен предстоящий маршрут воевод с подчиненным им отрядом по сибирским рекам [1, с.36]. Н.Н. Оглоблиным названы сибирские города, в которые направлялись наказы, среди которых был и Якутск [1, с.37].

Наказная память 1702 г. была послана в Енисейск таможенному и кружечному голове Д. Тушову. Якутскому таможенному и кружечному голове И. Поршенникову адресована наказная память 1703 г.

Н.Н. Оглоблин указывает на то, что в течение 1634/35 – 1703 гг. наказы и наказные памяти в адрес таможенных голов направлялисьи в Якутск [1, с.43]. Сохранилась наказная память 1651/52 г., которая была дана якутским казакам [1, с.44].

Н.Н. Оглоблиным отмечен факт отправки наказных памятей с посыльщиками в Тобольск и Якутск за 1628/1629 – 1654 гг. [1, с.45].

Роспись «великого государя» грамотам (1685/86 г.) отражала делопроизводство столов Сибирского приказа, среди которых был и Ленский (Якутский) [1, с.49].

Н.Н. Оглоблин выделял и расходные памяти, касающиеся финансовых дел в Сибири. Из расходной памяти 1684/85 г. известно о переплете переплетчиком И. Фаворовым 30 якутских сметных, пометных, денежных, хлебных, ясачных именных книг в полдесть [1, с.75].

Сохранилась «ведомость подлинная, что в казну великого государя, в Сибирский приказ, по счетным спискам, и по крепостям, и по делам, взята из доимки», составленная в 1701 г. и содержащая сведения по Ленскому (Якутскому) столам. В ведомости говорилось о взыскании «начетных» денег [1, с.76].

За 1651/52 г. сохранились расспросные речи якутских казаков С. Харитонова и К. Терентьева о Даурской земле и о походе туда Е.Хабарова [1, с.102].

Н.Н. Оглоблин рассмотрел также документы по истории служилых людей Мангазеи и Мангазейского уезда.

Так, сохранился доклад 1634/35 г. со сведениями о мангазейской десятинной мягкой рухляди [1, с.5-6].

В докладе от боярина князя Б.М. Лыкова, дьяков Ф. Иванова и И. Переносова за 1634/35 г. речь шла о мангазейской мягкой рухляди [1, с.9]. Доклад 1634/35 г. посвящен недобору «в мангазейский ясак».

Доклад 1680/81 г. сообщает о принятых мерах по возрождению старого «Мангазейского города» [1, с.16].

В записных книгах зафиксированы грамоты, направленные в Мангазею. Так, относительно Мангазеи сохранились записные книги за 1700 – 1710 гг. По замечанию Н.Н. Оглоблина, записная книга 1686/87 г. содержит описи отписок и грамот, касающиеся Мангазеи.

Росписи грамотам (1679/80 и 1681/82 гг.) передавали содержание грамот Мангазейского стола [1, с.50].

В книге приходной за 1627/28 г. имелось несколько разделов, в одном из которых отражена смета поступления пушнины по Мангазее. Книга также содержала роспись стоимости сумм пушнины, присланной из Сибири [1, с.59].

Приходная книга 1628/29 г. содержит сведения об отборе наиболее ценной пушнины из «мангазейской присылки» в подарок турецкому султану Мурату [1, с.61].

Как указывает Н.Н. Оглоблин, сохранилось несколько таможенных счетных списков по таможням Мангазеи (1703 и 1705 гг.) [1, с.69].

Расходная память от 1689/90 г. содержала данные о покупке книг и церковных принадлежностей для мангазейского Троицкого монастыря [1, с.73].

О мангазейской соболиной казне говорилось в ценовной росписи 1636/37 г. (с пометой дьяка от 10 декабря).

Н.Н. Оглоблин среди других документов рассматривал записи, выписи и росписи. Так, по его свидетельству, в записи 1628/29 г. зафиксирована недостача соболей, присланных из Мангазеи [1, с.86]. Роспись 1638/39 г. отражала недобор в ясачной казне из Сургута и Мангазеи за 1631/32 – 1634/35 гг. [1, с.87] .

Сохранилась наказная память целовальнику (1636/37 г.), об уходе за двумя живыми соболями, которых из Мангазеи направили царю [1, с.95].

В расспросных речах 1639/40 г. мангазейского воеводы Б. Пушкина и местных жителей сообщалось о передаче города дьяку П. Спиридонову на период до приезда нового воеводы [1, с.103].

Рассмотренные Н.Н. Оглоблиным документы показывают, что якутские и мангазейские служилые люди были вовлечены в разнообразную административную деятельность, подобно служилым других уездов, хотя и с рядом специфических черт, обусловленных условиями колонизации далеких северных земель.


Литература:

  1. Обозрение столбцов и книг Сибирского приказа (1592-1768 гг.). / Сост. Н.Н. Оглоблин М., 1901. Ч.4. Документы центрального управления.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle