Библиографическое описание:

Комаров К. В., Ашенкова Я. С. Отечественные историки и общественные деятели о перерастании монополистического капитала в государственно-монополистический [Текст] // Исторические исследования: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, июнь 2012 г.). — Уфа: Лето, 2012. — С. 4-12.

Коренной чертой современного империализма является усиление его государственно-монополистического характера. Материальной основой перехода к государственно-монополистическому капитализму является дальнейшее обобществление производства достижение высшей формы монополизации капиталистического хозяйства.

В основе развития государственно-монополистических отношений лежат внутренние антагонизмы капиталистического способа производства на его империалистической стадии. Их самой глубинной основой является то, что современные производительные силы не вмещаются в узкие рамки капиталистических производственных отношений. Достигнутый уровень и степень обобществления производства объективно обусловливают необходимость управления их функ­ционированием и развитием из единого центра в масштабе всей страны и системы стран, объединенных узами международного разделения труда. Однако капиталистическая собственность расчленяет общественное по своему характеру производство на частные предприятия и их объединения, между которыми идет постоянная конкурентная война. Радикальное разрешение этого противоречия возможно лишь на пути революционного перехода от капитализма к социализму, который открывает неограниченные просторы для развития производительных сил.

В капиталистических странах основная часть производительных сил находится под контролем финансового капитала. Определенный их рост необходим монополиям, так как без этого невозможно систематическое увеличение монопольных прибылей. С другой стороны, для той же цели монополиям необходимо ограничивать развитие производства, ибо неограниченный рост его вел бы к «перенасыщению» рынка «избыточными» массами товаров, что мешало бы проведению политики монопольных цен и, следовательно, обеспечению монопольных прибылей, Противоречия капиталистической экономики настолько глубоки, что без самого широкого участия государства в хозяйственных процессах ни ограничение роста производительных сил, ни обеспечение их роста в пределах, определяемых интересами монополий, невозможно [6, c.592].

При капитализме государство есть комитет по управлению делами буржуазии. Однако обеспечить вмешательство государства в экономику в масштабах, определяемых современностью, ни мелкий, ни средний, ни даже просто крупный капитал не в состоянии. Это под силу лишь финансовому капиталу; лишь с его мощью может произойти органическое сращивание мощи государства. Образованный путем сращивания этих двух сил механизм ставится на службу коренным интересам монополий, спасения капитализма в целом.

Первопричиной не только возникновения, но и развития государственно-монополистических отношений являются внутренние антагонизмы капитализма в эпоху империализма. До первой мировой войны возникновение государственного рынка на производимые монополиями вооружение и военные материалы стимулировалось подго­товкой империалистических держав к войне. Первая мировая война, как указывал В. И. Ленин, чрезвычайно ускорила и обострила этот процесс [13, c.3]. После войны эти отношения обусловливались опять-таки имманентными капитализму факторами, такими, как экономические кризисы 1930-х годов, подготовка ко второй мировой войне, которую развернули империалистические страны. В гитлеровской Германии, фашистской Италии и милитаристской Японии государственно-моно­полистический капитализм быстро обретал наиболее реакционные черты военно-государственного монополистического капитализма.

Государственно-монополистические отношения образовались первоначально в простейших, неразвитых формах еще до общего кризиса капитализма. Их развитие было ускорено первой мировой войной на том ее этапе, который предшествовал Великой Октябрьской социалистической революции, то есть до того, как общий кризис ка­питализма обрел свойственную ему качественную определенность, иначе говоря, еще до развертывания революционного процесса ломки мировой капиталистической системы. В период между первой и второй мировыми войнами государственно-монополистические отношения развивались уже под большим влиянием этого процесса. Рузвельтовский «новый курс» был введен в США с целью смягчить катастрофические последствия экономического кризиса 1929-1933 гг. Он включал, в частности, специальные государственные меры по смягчению безработицы, которая стала по своим размерам угрозой самому существованию капитализма, и применение утонченных методов по скрытому перекладыванию тяжести кризиса на плечи трудящихся. Вместе с тем он в немалой мере был продиктован необходимостью более широко использовать государство для спасения капиталистической экономики [6, c.7].

Военно-государственные монополистические процессы во второй половине 1930-х годов в странах гитлеровской коалиции, а в период 1939-1945 гг., во всех воевавших капиталистических странах были, обусловлены специфически военными нуждами финансового капитала. Но вторая мировая война, в отличие от первой, была следствием чрезвычайно сложного переплетения уже двух групп противоречий – коренного антагонизма современного мира между двумя противоположными социально-экономическими системами, который международный финансовый капитал рассчитывал преодолеть путем простой ликвидации социализма в СССР, и столкновения конфликтных интересов империалистических группировок.

Если в одних отношениях война явилась следствием стремления правящих кругов империализма ликвидировать социализм, то в других – была порождена такими коренными закономерностями монополистического капитализма, как межимпериалистическая борьба за рынки сбыта, сырья и капиталов, за колонии, за территории, то есть борьба, определяемая самой природой империалистического ка­питализма независимо от его общего кризиса. Следовательно, государственно-монополистические отношения периода войны тоже определялись как процессами общего кризиса капитализма, так и формами.

После второй мировой войны в основе развития государственно-монополистических отношений продолжают оставаться факторы, определяемые самой природой капиталистического воспроизводства при империализме. К ним относятся: необходимость и противоречия монополистического использования современных научно-технических достижений; усиление классовой борьбы; усложнение взаимоотношений между монополистической и немонополистической буржуазией, между крупным и мелким производством; обострение конкурентной борьбы на мировом капиталистическом рынке.

Рост государственно-монополистических процессов есть коренная закономерность монополистического капитализма. Господство монополий, финансового капитала, коль скоро оно установилось, неизбежно растет как вширь, так и вглубь. Финансовый капитал все более совершенствует механизм своего господства. Он перестал бы быть самим собою, если бы активно и во все возрастающей мере не включал в этот механизм политико-административную и экономическую силу государства. Но до общего кризиса активность финансового капитала в этом направлении стимулировалась стремлением усилить, распространить свое господство на новые сферы общественной жизни, новые районы капиталистического мира. А по мере развития общего кризиса эта активность все более диктуется и озабоченностью, страхом за сохранность самих условий монополисти­ческого господства, стремлением удержать его.

Степень интенсивности нарастания государственно-монополистических процессов неодинакова в разных странах и в разные периоды. Это объясняется внутренней противоречивостью государственно-монополистического капитализма. С одной стороны, он представляет собой объективный процесс. Развитие производительных сил властно требует регулирования экономики в масштабе всей страны. Частные интересы тех или иных монополий также вызывают потребность в государственном регулировании экономических процессов. Но, с другой стороны, то обстоятельство, что производительные силы принадлежат не обществу, а в решающей своей массе монополиям, препятствует осуществлению государственного регулирования экономики. Монополии идут на прямые формы государственного контроля над экономикой в условиях, когда страна переживает большие трудности, когда возникает угроза ликвидации капиталистических отношений. Но как только необходимость тех или иных разновидностей вмешательства государства в экономику становится не столь насущной, монополистическая буржуазия добивается их устранения. Это в целом сдерживает, тормозит развитие государственно-монополистических отношений [6, c.8-9].

Касаемо сущности государственно-монополистического капитализма, то в его основе государственно-монополистического развития лежит всеохватывающее огосударствление, сначала развивавшееся по преимуществу стихийно, а затем осознано форсируемое буржуазией. Огосударствление – это высшая форма концентрации, централизации и монополизации капитала, когда обобществленный характер процесса капиталистического производства выражается масштабами буржуазного государства. В.И. Ленин обращал внимание на «шаги к большей монополизации и большему огосударствлению производства» [15, c.449]. Эти шаги идут в одном направлении. Огосударствление (этатизация) есть, прежде всего, экономическая категория, отражающая движение капиталистической собственности от индивидуальных к коллективным формам [22, c.485]. Но этатизация выходит за пределы социально-экономических отношений, охватывая и все другие стороны жизни общества. Поэтому проблемы огосударствления общетеоретической, требующей междисциплинарного подхода к ее анализу.

Государственно-монополистический капитализм – это капитализм на том этапе его истории, когда объективно и субъективно развивающиеся тенденции и элементы обобществления в экономической, социальной и идейно-политической сферах принимают размах огосударствления, когда огосударствление становиться определяющей чертой в развитии буржуазного общества, а социальные силы, заинтересованные в сохранении буржуазного строя, приспосабливаются к объективному процессу обобщения, используя его в борьбе с социализмом [24, c.86].

В марксистско-ленинском обществоведении никогда не вызывал сомнения вопрос о классовой, буржуазной сущности государственно-монополистического капитализма, нацеленного на максимальную активизацию всех средств капитала во имя сохранения и упрочнения его господства. Однако при анализе конкретного содержания этой сущности высказывались различные точки зрения. Одни авторы выделяли в качестве главного содержания ГМК подчинение монополиями государственного аппарата. Эта идея наиболее отчетливо проведена в работе И.И. Кузьминова [11, c.423].

Л. Леонтьев аргументировано указывает, что данный тезис идет лишь по периферии такого важного феномена, как государственно-монополистический капитализм, не отражая всей глубины проникновения этатизма в организм современного буржуазного общества. При подобной трактовке «исчезает всякое существование различие между монополистическим и государственно-монополистическим капитализмом» [16, c.108].

Существует две точки зрения, базирующиеся на единой презумпции, что в основе государственно-монополистического капитализма лежит процесс огосударствления. Но одни понимают его как тенденцию или свойство, органически присуще изначально и до конца монополистическому капитализму. А другие анализируют огосударствление как феномен, первоначально проявившийся в виде тенденций или свойств монополистического капитализма, а затем превратившийся в определяющую черту капитализма XX в., что открыло новую ступень в его развитии – этап государственно-монополистического капитализма.

Формулировка первой точки зрения принадлежит М.С. Драгилеву. Он считает, что ГМК – это имманентное свойство монополистического капитализма и отрицает возможность превращения государственно-монополистического капитализма в самостоятельную историческую ступень [9]. М.С. Драгилев обращает внимание на то, что в главных ленинских трудах по империализму нет специальных разделов о ГМК.

Исследование В.И. Лениным государственно-монополистического капитализма является гениальным вкладом в развитие марксистской экономической теории. Наблюдая лишь первоначальный этап формирования системы государственно-монополистического капитализма, В.И. Ленин обосновал вывод о превращении монополистического капи­тализма в государственно-монополистический. Сущность последнего В.И. Ленин видел в соединении (слиянии, сращивании) силы монополий и силы буржуазного государства в единый механизм [12, c.83].

Определяя классовую природу государственно-монополистического капитализма, В.И. Ленин указывал на то, что целью подобного соединения является спасение устоев капиталистического строя, обеспечение получения высоких прибылей финансовой олигархией. Превращение монополистического капитализма в государственно-моно­полистический, по мнению В.И. Ленина, является одной из основных тенденций и закономерностей развития империализма. В ее основе лежит объективный процесс разви­тия капиталистического способа производства и углубления всех его противоречий в новых условиях.

Но специально этими вопросами В.И. Ленин занялся в годы первой мировой войны, когда подобные тенденции получили дальнейшее широкое развитие. Исследуя экономику и политику новейшего капитализма, В.И. Ленин в своем классическом труде «Империализм, как высшая стадия капитализма» раскрыл все необходимое для понимания сущности, генезиса и основных форм проявления государственно-монополистического капитализма [14, c.334].

Но особенно большое внимание вопросам государственно-монополистического капитализма В.И. Ленин уделял в период между Февральской буржуазной и Октябрьской социалистической революциями, поскольку в России тогда на первый план выдвигались задачи обоснования курса на социалистическую революцию, разработки экономической программы большевиков, определения отношения пролетарской революции к государственно-монополистическим тенденциям, быстро развивавшимся в России. Именно в это время В.И. Лениным были созданы такие классические исследования государственно-монополистического капитализма, как «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» и «Государство и революция» [13, c.34].

Анализируя причины развития государственно-монополистического капитализма, В.И. Ленин неоднократно отмечал влияние углубления социально-экономических и политических противоречий капитализма. По словам В.И. Ленина, война гигантски ускорила развитие мирового капитализма, «превращая монополистический капитализм в государственно-монополистический» [15, c.452]. «Монополистический капитализм переходит в государственно-монополистический капитализм, общественное регулиро­вание производства и распределения в силу давления обстоятельств, вводится в ряде стран... » [15, c.443].

Одним из важнейших признаков государственно-монополистического капитализма В.И. Ленин считал прямое огосударствление производства. Он указывал на то, что государственно-монополистический капитализм вносит «начала огосударствления капиталистического производства, соединения гигантской силы капитализма с гигантской силой государства в один механизм, ставящий десятки миллионов людей в одну организацию государственного капитализма» [12, c.83]. «Частные и государственные монополии, подчеркивал Ленин, – переплетаются воедино» [14, c.370]. Одновременно указывалось на то, что «при сохранении частной собственности на средства производства все эти шаги и большей монополизации и большему огосударствлению производства неизбежно сопровождаются усилением эксплуатации трудящихся масс, усилением гнета, затруднением отпора эксплуататорам, усилением реакции и военного деспотизма и вместе с тем неизбежно ведут к неимоверному росту прибыли крупных капиталистов за счет всех остальных слоев населения, к закабалению трудящихся масс на много десятилетий данью капиталистам в виде уплаты миллиардных процентов по займам» [15, c.449].

Сущность государственно-монополистической собственности была ярко раскрыта В. И. Лениным в работе «Империализм, как высшая стадия капитализма». Касаясь соперничества частных банков, с одной стороны, и государственных сберегательных касс и почтовых отделений с другой, в деле централизации капиталов, В.И. Ленин подчеркивал, что речь идет, в конечном счете, об отношениях «двух столоначальников в одной канцелярию», что «государственная монополия в капиталистическом обществе есть лишь средство повышения и закрепления доходов для близких к банкротству миллионеров той или иной отрасли промышленности» [14, c.334]. В другом месте, описывая проявления империализма на мировой арене, В.И. Ленин говорил, что государственные монополии наряду с частными «на деле являются лишь отдельными звеньями империалистической борьбы между крупнейшими монополистами за дележ мира» [14, c.370].

Как видно из высказываний, государственно-монополистический капитализм понимался В.И. Лениным как мировое явление эпохи империализма. Причем его возникновение и развитие рассматривалось в неразрывной связи с концентрацией финансового капитала, ростом монополий, как результат дальнейшей монополизации экономики. Именно из самой природы монополии, из действия присущих ей внутренних закономерностей, из ее стремления и экспансии возникает процесс ее сращивания с капиталистическим государством. Следовательно, государственно-монополистический капитализм оказывается, по мысли В. И. Ленина, органическим порождением моно­полистической стадии капитализма.

Если, в начале XX в. процессы огосударствления только зарождались, то в дальнейшем, по мере углубления общего кризиса капитализма, этатизм настолько проник во все общественные структуры, что монополистический капитализм перенос государственно-монополистический. Поэтому представляется обоснованной другая точка зрения – тех советских экономистов, которые считают государственно-монополистического капитализм новым, самостоятельным этапом в развитии капитализма (монополистического капитализма). С. Тюльпанов, например, пишет о «государственно-монополистической фазе, начало которой относиться не к первому или второму, а примерно к пятому десятилетию XX в.» [25, c.103-106]. Ю. Бойко выдвигает четкие критерии, позволяющие делать вывод о государственно-монополистического капитализме как о «новой ступени развития капиталистического способа производства по сравнению с монополистическим капитализмом первых десятилетий XX в.», подчеркивая, что при иной постановке вопроса «исчезает тот рубеж, когда та или иная тенденция превращается в доминирующийся признак, пропадает диалектика процесса» [2, c.108]. К определенному моменту государственно-монополистического капитализм превратился в целостную экономическую систему, «определяющую социальные отношения, политику, право, идеологию» [20, c.4].

Одни ученые при характеристике государственно-монополистического капитализма используют категорию «исторической ступени», выдвинутую и широко использовавшуюся в свое время В. И. Лениным. Другие, делая вывод о качественном сдвиге в процессе перерастания монополистического капитализма в государственно-монополистический, говорят о переходе империализма в новую фазу своего развития. Третьи видят качественное изменение в возникновении системы государственно-монополистического капитализма. Различие формулировок может создать даже впечатление о множественности позиций. Но в действительности, на наш взгляд, речь идет об одной и той, же позиции, хотя в ряде случаев и с некоторыми различиями и особенностями.

Формой признания качественного изменения в процессе перерастания монополистического капитализма в государственно-монополистический является, в частности, использование ленинской категории «исторической ступени»). На эту сторону ленинского анализа государственно-монополистического капитализма обратил внимание в свое время А. Арзуманян. Основные выводы анализа А. Арзуманяна о генезисе государственно-монополистического капитализма можно было бы сформулировать следующим образом. Исходным пунктом государственно-монополистического капитализма является возникновение и господство монополий. Монополии определяют сущность государственно-монополистического капитализма, его историческое назначение и место. В монополии с самого начала заложена необходимость непосредственного государственного вмешательства в экономическую жизнь общества. Но степень этого вмешательства, его характер и формы определяются не только монополизацией капиталистической экономики, но и всей совокупностью социально-экономических противоречий империализма. Их углубление, особенно в период общего кризиса капитализма, а также мировые войны ускоряют процесс перехода к государственно-монополистическому капитализму. Сращивание монополий и государства усиливает господство монополистической буржуазии в обществе. Монополии используют государственно-монополистические меры в реакционных целях сохранения капитализма, борьбы против социализма и всех демократических сил. Но вопреки желанию монополистической буржуазии развитие государственно-монополистического капитализма обостряет противоречия капиталистического общества, вызывает все более острые классовые антагонизмы [1, c.77].

Категория «ступень» широко используется в работах многих советских экономистов. «Государственно-монополистический капитализм, – пишет, например, В. Чепраков, – это ступенька внутри империалистической стадии капитализма, это новая, более развитая форма монополистического напитала, она воспроизводит на расширенной основе все антагонистические противоречия капитализма» [26, c.13]. «Из того, что государственно-монополистический капитализм есть определенная ступенька в развитии монополистического капитализма вообще, – подчеркивает Л. Леонтьев, – вытекает с такой же непреложностью, что государство на этой ступени развития остается органом классового господства монополистической буржуазии, магнатов финансового капитала» [16, c.434].

Демин А.А. считает, что «государственно-монополистического капитализм – это ступень в развитии империалистической стадии, для которой характерно усиление господства монополий и постоянное, многообразие вмешательства государства в экономику, воспроизводство капитала и процесс эксплуатации наемного труда в интересах монополистической буржуазии. Государственно-монополистического капитализм – это система производственных отношений капитализма, которая не меняет его природы, положения основных классов в системе общественного производства» [8, c.6].

Большое внимание проблемам государственно-монополистического капитализма уделяется в двухтомном труде «Политическая экономия современного монополистического капитализма». В третьем разделе этого исследования – «Роль государства в экономике монополистического капитализма» – подчеркивается, что госу­дарственно-монополистический капитализм не может рассматриваться как явление обратимое, чуждое природе капитализма при так называемых нормальных условиях его развития. «Новейшее развитие государственно-монополистического капитализма заставляет в большей мере, чем раньше, – отмечают авторы книги, – обращать внимание на долговременные тенденции, и прежде всего на тенденцию огосударствления, на тот факт, что по мере усиления общественного характера производительных сил государство должно брать на себя все больший объем организационно-хозяйственных и идеологических функций» [22, c.373]. Современный этап эволюции государственно-монополистических отношений характеризуется как «развитый государственно-монополистический капитализм». Его наиболее характерной чертой является «вмешательство государства в процесс воспроизводства на макроэкономическом уровне, проявляющееся в его попытках краткосрочного и долгосрочного регулирования всей хозяйственной системы в целом» [22, c.379-380].

Ряд советских экономистов используют понятие «период государственно-монополистического капитализма», под которым понимается этап, на котором государственно-монополистические процессы получают особенно большое развитие» [4, c.301-417].

Концепция «фазы», «системы», «исторической ступени» или «периода» объединяет признание качественного изменения в процессе перерастания монополистического капи­тализма в государственно-монополистический. Это качественное изменение проявляется в формировании системы государственно-монополистического капитализма. А фор­мирование последней и означает переход монополистического капитализма в «государственно-монополистическую фазу», «период», на новую ступень «развитого государственно-монополистического капитализма.

Как отмечается в книге «Государственно-монополистический капитализм» (общ. ред. Г.П. Черникова), государственно-монополистический капитализм означает все более полное «переплетение» монополий и государства». «Переплетение» не есть «полное слияние» или «полное сохранение самостоятельности» [5, c.29]. Каждая из составных частей играет «собственную роль» при наличии единой общей цели. Последняя заклю­чается в развитии накопления капитала и концентрации, усилении капиталистической эксплуатации и увеличении прибылей монополистических групп. В едином механизме государства и монополий первое обладает определенной автономией, которая представляет собой условие обеспечения буржуазным государством общих интересов монополистического капитала. Относительная самостоятельность государства обусловливается в первую очередь тем, что оно играет важную роль в капиталистической экономике. В процессе осуществления своей политики государство должно постоянно лавировать, учитывая конкурентную борьбу между финансово-олигархическими группами и противоречия, существующие между монополистическим и немонополистическим капиталом. Оно в большей степени, чем прежде, вынуждено принимать во внимание растущую силу рабочего класса. Государство исходит не только из текущих, но и зачастую из коренных интересов монопо­листического капитала. По вопросам экономики, политики, классовых отношений оно должно принимать и проводить в жизнь долгосрочные решения, направленные, прежде всего на то, чтобы уменьшить опасность, нависшую над самими основами монополистического господства. Государство должно при таком положении вещей подчинять первые вторым даже в тех случаях, когда это может вызывать недовольство тех или иных финансовых групп. Все это означает, что наличие определенной самостоятельности государства нужно в первую очередь монополиям для обеспечения своих собственных интересов.

Правильно подчеркивая отсутствие полного слияния государства и монополий, существование относительной автономии буржуазного государства, авторы работы сравнительно меньше говорят о второй стороне процесса государственно-монополистического развития, о происходящем переплетении, сращивании, слиянии монополий и государства в единый механизм. Однако классовый характер государственно-монополистического капитализма раскрывается в книге очень правильно и весьма глубоко. «Все же, в конечном счете,- подчерки­вают авторы исследования, говоря о сущности и деятельности государственно-монополистического механизма,­ решающая роль принадлежит монополиям» [5, c.29].

Наиболее глубокой причиной развития государственно-монополистического капитализма, по словам авторов книги, является всеобщий закон капиталистического накопления и развитие производительных сил [5, c.25]. «Итак, государственно-монополистический капитализм возникает… как продукт существующих антагонистических противоречий между трудом и капиталом, концентрации капитала и обобществления производство» [5, c.25].

Таким образом, государственно-монополистический капитализм выступает как закономерный результат развития монополистической стадии капитализма, обусловленный всей совокупностью экономических законов империализма, прежде всего, действием основного закона монопольной прибыли, усилением капиталистической концентрации, ростом могущества монополий.

Субъектами государственно-монополистического капитализма являются монополии и государство. «Государственно-монополистический капитализм, – указывается в «Программе КПСС», соединяет силу монополий с силой государства в единый механизм в целях обогащения монополий, подавления рабочего движения и национально-освободительной борьбы, спасения капиталистического строя, развязывания агрессивных войн» [23, c.26-27]. В ходе государственно-монополистического развития выявились, отмечают советские экономисты, «обе стороны медали». Одна – эта усиление роли буржуазного государства, олицетворяющего господство всего класса капиталов, монополистической буржуазии в особенности, сосредоточения в его руках все большего числа рычагов воздействия на процесс общественного воспроизводства. Другая сторона – возрастаний силы монополий [18, c.61].

Сивачев Н.В. считает, что монополии и государство как субъекты государственно-монополистического капитализма нельзя противопоставлять друг другу, поскольку они содержат в себе однородную классовую сущность. Выступая в едином государственно-монополистическом комплексе, они усиливают эксплуататорский характер буржуазного строя. То, что не достигается частномонополистическим путем, реализуется благодаря расширению функций государства, действующего, прежде всего в интересах горстки крупнейших корпораций. Одним из доказательства этого может служить налоговая политика в странах капитала: монополии осуществляют через действия государства настоящее ограбление широких масс трудящихся. Мобилизованные таким путем огромные средства обращаются на укрепление внутренних и международных позиций монополистического капитала [24, c.88]. В условиях государственно-монополистического капитализма «монополии получили возможность перекладывать на государство часть бремени, вызванного перенакоплением и обесценением капитала» [19, c.21].

Будучи продуктом концентрации капитала, монополии двигают дальше процесс обобществления. В 1950г. в капиталистическом мире имелось только 4 корпорации, валовой оборот которых превышал 1 млрд. долл., в 1976г. их число уже достигло 400. Составляя лишь 0,002% всех промышленных компаний, эта горстка гигантов владела 66% активов обрабатывающей промышленности буржуазных стран [10, c.106].

Развитие процесса монополизации в 1950-1970-х годах имело ряд особенностей. Одной из них стал стремительный рост конгломератов. К характерным чертам конгломератной формы монополизации относятся поглощения компаний, не связанных с корпорацией-поглотителем производственно-техническими узами, ликвидация экономической состоятельности крупных, финансово вполне дееспособных фирм, явно спекулятивные формы деятельности укрупненных таким путем концернов.

Другим важным моментом в эволюции монополий является возникновение транснациональных корпораций (ТНК). ТНК в действительности не являются многонациональными объединениями, а представляют собой монополии транснационального типа, распространившие сферы своего действия за пределы страны базирования путем прямого врастания в экономику «чужих» стран [17].

Наконец, несколько слов надлежит сказать о повышении степени классово-профессиональной организованности крупного капитала. В США, Англии, Франции, Италии, ФРГ и других странах государственно-монополистического капитализма после мировой войны произошло организационное укрепление высшего звена монополистических штабов – конфедерации промышленников.

Бесспорно, монополии стремятся подчинить государство, полностью своим интересам. Но их роль как субъекта государственно-монополистического капитализма гораздо шире. Они ведут курс на общее направление этатизации в выгодное крупному капиталу русло. Все это расширило и усложнило взаимодействие монополий с государственной властью.

Уже в годы первой мировой войны в Германии возникли государственные предприятия, получившие впоследствии всеобщее развитие в той или иной форме во всех странах государственно-монополистического капитализма. Государственные корпорации в 1980-х годах являлись преобладающей правовой формой государственного предпринимательства. В одних случаях они – результат национализации, в других – возникли вследствие роста «смешанной» экономики.

После второй мировой войны, капиталистическое государство следует рассматривать как существенно усложненный механизм классового господства буржуазии, внедряющий принципы этатизма во все клетки буржуазного общества. Расширение функций государства повышает его относительную самостоятельность в условиях государственно-монополистического капитализма, «его возможности как автономного компонента государственно-монополистической структуры».

Активность двух субъектов государственно-монополистического капитализма – монополий и государства – развертывалось неравномерно. В более спокойные для буржуазии моменты огосударствления шло в основном подсудно, а в кризисные времена принимало форсированный темп. Соответственно, в первом случае на авансцене более заметны были монополии, во втором – государство. До 1929г. более активную роль играла частномонополистическая концепция, в 1929-1945гг. – государство.

Мировой экономический кризис 1929-1933гг. нанес сильный удар по частномонополистическим устоям и резко ускорил огосударствление ряда структур буржуазного общества. Государство стремительно активизировало свою роль в решении социально-экономических проблем. С середины 1950-х годов монополии как субъект государственно-монополистического капитализма вновь активизировались. Но это не было возвратом к 1920-м годам, ибо повышение роли монополий произошло на базе уже прочно укоренившегося государственно-монополистического капитализма. С конца 1960-х годов противоречия и трудностей государственно-монополистического капитализма настолько обострились, что принципы этатизированного подхода к решению социально-экономических проблем вновь стремительно выступала на первый план.

Итак, на основании вышеизложенного можно прийти к следующим выводам.

Подходы советских экономистов к изучению государственно-монополистического капитализма претерпевали серьезные изменения. В ранних работах по этой проблематике, в частности в книге И.И. Кузьминова обращалось внимание на то, что буржуазное государство представляет собой орудие монополий, используемое ими в целях своего дополнительного обогащения, при этом использовалась сталинская формула о подчинении государственного аппарата монополиям [11]. В дальнейшем советские ученые указали на другую важную функцию государственно-монополистического капитализма. По их мнению, в условиях существования мирового социализма монополистический капитал стремился использовать государство для разрешения противоречий, присушил капитализму, в целях увековечения господства буржуазного способа производства. Эта мысль нашла отражение в Программе КПСС, где говорилось, что «государственно-монополистический капитализм соединяет силу монополий с силой государства в единый механизм в целях обогащения монополий, подавления рабочего движения и национально-освободительной борьбы, спасения капиталистического строя, развязывания агрессивных войн» [23].

Более широкое толкование сущности государственно-монополистического капитализма привело к использованию формулы «сращивание государства с монополиями», которое, по мнению большинства советских экономистов, более правильно отражало суть процесса по сравнению с формулой «подчинение государственного аппарата монополиям».

При дальнейшем анализе советские исследователи все чаще обращались к ленинской формуле о перерастании монополистического капитализма в государственно-монополистический. Однако при толковании этой проблемы выявилось два подхода. Первый из них состоял в том, что перерастание в государственно-монополистический капитализм охватывает все стороны отношений. Как отмечал А.А. Арзуманян, «происходит дальнейшее государственно-монополистическое перерождение всей структуры капитализма. Перестраивается весь его механизм, вся экономическая политика» [1].

Другой же подход сводил государственно-монополистический капитализм главным образом к различным формам экономической деятельности государства. Предпринимались попытки связать степень развития государственно-монополистического капитализма со степенью развития государственной собственности. Хотя это «узкое» понимание не получило распространения, все же толкование развития государственно-монополистического капитализма как повышения роли государства в экономике встречалось довольно часто. В большинстве учебников государственно-монополистический капитализм рассматривался как одно из свойств современного капитализма наряду с пятью признаками империализма, о которых говорил В.И. Ленин.

Ряд экономистов (Э.Я. Брегель, В.А. Чепраков и др.) считали, что государственно-монополистический капитализм является ступенью в рамках монополистической стадии капитализма (после частномонополистического капитализма). Но такое мнение встретило возражения [3, 34]. В полемике, которая развернулась на страницах журнала «Мировая экономика и международные отношения», М.С. Драгилев возражал против того, чтобы рассматривать государственно-монополистический капитализм как особую ступень или фразу в развитии монополистического капитализма. По его мнению, государственно-монополистические черты присущи монополистическому капитализму практически с самого начала его становления [9].

Значительное место в литературе о государственно-монополистическом капитализме занимают работы, посвященные анализу форм государственного вмешательства в экономику: государственной собственности, государственного потребления, экономических и административных методов регулирования хозяйства.

Как отмечалось исследователями, в системе государственного регулирования экономики особое место заняла проблема экономического роста, которая в условиях сосуществования двух мировых систем превратилась для правящих кругов Запада в важную не только экономическую, но и политическую проблему. В этой связи была подробно изучена роль государства в накоплении капитала, в частности значение ускоренной амортизации в поддержании относительно высокого уровня капиталовложений в послевоенные годы, конкретный механизм, применявшийся для решения этой задачи в разных странах, роль государственных капиталовложений.

Привлек внимание исследователей и такой феномен послевоенной экономики ряда стран (Франция, Голландия, Италия и др.), как составление государственных экономических программ, государственное программирование экономики, которое выступает как результат высокоразвитого государственно-монополистического капитализма, когда государство стремится использовать все имеющиеся в его руках средства и рычаги для достижения каких-либо общих или частных целей.

Значительная часть исследований была посвящена милитаризации экономики как важному фактору развития государственно-монополистическою капитализма. При этом если в 50-е гг. подчеркивалась главным образом роль милитаризации в обогащении монополий, то позднее большое внимание уделялось военному потреблению как фактору регулирования экономики, одному из важных антикризисных средств. Вместе с тем советские авторы убедительно показали, что милитаризация истощает экономику, ведет к обострению противоречий. Все большее внимание исследователей (С.А. Далин, С.Л. Выгодский, Г.Н. Цаголов и др.) привлекал и вопрос о сращивании военно-промышленных монополий и государства, о формировании военно-промышленного комплекса [7, 33].

Ленинградские ученые А.А. Демин, Ю. Бойко и другие рассматривали государственно-монополистические комплексы как относительно обособленную группу монополий (структурообразующий элемент) и государственных учреждений (институциональный элемент) в конкретной области народного хозяйства, к которой притягивается ряд других корпораций различного уровня. Они выделяли атомный, аэрокосмический, информационно-вычислительный (информационно-электронный), эколого-индустриальный, энергетический, агропромышленный и другие комплексы [2, 10].


Литература:

  1. Арзуманян А.А. Итоги мирового развития за 100 лет и актуальные проблемы международного революционного освободительного движения/ А. А. Арзуманян // Х/МЭ и МО. – 1964. – №11. – С.77.

  2. Бойко Ю. О методологии анализа государственно-монополистического капитализма / О. Ю. Бойко // Мировая экономика и международные отношения. – 1973. – №5. – С. 103–110.

  3. Брегель Э. Я. Критика буржуазных учений об экономической системе современного капитализма / Э.Я. Брегель. – М.: 1972. – С. 256.

  4. Выгодский С.Л. Современный капитализм / С.Л. Выгодский. – 2-е изд., доп. – М.: Мысль, 1975. – С. 517.

  5. Государственно-монополистический капитализм : в 2 т. : пер. с фр. / общ. ред. д-ра экон. наук Г. П. Черникова. – Т.1. – М.: Прогресс, 1973. – С. 429.

  6. Государственно-монополистический капитализм: Общие черты и особенности. – М.: Политиздат, 1975. – С. 592.

  7. Далин С. А. Военно-государственный монополистический капитализм в США / С. А. Далин. – М., 1983. – С. 147.

  8. Демин А.А. Государственно-монополистический капитализм: проблемы, тенденции, противоречия / А. А. Демин. – Л.: Изд. Ленинградского Университета, 1983. – С. 150.

  9. Драгилев М.С. Государственно-монополистический капитализм – органическое свойство империализма / М. С. Драгилев // Вопросы экономики. – 1972. – №9. – С. 1-14.

  10. Кузнецов В. Государственно-монополистический капитализм 70-х годов / В. Кузнецов // Вопросы экономики. – 1978. – №6. – С. 106.

  11. Кузьминов И.А. Государственно-монополистический капитализм / И.А. Кузьминов. – М.: Госполитиздат, 1955. – С. 423.

  12. Ленин В.И. Война и революция. Полное собрание сочинений / В.И. Ленин. – т.32. – 134 c.

  13. Ленин В.И. Государство и революция. Полное собрание сочинений / В.И. Ленин. – т.33. – 145 c.

  14. Ленин В.И. Империализм, как высшая стадия капитализма. Полное собрание сочинений / В.И. Ленин. – т.27. – 457 c.

  15. Ленин В.И. Резолюция о текущем моменте. Полное собрание сочинений / В. И. Ленин. – т.31. – 534 c.

  16. Леонтьев Л.А. Ленинская теория империализма / Л.А. Леонтьев. – М.: Наука, 1969. – С. 550.

  17. Леонтьев Л.А. Роль государства в экономике современного капитализма / Л.А. Леонтьев // Мировая экономика и международные отношения. – 1974. – №1. – С. 104–112.

  18. Милевский С. Монополии в современном капитализме / С. Милевский, Ю. Юданов // Проблемы мира и социализма. – 1978. – №12. – С. 15.

  19. Милейковский А.Г. Новые тенденции в развитие государственно-монополистического капитализма / А.Г. Милейковский // Международная экономика и международные отношения. – 1979. – №12. – С.4.

  20. Мочерный C.B. Современный государственно-монополистический капитализм. Вопросы методологии / С.В. Мочерный. – Киев. – 1978. – С. 159.

  21. Овчинников Р.С. Транснациональные монополии и исторический процесс / Р.С. Овчинников // Новая и новейшая история. – 1979. – №5. – С. 34.

  22. Политическая экономия современного монополистического капитализма / Отв. ред. Н.Н. Иноземцев и др. – М, 1975. – 485 с.

  23. Программа Коммунистической партии Советского Союза. – М., 1962. – С. 26–27.

  24. Сивачев Н.В. О некоторых проблемах государственно-монополистического капитализма / Н.В. Сивачев // Новая и новейшая история. – 1980. – № 3. – С. 85–102.

  25. Тюльпанов С. Историческое место государственно-монополистического капитализма / С. Тюльпанов // Мировая экономика и международные отношения. – 1973. – №10. – С. 103–106.

  26. Чепраков В.А. Государственно-монополистический капитализм / В.А. Чепраков. – М.: Мысль. – 1964. – С. 382.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle