Библиографическое описание:

Лошкарев И. Д. Гродненский период БНР: истоки, стратегическая обстановка, организация белорусских войск [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, январь 2012 г.). — М.: Ваш полиграфический партнер, 2012. — С. 31-34.

Белорусская Народная Республика была провозглашена 25 марта 1918 в условиях германской оккупации. Возможность продемонстрировать на практике состоятельность этого государствоподобного образования представилась только с исчезновением оккупационной администрации. С учетом того, что почти синхронно с выводом германских войск началась экспансия второй Речи Посполитой на территории «восточных кресов», времени на демонстрацию у БНР было немного. В белорусскоязычной историографии в отношении данного отрезка времени используется термин «Гродненский период БНР».
По условиям дополнительного соглашения к Брест-Литовскому договору от 27 августа Россия признала отход к Германии Прибалтики, обязалась поставлять четверть бакинской нефти и выплачивать контрибуцию в 6 миллиардов рублей золотом. В условиях масштабной советизации германских войск Советская Россия добилась ответных уступок – обязательства Германии повлиять на Турцию в свете очищения Баку и прилежащего уезда, гарантировать защиту Петрограда от атаки финнов. Кроме того, зона временной оккупации (куда входила значительная часть заявленной территории БНР) по мере выплаты контрибуции должна была очищаться – за исключением черноморского побережья. Вдобавок, Германия обязалась не претендовать на расширение своего влияния на восток и не поддерживать новые государственные образования (в том числе, БНР) в западных областях бывшей Российской империи [10, 90-92]. Уже в начале сентября немцы обязались начать эвакуацию из оккупированных территорий и завершить ее до 28 февраля 1919 года. С середины сентября началась эвакуация из Полоцкого уезда, затем – Лепельского и Сенненского, с конца октября – Оршанского и Могилевского. 31 октября советские войска вошли в Могилев. В возвращаемых РСФСР территориях выходили из подполья организации РКП (б), крупнейшие были в Минске (более 500 членов), Гомеле, Бобруйске.
В условиях кризиса в Германии своеобразный суррогат правительства БНР изменил состав, чтобы более соответствовать моменту. После переходного право-левацкого коалиционного состава в октябре пришел кабинет социал-демократа А.И. Луцкевича, переименовавшего Народный Секретариат в Раду Народных Министров. 9 октября суррогат парламента – Рада БНР – пополнилась социалистическими элементами из культурных, общественных, религиозных и профессиональных организаций, увеличившись до 100 человек, и признала себя полномочным краевым органом до созыва Белорусского Учредительного Собрания, что означало своеобразный шаг назад по отношению к 3-й Уставной грамоте, провозгласившей независимость, и шаг навстречу общероссийским партиям. Осторожно националистической была и программа нового кабинета: объединение всех белорусских земель под властью БНР, признание БНР и ее участие в Версальской конференции, возможность федерации с Литвой и Украиной, создание вооруженных сил и сети местных белорусских рад, проведение земельного межевания с определением минимума и максимума возможного надела, формирование земельного фонда помощи малоземельным и безземельным [2, 173-174].
Уход немецких войск поколебал позиции германофилов в Раде БНР, доля которых за время оккупации росла. Другие политические силы рассматривали разные пути защиты от распространения Советской власти (в том числе, путем договоренностей напрямую с красными). В октябре-ноябре 1918 делегация БНР во главе с А.И. Луцкевичем искала помощи как у гетмана Скоропадского и даже попыталась торговаться с делегацией РСФСР во главе с Х.Г. Раковским. Ряд членов БДСП и БПСФ грезил прожектами сотрудничества с польским Регентским Советом и Литовской Тарибой. В ответ, в октябре ЦК БПСР в брошюре «Што рабiць?» призвал провести выборы в местные Советы и сотрудничать с большевистским подпольем. А в ноябре лидер БПСР Ф.Ф. Гриб вел переговоры в Москве с наркомом по делам национальностей И.В. Сталиным, правда, безрезультатно. Дважды (20 и 22 октября) Рада БНР направляла странам Антанты и Четверного Союза требования признать БНР и гарантировать ее границы – соответствующие ноты были оставлены без внимания.
Уход немцев оживил общероссийские и местные национальные партии. Меньшевики сохранили за время оккупации организации в Минске, Орше, Полоцке и Витебске [1, 749-750]. Правые эсеры, меньшевики, Бунд провели в начале ноября в Минске краевой земско-городской съезд, избравший Временный Совет органов земского и городского самоуправления Беларуси (Временный Совет Белорусского края), которому поручалось после отхода немцев принять на себя власть в крае. Это была прямая конкуренция проекту БНР. Более того, Бунд и эсеры выступали в ряде случаев совместно с большевиками – например, в Мозырьском ВРК в период наступления петлюровцев (декабрь 1918 – март 1919). Как ни странно, Полесский ревком почти целиком состоял из левых эсеров , а в Мозырьской городской организации РКП (б) отмечалось засилье бундовских элементов [6, 58-59]. В то же время, сближение белорусских националистов и общероссийских партий провалилось. От участия в Демократическом Краевом Центре (сокращенный вариант Временного Совета Белорусского края) деятели БНР отказались. Предложение кадетов от 20 ноября о сотрудничестве в обмен на отмену принятых во время немецкой оккупации актов (главным образом, Уставных грамот) также было отвергнуто. Более того, 29 ноября появилась 4-я Уставная грамота, призвавшая организовывать крестьянские и рабочие рады в контакте с Радой БНР, не дать накинуть ярмо на Беларусь чужакам и земствам.
Именно в условиях полного невнимания со стороны международного сообщества и укрепления конкурирующих политических сил белорусские националистические силы, ставшие основой органов БНР, озаботились военным вопросом формирования вооруженных отрядов. В частности, БПСР организовала в Гродненской и западной части Минской губерний сельские силы самообороны. 9 ноября Рада Народных Министров БНР постановила сформировать армию. В развитие этого постановления, 11 ноября генералу К.А. Кондратовичу и полковнику К.Б. Езовитову было поручено сформировать штаб 1-го Белорусского полка [9, 28]. Однако переговоры с оккупационной администрацией продемонстрировали нежелание последней допустить формирование отрядов БНР в период эвакуации.
Из-за революции в Германии немецкие солдаты неорганизованно и массово направились домой, а 13 ноября ВЦИК РСФСР аннулировал Брест-Литовский договор и дополнительное соглашение к нему. Уже 15 ноября началось постепенное наступление Западной армии РККА (7600 штыков и 200 сабель при 18 орудиях и 204 пулеметах) вслед за эвакуирующимися и демобилизующимися немецкими войсками: 21 ноября освободили Полоцк и Жлобин, 28 ноября — Бобруйск, 2 декабря — Борисов, 8 декабря – Слуцк, 9 декабря – Двинск. В Минске власть окончательно перешла к большевикам только 10 декабря. Ситуацию осложняло то, что 11 ноября в Велижском уезде Витебской губернии началось антисоветское восстание, чуть позже началось движение «жигаловщины», охватившее Могилевскую и Смоленскую губернии. До конца ноября большевики подавили восстания, остатки повстанцев продолжили борьбу партизанскими методами, впервые положив начало зелёному движению на данных территориях. В 30-е годы XX века это комментировалось следующим образом: «Крах германской оккупации выдвигал перед РСФСР задачу освобождения оккупированных областей и организации там советской власти». Верным с военной точки зрения кажется и следующий пассаж: «Наступление в Привислянском направлении началось вслед за отходом немцев. Задачей ставилось: 1) занятие Белоруссии, 2) продвижение в сторону Варшавы до реки Западный Буг (включительно). Продвижение Красной Армии к означенным рубежам развивалось вполне успешно. Польша была занята борьбой на других фронтах и восточную свою границу охраняла слабо» [4, 133]. То есть для советских войск наступил период «ковать железо, пока горячо» – не ожидая реакции Польши РСФСР расширялась на Запад, в перспективе надеясь на распространение Советской власти в рамках ожидаемой мировой революции: 14 декабря была освобождена Вилейка, 18 декабря – Молодечно, 27 декабря – Новогрудок. К январю 1919 года Западная армия находилась уже на линии Якобштадт-Свенцяны-Сморгонь-Несвиж-Лунинец. Некоторая задержку в продвижении произошла в Полесье – немецкий солдатский Совет в Гомеле поддержал оружием петлюровцев и военизированные формирования, идеологически близкие Белому движению. 6 января 1919 – были заняты Барановичи, 9 января – Лунинец, 10 января – Лида, 14 января – Слоним и Гомель, 25 января – Пинск.
В конце 1918 созрела и большевистская альтернатива БНР. 1 января 1919 года в Смоленске вышел манифест о создании Советской Социалистической Республики Беларусь. Многие бывшие активисты националистического движения (левого фланга) вошли в состав нового правительства: председатель – Д. Жилунович, комиссар по иностранным делам – В. Фальский, по труду – И. Дыло, по делам национальностей – Ф. Шантырь. В среде так называемых «белорусов-коммунистов» опыту БНР уделяли некоторое внимание, в связи с чем, в современной белорусской историографии утвердился тезис о влиянии БНР на создание ССРБ, несмотря на категорические возражения А.Н. Резника [5, 76-77].
3 декабря органы БНР переехали в Вильно. Виленская Белорусская Рада, председателем которой А.И. Луцкевич состоял с 1917 года, подготовила почву для переезда – 15-27 ноября договорилась о сотрудничестве с Литовской Тарибой, уступив фактически часть территории БНР (Западная Беларусь и Полесье провозглашались автономией в составе Литвы) – хотя Луцкевич договаривался от имени Виленской Рады. 6 представителей белорусов вошли в состав Тарибы, было учреждено министерство по белорусским делам во главе с И.Я. Воронко, генерал К.А. Кондратович получил право формирования белорусских войск и должность вице-министра по военным делам. Признанная Антантой Литва в планах белорусских националистов должна была стать плацдармом для возвращения земель БНР. Литва пошла на такие беспрецедентные льготы, поскольку формирование литовской армии сильно отставало от политических амбиций, а появление даже одного белорусского полка могло радикально изменить ситуацию в двухполковых Вооруженных силах численностью не более 500 человек. 27 декабря во избежание напряженности с литовскими властями и в преддверии наступления большевиков на Вильно, Рада и правительство БНР переехали в Гродно, где находились до апреля 1919 года. Именно с этого времени и начинается собственно Гродненский период БНР.
Концентрация большого количества националистических деятелей и активистов резко оживила жизнь в Гродно, поскольку за три года город покинуло 44% жителей (31 тысяча человек). Это было вдвойне труднее, потому что подавляющее большинство жителей новой «столицы» БНР составляли евреи (28 тысяч из 40 тысяч) и атмосфера захолустного «местечка» укоренилась. Только после переезда литовского министра Воронко и органов БНР в Гродно возникли 3 белорусские культурные организации («Белорусская хатка», «Лучина», «Бацькаўшчына»), 6 газет («Белорусский народ», «Бацькаўшчына», «Родны край», «Беларусь», «Голас Гародна», «Зорка») [8, 74-75]. После переезда органов БНР было инициировано изменение состава Белорусской губернской управы, прежний состав которой А.И. Луцкевич охарактеризовал как москвофилов и черносотенцев. 3 января из Вильно прибыл И.Я. Воронко, так как город заняли сначала поляки, а потом большевики. Началась политическая грызня между П.П. Алексюком и И.Я. Воронко, А.И. Луцкевичем и И.Я. Воронко, то есть между Белорусским комитетом г. Гродно, образованном в сентябре 1918 года по распоряжению Виленской Белорусской Рады, и Министерством по белорусским делам Литовской Республики. Причем для борьбы с Воронко Луцкевич пошел на сближение с «отцом белорусских полонофилов» П.П. Алексюком, хотя относился к Польше более чем сдержанно.
В это же время, в январе 1919 Польша сделала первые попытки продвинуться на Восток – ее войска 1 января заняли Вильно, хотя и были выбиты красными в ходе боев 3-6 января. Проигнорировав советские предложения о переговорах, поляки в феврале начали новое наступление: 4 февраля заняли Ковель, 9 февраля – Брест, 2 марта – Слоним, 5 марта - Пинск. С февраля образовался сплошной советско-польский фронт, но в марте из-за наступления Колчака, красные начали перебрасывать части на Урал [3, 396-397]. В середине февраля Западная армия перешла к обороне на рубеже Поневеж-Вильно-Великомир-Жосли-Лида-Слоним-река Шчара-Огинский канал-Пинск-Сарны [10, 110-111].
Относительной самостоятельностью органы БНР пользовались только в рамках небольшого Гродненского анклава. И в вышеперечисленных условиях, организация вооруженных сил стала как никогда более актуальной. Генерал К.А. Кондратович начал организацию Национальной армии (проектная численность – 10 тысяч человек), изначально планировалось создать два белорусских полка, что было согласовано с литовской стороной [9, 29]. 29 января литовский министр по белорусским делам И.Я. Воронко объявил о мобилизации офицеров на Гродненщине, исполнение поручил белорусскому коменданту Гродно капитану Н. Демидову. Уже в середине февраля по его командованием находилось 80 офицеров и 63 солдата, но отряд отличался слабой дисциплиной – пьянством, картежничеством, драками. Вербовочные пункты были открыты в Волковыске, Белостоке, Слониме, Радуне, Лиде, Соколке, Пружанах, Кобрине, Бресте, Василишках, Щучине, Друскиниках. При поддержке литовских властей, уже в марте удалось набрать 1-ый Белорусский пехотный полк (командир – полковник Лаврентьев, затем – полковник Езовитов; численность до 800 человек) и специальный батальон гродненской комендатуры (офицерский батальон, группа гренадеров, эскадрон гусар, военный оркестр; численность до 350 человек). В Ковно была сформирована добровольческая белорусская рота (200 солдат и офицеров), которую 12 апреля переименовали в 5-ю роту 1-го Белорусского пехотного полка [8, 76-77].
Но польские власти помещали формированию белорусских отрядов: с января 1919 гродненский комиссар С.И. Ивановский поселился в городе и развил активную деятельность, несмотря на протесты белорусских и литовских ведомств. Ему удалось перетянуть 500 человек из белорусских частей в Ковенский стрелковый полк Литовско-Белорусской дивизии (хотя сами белорусские части С. Ивановский оценивал как случайный сброд при российских офицерах), а в Гродно появилось отделение ПОВ (Польска Организация Войскова), которое занималась объединением поляков и созданием вооруженных отрядов [7, 66]. Вдобавок, польские власти задерживали белорусских вербовщиков, внедряли шпионов и осведомителей в белорусский полк.
В середине февраля стало ясно, что Антанта «отдала» Гродненщину полякам. Поэтому постепенно деятели БНР отказались от борьбы и начали покидать город: одним из первых в Париж уехал генерал К.А. Кондратович, затем отбыл министр белорусских дел И.Я. Воронко, премьер БНР А.И. Луцкевич получил кредит от новых украинских властей и 20 марта отправился на Версальскую мирную конференцию. Более того, часть кредита позволила перевести 1-ый Белорусский полк с баланса литовского правительства на финансирование из казны БНР, в связи с чем, эвакуация подразделения не состоялась, хотя и намечалась [8, 78-80]. На этом фоне, немецкие войска эвакуировались и согласно соглашению от 5 февраля на их место прибывали польские части, которые разоружили в апреле-мае все белорусские формирования. В составе литовской армии остались 5-я рота Белорусского пехотного полка, сторожевой отряд (40 человек) и гусарский эскадрон (50 кавалеристов).
События ноября 1918-марта 1919 продемонстрировали негибкость, некоторую однобокость белорусских националистических сил, их неспособность сформировать свои вооруженные силы, отсутствие культуры компромиссов и частое непонимание собственных интересов. В целом, это означает, что западном театре Гражданской войны в России одна из альтернативных сторон – белорусский националистический проект – оказалась нежизнеспособной.

Литература.
  1. Меньшевики в 1918 году. Отв. ред. З. Галили, А. Ненароков. Отв. составитель Д. Павлов. – М., 1999.
  2. Луцкевiч А. Барацьба за вызвальньне. – Вiльня-Беласток, 2009.
  3. Галин В.В. Интервенция и гражданская война. (Серия: Тенденции). – М., 2004.
  4. Гражданская война. 1918—1921. / Под ред. А. С. Бубнова и др. — СПб., 2002.
  5. Резник А.Н. Образование Белорусской СССР. Ноябрь 1918 – февраль 1919. – Минск, 2009.
  6. Барсук А.Я. Станаўленне Савецкай улады на Мазыршчыне ў 1918-1921 гг.// Беларусь: этапы станаўлення дзяржаўнасцi (да 90-годдзя з дня утварэння БССР: матэрыялы Мiжнар. навук.-практ. канф., Мiнск, 18 снеж. 2008 г.). – Мiнск, 2009. С. 58-62
  7. Гомулка К. Паміж Польшчай і Расіяй. Беларусь у канцэпцыях польскіх палітычных фарміраванняў (1918-1922). Пераклад з польская мовы. – Вільня, 2008.
  8. Латышонак А. Жаўнеры БНР. Пер. з польская мовы. – Вiльня-Беласток, 2009.
  9. Лаўрэш Л. Мiнiстр Беларускай Народнай Рэспублiкi генерал ад iнфантэрыi Кiпрыян Кандратовiч. Бiяграфiчны нарыс. – Лiда, 2007.
  10. Траццяк С.А. Брэсцкі мір і грамадска-палітычныя працэсы ў Беларусі: .лістапад 1917 – студзень 1919 г. – Мінск, 2009.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle