Автор: Русакова Елизавета Андреевна

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

IV международная научная конференция «Вопросы исторической науки» (Москва, ноябрь 2016)

Библиографическое описание:

Русакова Е. А. Кризис и ликвидация военных диктатур в Латинской Америке в 80-е годы XX века [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2016 г.). — М.: Буки-Веди, 2016. — С. 44-47.



В настоящее время страны Латинской Америки динамично развиваются. Страны региона играют важную роль на международной арене. Многие государства являются главными поставщиками продовольствия на мировые рынки, состоят в таких значимых организациях, как БРИКС, G20, МЕРКОСУР. Однако стабильное развитие стран региона началось сравнительно недавно, лишь около трех десятков лет назад. Поворотным моментом стал политический процесс, охвативший практически все страны Латинской Америки, а именно кризис и ликвидации военных диктатур в 80-е годы XX века.

Процессы демократизации в каждом регионе проходили в разное время и при разных условиях. Американский социолог и политолог С. Ф. Хантингтон разработал теорию, согласно которой в мире было три волны демократизации [3, p. 12]. Эти «волны» в разное время затрагивали разные страны и регионы и отражали переход от недемократических политических режимов к демократическим. Последняя волна началась в 1974 году в Португалии и продолжается в настоящее время [3, p. 13]. Страна латиноамериканского региона данный процесс затронул именно в период третьей волны, в 1980-е года, после отстранения диктаторских армейских режимов от власти во многих странах.

Для начала рассмотрим исторический контекст данного периода, чтобы выявить причины начала кризиса диктаторских режимов. В рамках Холодной войны, в контексте распространения советско-кубинского политического влияния, для Соединенных Штатов Америки, в то время еще имеющих достаточное влияние в латиноамериканских странах, ключевым было не допустить распространение коммунистических идей. Именно желание противостоять распространению коммунистического мировоззрения в 60–70-х годах, стало причиной того, что США оказывали поддержку как экономическую, так и политическую, многим странам региона, не обращая внимания на тип власти [4]. Главными критериями для определения оказывать или не оказывать поддержку режиму была способность контролировать и удерживать стабильную политическую ситуацию в стране, неважно диктаторскими режимами или мирным путем.

В 1970-х годах милитаристские режимы были установлены в Аргентине, Бразилии, Чили, Перу, Боливии, Парагвае, Уругвае, Эквадоре и почти во всех Центральноамериканских странах, кроме Коста-Рика [5, p. 351]. Главное предположение военных состояло в том, что им удастся прийти к власти и сохранить ее путем проведения разумной политики по поддержания национальной экономики на должном уровне. Приходу к власти военных хунт и режимов не сопротивлялись ни внутри страны, ни за ее пределами (ввиду существования поддержки со стороны США). Тем не менее, уже в начале 80-х годов политическая ситуация начала изменяться.

К кризису военных режимов в регионе привел комплекс различных причин: как внутренних, так и внешних. Во-первых, большое влияние оказал тот факт, что служащие армии в высших эшелонах власти показали свою неспособность управлять страной. Это отразилось на появлении общественного недовольства, а также на потере у военных правителей уверенности в своих возможностях управлять страной. Иллюстрацией тому может послужить неудачное вовлечение правительства Аргентины в Фолклендскую войну против Великобритании в 1982 году и последовавший за этим рост оппозиционных настроений [11, с. 430]. После провала руководства в военных действиях президент Галтьери подал в отставку. Еще одним примером является отсутствие необходимых экономических знаний у руководства некоторых стран, которые привели к экономическим кризисам и росту внешней задолженности стран (в особенности, Бразилии и Уругвая).

Во-вторых, еще одной причиной стали выступления различных групп населения, а также внешних сил, против действующего правительства. Забастовки трудящихся, требующих социальных перемен, активизация правозащитных организация и профсоюзов, осуждавших происходящие в стране репрессии и акты нарушения прав человека, оказали дестабилизирующее влияние на режим. Кроме того, некоторые политические партии пересмотрели свои взгляды: партии левого толка осознали утопичность идей о революции и сфокусировались на возможности проведения социальных реформ мирным путем, а «правые» (ранее поддерживали армию у власти) были недовольны отсутствием доступа к процессу принятия решений и риском социально-политической нестабильности под властью военных хунт или лидеров. Более того, изменилась и позиция Соединенных штатов. Время правления Джимми Картера (1977–1981 года) в условиях уменьшения конфронтации идеологий Холодной войны ознаменовалось уменьшением поддержки диктаторских режимов Латинской Америки [4].

В-третьих, решающую роль также сыграло распространение идей демократии, необходимости отстаивать свободы и права человека в других регионах мира. Жители Латинской Америки, все больше убеждаясь в несостоятельности военных режимов, выходили на забастовки, недовольные отсутствием и нарушением личных прав и свобод, а также массовыми репрессиями. Например, забастовки «Демократического союза освобождения», предшествующие Сандинистской революции в Никарагуа в 1978 году [2]. Напряжение в обществе росло, оппозиция привлекала все более широкие слои населения. Таким образом, ошибки правительства стран, рост общественного недовольства и распространение демократических взглядов стали ключевыми для начала кризиса диктаторского правления армии.

Логическим завершением кризиса становилась ликвидация режимов либо окончательная, либо временная. Этот процесс происходил двумя главными способами: принудительным путем, то есть в результате революции или переворота, а также добровольно — путем передачи власти или в результате выборов.

Касательно диктатур, свергнутых немирным путем. Первым таким режимом в Латинской Америке оказался военный режим Сомосы. Диктатура началась в 1936 году (пришла к власти при содействии американской морской пехоты) и окончательно была ликвидирована в результате Сандинисткой революции 1979 года [9, с. 85]. За весь период нахождения у власти в результате репрессий было уничтожено около 330 тысяч человек (число огромное, учитывая, что население страны в 1975 году было чуть более 2 миллионов) [9, с. 86]. В качестве главной движущей силы революции выступила политическая партия «Сандинистский фронт национального освобождения» (во главе с Даниэлем Ортегой, Омаром Кабесас и другими). СФНО была создана в 1961 году в качестве революционной военной и политической организации, главной целью которой было не только свержение военной диктатуры, но и полное уничтожение всяческого влияния со стороны «империи доллара»[7, с. 34]. В контексте Кубинской революции, примеров Ленина, Хо Ши Мина, Фиделя Кастро, руководство СФНО вдохновилось идеями партизанской войны. Сандинистское движение было по-разному активно в определенные временные периоды. Вплоть до 1967 года организация осуществляла и успешные акции, и терпела военные поражения. Затем движение пришло к пересмотру методов борьбы. Один из основателей СФНО в своем труде писал о том, что «народные массы без оружия обречены на поражение так же, как обречено на поражение оружие без масс. Путь к победе лежит через параллельное укрепление борьбы масс и вооруженной борьбы» [1, p. 147.]. Результатом этого стало совершенствование техники, так и увеличение массовости наступления. Как следствие, множество забастовок, протестов, оккупаций зданий и городов привели к тому, что Анастасио Сомоса 17 июля 1979 года бежал из страны, а сандисты пришли к власти 19 июля того же года [9, с. 86]. Созданное сандинистами ранее правительство, Правительственная хунта национальной реконструкции оказалась у власти и была частично признана соседними государствами. Бежавший Сомоса был убит участниками сандинистского движения через год в Асунсьоне.

Еще одним случаем ликвидации военного режима вследствие переворота в высших слоях власти стала ситуация в Парагвае. Альфредо Стресснер стал президентом страны в мае 1954 года в результате переворота, главой которого являлся сам Стресснер [8]. Во время его правления происходило массовое уничтожение коммунистов, социалистов, но зато часто принимали беженцев из нацистских стран (например, в Парагвае жил знаменитый главврач Освенцима, Йозеф Менгель). Нестабильная обстановка в стране, связанная с множеством беспорядков (начиная с убийства выше упомянутого Сомосы в столице Парагвае), с ростом недовольства бизнесменов и увеличением уровня коррумпированности привела к военному перевороту. Кроме того, в 1984 году Рональд Рейган признал режим в Парагвайе диктаторским, то есть страна потеряла поддержку с американской стороны [8]. Во главе переворота в 1989 году стоял Андрес Родригес, Стресснер был отправлен в изгнание в Бразилию, где он умер в 2006 году [8].

Перейдем к странам, где диктаторское управление страной было ликвидировано в результате естественных процессов, добровольной передачей власти. На волне потери доверия населения ввиду ухудшения экономического положения в стране правительство генерала Галтьери решило поднять патриотические настроения путем развязывания войны с Англией. Высшими властями не было учтено то, что для главного политического лица того времени в Великобритании, для Маргарет Тэтчер, это война была тоже выгодна. Она способствовала росту популярности партии консерваторов Великобритании перед парламентскими выборами 1983 года [11, с. 431]. Авторитарный режим Галтьери был поколеблен неудачей в развязанной Фолклендской войне 1982 года, после которой Галтьери ушел в отставку, а позже даже был осужден на 12 лет [11, с. 432]. Его сменило демократическое правительство.

Подобная ситуация произошла в Бразилии. Военные, являясь членами проправительственной партии Альянса национального обновления, находились у власти с 1964 по 1985 года [6]. В стране действовала двухпартийная политическая система (вторая партия — Партия бразильского демократического движения) с четким перевесом мест и голосов на стороне Альянса. Методы правления, применяемые альянсом, обладали диктаторскими чертами. За данный период истории Бразилии погибли около 500 человек, а 20 тысяч людей подвергались пыткам [6]. В 1974 году с началом экономического кризиса оппозиционная партия стала набирать все больше голосов. И, несмотря на то, что с каждым новым правителем режим становился чуть более либеральным (многопартийная система при последнем диктаторе Фигейреду), окончательно система правления с доминированием партии Альянса национального обновления была ликвидирована в 1985 году с победой на выборах Танкреду Невиса, члена ПБДМ [6].

Мирным путем подверглись ликвидации диктатуры в ряде оставшихся стран, в основном по причинам общественного разочарования в состоятельности правительства, а также ввиду отсутствия должных политических и экономических изменений в стране. В Эквадоре в 1979 году власть была передана выборному конституционному правительству, то же произошло в Перу в 1980 году [3, p. 33]. В 1985 году в результате выборной кампании власть в Уругвае перешла к демократическому правительству, годом позже это случилось в центрально американских странах, Гватемале и Гондурасе [3, p. 33]. Дольше всего удержался режим Аугуста Пиночета в Чили. Он был упразднен лишь в 1989 году в результате проигранных выборов ввиду потери лидером популярности среди населения (на год ранее, на проведенном плебисците по поводу сохранения власти, Пиночет проиграл) [12, c. 17].

Таким образом, уже к началу 90-х годов пали все военные режимы, существовавшие в Латинской Америке. Что это означало для региона, и к каким изменениям привело? Важно упомянуть, что в экономической сфере страны Латинской Америки через активное проведение реформ в этой области стали интегрироваться в мировую экономику, принимать более активное участие в мировом разделении труда. Основные внутренние реформы включали приватизацию государственной собственности, урегулирование налоговой политики, развитие стран региона по неолиберальному пути.

Что же касается политических вопросов, то сразу после ликвидации режимов страны были настроены на установление демократических режимов. Тем не менее, военные не смогли исчезнуть из политики сразу и в полной мере, они вмешивались в государственные дела (например, по просьбе гражданских властей). В Перу в 1992 году самими же властями был организован переворот, где тогдашний президент Альберто Фуджимори обратился к военным для организации переворота с целью роспуска Конгресса [4]. То же произошло и в Гватемале в том же году. Стоит также отметить и попытку переворота с участием армии во главе с Уго Чавесом в Венесуэле в 1992 году [10]. Попытка завоевать власть в результате переворота доказала свою несостоятельность, и Уго Чавес был посажен в тюрьму. Однако уже в 1998 году ему удалось стать президентом страны [10]. Таким образом, режим военной диктатуры вернулся в одну из стран Латинской Америки.

Итак, кризис латиноамериканских военных диктатур был связан с некомпетентностью военных во многих вопросах, а значит и с неудачами во внутренней или внешней политике. В свою очередь эти неудачи приводили к массовым протестам и усилению оппозиционных сил. Ликвидация диктатур, произошедшая в результате революций, переворотов или мирным путем по итогам выборов, направила страны региона по демократическому пути развития и способствовала проведению экономических реформ. Однако в некоторых странах военные продолжали оказывать вмешательство в ситуацию в высших эшелонах власти, либо через определенное время вернулись к управлению страной.

Литература:

  1. Fonseca C. Obras, Tomo 2: Viva Sandino.Recopilación de textos del Instituto de Estudio del Sandinismo — Managua.: Editorial Nueva Nicaragua, 1982. — 365 p.
  2. Guerrillas seize key Nicaraguans // The New York Times. URL: http://query.nytimes.com/gst/abstract.html?res=9801E0DC1E3BE53ABC4151DFB467838F669EDE. (дата обращения: 24.09.2016)
  3. Huntington S. THE THIRD WAVE. Democratization in late twentieth century. — Oklahoma: University of Oklahoma Press, Norman, 1999. — 366 p.
  4. Manaut R. B. Identity crisis: The military in changing times // Report of The North American Congress on Latin America (NACLA). URL:https://nacla.org/article/identity-crisis-military-changing-times. (дата обращения: 28.09.2016)
  5. South America, Central America and the Caribbean. 5th edition. — London: Europa publications, 1995. — 741 p.
  6. Единая Бразилия // Газета.ru. URL: http://www.gazeta.ru/comments/2007/11/27_a_2351688.shtml. (дата обращения: 15.10.2016)
  7. Идейное наследие Сандино // Сборник документов и материалов. М: Прогресс, 1982. С. 34–35
  8. Последний фюрер Америки // Коммерсант.ru. URL: http://kommersant.ru/doc/700480. (дата обращения: 15.10.2016)
  9. Сандинистская народная революция: опыт, проблемы, перспективы // Научная конференция, посвящённая 10-й годовщине победы революции в Никарагуа. М., 1989. — 81–85 с.
  10. Смерть команданте Чавеса. // Газета.ru. URL: http://www.gazeta.ru/politics/2013/03/05_a_5000921.shtml. (дата обращения: 24.10.2016)
  11. Соколов Б. В. 100 Великих войн. — М.: Вече, 2001. — 544 с.
  12. Тарасов А. Правда о Чили и Пиночете. // Журнал «Свободная мысль-XXI». 2001. № 3. — С.17–20

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle