Библиографическое описание:

Макутчев А. В. Начало борьбы за независимость в Западной Сахаре (1936–1975 гг.) [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2016 г.). — М.: Буки-Веди, 2016. — С. 5-10.



В статье рассматривается история возникновения конфликта в Западной Сахаре, выражающегося по сей день в борьбе повстанческого движения Фронт Полисарио за независимость региона от Марокко. На основе иностранных источников и литературы выявлены основные причины возникновения конфликта, его предпосылки, роль Испании и Марокко в его генезисе.

Ключевые слова: Западная Сахара, война за независимость, повстанцы, Полисарио

Западная Сахара имеет долгую колониальную историю. Еще в конце XIX в. Испания объявила атлантическое побережье Сахары между Марокко и Мавританией — Сегиет-эль-Хамра и Вади-эд-Дахаб — своим протекторатом. Утративших колонии в Новом Свете испанцев привлекли геополитические (возможность возродить колониальную империю в Африке с плацдармов на побережье) и экономические (прибыль с добычи рыбных ресурсов) преимущества региона.

Коренное население региона — арабизированные берберы сахарави — пытались сопротивляться колонизации, но под давлением со стороны испанцев и французов были вынуждены смириться, и к 1936 г. испанцы взяли под контроль не только побережье, но и внутренние районы Западной Сахары, и протекторат Рио-де-Оро был переименован в полноценную колонию Испанская Сахара.

Следует отметить, что на деле испанские колониальные власти контролировали лишь крупные поселения, а земли местных племен сахарави — арабизированных берберов — были им не подконтрольны. Пользуясь этим, племена еще до Второй мировой войны провели несколько восстаний против испанского господства. Наиболее значительное из них имело место в 1938г., но оно было быстро подавлено подразделениями Испанского легиона, созданного по инициативе короля Испании Альфонсо XII в 1920 г. по образцу французского Иностранного легиона. Штаб-квартира подразделения находилась в Сеуте, а его солдаты участвовали во всех боевых операциях в Западной Сахаре до 1976 г., когда испанцы покинули регион. В общей сложности испанские войска, расквартированные в Западной Сахаре, насчитывали около 13 тысяч человек плюс ополчение («Стрелки Ифни»), местные полицейские силы и кочевая кавалерия [6, с.6]. Персонал Испанского легиона также включал солдат-сахарави, но их доля составляла всего несколько процентов.

Использование сахарави на военной службе было ограниченным (власти сомневались в их лояльности), но позволяло несколько снизить градус социального напряжения внутри племен: главным промыслом некоторых из них на протяжении веков была война, и для испанских властей было выгоднее, чтобы они сражались на их стороне, чем против них. Кочевая верблюжья кавалерия в основном занималась патрулированием пограничной зоны и племенных территорий, сбором информации для гарнизонов и пресечением бунтов племен.

Эти меры позволили добиться умиротворения в регионе на некоторое время, что позволило испанцам реорганизовать областную администрацию и попытаться извлечь экономические выгоды из приобретенных земель. На тот момент (пока в Западной Сахаре не были разведаны месторождений фосфатов и железной руды) единственным источником дохода для испанских властей были местные рыбные ресурсы, а экономика колонии являлась дефицитной. Так, в 1958 г. испанцы вывезли из колонии 523 т рыбы на сумму 958 015 песет, а импортировали в 20 раз больше — на 21,4 млн песет [4, с.70]. Рыболовство в регионе, а также работа портов, контролировались испанской государственной компанией IPASA. В начале 1950-х гг. компания занялась добычей и переработкой морских водорослей у берегов Сахары, но это не существенно сказалось на доходах метрополии. Для основания новых баз для рыболовного флота испанский губернатор развернул войска под командованием подполковника Дель Оро, который в 1940 г. основал город Ла-Аюн (ныне Эль-Аюн) в долине Сегиет-эль-Хамра, всего в 25 км от океана.

Испанцы выбрали Эль-Аюн в качестве административного центра Рио-де-Оро. Тем не менее, развитие региона шло очень медленно, в регионе существовали только небольшие поселения с малой численностью населения, такие как Смара, Ла-Агуэра, Дахла (Вилья-Сиснерос) и некоторые незначительные крепости, такие как Тихла и Суг.

Вторая мировая война не оказала влияния на ситуацию в регионе, несмотря на то, что немецкое командование рассматривало районы Испанской Сахары и Испанской Гвинеи в качестве потенциальных баз для военных операций в Африке. Так, учебная программа Берлинской военной академии в 1942–1943 гг. включала курс военной топографии Испанской Сахары [2, с.57].

Период относительного спокойствия в Западной Сахаре завершился после Второй мировой войны. В 1946 г. контролируемый испанцами с 1860 г. Сиди-Ифни на юго-западе Марокко и Западная Сахара были объединены в единую колонию Испанская Западная Африка, но уже вскоре в регионе вспыхнули беспорядки.

В конце 1940-х гг. испанский геолог Мануэль Алия Медина обнаружил первые фосфатные месторождений в сахарском районе Бу-Краа. Ученые также нашли нефть, но материально-технических возможностей для ее добычи на тот момент у испанского правительства не было. Благодаря этим открытиям, Западная Сахара стала очень важным регионом, и не только для Испании, но и для Марокко.

В начале 1950-х годов сахарави в рядах Марокканской освободительной армии (МОА, «Джейш ат-Тахрир») участвовали в борьбе марокканцев за независимость от Франции. После освобождения Марокко (апрель 1956 г.) султан Мухаммед V решил использовать бойцов МОА для расширения границ Марокко на юг, в Западную Сахару и Мавританию, под знаменем восстановления исторической справедливости [5, с.34]. Марокканцы напомнили Испании о том, что по договору 1912 г. испанцы обязались вернуть Марокко территории вдоль границы с Западной Сахарой (Мыс Хуби и Ифни) в случае окончания французского протектората над Марокко. Однако Испания была не намерена позволить Марокко или любой другой нации захватить сахарские месторождения, обещавшие хорошую прибыль.

Марокко начало опосредованную войну с Испанией, и при его поддержке 10 апреля 1957 г. в Ифни начались антииспанские выступления. Для их подавления Франсиско Франко привлек силы Испанского легиона. В октябре 1957 г. бойцы МОА осадили Ифни, но взять город штурмом не смогли, несмотря на поддержку артиллерии. Одновременно боевые действия вспыхнули по всей Западной Сахаре. Отряд марокканцев атаковал и разгромил неохраняемый маяк в Буждуре, а 12–13 января 1958 г. повстанцы начали атаку на Эль-Аюн. Несмотря на численное превосходство повстанцев, испанский гарнизон отбил атаку, но понес серьезные потери в последующем преследовании отступавшего противника.

Марокканцы рассчитывали вызвать восстание сахарских племен, но этого не произошло, поэтому участие сахарави в этих боевых действиях нельзя назвать освободительным движением. Например, сахарави, служившие в колониальной полиции, не оставили своих позиций и не присоединились к повстанцам.

После атаки МОА на Эль-Аюн испанцы оказались оттеснены к побережью, однако, вместе с французами, которые не желали распространения повстанческих движений на собственные колониальные владения в Западной Африке, 10 февраля 1958 г. перешли в контрнаступление. 9000 испанских солдат, при поддержке авиации, начали наступление от Эль-Аюна и Вилья-Бенс (Тарфая) на запад, а 5000 французских солдат — на запад от Тиндуфа (Алжир) и Форт-Тринке (Мавритания). Повстанческие силы, сосредоточенные в Сегиет-эль-Хамра и на юге Западной Сахары, были рассеяны авиацией союзников [3, с.131–132].

Султан Марокко оказался перед угрозой франко-испанского вторжения и отказался поставлять провиант и оружие повстанцам, после чего заключил соглашение с Испанией. Чтобы устранить угрозу возобновления войны, испанцы передали Марокко Мыс Хуби, как было обещано договором 1912 г., но сохранили за собой Ифни и Западную Сахару.

В период после окончания войны в регионе был относительный мир. Единственный инцидент произошел в марте 1961 г., когда американские, канадские, французские и испанские геологи компании «Union Oil Company» были похищены и освобождены после уплаты выкупа [7, с.531].

Толчок к началу борьбы сахарави за независимость дала геополитическая конъюнктура 1950–1960-х гг., когда начался процесс деколонизации, одобренный Резолюцией ООН № 1514. В 1962 г. Марокко, Алжир и Мавритания, три соседа Испанской Сахары, официально получили независимость, а к 1965 г. в Африке насчитывалось уже 38 независимых государств. Отчасти из-за этой тенденции, отчасти из-за возрастающего вмешательства Марокко, сахарави задумались об автономии или даже независимости.

Первая попытка создания сахарави собственных политических организаций для достижения целей обретения независимости была предпринята в 1967 г., когда было образовано Движение освобождения Сахары (Харакат Тахрир). Его основателем был Мохаммед Бассири из сахарского племени регибат, баасист, редактор радикальной марокканской газеты «Факел» (Al-Chibab). Вернувшись в Сегиет-эль-Хамра, он устроился преподавателем религии в мечеть города Смара и, используя свое религиозные влияние, создал свою тайную организацию по борьбе с испанскими колониальными властями.

Изначально Движение пыталось достичь целей независимости мирными средствами. Так, 17 июня 1970 г. сторонники Бассири провели серию демонстраций в знак протеста против планов Мадрида официально сделать Западную Сахару испанской провинцией. Колониальные власти решили применить силу, тем самым лишь подтолкнув сахарави к вооруженной борьбе. Демонстрации были подавлены, 12 демонстрантов были убиты, сотни ранены, несколько членов движения были арестованы или сосланы на Канарские острова, а Бассири арестован и бесследно исчез. Из этой реакции властей значительная часть местных жителей сделала вывод, что независимости невозможно достичь мирным путем, и все большее число жителей колонии поддерживали идею создания вооруженной повстанческой группы [8, с.169–170].

10 мая 1973 г. западно-сахарские студенты во главе с Эль-Уали Мустафой Сайедом основали Полисарио (Народный фронт за освобождение Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро) с целью изгнания испанцев из Западной Сахары. Уже 20 мая Сайед провел нападение на испанский военный пост в Эль-Ханге. Атака была слабо организована: Эль-Уали вместе с напарником лично отправился в разведку и был задержан испанским патрулем. Однако испанцы не опознали Эль-Уали и не вызвали подкрепление, и в последовавшей атаке повстанцы освободили своего лидера и смогли уйти вместе с захваченным оружием [5, с.161].

Повстанцы сделали выводы из атаки в Эль-Ханге, и стали накапливать опыт партизанской войны. За короткий период времени они провели рейды против объектов в Аджеджимате, Бир-Лемар, Тифарити и других городах, а также напали на фосфорные шахты в Бу-Краа и повредили железнодорожную линию, связывавшую шахты с портом. Из-за этих событий ООН направила в регион специальную группу по расследованию, которая пришла к выводу, что Полисарио действовал как освободительное движение, а не как террористическая организация (хотя повстанцы получали помощь оружием от Ливии).

На международном уровне давление на Мадрид по следам рейдов Полисарио усилилось. 23–24 июля 1973 г. представители Алжира, Мавритании и Марокко в Агадире выступили с совместным заявлением, в котором подтвердили свою приверженность принципу самоопределения народов в виде права народа Западной Сахары на независимость, в соответствии с соответствующими резолюциями ООН [2, с.58]. Главную роль в давлении на Мадрид играли Марокко, не оставившее планов о присоединении Западной Сахары, и поддержавшая его Франция.

Дипломатическое давление достигло успеха: 21 сентября 1973 г. генерал Ф. Франко объявил, что он предоставит сахарави территориальную автономию с последующим правом на самоопределение [1, с.606]. При этом испанцы планировали сохранить Западную Сахару в сфере своего экономического и политического влияния. Для обеспечения этого влияния после утверждения автономии испанцы инициировали создание в 1974 г. Партии сахарского национального единства (ПСНЕ) с участием некоторых племенных вождей и лидеров Джеммы — местного представительного органа, образованного с подачи властей в 1967 г. Программа партии обобщила представления испанцев о будущем Западной Сахары: автономия с правом на самоопределение, в тесной связи с Испанией и полным отказом от территориальных требований со стороны соседних государств, с сохранением основ традиционного общества, культуры и религии. Партия стала набирать популярность среди шейхов и членов Джеммы (в 1975 г. более чем 60 % членов Джемма принадлежали к ПСНЕ) [2, с.59].

В свою очередь, Марокко также пытался утвердить в регионе свои исторические права: по словам марокканских дипломатов, у сахарави есть только два варианта — остаться под властью испанцев или присоединиться к Марокко. Еще в 1965 г. марокканское Министерство по делам Сахары создало Фронт освобождения Сахары (ФОС), которую возглавил Мулай Хасан Бен Дрисси, дядя короля Хасана II. Эта организация в 1966 г. направила делегацию в Генеральную Ассамблею ООН, чтобы лоббировать позицию Марокко по Западной Сахаре [5, с.41].

4 июля 1974 г. Испания представила свой план по предоставлению автономии Западной Сахары с выводом испанских войск. Он вызвал возмущение короля Хасана II, которые направил послание Франко с предупреждением от односторонних шагов, касающиеся Испанской Сахары. При этом в другом заявлении Хасан II заведомо отклонил любой результат референдума в регионе, если только он не будет означать присоединение Западной Сахары к Марокко. В Марокко правительственная пропаганда во главе с лидером партии Истиглял Аллалем Эль-Фасси стала тиражировать идею «Большого Марокко» — восстановления границ Марокко в границах империи альморавидов. Политик заявил о том, что вся территория Сахары от Тиндуфа в Алжире до Атара в Мавритании исторически принадлежали Марокко [2, с.60]. Одновременно и Мавритания заявила о своих правах на Западную Сахару.

Одновременно марокканцы стали готовить вариант с военным вмешательством, чтобы успеть занять Западную Сахару, как только ее покинут испанские солдаты и чиновники (промедление могло привести к тому, что сахарави успели бы сформировать собственные органы власти, и в таком случае ввод марокканских войск превращался бы в агрессию против независимого государства). Король сформировал на границе с Западной Сахарой армию из 24000 солдат [4, с.181].

Несмотря на концентрацию марокканских войск у границы Западной Сахары, испанское правительство 21 августа 1975 г. направило ноту Генеральному секретарю ООН, в которой объявило о своей готовности провести референдум по вопросу о самоопределении сахарави. В конце 1975 г. Испания провела встречи с лидером Полисарио эль-Уали, чтобы обсудить условия для передачи власти. Чтобы не допустить этого, Марокко попросил мнения о законности своих притязаний на Западную Сахару со стороны Международного Суда (МС), и ООН направила выездную миссию во главе с С. Эйком для изучения пожеланий населения. Марокканцы рассчитывали на выгодное для них решения, учитывая имевшиеся у них группы лобби в ООН, однако 16 октября МС в своем вердикте заявил, что исторические связи Марокко и Мавритании с Испанской Сахарой не дают им право на эти территории, и оптимальным решением проблемы является независимость Западной Сахары. Тем не менее, любое предложенное решение ситуации (независимость, интеграция и т. д.) должны были получить явное согласие населения, то есть в регионе следовало провести референдум, однако кто его должен был провести, МС не указывал.

Испанцы, переживавшие период трансформации власти в условиях болезни и отхода от дел Ф. Франко, не пожелали позаботиться о судьбе своей бывшей колонии и оставили Западную Сахару в окружении врагов. Лидер Мавритании Моктар ульд Дадда еще в 1960 г. призвал племена сахарави, говорившие на хассания (диалекте арабского) объединиться с населением Мавритании, указывая на искусственный характер границы между странами. За этими словами скрывались и опасения Мавритании относительно марокканской территориальной экспансии: испанские войска в Западной Сахаре были удобным для Нуакшота буфером, державшим марокканцев на расстоянии от границ Мавритании. Из этих соображений Мавритания и Испания имели хорошие дипломатические и экономические отношения, хотя официально Нуакшот критиковал Мадрид за колониализм [6, с.8].

Алжир также имел свои интересы в Западной Сахаре. С лета 1975 г. президент Х. Бумедьен поддерживал Полисарио и признал его освободительным движением. Алжирцы рассчитывали получить выход к Атлантическому океану, доступ к рыбным ресурсам атлантического побережья и связать шахты железной руды вокруг Тиндуфа с морским портом по более короткому маршруту [2, с.60]. При этом Алжир, как и Мавритания, был готов поддержать любую инициативу, способную ослабить влияние Марокко в регионе Магриба.

Дальнейшие события показали, что судьба независимости Западной Сахары решилась еще в октябре 1975 г., когда Марокко и Мавритания достигли секретного соглашения о разделении ее территории. Еще до официального ухода испанцев из региона, 6 ноября 1975 г., Марокко начал «Зелёный марш»: около 350 000 невооруженных марокканцев в сопровождении марокканской армии пересекли границу Западной Сахары. В результате давления со стороны европейских государств и США Испания отказалась реагировать на эти действия (в условиях Холодной войны Алжир, Ливия и Мали были союзниками Восточного блока, а Марокко — единственной африканской страной в регионе, которая была союзником Запада).

14 ноября 1975 г. Испания, Марокко и Мавритания подписали Мадридское соглашение, которое разделил территорию Западной Сахары между Марокко и Мавританией в обмен на прибыль с фосфатных и рыбных разработок. Мнением сахарави стороны не интересовались, хотя Марокко пообещало провести рекомендованным МС ООН референдум, Полисарио яростно выступил против договора.

26 февраля 1976 г. официальный мандат Испании над Западной Сахарой истек, и испанцы передали административную власть над регионом Марокко на церемонии в Эль-Аюне. На следующий день Полисарио провозгласил в городе Бир-Лелу, на востоке страны, создание правительства Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР) в изгнании.

Таким образом, колониальная история Западной Сахары завершилась с момента вывода испанских войск из региона, однако этот момент не совпал, как в случае с остальными странами континента, с обретением независмости. Виной тому — как экспансия Марокко, так и позиция Испании, которая не проявила заинтересованности в реализации права сахарави на самоопределение. Во многом по этой причине освободительная борьба в Западной Сахаре не окончена до сих пор.

Литература:

  1. Bank A., Heur B. Transnational Conflicts and the Politics of Scalar Networks: Evidence from Northern Africa, Third World Quarterly. Vol. 28, № 3, 2007.
  2. Besenyo J. Western Sahara. Pécs: Publikon Publishers, 2009.
  3. Bowen W. H., Alvarez J. E., Payne S. G. A Military History of Modern Spain. Greenwood Publishing Group, 2007.
  4. Hodges T. The Roots of a Desert War. Lawrance Hill & Company, 1983.
  5. Lawles R., Monahan L. War and Refugees, The Western Sahara Conflict. Pinter Publishers, London and New York, 1987.
  6. Mercer J. The Sahrawis of Western Sahara. London: Minority Rights Group, Report, № 40, 1979.
  7. Payne S. G. The Franco Regime, 1936–1975. University of Wisconsin Press, 1987.
  8. Shelley T. Endgame in the Western Sahara. What Future for Africa’s Last Colony? Zed Books. London & New York, 2004.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle