Автор: Забелин Владимир Михайлович

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

IV международная научная конференция «Исторические исследования» (Казань, май 2016)

Библиографическое описание:

Забелин В. М. Ставропольский городской драматический театр в 1943 году [Текст] // Исторические исследования: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 58-61.



В статье рассматривается история создания и деятельности в 1943 году Ставропольского городского драматического театра. Внимание уделено репертуару театра и его вкладу в налаживание мирной жизни ставропольчан в послеоккупационный период.

Ключевые слова: Великая Отечественная война, драматический театр, репертуар, актеры.

В августе 1942 г. Ставропольский краевой драматический театр был эвакуирован в г. Минусинск Красноярского края. После освобождения Ставрополья от немецко-фашистских захватчиков место эвакуированного театра занял Ставропольский городской драматический театр.

Уже во второй половине февраля месяца коллектив городского театра репетировал пьесу К. Симонова «Парень из нашего города». В главных ролях были задействованы артисты Орлов, Валентинов, Костин, Кавка, Расторгуева, подольская и др. не забыли артисты и об антифашистских скетчах. Скетч В. Вишневского «Ноль-Шесть» поставил режиссер О. Ф. Синенко. Из классического репертуара репетировали А. Н. Островского «Без вины виноватые» и «Анджелло». Режиссер Е. П. Сперанская готовила пьесу В. Гюго «Мещанин во дворянстве».

Открытие театрального сезона было запланировано на 23 февраля в Доме Красной Армии.

Театр проводил вечера одноактных пьес. Спектакли всегда начинались в 18 часов вечера. С двадцатых чисел апреля месяца в фойе перед спектаклем с 17 часов стал играть оркестр, танцы. Объявления о постановках публиковались в краевой газете «Ставропольская правда».

Уже в конце марта месяца в печати появились развернутые отзывы о работе театра: «Городской драматический театр в Ставрополе еще не выработал своего репертуарного плана, не успел еще четко определить свое творческое лицо. Пьеса на современную тему («Парень из нашего города» — К. Симонова) чередуется с сомнительной по своим драматургическим качествам комедией Мольпара «Мой мальчик» и произведениями русской классики. Но, пожалуй, в комедии А. Н. Островского «без вины виноватые», шесть десятков лет не сходящей со сцены русского театра, молодому коллективу удалось наиболее полно показать свои творческие возможности.

Четырехактная комедия Островского в постановке Ставропольского городского театра превращена в трехактную. Опущено первое действие — драма юной Любови Ивановны Отрадиной. С этим можно согласиться, учитывая актерские возможности начинающего театра; исключение первого действия, к тому же, может не отразиться на полноте показа основных действующих лиц пьесы, которая с большим основанием могла бы быть названа не комедией, а драмой.

Актерскому коллективу удалось в основном раскрыть и драматургический замысел автора и социально-общественную среду, на фоне которой развертывается личная драма главных действующих лиц пьесы. Роль Отрадиной-Кручининой, образ которой отдаленно напоминает толстовскую Анну Каренину, только в другой социальной среде, является особо трудной и ответственной. Актриса Э. Горская нашла достаточно выразительный внешний рисунок роли, однако в ее игре не хватает теплоты, лиричности, многоцветной гаммы душевных красок глубоко чувствующей и богато одаренной русской женщины. Вот почему финальная сцена пьесы (Елена Ивановна Кручинина узнает своего сына в безвестном актере Незнамове) не производит того впечатления, на которое рассчитан замысел автора.

Элемент драматический, который в пьесе нашел наибольшее выражение в образе Незнамова, делает эту роль наиболее сценически трудной. Молодой актер С. Орлов этих трудностей не сумел преодолеть. В его трактовке Незнамов неврастеничен сверх меры, в ущерб выразительности живого образа. Сказалось и ничем неоправданная внешняя «модернизация»: актер восьмидесятых годов прошлого века напряжен под современного «парня из нашего города».

Выгодное впечатление производит игра П. Глыбина в роли богатого барина-мецената Дудукина. Актер проявил и тонкий вкус, и большой такт в показе характерного персонажа восьмидесятых годов. Корректно играет Мурова В. Валентинов. Вполне на месте Е. Расторгуева в роли актрисы Коринкиной.

Надо отметить ценное, особенно для молодого коллектива, качество спектакля — наличие сыгранного ансамбля. И трактирный слуга (М. Дмитриевский), и гости, и пропившийся актер Шмага (Д. Скатальцев), и «первый любовник» Миловзоров (Б. Костин) — все эти роли второго плана исполнены с большим старанием.

Тесная и лишенная элементарных приспособлений сценическая площадка крайне затрудняет и работу режиссера и, в особенности, работу художника-оформителя. Все же, думается нам, художник К. Цыгвинцев не в полной мере использовал даже те минимальные возможности, которые ему предоставлялись. Оформление спектакля обеднено до крайности. Между тем в комедии Островского, которой в нынешнем году исполняется 60 лет, даже «проторенные пути» дают большие возможности сценической выразительности и оформления и мизансцен» [1].

Несмотря на свою загруженность и трудности в работе не оставались в стороне артисты театра от общественной жизни. Так, в начале апреля месяца, 15 артистов (Э. Горская, чистяков, Скатальский, Касичка, Кавка, Костин и др.) вступили в ряды доноров, чтобы помочь раненым воинам [2]. Проводились и благотворительные спектакли, сбор от которых шел на приобретение подарков для Красной Армии к 1 мая.

В мае был опубликован второй отзыв о работе театра: «К майским праздникам Ставропольский театр драмы приурочил постановку пьесы Б. Лавренева «Разлом».

Вполне понятно решение театра — в грозные дни Великой Отечественной войны показать зрителю героику борьбы русского народа за установление власти Советов. Крейсер «Аврора» (по пьесе «Заря»), помогавший питерским рабочим штурмовать последнюю цитадель буржуазного правительства, Зимний дворец, беззаветная революционная доблесть моряков Балтии, и ныне наводящих трепет на гитлеровских захватчиков и их финских наймитов, — эти моменты Октябрьского восстания волнующе звучат и в наши дни. Однако, обстановка Великой Отечественной войны с гитлеровской Германией требовала некоторой обработки отдельных мест авторского текста, чтобы правильно показать советскому зрителю исторический смысл событий, произошедших четверть века назад. Без этих коррективов отдельные детали в пьесе звучат анахронизмом.

Пьеса Б. Лавренева отличается свойственной этому писателю остротой фабульной завязки и развязки, отменной доходчивостью текстового материала, насыщенностью драматических ситуаций, четкостью образов. Здесь большой простор для актера.

Молодой театр, рядом своих последних работ (в частности постановкой мольеровского «Мещанина во дворянстве») показавший заметный рост, удачно справился с новой постановкой. Эта удача сказалась, прежде всего, в разрешении образа ведущего действующего лица пьесы, председателя судового комитета крейсера «Заря», балтийского матроса Артема Годуна. Б. Костин, молодой актер с разносторонними и симпатичным дарованием, создал живой и запоминающийся образ вожака матросской массы, в котором неукротимая страсть революционного бойца сочетается со здоровой рассудочностью в решающие острые моменты борьбы, с мягким юмором, глубокой человечностью и лиричностью. Актер, избежав штампа и схемы, сумел придать этому образу большую жизненную убедительность. Несомненная творческая удача!

Антипод Годуна — «моряк от Донона и Кюба» лейтенант фон Штубе — из прибалтийских немчиков. Отменный прообраз нынешних фрицев — опустошенный, люто свирепый, яростно ненавидящий массы. Актер С. Орлов не избежал присущих ему мелодраматических нот и «напевности», но в целом создал предельно омерзительный образ врага, достойный его нынешних фашистских продолжателей.

Благородный образ последователя славных традиций лучших представителей русского морского офицерства — братьев Бестужевых, Суханова, Шмидта — в лице капитана Берсенева — не вполне удался В. Валентинову, впадающему временами в чрезмерную «риторичность».

По-разному разрешают симпатичную роль Татьяны Берсеневой артистки Э. Горская и Н. Вишневская. Артистка Э. Горская вложила много драматичности и сдержанной страсти в этот портрет русской женщины, сумевшей найти верный путь в революционной стихии. Вишневская строит образ в мягком лирическом плане. Нам кажется более верной и соответствующей авторскому замыслу первая трактовка роли.

Выразительна Е. Расторгуева в характерной роли второй дочери Берсенева «девы Балтики» Ксаны. Сквозь налет цинизма артистка сумела с большой силой показать глубокую внутреннюю драму без времени созревшей и морально опустившейся девушки, попавшей в гнилую среду тылового разгульного офицерства из «большого света». Много юной непосредственности вкладывает в эту роль артистка Л. Горина.

В изображении действующих лиц второго плана безусловно удачны М. Дмитриевский в роли боцмана-шпиона Швача, Н. Чегодаева (жена Берсенева), г. Русаков (фат и пустышка, поручик Полевой). В ролях матросов следует выделить способного В. Чистякова.

Большую и полезную работу проделал постановщик спектакля Е. Н. Сперанская в разработке отдельных ролей и в постановке массовых сцен. Хороши декорации заслуженного деятеля искусств ДАССР худ. К. Цыгвинцева.

Спектакль войдет в актив театра как несомненный показатель его творческого роста» [3].

Третья, последняя рецензия о мастерстве художественного воплощения образов артистами театра вышла в конце июня месяца: «Пьесы К. Симонова заняли почетное место на советской сцене. Острота и значительность темы, глубина обобщений характеризуют творчество драматурга и служат лучшим объяснением устойчивости успеха его произведений у советских зрителей.

«Русские люди» занимают особое место в творчестве Симонова. Пьеса не лишена драматургических погрешностей; без ущерба для развития фабулы можно было бы исключить ряд эпизодических фигур, очерченных автором лишь вскользь, без органической связи с тематическим стержнем пьесы. Эти недочеты, однако, искупаются глубокой значительностью темы, поднятой и разрешенной автором. Что может быть благодарнее и благороднее избранной Симоновым темы — показать величие духа и эпический героизм русских людей в отечественной войне? Народ-титан, русский народ первым в великой семье народов несет на своих могучих плечах тяжесть невиданной в истории человечества жестокой войны с гитлеровской Германией и ее вассалами.

Широк «кругозор» пьесы! Перед нами и самоотверженный командир Сафонов, и пламенный патриот, старый офицер Васин, и героическая русская женщина, мать Сафонова, и журналист-боец Панин, и отважная, без страха и колебаний идущая на смерть, девушка Валя и простой русский человек, старый фельдшер Иван Иванович Глоба, и руководитель партизан — предгорсовета Василий, бойцы, партизаны. Изумительные, подлинно бессмертные русские люди!

Показан и вражеский стан. Подлые, опустошенные до предела изменники — «городской голова» Харитонов, диверсант Козловский, мелкий соглядатай Семенов.

Пьеса Симонова не легка в постановке. Необходимы вдумчивая работа постановщика и большое актерское мастерство исполнителей, чтобы дать на сцене живые образы, не превратить действующих лиц в маски, в схему и штамп, а все действие — в инсценированный клубок.

Этой ошибки не избежал ставропольский театр драмы, задавшийся хорошей мыслью отметить патриотической постановкой знаменательную дату двухлетия Отечественной войны, но не проявивший достаточной серьезности при решении трудной задачи.

Недочеты спектакля относятся, прежде всего, за счет ошибок постановщика Э. Горской, не сумевшей помочь актерам в раскрытии образов пьесы. Сказалось это, прежде всего, на разрешении центральных образов — капитана Сафонова и Вали Анощенко. Актер Б. Костин сгустил «лирические» тона, уделив значительно меньшее внимание показу решающих черт в образе Сафонова — советского командира, ведущего борьбу в тяжких условиях вражеского окружения. Чрезмерный натурализм (особенно в сцене допроса) затрудняет правильное и полное разрешение образа героической русской девушки Вали, сводя на нет отдельные искренние и волнующие нотки в игре способной артистки Е. Расторгуевой.

Один из самых обаятельных людей в пьесе — военфельдшер Глоба. Этот образ построен автором на интересном «противоречии» между внешним обликом и внутренним миром замечательного человека. Внешне-напряженный, лукавый, даже несколько пошловатый, старый «хвершал». Но под этой оболочкой кроется большая русская душа, любящая и жизнелюбивая, оптимистическая и готовая на величайшие жертвы. Глоба уходит на смерть с песней. Потрясающий драматический момент. В трактовке С. Орлова этот образ крайне беден.

Выгодное впечатление производит В. Валентинов, нашедший теплые и выразительные тона для образа начальника штаба, старого штабс-капитана Васика. Д. Спиглянина создала волнующий образ русской матери. Е. Максимов сумел создать предельно омерзительный портрет гитлеровца Розенберга.

Тема пьесы настолько значительна, настолько волнует, что зритель готов простить многие грехи постановки. Взволнованные аплодисменты то и дело раздаются в зале.

Следует поставить в заслугу театру уже одно то, что он ознакомил зрителя с замечательной патриотической пьесой. Однако работу над спектаклем следует продолжать со всей серьезностью, чтобы добиться правильного разрешения всех образов пьесы, показывающей, как идут на смерть за родину русские люди, как русские люди добиваются победы над лютым врагом» [4].

В связи с возвращением из эвакуации краевого драматического театра, городской драматический театр 22 августа закончил работу в г. Ставрополе и был переведен в г. Черкесск.

За семь месяцев работы театра в нем сформировался творческий ансамбль, повысилось актерское мастерство, определился репертуар. Горком партии «отметил заслуги коллектива и пожелал ему творческих успехов на новом месте работы» [5].

Таким образом, Ставропольский городской драматический театр, после освобождения Ставрополья от немецко-фашистских захватчиков возник в короткий срок из-за отсутствия краевого драматического театра, временно эвакуированного в Красноярский край. В репертуаре театра были классические постановки, пьесы современных авторов, комедии, проводились вечера одноактных пьес. Артисты театра в силу своих возможностей, в трудное послеоккупационное время, заполняли духовную жизнь ставропольчан, сыгранными образами вселяя в них оптимизм и уверенность в Победе над врагом.

Литература:

  1. Раскин Г. Театр // Ставропольская правда. — 1943. — № 68 (28 марта). — С. 4.
  2. Актеры-доноры // Ставропольская правда. — 1943. — № 79 (13 апреля). — С. 4.
  3. Раскин Г. Театр // Ставропольская правда. — 1943. — № 97 (9 мая). — С. 3.
  4. Раскин Г. Театр // Ставропольская правда. — 1943. — № 134 (30 июня). — С. 3.
  5. Ставропольский театр драмы переводится в Черкесск // Ставропольская правда. — 1943. — № 171 (21 августа). — С. 4.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle