Автор: Асфандиярова Алсу Анваровна

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

IV международная научная конференция «Исторические исследования» (Казань, май 2016)

Библиографическое описание:

Асфандиярова А. А. Иностранцы как субъекты предпринимательской деятельности в России первой половины XIX в. [Текст] // Исторические исследования: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 45-48.



 

В статье рассматриваются особенности и специфика становления торгово-промышленной политики России в первой половине на примере таких субъектов, как иностранцы. Торгово-промышленная политика в указанный период времени определялась нормативно-правовыми актами. Законодатель регулировали его только силой своей власти. Иностранцы представляют интерес с той точки зрения, что они представители других государств и насколько они могли осуществлять предпринимательскую деятельность в России. Это являлось своего рода показателем сложившихся тенденций в данной сфере.

Ключевые слова: иностранцы, торгово-промышленное законодательство, предпринимательство.

 

. В начале XIX в. в правительственных кругах сформировалась мысль о том, что «в основе любых практических мероприятий правительства должны были лежать научно обоснованные теоретические схемы, которые системно охватывали бы весь спектр стоящих перед страной социально-экономических проблем и помогли бы выработать логически непротиворечивые, а главное, эффективные методики стимулирования экономического развития России». К таким методам правительство относило, в том числе, активное стимулирование отечественного производителя через модернизацию налоговой политики государства, правовую защиту прав личности, уменьшение количества и повышение эффективности регламентирующих хозяйственную деятельность индивида нормативных актов и т. п. Таким образом, деятельность властей в сфере законотворчества признавалась одним из приоритетных направлений формирования торгово-промышленной политики государства.

Вплоть до начала XX в. самодержавие в России являлось главной мобилизующей силой, подчинявшей своей воле общественные интересы во имя обеспечения целостности и безопасности страны. Однако с течением времени узы, скреплявшие имперское пространство, начали слабеть. В XIX в. самодержавие столкнулось с новой и, как выяснилось, неустранимой опасностью — нараставшей общественной оппозицией. В придворных сферах и в среде высшей бюрократии появилась устойчивая тенденция к поиску средств обновления имперского строя, и политическая жизнь Российской империи превратилась в своеобразный полигон испытаний. Каждое новое царствование пыталось установить свою меру в соотношении традиционализма и нововведений при ведении внутренней политики. При этом чередование относительно либеральных правлений (Александра 1) с относительно консервативными (Николай 1) было вполне закономерным. Недостатки того и другого курсов в жизни Российской империи проявлялись отчетливо. Твердое стремление к сохранению традиционных устоев могло на определенное время обеспечить политическую стабилизацию режима, но оно же очень быстро оборачивалось застоем общественной жизни, а вслед за этим — обострением проблемы хронической отсталости страны. И, напротив, проведение либеральных преобразований сопровождалось экономическим и социально-политическим оживлением, однако при этом возникали непредвиденные угрозы целостности империи.

Регулирование процессов торговли и промышленного производства в Российской империи первой половины XIX в. осуществлялось государством через торгово-промышленное законодательство. Законы определяли основные направления торгово-промышленной политики государства и способы ее реализации.

Российское торгово-промышленное законодательство представляло собой совокупность норм, определявших, с одной стороны, отношение власти к торговле и промышленности, с другой — взаимные отношения предпринимателей между собой и с третьими лицами. Торгово-промышленное право распространяло свое действие на предпринимателей, рабочих, промышленные заведения и торговые предприятия.

Нормативно-правовые акты, касавшиеся торговли и промышленности, издавались под различными названиями: манифесты, указы, регламенты, учреждения, наставления, инструкции, положения, наказы, жалованные грамоты. При этом под одним названием издавались акты, устанавливавшие новые правовые нормы и акты, связанные с их применением, с распространением на новые категории населения, новые территории. Статья 53 Основных законов изданий с 1832 по 1892 г. объявляла: «Законы издаются в виде уложений, уставов, учреждений, грамот, положений, наказов (инструкций), манифестов, указов, мнений Государственного Совета и докладов, удостоенных Высочайшего утверждения. [1]

Таким образом, все эти нормативно-правовые акты, регулировавшие торгово-промышленные отношения в первой половине XIX в., юридически имели одинаковую силу, не различались между собой по степени важности. При этом характерными чертами русского торгово-промышленного законодательства продолжали оставаться сословность, противоречивость. Многие нормы права носили всего лишь декларативный характер. Следствием этого стало появление узаконений дополняющего характера. В государстве в первой половине XIX в. наметилось формирование торгово-промышленная политики через нормотворческую деятельность. Мотивами появления большинства законов в отношении торгово-промышленной сферы экономики были фискальные интересы; внешнеполитическая ситуация; колебания власти между объективной необходимостью промышленного развития страны и желанием сохранения устоявшихся социальных отношений в стране.

Закон наделял правом заниматься торгово-промышленной деятельностью как физические, так и юридические лица. Под физическими лицами, осуществляющими торгово-промышленную деятельность, в данной работе нами понимаются индивидуальные субъекты — купцы, мещане, помещики-дворяне, казаки, крестьяне, иностранцы. Представленность этих категорий в законодательстве, а, следовательно, и гарантированный объем их прав и обязанностей был не одинаков.

Участники торгово-промышленной деятельности различались правовым статусом, сословными правами и обязанностями и степенью участия в коммерческих операциях. Возможности одних субъектов были до мелочей расписаны и детализированы, а других лишь тезисно определены. В законодательстве объем торгово-промышленных прав, предоставляемых купцам, мещанам и крестьянам, в некоторых случаях совпадал. И, наоборот, правоспособность таких категорий как дворяне, иностранцы, казаки в законе была четко обозначена и разграничена. Во второй половине XIX в. можно было довольно четко увидеть следствие тех процессов, начало которым было положено в первой половине XIX в. Совпадение правовых норм а, следовательно, объема прав купцов, мещан и крестьян свидетельствовало о становлении буржуазных отношений. Шло постепенное размывание сословных границ и постепенное становление единого класса предпринимателей.

Иностранцы, как субъекты предпринимательской деятельности, являлись представителями других государств, ведущих на территории России торгово-промышленную деятельность. Государство понимало и признавало права иностранцев на занятия торговлей и промышленностью. Подтверждением этому служит количество законов — 41 (12,5 % от торгово-промышленных законов в отношении физических лиц), принятых в отношении иностранцев в первой половине XIX в. Первым нормативно-правовым актом, определяющим правоспособность иностранцев в первой половине XIX в., был манифест Александра I «О дарованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению предприятий» от 1 января 1807 г. [2] В разделе 3 данного манифеста иностранцам, принявшим российское подданство, разрешалось записываться в гильдии и, следовательно, пользоваться всеми правами российского гильдейского купечества. Особо отмечалось, что незаписанные в гильдии не имеют право пользоваться льготами русских купцов. Для записи в российское купечество они должны были представляться Сенату. [3] Манифест подразделял иностранцев, ведущих торговлю, на две категории: «гость» и «купец заезжий». Они отличались суммой выплачиваемых со своей торговой деятельности налогов. «Гости» имели неполное гражданство и должны были платить 1,25 % с капитала свыше 50 тысяч руб. «Заезжие купцы» могли торговать на иностранной бирже или таможенной черте. Они платили 1,25 % с 25 тысяч руб., если торговали более шести месяцев. Им предоставлялось только право оптового торга. Кроме того, они могли иметь дома в городе и за городом, заводить, приобретать, содержать фабрики, заводы, мануфактуры с вольнонаемным трудом. [4] Иностранным ремесленникам предоставлялось право или вступать в русские цехи, или образовывать свои собственные. [5] Указом от 12 августа 1818 г. иностранцы в обеих столицах (Москве и Санкт-Петербурге) должны были записываться исключительно в иностранные цехи. [6] Это было сделано для того, чтобы привлекать иностранных мастеров из-за гран ицы. Иностранные мастера, таким образом, сосредотачивались в одном месте и могли составлять конкуренцию русским ремесленникам. Указом от 19 декабря 1825 г. иностранцам дозволялось заниматься ремеслами во всех городах Российской империи. [7] С 1834 г. с иностранцев начали взыскивать штраф за производство «розничной торговли не своего изделия». [8]

Таким образом, государством осуществлялся строгий контроль за каждым иностранцем-предпринимателем. Объем получаемых ими прав и льгот напрямую зависел от наличия российского подданства, при этом учитывался каждый иностранец, получивший подданство. В существовавшем законодательстве явно прослеживалось стремление власти ограничить роль иностранцев во внутренней торговле России, в целях исключения их конкуренции с русскими купцами.

Государство постепенно отходило от традиционных принципов регуляции этой важнейшей отрасли экономики и переходило к буржуазным. Если в начале XIX в. основным субъектом торгово-промышленного права было купечество, а дворянство получало от государства привилегии в осуществлении торговли и промышленности, то к 1850 г. ситуация изменилась. Торгующие крестьяне и мещане начали теснить купцов на внутреннем рынке и в производственной сфере. Роль иностранцев в торгово-промышленной политике России в указанный период была незначительной и скорее декларативной, чем что-то определявшей.

 

Литература:

 

  1.                Лазаревский Н. И. Лекции по русскому государственному праву. Т. 1: Конституционное право. СПб., 1910. С. 35.
  2.                ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. XXIX. № 22418.
  3.                ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. XL. № 30500.
  4.                ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. XXIX. № 22418.
  5.                Пажитнов К. А. Проблема ремесленных цехов в законодательстве русского абсолютизма. М., 1952. С.103.
  6.                ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. XXXV. № 27467.
  7.                ЦГИА РБ. Ф. И- 138. Оп. 1. Д. 1662. Л. 70.
  8.                ЦГИА РБ. Ф. И- 138. Оп. 1. Д. 1662. Л. 190.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle