Библиографическое описание:

Диванкулиева Б. Х. Эпос «Гёр-оглы» и его значение как историко-этнографического источника [Текст] // Исторические исследования: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 93-97.



Этнология (этнография) как наука применяет в своих исследованиях обширную источниковедческую базу. Художественным произведениям в этом плане принадлежит особая роль. Так, Е. И. Филиппова справедливо полагает, что «для этнографа художественная литература может служить источником еще в большей степени, чем для историка» [1, с. 27]. И. А. Манкевич, рассматривая значение литературно-художественного наследия как источника, отмечает: «Любой художественный текст независимо от времени его создания, авторской, мировоззренческой или жанровой принадлежности, потенциально информативен» [2, с. 20]. Что касается героико-эпического жанра, есть прекрасное высказывание Е. М. Мелетинского: «Памятники героического эпоса составляют ценнейшую часть культурного наследия и предмет национальной гордости народов» [3, с. 5]. В данной статье автор на материале памятника устного народного творчества туркмен «Гёр-оглы» исследует значение эпоса как этнографического источника.

Включение в 2015 г. туркменского героического эпоса «Гёр-оглы» в Список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО явилось признанием его как общечеловеческой духовной ценности. В этом выдающемся произведении нашли своё отражение обычаи и традиции, образующие ментальность туркмен, составляющие их жизненную философию, а также различные аспекты материальной культуры. Историко-этнографическое исследование «Гёр-оглы», таким образом, представляется интересной научной задачей, дает возможность увидеть преемственность традиции, а также значение эпоса как этнографического источника.

Датировку «Гёр-оглы» принято относить к XVI — началу XVII века. Но исследователь Б. А. Каррыев полагал, что некоторые элементы сказания зародились задолго до XVI столетия [4, с. 7]. Можно видеть, что язык, стилистика эпоса близки к эпосам «Огузнама» и «Горкут ата», то есть к огузскому языку. Филолог Д. Нуралиев считал огузским периодом в туркменской литературе V-XII века [5, с. 27]. Предположительно, отдельные главы «Гёр-оглы» складывались уже в этот период. Обратимся к сравнительным примерам. С первых же страниц «Огузнама» мы узнаем, что у туркмен были города с сорока четырьмя воротами [6, с. 25].

Аналогичное выражение, означающего большой город, встречается в «Гёр-оглы» [Гёр-оглы, с. 426]. В «Горкут ата» описывается свадьба туркмен, на которой поют бахши (певцы — сказатели), борются богатыри, стреляют в золоченую тыкву (спортивная игра). В «Гёр-оглы» о свадьбе главного героя говорится следующее: «Устроил скачки, стрельбу в «золотую тыкву», позвал петь бахши, певцов — всех развеселил» [Гёр-оглы, с. 446]. В «Горкут ата» у предводителя — хана есть свита из сорока джигитов. И Гёр-оглы также сопутствуют 40 его приближенных джигитов. Эти параллели дают основание предположить, что «Огузнама», «Горкут ата» и «Гёр-оглы» объединяет художественный стиль и форма. Время возникновения «Горкут ата» датируется VII-IX в. н. э., а «Огузнама» еще раньше [5, с. 27]. Датировка «Гёр-оглы» XVI-XVII веками связывается с народными выступлениями того времени, то есть основным являлась социальная составляющая. Но в определении времени создания народного произведения должны учитываться и другие немаловажные факты. К примеру, традиции и обряды, характерные особенности времени, стилистика, сравнительное сопоставление и анализ текстов народных преданий и т. п.События эпоса показывают у туркмен элементы государственного строя. Многочисленная социальная терминология «Гёр-оглы» представлена следующими словами: патыша, хан, солтан, эмир (правители), бег (князь, правитель области), торе (сановник хана), векиль (сановник), агабег, аталык (высокопоставленные сановники), диванбеги (бек канцелярии, один из высших чинов в феодальной иерархии), ичкидиванбеги (бек канцелярии по внутренним делам государства), гушбеги (начальник егерей), мехрем (стремянной, высокая придворная должность), мурзе (писарь, письмоводитель; почетный титул знатного человека). Также указаны государственные учреждения: диван (учреждение, ведающее государственными делами, меджлис (государственное собрание). В эпосе много гражданских профессий: сейис (конюх, конюший), бакгал (бакалейщик), малдар (животновод), совдагар (торговец), гаравул (сторож), чопан (пастух), зергер (ювелир), ашбаз (повар), гассап (мясник), тебип (лекарь), мирап (распорядитель воды), амбал (профессиональный носильщик), дайхан (крестьянин), кервенбаши (предводитель, глава каравана), мюрид (послушник), сарван (погонщик верблюдов), эмин (следящий за соблюдением правил на состязаниях) и другие, обозначающие подданных страны. В описываемый период существовала и военное сословие, о чем свидетельствуют такие категории, как сердар (военачальник), йигит (воин), батыр (богатырь, силач), ясавул (низкий военный чин, посыльный), нокер (стражник), лек (10 000 воинов; множество).

Героический эпос отразил и военное оружие, бытовавшее в прошлом у туркмен: гылыч (сабля), топ (пушка), ок (вид стрелкового оружия), яшылнайза (стрела). В «Гёр-оглы» есть описание воинской подготовки на лошадях и борьбы: «Эй, добрый молодец, и на коне ты не дал себя одолеть, и в борьбе не поддался» [Гёр-оглы, с. 431]. Интересно описание воинских доспехов и боевого коня: «Отменно убрали они его коня — седло из золоченой кожи положили на него, бархатный потник, дорогую подпругу, чепрак с золотой бахромой, пуховую подушку на сиденье, украшенную изумрудами сбрую надели, а самому Ровшену (детское имя Гёр-оглы. — Б.Д.) дали сапоги из сагры и дорогой кушак, шапку из меха выдры и чекмень из френкского сукна [Гёр-оглы, с. 415].

В эпосе широкое отражение нашли сведения о коневодческом искусстве туркмен, которые вывели знаменитую ахалтекинскую породу лошадей. Так, о повадках Гыр-ата, легендарного коня Гёр-оглы, в эпосе говорится: «Двадцать четыре способа скакать знал Гыр-ат. А в ту ночь он нашел такой ход... Поставить на круп пиалу молока, так даже пленка сливок на его поверхности не собьется» [Гёр-оглы, с. 500]. А строки из эпоса: «Снял он с Гыр-ата седло и чепрак и заново оседлал его, накинул чепрак, попону скатал и привязал к крупу, высоко завязал хвост» [Гёр-оглы, с. 420] возвращают в некоторой степени к вопросу о датировке эпоса. В 1949 году на Алтае в вечной мерзлоте был найден древний ковер, получивший название Пазырыкского (по кургану, где был обнаружен), хранящийся ныне в Эрмитаже. Этот ковер, датируемый V в. до н. э., является произведением древних предков туркмен, что подтверждается схожестью орнаментов Пазырыкского ковра с узорами современных туркменских ковров [7, с. 612]. На этом ковре кони изображены с высоко завязанными хвостами.

В «Гёр-оглы» отражены хозяйство, ремесла, занятия туркмен. Так, о древней оседло-земледельческой культуре туркмен свидетельствуют упоминаемые в эпосе названия зерновых: бугдай (пшеница), арпа (рожь), кунджи (кунжут), джугара (сорго), дары (просо), бурунч (рис); виды собственности на землю; названия фруктов и овощей: алма (яблоко), гавун (дыня), узум (виноград) и как производное от винограда кишмиш. Также в эпосе много названий блюд растительного происхождения туркменской кухни: палав (плов), шуле (рисовая каша с мясом), говурга (жареные зерна пшеницы), машеве (фасолевая каша) и др. Пожелания землепашцу, которое читаем в эпосе, в виде традиционного приветствия бытует у туркмен и поныне: «Бог в помощь! Обильного тебе урожая! Быки у тебя быстрые, соха отменная, железо острое! [Гёр-оглы, с. 561]. Заслуживает внимания в этом плане и вопрос одного из старцев Ровшену в сцене, где его благословляют 40 старцев — эренов: «К чему лежит твое сердце — к землепашеству, к занятию бахши, иль, может, быть муллой?" О преимущественной роли земледелия в хозяйстве туркмен говорят и следующие строки из эпоса в сцене встречи Гёр-оглы и его джигита Косе после длительного отсутствия первого: «Гёр-оглы! Ничто у меня без дела не стояло — ни лошади твои, ни арбы, ни быки для пахоты. Даже семена твои я высеял» [Гёр-оглы, с. 743].

Эпос отразил сведения о скотоводстве и охоте у туркмен: упоминаются кони, верблюды, коровы, овцы. Есть сведения об охоте на фазанов, джейранов, куланов, зайцев. Причем на охоте, как правило, использовались ловчие птицы и охотничьи собаки — тазы [Гёр-оглы, с. 62].

На страницах эпоса освещаются традиции гостеприимства, занятия женщин. Так, повествуется, как юный Гёр-оглы, его дед Джигали бек, тетка Гулендам принимают в гости в своем небольшом шалаше — чертек, где они обосновались после бегства от притеснений, 40 странников — каландаров, для чего режут единственную корову. Гулендам «заткнула полы халата за пояс, засучила рукава и с восхода солнца до утра следующего дня прислуживала им» [Гёр-оглы, с. 406]. В сцене, где старуха отговаривает пери Агаюнус идти замуж за Гёр-оглы, она предостерегает её домашними занятиями земных женщин, такими как «молоть пшеницу, печь хлеб в тамдыре» [Гёр-оглы, с. 440].

Национальные туркменские блюда, о которых повествует эпос, разнообразны. Это, кроме упомянутых выше, яхна (холодное вареное мясо), чиш кебап (жареное на вертеле мясо; шашлык), тамдырлама (мясо, испеченное в глинобитной печи тамдыр), дограма (суп с накрошенным в него мясом и чуреком), гомме (испеченное в золе чурек с мясом, луком и перцем), гайнатма (суп с мясом), чорба (суп), чекдирме (тушеное мясо), кабла (мясное блюдо), из молочных блюд сузме (творог) и др. Также упоминаются такие напитки как чал (прохладительный напиток из верблюжьего молока), гок чай (зеленый чай), гара чай (черный чай), шербет (сладкий прохладительный напиток). В эпосе описывается несколько видов хлеба: чурек (лепешка), петир (чурек из пресного теста), гатлама (слоеная лепешка), челпек (тонкораскатанная лепешка, поджаренная на масле и подаваемая на свадьбе), ишлеме (чурек, начиненный мясом).

Заслуживает внимания описание национальной одежды. У женщин это длинное платье из шелка кетени преимущественного красного цвета, из дорогой тонкой шелковой ткани дараи красно-фиолетового цвета (дараи — ткань из нитей двух цветов, вследствие чего выделка получалась красивого двухцветного шелкового отлива. — Б.Д.), из хлопчатобумажной ткани алача, халаты дон (на тонкой хлопчатобумажной подкладке), ектай (из тонкой ткани, без подкладки), тонкий узорный платок тирме, платок с бахрамой сечекли пота, головные уборы тахя (вышитая шапочка) для девочек и девушек, зерли тахя (шапочка, вышитая золотыми нитками).

По поводу красного цвета в туркменской национальной одежде этнограф Г. П. Васильева отмечала: "...В туркменской одежде традиционным цветом был красный, причем не только в женской, где он преобладал, но и в праздничных летних мужских халатах (красных с черно-белыми полосками). Превалировал этот цвет и в ковровых изделиях. А красному цвету с древних времен приписывались магические свойства, способность давать человеку жизненные силы. Не случайно до сих пор в приданом невесты должны быть два-три платья из гырмызы кетени, т. е. шелковой ткани красного цвета» [8, с. 21]. Мужская одежда состояла из меле дон — серого или серо-песочного цвета халата, юпекли (гырмызы) дон — красного шелкового халата, ассардашдон — халата на подкладке, упомянутого выше чекменя, юпек койнек — шелковой рубахи, шемли гушак — пояса, которым подпоясывался халат, меси — сапог из тонкой кожи, тельпек — высокая овчинная шапка мехом наружу.

В «Гёр-оглы» есть интересные сведения об интерьере туркменского жилища. В главе «Женитьба Гёр-оглы» описывается убранство комнаты: «О ком рассказ? — О Косе. Ударил он Боз-Думана плетью, прискакал раньше всех, стал убирать женскую половину — подмел, ковры, паласы расстелил, в нишах разложил румяные яблоки и запер помещение. Притащил сюда и низкий сундук, разложил на нем душистые розы» [Гёр-оглы, с. 445]. В археологических раскопках на городище Шехрислам в Южном Туркменистане были обнаружены остатки жилых домов, датируемые в XII-XIII вв., в стенах комнат которых были предусмотрены ниши. Предположительно, эти нишы служили для посуды и несли на себе, в том числе, и декоративную функцию [9, с. 145]. Также в жилых комнатах у стены строилось кирпичное возвышение примерно 30–35 см от пола, где можно было отдыхать, спать [9, с. 144]. О таком же глиняном возвышении супа для сидения или лежания, устраиваемого в саду или помещении, говорится и в «Гёр-оглы» [Гёр-оглы, с. 800].

В создании и сохранении эпоса «Гёр-оглы» исключительно велика роль туркменских музыкантов — бахши. К примеру, в варианте эпоса, записанного в 30-е годы XX в. от Пальвана — бахши, свыше четырех тысяч стихотворных строк песен. Не удивительно поэтому, что в эпосе много сведений о музыкальных инструментах. Это дутар (двухструнный щипковый музыкальный инструмент), гиджак (струнный смычковый музыкальный инструмент), баламан (музыкальный инструмент типа свирели), карнай (духовой музыкальный инструмент; длинная медная труба), сурнай (духовой музыкальный инструмент), аргулум (музыкальный инструмент), накыра (типа литавр), рубаб (струнный смычковый музыкальный инструмент), чингире (струнно — щипковый музыкальный инструмент), туйдук (свирель).

«Гёр-оглы» может дать много материала для исследования духовной культуры туркмен. Так, показаны свадебные традиции, коллективный совет генгеш для решения важных вопросов, чаще всего связанных с отправлением сватов, устройством свадьбы и других торжеств, где подавались угощения собравшимся. Эта традиция у туркмен сохраняется и поныне. Также описывается отъезд девушки из своего дома в день свадьбы, в эпосе — невесты Гёр-оглы пери Агаюнус: "...захватила свои златотканые одежды, зеркала, гребешки, положила все это в суму, навьючила на Ховали — Гыра, села на коня и пустилась в путь вместе с Гёр-оглы» [Гёр-оглы, с. 443]. И в наши дни туркменская невеста, отправляясь в дом будущего мужа, берет с собой из отчего дома специально сшитый узорчатый мешочек в виде конверта — букча с зеркалом и расческой. Этот мешочек помещают поверх стопки новых платьев, платков и других нарядов, увязанных обязательно в белый цветастый платок. Далее описывается обряд соединения рук молодых, который выполняется до сих пор: "...девушки и молодки стали расходиться. Все ушли, а жена его дяди Генджима осталась. Она ведь тетка — вот и стоит, засучив рукава, как бы говоря: «Не уйду, пока не соединю их руки!" «Заходи же, милый мой деверь» — «взяла она за руку Гёр-оглы, подвела его к пери и прочно соединила их руки» [Гёр-оглы, с. 447]. Этнограф Н. Т. Лобачева отмечает, что жена старшего брата и девушки, и парня — йенге, играла большую роль во всех свадебных церемониях тюркоязычных народов центральноазиатского региона [10, с.77].

Показаны в эпосе и детские игры, а также игры взрослых на свадьбах, праздниках, в дни больших торжеств: альчики (бабки, кости барана, козла; игра в эти кости), алтынгабак (букв. «золотая тыква», спортивная игра — стрельба в золоченую тыкву), поззам (детская игра с папахой), чилик (детская игра, напоминающая игру в «чижик»).

В «Гёр-оглы» много пословиц и поговорок. Песни из эпоса исполнялись бахши преимущественно на свадьбах и других торжествах (той) при большом скоплении людей. Таким образом, духовные ценности народа передавались из поколения в поколение. «Видеть хорошее — отрада для глаз», «Мужчина честью, баран глоткой», «Не будет ума у праздного человека», «Старанию — хвала», «Не забудется одно добро и одно зло», «Игроку пристало признать проигрыш», «Выпущенная стрела не вернется», «Джигит у мастера учиться», «Пришедшему говори «проходи», но не говори «уходи», «Нет стыда в признанной ошибке» — эти и другие пословицы имели очень большое воспитательное значение.

В эпосе нашли отражения названия стран, городов и этнонимы, что свидетельствует об обширных связях туркмен с другими народами: Арабыстан (Аравия), Гермиян (название местности в Турции), Гурджистан (Грузия), Даманган (Дамган, город в Иране), Истамбул (Стамбул), Испихан (Исфаган, город в Иране), Кербела (город в Ираке), Керман (город в Иране), Мекка, Медина (города в Саудовской Аравии), море Омана (Оманский залив), Мосул (город на севере Ирака), Рум (Византия, земли Малой Азии), Тебриз (город в Южном Азербайджане), Ференгистан (страна франков, европейцев; часто под этим словом подразумевается Европа), Халап (Алеппо, город в Сирии), Хинд (Индия), Хиры, Хырат (Герат в Афганистане), Ширван (местность в Азербайджане), этнонимы арап (арабы), дагыстан (дагестанцы), азербайжан (азербайджанцы), гурджи (грузины), ногай (ногайцы) и др.

Таким образом, эпос «Гёр-оглы» является подробным, этнографически наполненным источником по материально — духовной культуре туркмен. В нем нашли отражение сведения по истории, государственному строю, международным отношениям, а также хозяйству, занятиям и ремеслам, жилищу, одежде, пище, семейным отношениям, традициям и обрядам туркмен. На материале «Гёр-оглы» можно наглядно увидеть, что в качестве этнографического источника эпос любого народа представляет исследователю серьезный фактический материал. Если при этом сопоставить археологические, лингвистические и другие материалы, а также максимально приблизительно определить датировку произведения, то такие исследования имеют широкую и актуальную научную перспективу.

Литература:

  1. Филиппова Е. И. Художественная литература как источник для этнографического изучения города // Советская этнография. — 1986. — № 3–4. — С. 26–36.
  2. Манкевич И. А. Литературно-художественное наследие как источник культурологической информации // Обсерватория культуры. — 2007. — № 5. — С.17–23.
  3. Мелетинский Е. М. Происхождение героического эпоса: Ранние формы и архаические памятники. — М.: Вост.лит., 204. — 462с.
  4. Гёр-оглы. Туркменский героический эпос. Вступит.статья Б. А. Каррыева. М: Глав.ред.вост.лит., 1983–805с.
  5. Горкут — ата: 1500. Ашгабат: Магарыф, 1999. 182с.
  6. Фазлаллах Рашид ад — дин. Огуз — наме. Пер. с пер. Р. М. Шукюровой. — М.: Дом Бируни, 1991. — 128с.
  7. Гундогдыев О. Прошлое туркмен. — М: Интерстамо, 1998. — 625с.
  8. Васильева Г. П. Магическая роль украшений и некоторых видов одежды в представлениях туркмен //. Среднеазиатский этнографический сборник. Выпуск 5. — М.: Наука, 2006. — С.20–32.
  9. Атагаррыев Е. Отголоски древности (на туркм. яз). — А., 1989. — 166с.
  10. Лобачева Н. П. Отражение этногенетический истории в материальной и духовной культуре народов Среднеазиатско — Казахстанского региона (по материалам середины XX века) //. Среднеазиатский этнографический сборник. Выпуск 5. — М.: Наука, 2006. — С.47–94.

 сагры – выделанная кожа зеленого цвета, идущая на сапоги

 чекмень – легкий мужской шерстяной халат

 френкский – европейский

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle