Автор: Гусев Константин Дмитриевич

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

IV международная научная конференция «Исторические исследования» (Казань, май 2016)

Библиографическое описание:

Гусев К. Д. Сложности политической интеграции Малороссии в состав Русского государства: 1689–1764 гг. [Текст] // Исторические исследования: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 55-58.



Рассматриваются вопросы политической интеграции Малороссии в состав Русского государства в ракурсе анализа важнейших и спорных проблем: во-первых, предательства И.Мазепы, во-вторых, постепенной ликвидации автономии, в-третьих, отношений казачьей старшины, посполитого крестьянства и московского правительства. Выявляются причины несостоятельности альтернативных проектов «государственности» — в составе Речи Посполитой и Швеции.

Ключевые слова: Малороссия, старшина, Мазепа, автономия, казаки, посполитые, гетман, Гетманщина.

Неудачный крымский поход 1687 г. князя В. В. Голицына обострил ситуацию не только при дворе царевны Софьи Алексеевны, но и в Малороссии. Симптом неоднократных предательств гетманов вновь дал о себе знать, на Самойловича легло подозрение в сношениях с крымским ханом. Ясно, что подобный расклад устраивал не только князя Голицына, нашедшего виновника военного провала, но и часть казацкой старшины, недовольной самоуправством гетмана. Именно она, ведомая, по всей видимости, Иваном Мазепой (бывшим на тот момент любимцем князя), решилась составить донос. Самойловича низложили и отправили в Сибирь 25 июля 1687 г. Радой в Коломаке Мазепа был избран новым гетманом, подписали новый договор (коломакские статьи), оговаривающие нахождение Малороссии в составе России. В целом статьи подтверждали прежние договоры 1669 и 1672 г., однако автономия, все же, была урезана. Гетману запрещалась без согласия царя снимать с должностей войсковую старшину, а последней — переизбирать гетмана. Де-юре подписание нового договора означало политическое подчинение Гетманщины царю, по сути, прекращение существования независимой вольницы, однако де-факто с 1689 г. новый царь Петр мало вмешивался в дела региона. Появилась возможность возрождения экономики, наступал период, по словам современных украинских историков, «мазепинского ренессанса» [1, с.150].

Правобережье, оставшееся в составе Речи Посполитой во Вечному миру 1686 г., стало утрачивать всякие признаки автономии, а польский сейм 1699 г. вообще одобрил ликвидацию казачества. На Левобережье, в силу шведской и турецкой опасности, целесообразно было сохранить элементы независимости — казачье войско при совместных боевых действиях с русской армией подчинялось гетману, а в линейных сражениях (самых кровопролитных) вовсе не ставилось.

Интересно то, что в Гетманщине существовала собственная казна, налоги из которой в Москву не поступали и расходовались по личной санкции гетмана, что выглядит особо пикантно, помня об экономической политике Петра I (введение подушной подати и т. д.). Так, сюда не распространялись многие указы царя, в частности о смене одежды знатью. Верхушка общества начинала процветать, правда, за счет казачьих низов [2, с.59]. Внешнеполитический курс русского правительства (заключение договоров с Польшей (1686 г. и 1704 г.) и Турцией (1700) в целом обезопасил Малороссию от грозных соседей. Казачья старшина, владевшая крупными имениями, продолжала судиться по шляхетским правам, не платила налогов и не несла общих повинностей, это повлекло за собой расслоение всего общества на привилегированных и зависимых [3, с.11]. По сути, малороссийское общество вновь управлялось классом знати, против которого восстал народ в 1648 г. [1, с.26]. Главное различие состояло в теперешнем единоверии эксплуататоров и эксплуатируемых. Старшина, как писал М.Грушевский «превращалась в помещичий класс, захватывала земли свободные перед тем или считавшиеся войсковыми; закрепощала крестьян и казаков и верно служила московскому правительству за содействие в этих делах... В руках старшины собралась огромная масса земель. Новая панщина сильно раздражала крестьянство» [4, с.368]. Старшина в политических взглядах оставалась неоднородной, что создавало почву для очередного кризиса. У одной ее части сохранялось мнение о возможности возвращения под покровительство Речи Посполитой. Цель подобного реверанса весьма прагматична — усиление собственной экономической вольницы (стать настоящими польскими магнатами). Однако другая часть прекрасно помнила о судьбе Правобережной старшины, судьба же посполитого крестьянства никого особо не волновала [5, с.254–255].

В таких исторических реалиях гетманом стал Иван Степанович Мазепа, который на протяжении следующий двадцати лет исправно нес службу русскому царю. В действительности, обладавший хорошим образованием и политическим тактом, за свое гетманство Мазепа не только развил Малороссию, но и умудрился сосредоточить в своих руках огромные экономические ресурсы. Он обладал 5 волостями с 19654 дворами, а так же несколькими тысячами крестьян, то есть огромной по тем временам личной казной [6, с.207].Будучи православным, еще в юности будущий гетман выбрал весьма странный образовательный курс — после Киево-Могилянской академии отправился в Варшаву на обучение в Иезуитской школе. Затем в 1660 г. всячески подстрекал Юрия Хмельницкого перейти на сторону поляков, в 1663 г. предпринял поездку на Правобережье вручать гетманскую булаву Павлу Тетере, с коим и остался. Произошло это из-за публичного скандала в Польше — выяснился роман Мазепы с женой одного магната. Уже через три года он был главой личной охраны протурецкого гетмана Дорошенко. Затем оказался в плену Самойловича и переметнулся на его сторону. Августовские события 1689 г. еще раз подтвердили политическое коварство Мазепы. Будучи обласканным В.Голицыным в 1687 г., во время переворота в пользу Петра он отрекся от правительства Софьи и предложил услуги юному царю, т. е. в пятый раз полностью поменял собственную политическую ориентацию [7, с.80]. Такая ретроспектива четко показывает — предательство Мазепы 1708 г. не было непредвиденным или чем-то из ряда вон выходящим. Но Петр любил преданных людей (особенно поддержавших его в 1689 г.). Не зря гетман стал вторым кавалером высшей награды Русского государства — ордена Андрея Первозванного, что, в конечном итоге, сыграло с царем злую шутку. Вся жизнь Мазепы прошла не сколько в борьбе, сколько в страхе за собственную должность и богатство. Даже личной охраной у него были не природные казаки, а московские стрельцы [5, с.72].

Несмотря на поддержку Москвы (сделавшей его пожизненным гетманом), Мазепа не пользовался любовью в среде рядовых малороссов, его поощрение войсковой старшины вызывало недовольство народных масс. В 1702 г. священник И.Лукьянов отмечал: «Есть стрельцами то и крепок, а то бы хохлы давно его уходили, да стрельцов боятся» [Там же]. С 1689 г. в Москву на Мазепу поступило два десятка доносов, но правительство переправляло их в руки самого гетмана.

Что касается военного потенциала Гетманщины, то он в результате Руины заметно упал. Сокращенные полки не получали профессиональной подготовки, а редкие военные опасности разлагали сугубо военную организацию. Старшина становилась похожей на феодалов, а казаки (особенно низы) — на крестьян. Петр в письме 1707 г. сообщал Мазепе: «войско малороссийское нерегулярное и в поле против неприятеля стать не может... ничего добра, разве худа есть, понеже, не имеючи определенного жалованья, только на грабеж и тот час домой уйдут».

В ходе Северной войны на польском престоле оказался шведский ставленник Станислав I Лещинский. Рассматривая его в качестве покровителя, не ограничивающего автономию, Мазепа вступает в сношения с польским королем. Приведем отрывки письма Мазепы от 5 декабря 1708 г. Станиславу I: «верный подданный и слуга нижайший Иван Мазепа гетман... наяснейшему милостивому королю... о подданной своей подлеглости... чего ради мы, яко отца, во аде суще, ожидаем приходу вашей королевской милости, яко спасителя нашего... дабы мы могли соединенными оружиями и силами... московского... усыпить змия» [8].

Интересно, что о новых планах Мазепы не знали ни старшина, ни рядовые малороссы. Очевидно, что подобная ситуация была выгодна Мазепе. Вряд ли его идеи доходили до посполитых, ведь в самом регионе народ и по языку, и по культуре был более близок великороссам, нежели полякам или шведам, по-прежнему была широко распространена идея «Воссоединения Руси». Говорить о большей самостоятельности в составе Польши вряд ли приходится, вспоминая печальный опыт Правобережья. Историк П. П. Толочко назвал это «комплексом подданства», ситуацию, когда ни у одного гетмана не было программы с пунктом государственной самостоятельности, всегда предполагался чей-нибудь протекторат.

Осенью 1708 г. царь Пётр пригласил Мазепу присоединиться с казаками к русским войскам под Стародубом. Мазепа медлил, ссылаясь на свои болезни и смуты в Малороссии, вызванные движением Карла XII на юг. Гетман думал, что шведский король направит свои основные силы на Москву, но он пошел через Малороссию.

В то же время Мазепа совещался со старшиной, примкнувшей к нему. Он вёл переговоры как с Карлом XII через Быстрицкого, так и переписывался с А. Д. Меншиковым через А.Войнаровского. Меншиков решил навестить якобы больного Мазепу, тогда тот с гетманской казной бежал с левого берега Десны к Карлу XII, стоявшему лагерем недалеко от Новгород-Северского. С Мазепой было всего 1 500 казаков. Из шведского лагеря гетман написал письмо стародубскому полковнику Скоропадскому, разъясняя причины своего перехода и приглашая старшину и казаков последовать его примеру. По сведениям Д. Яворницкого, царь Пётр I, узнав о предательстве гетмана, отдал приказание князю Меншикову двинуть из Киева в Запорожскую Сечь три полка русских войск под командованием полковника Яковлева с тем, чтобы «истребить всё гнездо бунтовщиков до основания». 11 мая 1709 года Сечь была взята и разрушена. После жестокой схватки были взяты в плен кошевой атаман, войсковой судья, 26 куренных атаманов, 2 монаха, 250 человек простых казаков, 160 человек женщин и детей. Из того числа 5 человек умерло, 156 человек (атаманов и казаков) казнено, причём несколько из них были повешены на плотах и самые плоты пущены были вниз по Днепру на страх другим.

Но большинство населения Малороссии вновь присягнуло царю, именно в этой земле предстояло состояться переломному моменту в Северной войне — Полтавской битве. Тут же начали издаваться царские манифесты к населению здешних городов — «служить вам нам, великому государю, по-прежнему... при прежних вольностях своих непоколебимо " [9, с.260]. Вскоре пришли подтверждения присяги из городов, в которых не было русской армии, но, как говорил Костомаров, «нельзя признавать их только действием страха» [10, с.250]. Не стоит забывать, что русский православный царь для большинства населения воспринимался как природный, а лавирование между интересами старшины и посполитых помогло удержать правительству Левобережье в своих руках. Избранный новым гетманом сразу после предательства Мазепы, И. И. Скоропадский выступил союзником Петра I (возглавлял верных казаков во время Полтавской битвы), был человеком слабохарактерным и неспособным на предательство, за что так понравился царю. После полтавской виктории новый гетман просил «об утверждении прав, вольностей и порядков, доселе бывших в малороссийском войске, о том, чтобы великороссийские воеводы не вмешивались в городские и полковые дела, а присматривали бы только «за замками», расправы без малороссийской старшины сами не чинили, чтобы выведены были гарнизоны, помещенные в некоторых малороссийских городах». Но доверие к вольнице уже было подорвано, был взят курс на постепенную ликвидацию автономии. В 1722 г. с учреждением в Глухове Малороссийской коллегии гетманская власть по факту перестала существовать. Гетману и генеральной старшине было предписано никаких указов по важным делам без подписи коллегии к полковникам не посылать. Примечательно, что образование коллегии оказалось мотивировано жалобами малороссиян на местные власти и необходимостью принятия мер, дабы «малороссийский народ ни от кого как неправедными судами, так и от старшины налогами утесняем не был». Жалобы нового выборного гетмана (и.о.) Полуботка (1722–1724 гг.) так разозли императора, что тот был посажен в Петропавловскую крепость, где и умер. Начавшаяся в России «Эпоха дворцовых переворотов» возродила для старшины мечту о вольнице (хотя посполитые были вполне удовлетворены ограничением власти гетмана).

Аресты старшины при Екатерине I и при Петре II обернулись реставрацией института гетманства, первым выборным стал 70-летний Даниил Апостол. В 1728 г. Верховным Тайным Советом были подписаны Решительные пункты, по которым власть гетмана была ограничена царской, а для посполитых давались льготы — возможность покупки земель на всей территории империи. Великороссам вовсе запрещалось переселяться на территорию Малороссии, устанавливалась свобода торговли, была создана достаточно благоприятная обстановка для экономического развития. Финансами, налогами, военными и ранговыми имениями теперь ведала Генеральная канцелярия Скарба войскового, возглавлявшаяся двумя генеральными подскарбеями. Аппарат скарбовой канцелярии формировался из канцеляристов, секретаря и счетоводов. Государственный контроль за деятельностью канцелярии возлагался на специальную счетную комиссию (1734–1776 гг.).

При Анне Иоанновне (1730–1740) казаки использовались в польском походе (1733–1735), в целом автономия продолжала существовать до смерти Апостола в 1734 г., после чего вновь оказалась ликвидирована, а Малороссийская коллегия не воссоздана. По сути, гетманат перестал существовать (временно восстановлен в 1750 г.), а последний гетман Разумовский, являвшийся одиозной фигурой, занял должность из-за родства с братом Алексеем, фаворитом Елизаветы Петровны. В своих двух столицах (Глухове и Батурине) Разумовский окружил себя придворными, завёл итальянскую оперу и французский театр. Свои указы он формулировал не менее самодержавно, чем то было принято в Петербурге: «Мы заблагорассудили… Мы повелеваем…" [11, с.95–96]. До Елизаветы доходили весьма неблагоприятные сведения о порядках, которые Разумовский завёл на вверенных ему территориях. Валишевский отмечает, что при всех обнадеживающих задатках молодой гетман нередко «подпадал под влияние алчных родных и испорченной среды, окружавшей его» [Там же]. В 1754 г. она вызвала Разумовского для объяснений в Москву. Тогда же власть гетмана была серьёзно ограничена, отменялись таможенные сборы на имперско-гетманской границе, к гетману был приставлен резидент из генералитета. Елизавета также запретила Разумовскому переписываться с иностранцами. Впрочем, на рубеже 60-х гг. Разумовский показал себя зрелым государственным деятелем, пекущимся о благополучии малороссов — проводил грамотную экономическую политику, развернул архитектурное строительство. Впоследствии сыграл значительную роль в перевороте в пользу Екатерины II, последней же не пришлась по нраву малороссийская вольница. Одним из главных инициаторов упразднения гетманства был Г. Н. Теплов, составивший знаменитый документ «О непорядках, которые происходят от злоупотребления прав и обыкновений, грамотами подтвержденных Малороссии». В нём Теплов изобличает институты канцелярии в несостоятельности, кратко излагает историю утверждения гетманской канцелярии в России, причины коррупции в Малороссии, и приходит к выводу, что для улучшения положения малороссийских крестьян необходимо провести ротацию вельмож, а институты Гетманщины полностью заменить по причине их неэффективности и в силу грабительских притязаний казацкой старшины, обличённой грамотами на крестьянские земли. Разумовский был вызван ко двору, где у него затребовали прошение об отставке. Указ об упразднении гетманского достоинства вышел 21 ноября 1764 г., тогда же была восстановлена и Малороссийская коллегия из 4 великороссов и 4 малороссов (просуществовала до 1786 г.)

Подводя итоги, отметим — превращение России в империю не могло не привести к централизации окраинных земель. Предательство гетмана Мазепы, продиктованное личными интересами, дискредитировало институт гетманства как таковой, а существующая вольница на Левобережье оставалась в глазах правительства взрывоопасным элементом. Возникла необходимость полной интеграции Малороссии в состав Российского государства, что сопровождалось постепенным наступлением на автономию и закономерным уничтожением гетманата.

Литература:

  1. Оглоблин, О. Гетьман Iван Мазепа та його доба / О.Оглоблин. — Киiв, 2001.
  2. Яковлева, Т. Г. Мазепа- гетман: в поисках исторической объективности / Т. Г. Яковлева // Новая и новейшая история. — М, 2003. — № 4.
  3. Артамонов, В. А. Вторжение шведской армии на Гетманщину в 1708 г. и Мазепа / В. А. Артамонов. — СПб, 2008.
  4. Грушевский, М. Иллюстрированная история Украины / М.Грушевский. — Киiв, 1997.
  5. Шутой, В. Е. Борьба народных масс против нашествия армии Карла XII в 1700–1709 гг. / В. Е. Шутой. — М., 1958.
  6. Андреев, А. И. Письма и бумаги Петра Великого / А. И. Андреев. — СПб., 1889. Т.7.
  7. Таирова-Яковлева, Т. Г. Мазепа / Т. Г. Таирова-Яковлева. — М., 2007.
  8. Курукин, И. В. Образы и трагедия гетмана Мазепы / И. В. Курукин. — СПб., 2008.
  9. Труды императорского Русского военно-исторического общества. СПб., 1909. Т.1.
  10. Костомаров, Н. И. Мазепа / Н. И. Костомаров. — М., 1992.
  11. Валишевский, К. Дочь Петра Великого / К.Валишевский. — М., 2002.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle