Автор: Дуров Олег Григорьевич

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

III международная научная конференция «История и археология» (Санкт-Петербург, декабрь 2015)

Библиографическое описание:

Дуров О. Г. Генерал К. В. Сахаров и его роль в судьбе Белой Сибири [Текст] // История и археология: материалы III междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, декабрь 2015 г.). — СПб.: Свое издательство, 2015. — С. 23-26.



 

Рассматривается роль генерала К. В. Сахарова в Челябинском, Тобольском сражениях и обороне Омска во время Гражданской войны на Востоке России. Освящается участие в разработке и осуществлении Челябинской операции (июль 1919 года), затем Тобольской операции (август-октябрь 1919 года) и обороны Омска (ноябрь 1919 года), правильности принятии им стратегических решений. В результате исследования раскрывается роль К. В. Сахарова в судьбе Белой Сибири.

Ключевые слова:К. В. Сахаров; генерал; гражданская война; Челябинское сражение; Тобольское сражение; оборона Омска.

 

Гражданская война стала большим испытанием для страны, как для народа, так и для офицеров, солдат и всех тех, кто принимал непосредственное участие в боях. Особенно остро война прошлась по судьбам офицеров бывшей Российской империи.

Деятельность генерала Сахарова почти не изучалась до настоящего времени, современники о нем писали в мемуарах, но серьезных исследовательских работ не было. В советское же время, по идеологическим причинам биография генерала Сахарова не освещалась. Рассмотрим судьбу генерала К. В. Сахарова для понимания его роли в судьбе белой Сибири. В предлагаемой статье будет сделан акцент на том, почему именно этот генерал сыграл не последнюю роль в судьбе Белой Сибири. Проанализируем военную деятельность Сахарова в Гражданской войне и ее особенность.

Константин Вячеславович Сахаров родился 18 марта 1881 года в г. Оренбурге в семье офицера. Получил хорошее военное образование: выпускник Оренбургского кадетского корпуса, Николаевского инженерного училища и академии Генерального Штаба. Участник русско-японской и первой мировой войн. Георгиевский кавалер. Полковник. По своим убеждениям монархист. Два раза был арестован: первый раз за участие в корниловском мятеже; второй раз за попытку пробраться в Добровольческую армию. После второго ареста бежал. В Белом движении сделал блистательную карьеру, пиком которой стало звание генерал-лейтенанта и должность командующего Восточного фронта.

В июле 1919 года адмирал Колчак на Восточном фронте, поручил разработать начальнику штаба Верховного Главнокомандующего Д. А. Лебедеву и командующему Западной армией К. В. Сахарову Челябинскую военную операцию. Вся Челябинская операция окружения красных войск, задуманная Лебедевым и Сахаровым, была чрезвычайно сложна. Такая операция требовала подготовленных кадровых войск. Нуждалась в идеальном исполнении, так как малейшая ошибка в чем-нибудь приводила к нарушению взаимодействия и к краху всей операции. Уже на этапе разработки было понятно, что состояние войск, и их неспособность: маневрировать, выдерживать прорывы и обходы войск противника приведут Челябинскую операцию к полной катастрофе. Дивизиям предстояло вести бой на несколько фронтов, то есть, ставилась такая задача, которую колчаковские войска выполнить были не в состоянии. По словам, военного министра омского правительства барона А. П. Будберга они задумали: «повторить Куликовскую битву с заманиванием противника в ловушку добровольно оставленного челябинского узла, после чего закрыть его при помощи очень сложного маневра, в котором главная роль фланговых ударов отведена совершенно неподготовленным дивизиям». [1, с. 39]. Командующий Восточным фронтом генерал М. К. Дитерихс решительно протестовал против челябинской операции, но безрезультатно.

Во время Челябинских боев К. В. Сахаровым была проявлена исключительная настойчивость, но руководить войсками ему удалось во многом лишь на бумаге. Были возможности для арьергардных ударов, но они, ни разу не были реализованы. Штаб армии стремился держать управление войсками и своими обычными директивами — «упорно удерживать», «энергично перейти в наступление», «нанести стремительный удар» и т. п. не достигал желаемого. Командующие группами, по рассказам В. О. Каппеля и С. Н. Войцеховского, часто не успевали даже расшифровывать директивы и отдавали свои приказания самостоятельно, учитывая обстановку на месте.

Сахарову в боях за Челябинск не удавалось укрепить свой авторитет в армии. Своей манерой обращения, подчеркнутым солдафонским видом, поведением он часто отталкивал, настраивал против себя даже самых исполнительных офицеров. К этому надо прибавить особую придирчивость ко всем, чтобы всё «делалось отчетливо», т. е. подчеркнуто по-солдатски, чтобы армия была «регулярной» [5, с. 142].

В. О. Каппель и С. Н. Войцеховский относились ко многому из начинаний, заведенных Сахаровым иронически. Не обходилось без протестов. Генерал Войцеховский ушел из Западной армии, так как не смог служить под началом К. В. Сахарова. Одно из таких начинаний было желание Константина Вячеславовича походить на императора Петра I. Он сформировал при штабе армии Егерский батальон, внешне сильно подтянутый, дисциплинированный, отлично певший песни — добровольческие части смотрели на всё это с улыбкой. Константин Вячеславович на смотрах войск старался ходить так быстро, что за ним все бежали, копируя тем самым великого Российского императора. Что при его небольшом росте выглядело весьма забавно.

В своих воспоминаниях К. В. Сахаров не раскаивался в поражении под Челябинском, а в своей оптимистической манере утверждал: «Несмотря на отход, значение Челябинской операции было весьма существенно. Бои и действия белых войск показали, что они имеют все шансы разбить красных; в войсках укрепилась уверенность в своих силах. Кроме того население этого большого и абсолютно антисоветского района увидело на деле, убедилось, что были приложены все усилия спасти их от большевиков» [7, с. 126].

Качества К. В. Сахарова как полководца ярко характеризуют слова генерала П. П. Петрова: «недоброжелательство началось с самого начала появления Сахарова в качестве начальника штаба Западной армии и так осталось неизжитой до самого конца белого движения в Сибири. Корень этой неприязни был в том, что С. Н. Войцеховский, В. О. Каппель и другие начали службу на фронте с маленькими отрядами, воевали самостоятельно в самой непростой обстановке с различными силами и привыкли к тому, чтобы армейское командование было внимательно к ним. Новый начальник штаба не был раньше участником гражданской войны. Встав во главе военного управления, начал не только руководить, но и учить, понукать и даже внушать, часто совершенно не обращая внимания на особенности обстановки и смотря на всё по своему, преследуя всё «нерегулярное» в армии» [5, с. 149].

Именно не умение понимать особенность гражданской войны, распыление тех немногих резервов, что у него были и явный авантюризм приводили к неудачам генерала К. В. Сахарова в компании 1919 года.

После отступления белых войск к Петропавловску в августе 1919 года, оценив понесенные потери и не имея достаточных сил, командующий фронтом генерал М. К. Дитерихс настаивал на своем плане — отвести остатки армий за Иртыш. Где при поддержке союзников перевооружить, и пополнить живой силой, с целью удержать оставшуюся Сибирь при объединении с войсками атамана Г. М. Семенова. Этому противоречил К. В. Сахаров, настоявший на проведение «решающей» битвы на водном рубеже Тобола [3, с. 50].

Авантюрное по своей сути предложение К. В. Сахарова не могло строиться на основе глубокого анализа и расчета. Все это в полной мере сказалось и на замысле, а затем и разработке плана операции. Перед стратегами ставки Верховного правителя возникали серьезные проблемы. Вопрос о том, как наступать на Восточном фронте, становился все более сложным для белых генералов. Ставка полностью не могла осознать, что даже успех — это лишь отсрочка катастрофы. Однако после некоторых колебаний был принят план К. В. Сахарова проведения битвы на реке Тобол. Петропавловск был определен районом сосредоточения войск для перехода в наступление. Времени на подготовку оставалось мало.

Армия Тухачевского переправилась через Тобол 20 августа и, преодолев яростное противодействие белых частей, устремилась на восток. У советского историка Спирина находим: «В первые дни наступление продвигалось успешно, но уже в начале второй недели сопротивление со стороны колчаковцев стало увеличиваться. Темп продвижения 5-й армии снизился. Несмотря на это, к концу августа полки армии местами продвинулись до 180 км от Тобола и находились в 70 км от реки Ишим. Это заставило белых напрячь все свои силы» [3, с 79.].

В белом лагере, в последних числах августа усиленно проводилась подготовка к будущему наступлению, от которого ожидали многого — главное, захвата инициативы. Части армии пополнялись, тренировались, насколько возможно, приводились в порядок, вооружались, снабжались и т. д. Южнее 3-й армии должна была сосредоточиться Степная группа с казачьим корпусом генерала Иванова-Ринова, направленной для действий в тылу красных, строились расчеты разгрома.

Согласно плану белого главного командования, 3-я армия наносила главный удар по красным дивизиям. 2-я и 1-я армии имели второстепенные задачи содействия.

План действий 3-й армии заключался в следующем: Волжская группа и арьергард Уфимской сдерживают натиск красных с двух сторон железной дороги; в то же время на обоих флангах были сформированы ударные группы, которые должны были обрушиться на 5-ю Красную армию. Уральский корпус перебрасывался скрыто вверх по Ишиму на крайний левый фланг, откуда предполагалось вывести его кружным путем в тыл красных и тем закончить их окружение. Там же сосредоточивались и казачьи полки. Первым днем наступления назначено было 1-е сентября.

Начиналось сентябрьское наступление 1919 года с победных пафосов омских газет: Сахаров был объявлен Спасителем Отечества с почетным званием «солдат-генерал». А тем временем «солдат-генерал» К. В. Сахаров во время боев в междуречье Тобола и Ишима отдавал приказ о беспощадной расправе с населением, которое в случаях массового выступления должно быть расстреляно, а селение уничтожено дотла. [9, с. 143] Что и произошло с селом Большое Курейное, ныне Макушинского района, Курганской области [8, с. 211]. Колчаковские войска с тяжелыми боями откинули красных на линию реки Тобол. Рейд казачьего корпуса по тылам противника так и не был осуществлен. Была утеряна стратегическая инициатива, а силы войск исчерпаны. Что привело к дальнейшему наступлению Красной армии в октябре 1919 года.

В неудаче развития Тобольского контрнаступления у Константина Вячеславовича виноват был тыл: «… армия, проявившая чудеса героизма и предел напряжения сил, добившаяся блестящей победы, была предана, — она не получила ни пополнений, ни одежды, ни теплых вещей» [7, с. 173].

После поражения на Тоболе, в ноябре 1919 года вновь стал вопрос о сохранении оставшихся войск. Для этого было необходимо сдать Омск. Сохранение сил на тот момент было важнее белой столицы. И тут на сцене опять появляется генерал К. В. Сахаров с идеей обороны Омска. Полагая, возможным восстановить боевой дух армий простым приказом, Константин Вячеславович, перед лицом тяжелейшего их состояния, продолжал предлагать идеи «решительных ударов» и достижения «конечных успехов». План генерала К. В. Сахарова к началу декабря сводился к тому, чтобы сосредоточить мощную группировку сил в районе Томск—Колывань—Новониколаевск и нанести удар по красным войскам, отбрасывая их к югу от железной дороги; начало наступления планировалось к середине декабря. В ударную группу предполагалось включить всю 1-ю армию и еще несколько дивизий, предварительно отводимых в район сосредоточения. Одновременно намечался ряд мер по усилению строевых частей путем привлечения в строй всех годных к службе офицеров и солдат. Разумеется, план этот не имел ни малейших шансов на выполнение. [6, с. 249].

К. В. Сахаров в книге «Белая Сибирь» пишет, что он не собирался удерживать Омск, а обещал лишь сделать все возможное для его удержания. Видимо, генерал не понимал, что дело заключалось не в терминологии, а в том, что его «обещание» в корне изменяло принятый уже план действий, что в случае неисполнения его обещания неизбежно вело к катастрофе.

В первых числах ноября Иртыш сковало льдом, и К. В. Сахаров понял, что был не прав. Был отдан приказ об оставлении Омска и об отходе войск на восток, были потеряны две недели для отвода частей и внесена путаница в железнодорожное движение. За предвзятость мышления А. В. Колчака и за самонадеянность К. В. Сахарова вскоре жестоко расплатилось все белое движение в Сибири.

В декабре 1919 года на станции Тайга эшелон генерала К. В. Сахарова, окружили войска генерала А. Н. Пепеляева. Сахарова решено было арестовать за сдачу Омска и доставить его в Томск, где находился штаб 1-й Сибирской армии, для предания суду. Только вмешательство генерала В. О. Каппеля помогло снять оцепление эшелона. К. В. Сахарова решено было доставить в Иркутск, где следственная комиссия под председательством генерала Бутурлина должна была вести разбор всей деятельности Константина Вячеславовича на посту главнокомандующего. Судьба распорядилась так, что следствие не состоялось.

Подводя итоги, можно отметить следующее. Генералы Белой Сибири критично относились к деятельности К. В. Сахарова. Даже, тот, кто относился к нему хорошо, как генерал В. М. Молчанов, отмечал: «… не вывез все, не эвакуировал своевременно Омск. Конечно, он виноват был, но дело в том, что он думал, что что-то сможет сделать, но он не мог сделать» [4, с. 151–152].

Что касается противников К. В. Сахарова то например, барон А. П. Будберг не питал иллюзий в отношении его персоны и даже сравнивал его с графом Аракчеевым по своей идеологии. Профессор Николаевского инженерного училища генерал Ипатович-Горанский, писал о том, что Сахарова в училище звали бетонной головой; внешний вид его подходил к этому названию, внутреннее содержание, по-видимому, тоже. [1, с. 43].

Роль генерала Константина Вячеславовича Сахарова в судьбе Белой Сибири преступна. Значительная доля вины за провалы Челябинской, Тобольской военных операций, а также за несвоевременный отвод войск из Омска лежит на нем. Все последние резервы были израсходованы колчаковцами в «наступательной мании» Сахарова, при постоянной поддержке его самим адмиралом А. В. Колчаком.

 

Литература:

 

  1.                Будберг А. П., барон. Дневник белогвардейца. Ленинград, 1929. 345 с.
  2.                Ефимов А. Г. Ижевцы и воткинцы. Борьба с большевиками. 1918–1920 гг. «Конкорд», Калифорния, 1975. 79 с.
  3.                Клавинг В. В. Гражданская война в России: Белые армии. СПб.: АСТ, Terra Fantastica, 2003. 326 с.
  4.                Молчанов В. М. Последний белый генерал. М.: Айрис-пресс, 2009. 400 с.
  5.                Петров П. П. От Волги до Тихого океана в рядах белых. 1918–1922 гг. М., 2011. 568 с.
  6.                Пучков Ф. А. 8-я Камская стрелковая дивизия в Сибирском Ледяном походе. / Сибирский Ледяной поход: Научно-просветительное издание. // Составление, научная редакция, М.: ЗАО Центрполиграф, 2004. 247–252 с.
  7.                Сахаров К. В. Белая Сибирь (Внутренняя война 1918–1920 гг.). Мюнхен, 1923. 325 с.
  8.                Федоров А. Ф. Октябрьские зори. М.: Воениздат, 1962. 264 с.
  9.                Южное Зауралье в период гражданской войны (1918–1920 гг.). Сборник документов и материалов. Курган: Зауралье, 1963. 288 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle