Библиографическое описание:

Попов А. А. Проблематика флотского соперничества Германии и Великобритании на страницах англоязычной научно-исторической литературы, посвященной Великой войне в первое десятилетние XXI в. [Текст] // История и археология: материалы III междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, декабрь 2015 г.). — СПб.: Свое издательство, 2015. — С. 7-10.



 

В статье анализируются результаты научных изысканий англоязычных историков начала ХХI вв. по вопросам англо-германской гонки морских вооружений. Ключевое внимание уделено работам Р. Хобсона, Н. Стоуна, М. Гастингса, К. Кларка, а также их взглядам на развитие флотской гонки между европейскими странами, как одной из предтеч военной кампании 1914–1918 гг.

Ключевые слова: современная британская историография, А. Тирпиц, англо-германский морской антагонизм, флотское соперничество, Вильгельм II, Первая мировая война.

 

Рассуждения маститых ученых англоязычной историографии относительно природы военно-морской конфронтации на протяжении последних десятилетий протекали в основном в русле признания основной доли ответственности Германского рейха в развязывании флотского антагонизма. Вместе с тем по совокупности раскрытия ранее малоизученных фактов и введением в исторический оборот новых архивных материалов стали появляться работы с более объективным подходом к проблеме англо-германского морского соперничества.               Одной из таких монографий заслуживающих упоминания следует указать книгу Р. Хобсона «Imperialism at Sea: Naval Strategic Thought, the Ideology of Sea Power and the Tirpitz Plan» опубликованную в 2002 г. [12]. Основу научного интереса историка составило препарирование такого явления как «морской империализм». На основании проведенного исследования Р. Хобсон пришел к выводу, что бурный судостроительный бум II-го рейха вызванный концепцией А. Тирпица не был каким либо исключительным явлением способным развиться в условиях политико-экономической действительности немецкого государства [12, c. 34]. Досконально изучив предвоенное состояние противоборствующих европейских военных блоков, автор указывает на наличие подобных морских проектов во многих государствах. Хоть и с определенными нюансами аналогичные мероприятия проводили и Туманный Альбион, и Третья Республика, а также Дунайская монархия. Таким образом, подытоживая свои рассуждения Р. Хобсон пришел к выводу, что процесс создания флотской мощи являлся закономерным и был характерен для широкого спектра развитых держав независимо от блокового статуса [12, c. 41].

Исследование Р. Хобсона вызвало неоднозначную реакцию ученой общественности. Взгляды автора получили спорную оценку в среде историков-маринистов. Вместе с тем такой подход весьма понятен, ведь долгое время в западноевропейской историографии англо-германского флотского соперничества господствовал тезис об особой роли трагических шагов немецкой нации на пути к катастрофе 1914 г., в то время как любое утверждение отличное от канона вызывало стойкое неприятие.

Интересной работой отражающей подобные веяния следует считать книгу известного британского историка-германиста М. Хьюитсона опубликованную в 2004 г. [11]. Тезисы отстаиваемы автором во многом сходны со взглядами признанного мэтра западногерманской историографии Ф. Фишера [7–9] и продолжают развитие идеи «немецкой вины». Ведя многоплановый анализ состояния экономической и военно-политической сфер общественной жизни кайзеровского государства в 1900-е г. автор отмечал сильнейшее влияние высшего руководства рейха в форсировании событий англо-германской морской конфронтации. По мнению М. Хьюитсона ярые милитаристы, к числу которых принадлежал и сам император Вильгельм II, были убеждены в чистоте своих амбиций и выучке своих солдат, ввиду чего склоняли нацию к скорейшему переходу к военным действиям, как единственному залогу процветания государства, используя при этом июльский кризис 1914 гг. Таким образом, труд М. Хьюитсона устанавливает преемственность научной полемики разыгравшейся в 60-е — 70-е гг. ХХ столетия [1, c. 83; 3].

Впрочем, спорность данного подхода к освещению военно-морской проблематики начала оспариваться в западногерманской историографии уже к концу 70-х гг. породив тем самым «контроверсию фишеровской концепции», в свою очередь, приводя в публикации разноплановых изысканий. Подобная тенденция сохранилась и на современном этапе развития научного исследования военного-маринизма, характерным представителем которого явилась монография Р. Хобсона.

Однако взгляды Р. Хобсона имели и своих последователей, что в конечном итоге вылилось в определенную переоценку ценностей англоязычной исторической науки и дало мощный толчок к публикации новых изысканий связанных с аспектами внешней и военно-морской политики кайзеровской Германии, но уже с учетом последних тенденций. Характерным примером подобного подхода могут служить исследования целого ряда ученых, в числе которых видное место занимают работы Н. Стоуна [15], М. Гастингса [10], Х. Стрэхэна [16], К. Кларка [6], а также авторского тандема Дж. Горна и А. Крамера [13]. Указанные выше представители британского исторического сообщества в большей степени аккумулировали предыдущие наработки, связанные с флотской тематикой, но при этом внося в разработку свои оригинальные положения.

Так, например Дж. Горн и А. Крамер сосредоточили свои усилия на более детализированном представлении предвоенной политики Германской империи, т. е. они продолжали работу в рамках устоявшийся дискуссии оправдания действий Второго рейха. Итогом проделанной работы явилась публикация многостраничной книги «German Atrocities 1914: A History of Denial» [13]. Опираясь на недавно открытые архивные материалы авторы утверждают, что немецкая военная угроза для европейских соседей была надуманным фактором, приводившим к росту дестабилизации политического климата в регионе с целью подорвать экономическое развитие державы кайзера. Защищая выдвинутое положение, историки ссылаются на аналогичные события в сухопутных армия и флотах других государств, в качестве примера приводятся Великобритания и Российская империя. Таким образом, по мысли Дж. Горна и А. Крамера морские противоречия Берлина и Лондона, а также последующая Великая война были всего лишь удобными случаями для переложения ответственности за необузданную колониальную политику на перспективное немецкое государство. Однако память о «тевтонских злодеяниях» как подчеркивают историки надолго определяла курс развития историографии Первой мировой войны [13, c. 22].

Широкий круг исследователей, в число которых входили Н. Стоун, К. Кларк, М. Гастингс и Х. Стрэхэн направили свои усилия на препарирование широкого спектра вопросов связанных с проблематикой кампании 1914–1918 гг. но уже в глобальном масштабе. При этом, стараясь не обойти вниманием предтечи грандиозного военного противостояния.

В частности Н. Стоун в своей книге «First World War» подошел к рассуждению над причинами морской гонки вооружений с позиции необузданного колониализма вдохновенного не слишком прагматичной империалистической политикой. Конец XIX в. ознаменовался научно техническим бумом ведущее место, в среде которого занимали страны так называемого «нового капитализма». Германская империя в полной мере являлась таким государством [15, c. 33]. Мощное военно-техническое развитие вкупе с экономической экспансией подталкивали немецкое руководство к более радикальным мерам утверждения своего положения на международной арене. Выразителем колониально-промышленного благоденствия, по мнению историка, был боеспособный флот построенный, прежде всего для нападения на сильнейшую державу того времени — Великобританию.

Более консервативная в ведении «дел» Британская империя естественно болезненно отреагировала на подобный судостроительный вызов мощным усилением своего Грант Флит, что вело, в конце концов, к трагическому результату. Однако хоть Н. Стоун подчеркивает о «вине всех перед всеми», но все-таки центральное место в определении решающего толчка Европы к необузданной гонке морских вооружений и катастрофе 1914 г., ученый закрепляет за «игрой мускулов» побуждаемой неконтролируемыми амбициями кайзера Вильгельма II [15, c. 35]. При этом он почему-то забывает, что «буревестником» открытой гонки морских вооружений стало создание англичанами нового типа боевого корабля «Dreadnought» в 1905 г., на что немцы, как известно, дали свой дредноутный ответ в виде флотских новелл 1906 и 1908 гг. [2; 4].

В «стоуновском» ключе идут рассуждения известного британского военного историка М. Гастингса. Работа автора под заглавием «Catastrophe 1914» аккумулировала многие наработки предыдущих лет и рассматривала влияние взаимосвязи военно-культурологических факторов на течение англо-германского флотского антагонизма и последующей Первой мировой войны. На основании проведенного исследования историк пришел к выводу, что симметричный патриотический подъем немецкой и британской наций вызванный наращиванием темпов судостроительных мощностей был обусловлен всего-навсего опасением перед возможными действиями противника. Такие питательные условия по версии М. Гастингса более чем способствовали развитию алармистских настроений на европейском континенте [10, c. 125]. С этим тезисом ученого нельзя не согласиться, поскольку действительно в период 1904–1911 гг. Германия и Великобритания жили в состоянии перманентного ожидания войны [5].

Монографии Х. Стрэхэна и К. Кларка по-своему отражали протекание морской гонки между рейхом и Туманным Альбионом. Так, Х. Стрэхэн в работе «The First World War: A New Illustrated History» настаивал на неумеренности империалистических воззрений ведущих держав, спровоцировавшей в конечном итоге разрушительное флотское соперничество имеющие далеко идущие последствия [16, c. 82].

Несомненно, стоит упоминания выдающаяся публикация исследователя профессора Кембриджского университета К. Кларка «The Sleepwalkers: How Europe went to War in 1914» опубликованная в 2012 г. и выдержавшая множество переизданий на многих языках мира. В своей работе ученый отошел от давно устоявшейся фишеровской концепции трактовки причин начала Великой войны, хотя и признавая ее еще вполне жизнеспособной, и более детально старался развить положение о всеобщей ответственности. Отсюда выводится главнейший тезис книги К. Кларка — ключ к пониманию процессов военной кампании 1914–1918 гг. кроется в сложной паутине политических противоречий на пути к июлю 1914 г. [6, c. 15] В числе особенно ярких разногласий автор традиционно приводит проблему агломерации военных блоков и острое морское соперничество немцев и англичан. Анализируя противоречивую обстановку в конце XIX — начале ХХ вв. К. Кларк подчеркивает недопустимость выделения какой-либо одной виновницы раскручивания гонки морских вооружений. По мнению историка сама политическая обстановка того времени подталкивала антагонизирующие стороны к силовому разрешению конфликта флотских интересов [6, c. 44].

Однако, несмотря на довольно большой интерес проявляемый к изысканиям К. Кларка, а также оригинальную трактовку предтеч Первой мировой войны, в научном плане работа ученого представляет собой компиляцию идей предшествующих лет до сих пор не потерявших своей актуальности. Речь, прежде всего, идет о взглядах немецкого историка Ф. Фишера, смягченная версия которых продолжает доминировать в западной исторической науке. Что касается непосредственно «кларковской» концепции, то положения автора отличались самобытностью постановок вопросов и введением в исторический оборот архивных материалов таких стран как Германия, Австрия и Россия, что не могло не сказаться на увеличении продуктивности тематики англо-германского флотского антагонизма.

Таким образом, работы англоязычных историков периода 2001–2012 гг. носили крайне дискуссионный характер, что в свою очередь позволило сформировать ряд новых направлений исследования военного маринизма. К их числу можно отнести изучение проблем международных отношений в период острого кризиса начала века и сопутствующих ему изменений оборонной стратегии Германской и Британской империй.

Отличительной особенностью указанных выше трудов было еще и то, что весомую долю по отношению к капитальным публикациям занимали и научные статьи в специализированных изданиях. Актуальность проблемных вопросов поставленных учеными явилась показателем «живучести» темы.

Впрочем, такая детальная разработка указанных вопросов не привела к снижению познавательного интереса к теме, что доказывает появление огромного числа так называемых «юбилейных работ», среди которых немало места уделено морскому соперничеству.

Тем не менее, несмотря на все достигнутые результаты представленный историками анализ ни в коем случае не ставил точку в проблемных рассуждениях посвященных вопросам военного маринизма, тем самым стимулирую активную публикацию новых работ, в том числе и отечественных [1–5; 14].

 

Литература:

 

  1. Синегубов С. Н. Англоязычная историография германо-британского морского соперничества начала XX века // XXIII Ершовские чтения: Межвуз. сб. науч. ст. Ч.II. Ишим: ИГПИ им. П. П. Ершова, 2013. С. 11–14.
  2. Синегубов С. Н. Германо-английские военно-морские противоречия и проблема разоружения в 1906–1907 гг. // Альманах современной науки и образования. 2008. № 6 (13). С. 191–198.
  3. Синегубов С. Н. Особенности западногерманской историографии военно-морской политики кайзеровской Германии в конце XIX- начале XX вв. // Вестник ИГПИ. История. 2013. № 2. С. 124–131.
  4. Синегубов С. Н. Подготовка к принятию флотской новеллы 1906 г. в Германии и германо-английские отношения //Альманах исследований всеобщей истории XVI-XX вв. номер 6. Альбионика. Вып. 3. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2008. С. 262–273.
  5. Синегубов С. Н. Угроза германо-английской войны в июле-ноябре 1911 г.: Миф или реальность? // Известия российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. Общ. и гум. науки. 2009. № 12 (90). С. 37–45).
  6. Clark C. The Sleepwalkers: How Europe went to War in 1914. — Kindle, 2012.
  7. Fisher F. Die Neutralitat Englands als Ziel deutscher Politik 1908 -1914. West Berlin, 1983.
  8. Fisher F. Griff nach der Weltmacht: Die Kriegszielpolitik des Kaiserlichen Deutschlands. Düsseldorf, 1961.
  9. Fisher F. Krieg der Illusion. Die deutsche Politik von 1911–1914. Königstein, 1978.
  10. Hastings M. Catastrophe: Europe Goes To War 1914. — London: William Collins, 2014.
  11. Hewitson M. Germany and the Causes of the First World War. Oxford ‒ N. Y., 2004.
  12. Hobson R. Imperialism at Sea. Naval Strategic Thought, the Ideology of Sea Power and the Tirpitz-Plan. 1875–1914. Boston. 2002.
  13. Horn J., Kramer A. German Atrocities, 1914: A History of Denial. — Yale University Press., 2001.
  14. Popov A. Criticism of A. von Tirpitz and of His Developmental Strategy of Naval Forces of the German Empire in Papers of Spokesmen of the German Naval Serving Officers in the 1920s and the 1930s of the 20th Century // Young Scientist USA. Vol. 3. 2015. № 3 S. 131–137.
  15. Stone N. World War One. A short history. — New York: Basic Books, 2009. 16. Strachan H. The First World War: A New Illustrated History. — Simon & Schuster Press., 2003.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle