Автор: Туранов Андрей Алексеевич

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

III международная научная конференция «История и археология» (Санкт-Петербург, декабрь 2015)

Библиографическое описание:

Туранов А. А. О местоположении крепости в Сарапуле [Текст] // История и археология: материалы III междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, декабрь 2015 г.). — СПб.: Свое издательство, 2015. — С. 46-48.



 

В статье рассматривается спорный вопрос о локализации крепостных сооружений XVIII века в Сарапуле; впервые приводятся документальные сведения с точным указанием места расположения крепости, позволяющие более целенаправленно организовать археологические исследования в городе.

Ключевые слова: Сарапул, деревянная крепость, местоположение крепостных сооружений.

 

Из исторических источников известно о существования в XVIII веке деревянной крепости в селе Сарапуле (ныне город в Удмуртии). Крепость эта была запечатлена на гербе Сарапула, данном ему при утверждении в статусе города и уездного центра в 1780 г. И хотя сохранившиеся планы застройки Сарапула того периода не содержат указаний на крепость, но сам факт существования крепостных укреплений историками сомнению не подвергается. Однако, вопрос о местоположении крепости к настоящему времени остается открытым: в исторической и краеведческой литературе указывается несколько возможных вариантов, но ни один из них точными документальными свидетельствами или значимыми археологическими находками пока не подкреплен. Долгое время наиболее популярной была версия расположения крепости на Старцевой горе. Сейчас многие отдают предпочтение версии расположения крепости на приречной террасе в районе современной Центральной площади.

Так, уроженец Сарапула историк А. А. Шепталин, ссылаясь на некие неназванные «археологические материалы», частично сохранившийся рельеф и сообщение Н. П. Рычкова «про три деревянные церкви внутри деревянного ж замка построенныя», определяет положение крепости в районе современной Центральной площади, полностью исключая версию о Старцевой горе [1, с. 150–151]. В своей книге он даже приводит рисунок под названием «План Сарапула, конец XVII в.» с изображением крепости в указанном месте [1, с. 119], умалчивая, при этом, что это не копия старинного документа, а продукт творения нашего современника.

В 2006 году попытку реконструкции крепости предпринял ижевский историк А. В. Коробейников, так же предполагая ее размещение в районе Центральной площади [2]. Такое расположение хотя и проработано им с позиций фортификации, однако альтернативные варианты не были рассмотрены вовсе. Поэтому обоснование выбора именно этого места в качестве «натуры» при определении контуров сооружения не бесспорно. Складывается впечатление, что и здесь локализация была сделана с привлечением «мнения» сарапульских археологов, неясного предположения, что «лучшая половина города» должна располагаться на месте бывшей крепости, и наличия старого плана именно этой части города… По результатам этой работы даже создан макет крепости [3, с. 43–44], который был включен в экспозицию Сарапульского музея [3, с. 21]…

Представляется, что для решения проблемы месторасположения Сарапульской крепости известных письменных источников, отражающих представления нескольких поколений исследователей, явно недостаточно. А поскольку проведение масштабных археологических исследований на предполагаемых территориях города в настоящее время затруднено, то следует искать документальные свидетельства. Лучшим доказательством стало бы обнаружение однозначных указаний в современных крепости материалах XVIII века.

Впрочем, при внимательном прочтении кое-какие полезные указания удается обнаружить и в опубликованных материалах. Так, посетивший Сарапул весной 1773 года академик Паллас сообщает о селе, что «лежит оно вдоль по правому берегу Камы, по большой части при подошве высокаго места, на коем и поныне еще видна развалившаяся деревянная крепость, которая во времена прежде бывших Башкирских беспокойств построена. Она состояла из плотной бревенчатой стены, с батареями и стрельными башнями, и имела весьма выгодное положение. Внутри оной построена главная церковь, дом Управителя, который дворцовыми деревнями к Сарапулу принадлежащими, или Сарапульскою волостью управляет и Судебная, или управительная контора»[4,с.237]. Это описание позволяет выделить интересную для нашей темы деталь: территориально крепость и село не представляют единого целого, — на местности они разнесены. Село располагается большею частью под горой, а крепость находится вне села, — на горе. Вероятно, именно поэтому крепость и отсутствует на планах жилой застройки Сарапула XVIII века.

В связи со всем вышесказанным представляются важными сведения о местоположении укреплений, обнаруженные автором в документах XVIII века, хранящихся в Российском Государственном архиве древних актов (РГАДА). Документы эти прямого отношения к крепости не имеют, а описывают события накануне прохождения войска Е.Пугачева по территории современной Удмуртии на Казань. Информация по интересующему нас вопросу содержатся в «деле» о крестьянине Сарапульской волости Павле Тюкалове [5], посланном к сарапульскому управителю со сведениями о пугачевском войске после переправы его через Каму у г.Оса. Тюкалов в дороге «язык за зубами» не удержал, за что в Сарапуле был взят под стражу, и после допросов отправлен в секретную комиссию в Казань.

Из допроса в секретной комиссии выясняется, что «быв при въезде уже в Сарапул» Тюкалов поддался на расспросы встретившегося ему крестьянина и "…о сожжении злодеями пригорода Осы и о побитии всех жителей с проста и сказывал, что увидя стоящие близ того места под башней управитель Баранов и порутчик Мелентьев <…> тогда ж призвав ево к себе спрашивали <…> и приказали ему идти за собою в земскую приказную избу, где по приходе и спрашивали уже ево под битьем плетми…" [5, л. 216 об.-217]. Из приведенных фрагментов вполне определенно можно заключить, что крепость (названы башня, и находившаяся в крепости приказная изба, — «судебная, или управительная контора» по Палласу) располагалась на самой окраине Сарапула, — «при въезде».

Из материалов следствия удается установить также, что:

                    Тюкалов прискакал верхом на лошади [5, л.215], по-видимому, торопился, а значит, должен был ехать, по возможности, кратчайшей дорогой;

                    к управляющему в Сарапул он ехал уже не первый раз [5, л.216], а значит, дорогу знал хорошо;

                    по пути проезжал через село Нечкино [5, л.215об.], а значит, к Сарапулу прибыть должен был с северной стороны.

Суммируя эти выводы, с большой вероятностью можно полагать, что крепость располагалась близ северной окраины Сарапула.

Наиболее же интересным для нас является сообщение о прибытии и задержании Тюкалова в донесении управляющего Самсона Баранова. Этот эпизод в документе описывается так:

"1774 году Июня 25 дня во время бытности Сарапулской волости управителя титулярного советника Баранова при строении около Сарапола деревянного города на учрежденном карауле при самом селе Сарапуле на Старческой горе: Прибежал на верховой лошади разгласитель о злодее и государственном враге Пугачеве оной же волости починка Опарина крестьянин Павел Анофреев сын Тюкалов которой до разглашения в народ того зла взят к Сарапулским управителским делам и о том при самом управителе и порутчике Мелентьеве он Тюкалов объявил:…" [5, л.215] (запись приведена с раскрытием слов под титлами — А.Т.).

Приведенное здесь описание места пребывания управителя Сарапульской волости весьма содержательно. Поскольку статус города дан был Сарапулу лишь спустя 6 лет после описываемых в документе событий, то «деревянный город на учрежденном карауле», в данном случае, очевидно, следует понимать как оборонительное сооружение, укрепление, огражденное деревянными стенами, а попросту — деревянную крепость. Похожее определение, — «деревянный рубленый город», — дано крепости и в описании герба [6], составленном в 1781 году. Указание «при строении» может трактоваться двояко: и как «при производстве строительных работ», и как «пребывание при существующем строении», но поскольку известно, что крепость существовала задолго до даты описываемых событий, то здесь должна быть принята вторая трактовка. Таким образом, суммируя, по смыслу получаем, что управляющий находился в существующей деревянной крепости, что вполне отвечает свидетельствам академика Палласа о расположении в крепости дома управителя и управительной конторы. И, наконец, теперь мы подходим к главному — деревянная крепость находилась «около Сарапола <…>при самом селе Сарапуле на Старческой горе». То естькрепость находилась не в самом селе, а на горе около него. «Старческая гора» в настоящее время именуется Старцевой, на ней располагается северная часть современного Сарапула.

Таким образом, существовавшая ранее, но отодвинутая в последнее время на второй план, версия местоположения сарапульской крепости на Старцевой горе находит свое документальное подтверждение в современных ей письменных источниках. Обнаруженные сведения позволят более целенаправленно организовать археологические исследования в городе, и, в частности, поиск остатков оборонительных сооружений XVIII века. Представляется, что дальнейшие попытки искать следы крепости в районе Центральной площади, либо где-то ещё, малоперспективны…

 

Литература:

 

  1.    Шепталин А. А. Сарапул. Сарапулъ. Сарапуль: Историко-краеведческие очерки. — Ижевск: Удмуртия, 2007.
  2.    Коробейников А. В. Крепость на гербе уездного города Сарапула.//Герценка: Вятские записки. — Киров, 2006. — Вып.10. — С.43–55
  3.    Коробейников А. В. Н. Н. Блинов о древности Сарапула. [Электронный ресурс] — Ижевск: Издательский дом «Удмуртский университет, 2008.
  4.    Сарапул в 1773 году. (Из путешествия Палласа)//Вятские губернские ведомости, 1847, № 36, ч. неофиц., — С.236–238.
  5.    РГАДА Ф.6, Оп.1, Д.467(Ч.8), Л.212–218
  6.    Столетие Вятской губернии.1780–1880. Сборник материалов к истории Вятского края. Т.2 — Вятка, 1881. –С.3(Приложения).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle