Библиографическое описание:

Шатунов Е. А., Жерноклеева М. М., Кузовникова К. А. Меры уголовно-правового предупреждения терроризма и экстремизма [Текст] // Исторические исследования: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 126-128.

Терроризм является одной из смертельно опасных болезней современного общества. События последнего десятилетия в России, США, Западной Европе и Азии показали, что никто в мире не выработал надежных методов и средств для борьбы с этим злом. Между тем, многие террористические организации (особенно исламские) настойчиво подбираются к средствам массового уничтожения.

Терроризм и экстремизм представляют угрозу национальной безопасности, политической, экономической и социальной стабильности государства, а также осуществлению основных прав и свобод человека и гражданина, включая право на жизнь.

Законодательство в отношении данной проблемы претерпевает постоянные изменения ввиду того, что современное общество впервые столкнулось с таким масштабным проявлением террористических настроений, а, кроме того, в контексте данной проблемы имеют место столкновения международного права и права отдельно взятой страны.

В России правовую основу предупреждения терроризма и экстремизма составляют Конституция РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» и другие нормативные правовые акты.

В целях уголовно-правового предупреждения терроризма и экстремизма и в интересах выполнения международных обязательств в уголовном законе предусмотрена ответственность за совершение преступлений террористического и экстремистского характера, что является неотъемлемой частью правового механизма защиты безопасности общества и государства.

Уголовный закон включает комплекс правовых запретов и мер государственного принуждения (наказаний и иных мер уголовно-правового характера), а также уголовно-правовых дозволений и поощрений. В совокупности они образуют превентивные и охранительные («карательные») уголовно-правовые средства защиты безопасности общества и государства от посягательств террористического и экстремистского характера [1].

Превентивные уголовно-правовые средства включают в себя уголовно-правовые меры общей превенции в виде уголовно-правовых запретов совершения посягательств террористического характера, предусмотренных ст. 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 263.1 УК РФ, и уголовно-правовых запретов совершения действий экстремистского характера — ст. 277–282.2 УК РФ.

Кроме этого, предупредительные средства включают меры частной превенции, которые направлены на предупреждение повторных террористических и экстремистских посягательств со стороны лиц, подвергнутых уголовному наказанию. Частнопревентивные меры определяются карательным содержанием назначенного наказания и правовыми ограничениями, связанными с судимостью (постпенитенциарными правоограничениями).

Особую группу предупредительных уголовно-правовых средств антитеррористической и антиэкстремистской защищенности общества и государства составляют уголовно-правовые дозволения и поощрения [2].

Первые представляют собой средства безопасности, предоставляющие право причинять вред в целях защиты от террористических и экстремистских посягательств. В блок уголовно-правовых дозволений входят меры необходимой обороны (ст. 37 УК РФ), крайней необходимости (ст. 39 УК РФ), обоснованного риска (ст. 41 УК РФ) и другие, исключающие преступность причинения вреда при защите общественной и государственной безопасности. Вторые (уголовно-правовые средства) выражаются в освобождении от ограничений, налагаемых или наложенных на лицо в связи с совершением террористического или экстремистского посягательства. Такая мера защиты направлена на предотвращение осуществления террористических актов, экстремистских действий путем установления оснований освобождения от уголовной ответственности.

Так, в соответствии с примечанием к ст. 205 УК РФ лицо, участвовавшее в подготовке террористического акта, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления террористического акта и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.

В соответствии с примечанием 1 к ст. 228.1 УК РФ лицо, добровольно прекратившее участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

В соответствии с примечанием 1 к ст. 228.2 УК РФ лицо, добровольно прекратившее участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Уголовно-правовое поощрение здесь используется в качестве своеобразного стимула к предотвращению виновным общественно опасных последствий своих преступных действий. Он «срабатывает», когда между преступным посягательством на безопасность общества и возможными тяжкими последствиями имеется некий промежуток времени, в течение которого виновное лицо своими добровольными активными действиями предотвратит наступление преступных последствий.

И здесь следует отметить, что уголовно-правовое поощрение, предусмотренное примечанием ст. 205 УК РФ, имеет ряд законодательных недостатков, снижающих результативность уголовно-правового режима безопасности при совершении террористических актов [3].

Во-первых, рассматриваемое средство защиты безопасности существенно противоречит ст. 75 УК РФ о деятельном раскаянии. Так, ч. 1 ст. 75 УК РФ ставит возможность освобождения от уголовной ответственности в зависимость от конкретных условий — осуществления субъектом преступления определенных действий, свидетельствующих о его деятельном раскаянии: явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение ущерба или заглаживание причиненного вреда иным способом. В то же время примечание ст. 205 УК РФ не содержит таких условий освобождения от уголовной ответственности. Фактически это примечание распространяет свое действие и на лиц, имеющих не снятые и не погашенные судимости.

Во-вторых, поощрительное средство защиты безопасности транспорта, предусмотренное примечанием ст. 205 УК РФ, отождествляется законодателем с добровольным отказом от преступления (ст. 31 УК РФ), содержит «расплывчатое двусмысленное» условие его применения — способствование предотвращению террористического акта.

Под этим термином можно понимать, как принятие мер по предотвращению террористического акта, то есть совершение действий, направленных на такое предотвращение, независимо от того, был ли совершен в конечном итоге акт терроризма или нет, так и предотвращение осуществления террористического акта, то есть совершение действий, приведших к тому, что акт терроризма осуществлен не был. Это позволяет констатировать нарушение законодателем правил законодательной техники при создании уголовно-правовых средств защиты.

Среди дозволительных средств защиты безопасности общества и государства и пресечения террористических актов следует отметить такую меру, как применение оружия и боевой техники по железнодорожному, воздушному и водному транспорту/35/. По сути, данное средство защиты безопасности общества и государства допускает правомерное причинение смерти пассажирам (заложникам) для предотвращения гибели большего числа людей. Формально оно содержит признаки обстоятельства, исключающего преступность деяния, хотя и не отнесено к таковым уголовным законом. Соответственно, данное средство защиты не является уголовно-правовым. Это нарушает принцип системности права — преступность (непреступность) деяния определяются только уголовным законом (ст. 1 УК РФ). Поэтому такое средство защиты подлежит включению в УК РФ в качестве самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния, что позволит рассматривать его как крайнюю меру антитеррористической и антиэкстремистской защищенности общества и государства.

В тех случаях, когда террористическое или экстремистское посягательство осуществлено, то есть когда нарушена предупредительная зона (общепревентивные меры не выполнили стоящие перед ними задачи) виновное лицо попадает в санкционную зону, в которой функционирует «карательный» уголовно-правовой режим (реализуются «карательные» уголовно-правовые средства). Он является вторым уголовно-правовым рубежом антитеррористической и антиэкстремистской защищенности общества и государства и заключается в применении уголовной санкции (назначении уголовного наказания или иных мер уголовно-правового характера). В данной зоне реализуется предусмотренный уголовным законом карательный потенциал уголовно-правового режима. Виновное лицо подвергается уголовной репрессии — лишается своих прав и свобод или существенно ограничивается в них в объеме, предусмотренном УК РФ. Посредством этого осуществляется уголовно-правовая «реанимация» нарушенных общественных отношений и элементов правовой оболочки антитеррористической и антиэкстремистской защищенности общества и государства, а также уголовно-правовая трансформация негативного поведения виновного лица в позитивное.

Изложенное свидетельствует о том, что в современных условиях необходимо повышение эффективности уголовно-правовой охраны безопасности общества и государства от террористических посягательств путем совершенствования как системы уголовно-правовых средств защиты безопасности, так и практики их применения.

 

Литература:

 

1.      Токманцев Д. В. Меры уголовно-правового предупреждения терроризма и экстремизма/ Современные системы безопасности − Антитеррор: материалы конгрессной части Х специализированного форума (28–29 мая 2014 г.). — Красноярск: СибЮИ ФСКН России, 2014. С. 123.

2.      Там же, С. 123.

3.      Там же, С. 124.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle