Автор: Тихонова Маргарита Сергеевна

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

III международная научная конференция «Исторические исследования» (Казань, май 2015)

Библиографическое описание:

Тихонова М. С. Литературный кружок Г. П. Каменева в г. Казани конца XVIII-начала XIX вв. [Текст] // Исторические исследования: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 114-118.

Культурная жизнь провинциальной Казани на рубеже XVIII-XIX вв. была насыщена и многообразна. В это время увлеченные молодые литераторы, такие как Г. П. Каменев и С. А. Москотильников, организовывают один из первых литературных кружков Поволжья.

Ключевые слова: провинция, культура, литературный, кружок.

The analysis of literature and sources revealed that the authors are devoted to work or to individual members of the literary circle or describe a circle in the context of the literary life of Kazan XVIII-XIX centuries. At the moment, it is not revealed research that considered a literary circle in Kazan from its inception to extinction.

Keywords: Province, culture, literature, circle.

 

В конце XVIII в. в Казани сплотилась обширная группа деятелей, которых объединили гимназия, университет, периодическое издание, литературное общество.

Г. П. Каменев — участник и организатор литературного кружка в Казани, яркий представитель русской литературы конца XVIII- начала XIX вв., самобытный поэт и прозаик, плодовитый переводчик. Им были намечены тенденции, получившие развитие в романтической литературе. [1, 71] Творчество Г. П. Каменева в свое время было высоко оценено А. С. Пушкиным. По воспоминаниям племянницы поэта, Александры Фукс, во время пребывания в Казани, А. С. Пушкин с уважением отзывался о Г. П. Каменеве: «Пушкин, говоря о русских поэтах, очень хвалил родного моего дядю, Гаврилу Петровича Каменева, возвратился опять в мой кабинет, чтобы взглянуть на его портрет, и, посмотрев на него несколько минут, сказал: «Этот человек достоин был уважения: он первый в России осмелился отступить от классицизма. Мы русские романтики должны принести должную дань его памяти: этот человек много бы сделал, ежели бы не умер так рано». Он просил меня собрать все сведения о Каменеве и обещал написать его биографию» [7, 221]. К сожалению, начало подъема и развитие творчества Г. П. Каменева не только в кругах Казани было прервано его смертью в июле 1803 г., но литературное наследие Г. П. Каменева нашло достойное признание, нередко привлекает внимание современных исследователей-филологов.

Г. П. Каменеву принадлежит заслуга перед русской литературой — с его именем связано зарождение жанра стихотворной баллады. «Громвал» –одна из первых русских баллад, впервые опубликована в «Периодическом издании Вольного общества любителей словесности, наук и художеств» в 1804 году, уже после его смерти. В нем заложен сюжет, заимствованный из старинных преданий: сказочный богатырь Громвал освобождает, преодолевая чудовищные препятствия, свою любимую, красавицу Рогнеду, заколдованную волшебником Зломаром. В «Громвале» поэт использует легенды Казани, главный герой сражается с крылатыми змеями — Зилантами, стерегущими замок Зломара.

Г. П. Каменев в российских литературных кругах рубежа XVIII-XIX столетий зарекомендовал себя не только как талантливый поэт, но и как переводчик. Еще с юности поэт хорошо изучил немецкий и французский язык. Г. П. Каменев в пансионате Вюльфинга получил хорошее немецкое литературное образование, а с русской литературой он познакомился позже, самостоятельно. Известны его переводы «Желание спокойствия» из сочинения Г. Клейста, «Утренняя песнь» из С. Геснера, «Эдальвина» из Козегартена.

В 1796–1803гг. произведения Г. П. Каменева публиковались в московских и петербургских литературных журналах-альманахах — «Муза», «Иппокрена», «Новости русской литературы». После его смерти многие произведения были напечатаны в «Периодическом издании Вольного общества любителей словесности, наук и художеств». Наиболее значительные произведения Г. П. Каменева вошли в сборник «Поэты-радищевцы» [Л., 1935], затем в издание «Поэты 1790–1810-х г». [Л., 1971].

Огромное значение для жизни и творчества Г. П. Каменева имело знакомство с С. А. Москотильниковым, известным масоном, переводчиком и юристом, который приехал в Казань в 1793г., будучи уже зрелым литератором, поступил на службу в городской магистрат, где и познакомился с Г. П. Каменевым. Их официальные отношения скоро переросли в дружбу, длившуюся до смерти Г. П. Каменева. В это время Г. П. Каменев всерьез начал заниматься литературной деятельностью, и после знакомства с С. А. Москотильниковым, начал печататься. [6, 1]

С. А. Москотильников родился в 1768г. в Ярославле в семье небогатого купца-старообрядца, получил домашнее образование. После смерти матери и второго брака отца родственники определили мальчика по виноторговому делу, но он воспротивился этому, и в 14-летнем возрасте поступил копиистом в Ярославский городовой магистрат. Затем несколько лет жил в Нижнем Новгороде, где продолжалась его служба канцеляристом. Уже в эти годы С. А. Москотильников занимался литературным творчеством, и есть сведения, что он сотрудничал с новиковскими изданиями.

С. А. Москотильников занимался самообразованием и с юности увлекался литературой и театром, трудами французских философов, энциклопедистов, читал их в подлинниках и во многом разделял их взгляды. В литературных кругах Москвы С. А. Москотильников был известен как переводчик произведений французских авторов. 15 июля 1805г. был зачислен корреспондентом в «Вольное общество любителей словесности, наук и художеств». Его основным литературным трудом, настоящим призванием, которому были отданы годы жизни, стал перевод поэмы итальянского поэта Торквато Тассо «Освобожденный Иерусалим». Поэма пользовалась большой популярностью, особенно в масонской среде. С. А. Москотильников делал свой перевод не с итальянского оригинала, а с французского перевода Лебрена, который считался лучшим из существовавших в то время. «Освобожденный Иерусалим» в прозаическом переводе С. А. Москотильникова был опубликован в Москве (издатель П.Ширяев, типография А. Семена) двумя изданиями — в 1819 и 1821 гг. Издания были снабжены гравюрами — портретом Т.Тассо и сюжетными иллюстрациями. С. А. Москотильников посвятил свой труд Казанскому Обществу любителей отечественной словесности при университете, членом которого являлся. Уже после пятидесяти лет С. А. Москотильников изучил итальянский язык и заново переводил поэму теперь уже с оригинала (вновь в прозе), но закончена эта работа не была, и судьба рукописи неизвестна. С открытием в Казани университета С. А. Москотильников сошелся с его преподавателями и профессорами, особенно с Карлом Фуксом. Тот, зная большие способности С. А. Москотильникова к юриспруденции, посоветовал ему занять место профессора на университетской кафедре. С. А. Москотильников написал диссертацию и обратился за разрешением на ее защиту к попечителю Казанского учебного округа. Но последовал отрицательный отказ о Москотильникове И. Ф. Яковкина, возглавлявшего в то время университет. Жизнь и общественная деятельность продолжала осложняться постоянными придирками начальства по службе, несправедливыми обвинениями, отстранением от занимаемой должности. Но так или иначе передовые круги казанского общества относились к С. А. Москотильникову с большим уважением, ценили его деловые качества, его избирали членом комитета «для уравнения городских повинностей», членом квартирной комиссии, ему даже доверяли дважды ревизию думы. Фамилию С. А. Москотильникова можно встретить в списке высоких лиц, приглашаемых на торжественные церемонии. [2, 2] С. А. Москотильников был автором од на философские, религиозные и гражданские темы. Но особенной популярностью пользовались его басни. Первые свои басни — «Два фигляра», «Фигляр и порок» — он написал в 1786г. Басня «Волк и лисица» была напечатана в «Трудах» Казанского общества любителей отечественной словесности в 1815г. В 1818г. там же появилась басня «Тигр-нравоучитель».

В 1846г. в возрасте семидесяти восьми лет С. А. Москотильников вышел в отставку, так как в результате многолетней службы потерял зрение. Усугубляло его положение отсутствие пенсии. В это время он жил на деньги от продажи имущества и библиотеки. Только в 1846г. ему была назначена пенсия, которая так и не позволила ему выбиться из нищеты. Последние годы жизни провел в жестокой нужде. Умер С. А. Москотильников в 1852г. и был похоронен на кладбище Кизического монастыря, невдалеке от могилы Г. П. Каменева. С. А. Москотильников практически не оставил никаких сведений о себе. Профессор Е. Бобров объяснил это тем, что архив Саввы Андреевича, завещанный его приемной дочери П. Проскуряковой, не сохранился полностью. Кроме того, по свидетельству наследницы, С. А. Москотильников перед смертью «уничтожил много бумаг».

С. А. Москотильников оставил хорошую память о себе. Один из современников назвал его «самым выдающимся из общественных деятелей Казани прошлого и начала настоящего столетия, пионером местной культуры». Профессор Е.Бобров считал, «что если будет издаваться история города Казани и там будет глава о культурной истории города, то одна из почетнейших страниц такой главы будет, несомненно, посвящена С. А. Москотильникову». [2, 2]

Г. П. Каменев и С. А. Москотильников познакомились на службе в городовом магистрате в 1793г. Между ними завязалась тесная дружба и к концу XVIII столетия они стали лидерами и душой кружка, в который входили молодые казанцы, стремившиеся к образованию, литературе, творческому развитию.

Это был небольшой и дружеский интеллигентный кружок, сгруппировавшийся в Казани, где все дышало чистыми и светлыми стремлениями, легко было забыться от жизненных невзгод: здесь все отклоняло от личных вопросов, все увлекало в интересы науки, искусства, литературы и вызывало непосильную работу. [6, 1]

К кружку примкнули преподаватели Главного народного училища в Казани, литераторы и поэты. Остановимся более подробно на известных деятелях кружка Г. П. Каменева и С. А. Москотильникова. В их круг входил И. И. Чернявский — учитель, затем директор Главного народного училища в Казани, впоследствии профессор-филолог Виленского университета. В феврале 1803г. его приняли корреспондентом в «Вольное общество любителей словесности, наук и художеств». Сохранившееся до настоящего времени литературное наследие И. И. Чернявского невелико. До нас дошли четыре стихотворения «Кантат», «Семейственная прогулка», «Ошибка», «Горациева ода»; две статьи: «философическое» рассуждение «Гроза» и «Рассуждения об основаниях просвещения». В архиве Вольного общества имеются сведения о следующих утраченных произведениях И. И. Чернявского: «Забвение», «Радость», «Мои чувствования», «К Держивину», «Кладбище».

Особо следует отметить цивильского помещика Н. С. Арцыбашева один из видных представителей казанского литературного мира, знатока русской истории, автора критического свода летописей, известного антагониста «Истории государства Российского»; критику его на Карамзина ценили позднейшие историки. Он поступил на военную службу в лейб-гвардию в Семеновский полк, где служил до воцарения Павла I. Был переведен в казанский гарнизон, где и вышел в отставку. В начале XIX в. Н. С. Арцыбашев задумывал составить полный свод известий о России на основе летописных источников. Этой работе он посвятил тридцать лет своей жизни, но успел довести ее лишь до царствования Иоанна IV. Труд издан в 1836–1843 гг. Московским обществом истории и древностей российских под редакцией М. П. Погодина. В 1802г. Н. И. Арцыбашев был принят корреспондентом в петербургское «Вольное общество любителей словесности, наук и художеств». К сожалению, многие произведения он издавал анонимно, известны лишь несколько поэтических произведений, которые представлены им при вступлении в общество: «Добродетель», «Песнь на восстановление всеобщего мира», «Временщик» и «Послание Г. Р. Д».. Из прозаических произведений казанского литератора известна повесть «Рогнеда или разорение Полоцка», анонимно напечатанная в 1804г. в «Северном вестнике», авторство которое открыл сам Н. С. Арцыбашев. Умер литератор в 1841г.

Члены кружка объединялись на общих интересах, так С. А. Москотильников с юности любивший театр, и Г. П. Каменев обладавший способностью разбираться в тонкостях театрального искусства, посещал столичный театр, будучи в Москве, не могли не привлечь в литературный кружок актера, создателя театральной труппы в Казани — В. Р. Бобровского. По приглашению, возглавлявшего тогда Казанский край, князя С. М. Баратаева В. Р. Бобровский приезжает в Казань для организации постоянного публичного театра в городе. Здесь В. Р. Бобровский знакомится С. А. Москотильниковым, который увлекался сценой с молодости. Близость С. А. Москотильникова к театру подтверждается, помимо всего прочего, специальным сообщением-доносом директора университета И. Ф. Яковкина на имя попечителя Разумовского. Когда С. А. Москотильников в 1806г. возбудил ходатайство перед университетом о предоставлении ему кафедры «российской юриспруденции» И. Ф. Яковкин (8 января 1807г.) среди прочих «грехов» претендента назвал и его актерские увлечения. [4,22]. По приезду В. Р. Бобровский входит в литературное общество, где знакомится с казанскими литераторами и общественными деятелями. Члены кружка любили театр Бобровского и не пропускали ни одного представления. Труппу Бобровского составили «разные благородные люди» — учителя Главного народного училища и бывшие воспитанники упраздненной первой казанской гимназии. Таким образом, мы можем предположить, что члены кружка были не только зрителями театра, но и его участниками. Успех этого театра приходится на 1791–1796г. Осенью 1796г. представления в театре Бобровского были прекращены по случаю смерти Екатерины II и по истечении срока официального траура больше не возобновлялись.

В литературный кружок входили также префект казанской духовной семинарии К. С. Орлов, литераторы Д. Н. Зиновьев (будущий издатель «Казанских известий»), литератор и библиофил И. А. Второв и др. По словам краеведа П. А. Понамарева: «Участники кружка всецело были проникнуты лучшими веяниями XVIII в. и служили пионерами культуры в среде тогдашнего казанского общества», а, «сценические представления были для них одним из орудий просветительного воздействия... этот кружок, несомненно, определял и характер репертуара в театре Бобровского». «Целых шесть лет, — констатирует краевед П. А. Понамарев, — с блеском и достоинством проработал в Казани этот интеллигентный кружок, создавший «вольный театр» с целью культурного воздействия на местное общество». Основные темы кружка, как указывает П. А. Понамарев: наука, искусство и литература. Как указывает краевед, кружок Г. П. Каменева и С. А. Москотильникова был первой литературной казанской группой, на грани двух веков. [6, 1]

Г. П. Каменев и С. А. Москотильников тесно были связаны с князем И. В. Лопухиным, одним из самых ревностных последователей и распространителей учения «вольных каменщиков», сподвижником Н. И. Новикова. В 1800г. сенатор И. В. Лопухин во главе сенатской комиссии посетил Казань с целью ревизии Казанской, Вятской и Оренбургской губернии. В это время он мог преобразовать существовавшее дружеское сообщество в масонскую ложу. Это указывается во многих источниках, но официальных подтверждений этому не существует.

Большинство участников провинциальных литературных кружков, посещали столичные кружки. Г. П. Каменев не был исключением. Отправившись в Москву, молодой провинциальный поэт вошел в московскую литературную элиту, познакомился с Н. М. Карамзиным, И. И. Дмитриевым, и др. В последствие чего, у Г. П. Каменева завязываются тесные дружеские взаимоотношения с московскими и петербургскими писателями и журналистами. Он начинает активно печататься с начала без подписи, потом под псевдонимами. В 1796г. в журнале И. И. Мартынова «Муза» появляется первое известное печатное произведение поэта — стихотворение «Мечта». В 1800г. в журнале «Иппокрена или утехи любословия» печатаются переводы Г. П. Каменева с немецкого языка.

Перед Каменевым открылись двери известных дворянских домов. Многие новые знакомые Каменева были видными масонами. В Москве И. В. Лопухин подарил Г. П. Каменеву издание своего масонского сочинения «Некоторые черты о внутренней церкви». 30 августа 1802г. Г. П. Каменева избрали членом «Вольного общества любителей и словесности, наук и художеств». [1, 43]

Не смотря на поездки в Москву и Санкт-Петербург, на близкое общение со столичными литераторами и будучи членами «Вольного общества любителей, словесности наук и художеств», Г. П. Каменев и С. А. Москотильников — как начали, так и закончили свою деятельность в провинции, не переселяясь в столицу. На основе этого мы можем сделать вывод, что и в Казани культурная среда была уже достаточно насыщена, многообразна и не уступала столичной жизни.

Как отмечает Н. К. Пиксанов, в книге «Областные культурные гнезда», для провинциального кружка и его участников обычен путь усвоения культуры сначала на месте, потом в столице и только изредка после столицы — на Западе. [5,39] Но такой деятель как Г. П. Каменев, минуя столицу, почерпнул свое литературное вдохновение из немецкой поэзии, с которой он познакомился в пансионе Вюльфинга. Позже он вступил в столичную культуру, и привнес в нее нечто готовое, созревшее дома, в Казани. Так мы приходим к выводу, что большинство членов кружка имели хорошее образование, которое они получили в Казани.

Следует подчеркнуть особенность провинциального литературного кружка. В него входили префект казанской духовной семинарии К. С. Орлов, купец I гильдии, занимавшийся поэзией Г. П. Каменев, юрист городового магистрата С. А. Москотильников, «распорядитель» казанского театра В. Р. Бобровский. Следовательно, участники казанского кружка имели разные профессии и социальное происхождение.

Из анализа литературы и состава кружка, мы не можем сделать вывод, что в казанском кружке не поднимались общественно-политические темы. На данный момент этот вопрос остается открытым.

Проведенный анализ показывает, что казанский кружок был провинциальным развлечением местной интеллигенции. И в тоже время он влиял на культуру города. Литературный кружок Г. П. Каменева и С. А. Москотильникова вывел казанскую сцену в общее прогрессивное движение театрального искусства второй половины XVIII в. и, безусловно, повлиял на будущее литературное поколение и литературные объединения в Казани в XIX в.

 

Литература:

 

1.                  Валеев, Э. Н. Первый русский романтик Г. П. Каменев (1772–1803)/ Э. Н. Валеев. — Киров, 2001. -79с.

2.                  Загвозкина, В. Не поступал против чести и совести/ В. Загвозкина//Сов. Татария. — 1991.- 2марта. -2с.

3.                  Захарова,О. И. Литературная и культурная жизнь Казани первой половины XIX века (по материалам газет «Казанские известия» и «Казанские губернские ведомости») / О. И. Захарова // Материалы краеведческих чтений, посвященных 135-летию Общества естествоиспытателей при КГУ, 110-летию со дня рождения М. Г. Худякова, 22–25 марта 2004 г. / [редкол.: Г. С. Муханов и др.].—Казань, 2004. — 290–300 с.

4.                  Крути, И. А. Русский театр в Казани / И. А. Крути. — М: Государственное издат. «Искусство»,1958г. 20- 25 с.

5.                  Пиксанов, Н. К. Областные культурные гнезда: Историко-краведеный семинар. — М. — Л.,1928.- 81 с.

6.                  Пономарев, П. А. Казанский поэт Каменев /П. А. Пономарев // Волжский вестник. — 1889. (№ 76). — 25 марта. — 1 с.

7.                  Фукс, А. А. А. С. Пушкин в Казани / А. А. Фукс //А. С. Пушкин в воспоминаниях современников. — М., 1974. — Т. 2. — 221с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle