Библиографическое описание:

Крючкова В. Н. К столетию обороны Осовца [Текст] // Исторические исследования: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 7-9.

Стойте дружно, осовчане,

Герои славные Кремля.

Смотрят все на вас славяне

И вся русская земля.

 

В феврале-марте 2015 г. исполняется ровно сто лет со дня героической обороны российскими войсками крепости Осовец в 1915 г., известной как «атака мертвецов». Уникальная страница истории Первой мировой войны в советское время замалчивалась, так как ее защитники, генералы, офицеры и отчасти солдаты, в Гражданскую войну воевали в Белой армии. Целью статьи является дополнение сведений об участниках той обороны — 13-й роте 226-го Землянского пехотного полка. Использованные при этом материалы включают опубликованные и архивные данные, в частности, дневник боевых действий 226-го Землянского пехотного полка, хранящийся в Российском государственном военно-историческом архиве.

Осовец находится на территории современной Польши, в 50 километрах от Белостока на берегу реки Бобра. Крепость занимала важное стратегическое положение. Она располагалась на пути из Восточной Пруссии вглубь России. Обойти ее было невозможно из-за раскинувшихся вокруг болот и небольших речушек с топкими берегами, но она не имела соответствующего своему положению укрепления. Относясь к третьей категории, самой низкой, крепость включала четыре форта, один из которых не был достроен и не имел тяжелого вооружения.

Первую попытку взять с ходу Осовецкий укрепрайон немцы предприняли в сентябре 1914 г., но были отброшены. В следующий раз они подготовились лучше. Блокадный корпус состоял из 40 батальонов пехоты, воздухоплавательного и пионерского батальонов, различных вспомогательных отрядов специального назначения и 17 батарей осадной артиллерии. Под Осовец были стянуты тяжелые орудия, в том числе «Большие Берты» калибра 420-мм и стрелявшие на 14 километров. Снаряд этой мортиры, прозванной в Европе «убийцей крепостей», весил почти тонну и оставлял после себя воронку в пять метров глубиной и диаметром в 11 м. Гарнизон самой крепости состоял из пехотного полка, 2 артиллерийских батальонов (72 орудия с боекомплектом 750–1000 выстрелов на каждое), саперного и вспомогательных подразделений. Таким образом, численное превосходство пехоты было на стороне блокадного корпуса, и еще большое превосходство артиллерии. Самыми мощными орудиями крепости были устаревшие 150-мм и 107-мм пушки образца 1877 г. Уже во время осады из Кронштадта прибыли 2 дальнобойные 150-мм морские пушки [4].

Накануне атаки в Осовец прибыли парламентеры с «выгодным экономическим предложением»: дабы не тратить дорогостоящие боеприпасы, германское командование было готово купить крепость за полмиллиона марок. На Западном фронте это было нормальной практикой. Комендант крепости генерал Николай Бржозовский отверг эту сделку, чем озадачил практичных немцев.

3 февраля 1915 г. начался второй штурм, продолжавшийся до начала марта. За это время по крепости было выпущено 200 тысяч снарядов, сверху ее бомбили аэропланы, после обстрелов на русские укрепления накатывали цепи немецкой пехоты. Но крепость держалась, пылая в огне от бесконечных артобстрелов, люди задыхались в дыму и пыли, их давил бетон, они сходили с ума от непрекращающегося, нестерпимого грохота. Не смотря на это, русским удалось из старых морских орудий подбить две «Берты» из четырех и уничтожить склад с боеприпасами, после этого атаки прекратились. Задача гарнизона была выполнена, ведь в начале февраля Бржозовского просили продержаться хотя бы двое суток, а враг был остановлен на месяц. Крепость уже вошла в историю, устояв под ураганным огнем германской тяжелой артиллерии. Однако настоящий подвиг Осовца был еще впереди.

Для атаки Сосненской и Заречной позиций немцами были собраны следующие силы: 13–14 батальонов пехоты, 1 батальон саперов, 24–30 тяжелых осадных орудий, 30 газовых батарей.

На передовых позициях крепости Бялогронды — Сосня немцам противостояли русские части: на правом фланге (позиции у Бялогронды): 1-я рота Землянского полка и 2 роты ополченцев; в центре (позиции от Рудского канала до центрального редута): 9-я, 10-я и 12-я роты Землянского пехотного полка и рота ополченцев; на левом фланге (позиция у Сосни): 11-я рота Землянского полка; общий резерв составлял одну роту ополченцев. То есть на острие германского удара — Сосненской позиции — находилось всего 5 рот 226-го Землянского пехотного полка и 4 роты ополченцев [4].

В дневнике боевых действий 226-го Землянского пехотного полка об этих событиях имеются сведения, что «около 4 час. утра немцы выпустили целое облако удушливых газов и под прикрытием их густыми цепями повели энергичное наступление, главным образом 1, 2 и 4 участки Сосненской позиции. Одновременно с этим противником был открыт ураганный огонь по Заречному форту, заречной позиции и по дороге, ведущей с последней на Сосненскую позицию. Вследствие почти поголовного отравления всех защитников 1, 2 и 4 участков. Эти последние участки, несмотря на принятые меры, были заняты противником». Надо понимать, что наивысшая концентрация удушливых газов была в непосредственной близости от очага распыления. В результате защитники 1-й линии русской обороны оказать активного сопротивления не смогли. Получив донесение о потере 1-й линии, командир полка тот час же приказал 8-й, 13-й и 14-й ротам выступить с форта на Сосненскую позицию и выбить немцев из окопов. 13-я рота под командованием подпоручика Котлинского, выйдя из крепости и рассыпавшись под сильным артиллерийским огнем, стала продвигаться вдоль железной дороги навстречу наступающим немецким цепям. Приблизившись к противнику, Котлинский со своей ротой бросился в атаку, заставив немцев бежать. Не останавливаясь, 13-я рота преследовала бегущего противника. Подпоручик Котлинский был смертельно ранен и передал командование 13-й ротой подпоручику 2-й Осовецкой саперной роты Стрежеминскому [1].

На открытой местности после штыкового удара, который принудил неприятеля к паническому бегству, немцы не смогли удержаться даже в захваченных окопах, так как паника передалась удерживающим линию солдатам. В то же время немногочисленные немецкие солдаты, которые пытались устоять, были перебиты в ходе штыкового соприкосновения. Таким образом, именно контратака 13-й роты задала тон в исходе этого боя.

Тем временем русским войскам предстояло развить успех и восстановить положение. Из дневника боевых действий мы узнаем, что «прапорщик Радке, приняв после подпоручика Стрежеминского командование 13-й ротой, после того как крепостная артиллерия несколькими батареями обстреляла двор Леонова, бросился в контратаку и штыками выбил немцев… Всего 13-й ротой было взято около 25 пленных много амуниции, винтовок и снаряжения.».. Одновременно с этим 14-я рота под командой прапорщика Тидебель, высланная для восстановления положения на левом фланге Сосненской позиции, выбила немцев с 3-го участка. Было взято 15 пленных и много амуниции, винтовок и полевого телефонного кабеля. В результате к 8 час. утра положение русских на передовых позициях крепости было полностью восстановлено [3].

Немцы поменяли тактику и решили овладеть крепостью при помощи газовой атаки 6 августа. Для этого рядом с крепостью были дислоцированы 30 батарей, то есть несколько тысяч баллонов боевых отравляющих веществ с ядовитой смесью хлора и брома, которая распылялась, когда ветер дул в сторону крепости. Металлические предметы и вооружения покрылись ядовитым зеленым налетом. Из более 2 тыс. солдат и офицеров гарнизона крепости в живых осталось несколько более 200 человек. Переждав некоторое время, три свежих полка германских войск численностью около 7 тыс. человек пошли в наступление, полагая, что легко займут «пустую крепость». Однако им навстречу, отхаркивая кровь и сгустки легких, бросилась горстка русских солдат и офицеров, около ста человек. Их лица были обмотаны бинтами и белым полотном, мундиры сильно потрепаны, покрыты пятнами грязи и крови. По рассказам очевидцев, немцы пришли в ужас от вида и напора русских и бросились врассыпную. В это время по ним ударили уцелевшие пушки русской крепостной артиллерии, что привело к еще большей панике. Многие солдаты ландвера погибли от разрывов снарядов, другие были заколоты штыками, некоторые нашли смерть, запутавшись в колючей проволоке ограждений. Противник понес значительные потери и был частично рассеян. Именно эта атака русских воинов навеки вошла в историю как «атака мертвецов».

Русские войска оставили Осовец уже позже, по приказу командования, когда его оборона потеряла смысл. Эвакуация крепости тоже пример героизма, потому что вывозить боеприпасы пришлось по ночам, днем шоссе на Гродно бомбили немецкие аэропланы. Но врагу не оставили ни патрона, ни снаряда, ни даже банки консервов. Каждое орудие тянули на лямках 30–50 артиллеристов или ополченцев. В ночь на 24 августа 1915 г. русские саперы взорвали все, что уцелело от немецкого огня, и лишь несколько дней спустя немцы решились занять развалины [1].

Крепость Осовец так и не была взята с боем, навеки войдя в число непокоренных. Подвиг 226-го Землянского пехотного полка является примером мужества, стойкости, верности своим идеалам, преданности своей Родине и народу.

 

Литература:

 

1.      Денисов А. Осовец. Атака мертвецов // Братишка. 2011. № 1.

2.      Хмельков С. А. Борьба за Осовец. М., 1939.

3.      Чекмарев В. А. 1915. Атака мертвецов http://fan.lib.ru/c/chekmarew_w_a/ 1915attak.shtml (Дата обращения: 21.02.2015 г.).

4.      Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2839. Оп. 1. Д. 21. Л. 46об.

5.      РГВИА. Ф. 2839. Оп. 1. Д. 21. Л. 47–47об.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle