Автор: Рыков Алексей Викторович

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

III международная научная конференция «Вопросы исторической науки» (Москва, январь 2015)

Библиографическое описание:

Рыков А. В. Положение бригадиров полеводческих бригад Алтайского края в годы Великой Отечественной войны [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, январь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 124-126.

Бригадир полеводческой бригады являлся важной фигурой в структуре колхозного строя. Согласно «Примерному уставу сельскохозяйственной артели» бригадир распределяет работу между членами артели. При 3распределении он обязан «наилучшим образом использовать каждого колхозника своей бригады, не допуская при распределении работы никакого кумовства, семейственности и строго учитывая трудовую квалификацию, опыт и физическую силу каждого, а в отношении беременных и кормящих женщин — необходимость облегчить их работу, освобождая женщин от работ за месяц до родов и на месяц после родов с сохранением за ними содержания на эти 2 месяца в половинном размере средней выработки ими трудодней» [1].

Еще одной важной функцией бригадира является подсчет работы колхозников и «соответственно установленным расценкам записывает в трудовую книжку колхозника количество выработанных им трудодней» [1]. Он же обязательно участвовал в заверении годового итога работы и дохода каждого колхозника [1]. Бригадир назначался правлением артели на срок не менее 2 лет [1].

Во время Великой Отечественной войны произошло значительные изменения в положении бригадиров полеводческих бригад. Цель данной работы — рассмотреть основные факторы, повлиявшие на их положение. Прежде всего можно выделить несколько основных факторов: 1) изменение кадрового состава бригадиров полеводческих бригад; 2) осуществление бригадирами их непосредственной деятельности в условиях военного времени Во-первых повысилась их роль как организаторов непосредственного сельскохозяйственного производства. В условиях военного времени, нехватки техники и людских ресурсов они должны были организовать выполнение повышенных государственных планов.

Также следует отметить, что выросла роль бригадира как человека фактически устанавливавшего количество выработанных колхозником трудодней. По постановлению СНК СССР, ЦК ВКП(б) от 13.04.1942 № 508 «О повышении для колхозников обязательного минимума трудодней» за невыработку необходимого минимума трудодней колхозник мог быть осужден на срок до 6 месяцев исправительно-трудовых работы с удержанием из зарплаты 25 % трудодней в пользу колхоза, а также лишен приусадебного участка [2, с. 381–382]. В результате, теперь от бригадира зависел не только доход колхозника, но часто и то подвергнется ли он преследованию или нет.

Начало Великой Отечественной войны очень сильно ударило по кадровому составу бригадиров полеводческих бригад Алтайского края. Большое число бригадиров полеводческих бригад было мобилизовано в действующую армию. Сельское хозяйство лишилось лучшей части руководящих работников, наиболее подготовленной и имевшей опыт по организации производства. В целом по Сибири к концу 1943 г. оставалось всего лишь 10,1 % бригадиров полеводческих бригад, имевших довоенный опыт работы [3, с. 92]. В крае ситуация была столь же непростой. В частности, на конец 1944 года из 5516 бригадиров края довоенный опыт (от 3 лет и более) имели всего 675 человек (или 12,3 % бригадиров) [4]. В Ойротской автономной области на 1943 год из 309 бригадиров-полеводов по стажу работы до одного года было 233 человека, а со стажем работы свыше трех лет — всего лишь два человека [5, с. 372].

Руководство края было вынуждено реагировать на данную проблему и использовало для ее решения ряд способов различных. В частности, одним из главным способов решения этой проблемы со стороны партийного руководства края стало направление на должности руководящего состава колхозов коммунистов из городов и районных центров.

3 июля 1941 г. бюро краевого комитета ВКП(б) приняло решение направить более половины коммунистов, работавших в районах края, непосредственно в сельскохозяйственное производство. При этом краевой комитет партии требовал обеспечить при отборе тщательную проверку деловых и политических качеств посылаемых на постоянную работу в колхозы коммунистов с тем, чтобы отобрать «морально и политически устойчивых людей, способных на деле осуществить большевистское влияние и руководство работой на селе». Крайком также предложил из 14 тысяч служащих сельских предприятий и учреждений значительную часть послать на работу в колхозы [6, с. 157].

В ноябре 1941 г. бюро крайкома партии и крайисполком на совместном заседании обсудили вопрос о работе коммунистов, командированных из городов на руководящую работу в колхозы. Они потребовали от секретарей райкомов партии и председателей райисполкомов лично на месте с работой коммунистов-председателей, оказать им необходимую помощь в укреплении хозяйств, подборе кадров, выполнении обязательств перед государством, а также принять меры к созданию для них необходимых материально-бытовых условий [7, с. 104].

Еще одним из основных способов решения нехватки кадров среди полевых бригадиров стало активное выдвижение на эту должность женщин. Если в довоенный период в крае (в 1940 г.) женщин в должности полевого бригадира не было вовсе, то к 1944 г. процент женщин среди полевых бригадиров достигает 39,2 % [8, с. 402]. В Ойротской автономной области этот процент был еще выше и достигал двух третей от всех руководителей полеводческих бригад [5, с. 372].

Также одним из способов решения проблемы нехватки кадров стала организация дополнительного обучения и переподготовки для бригадиров полеводческих бригад. Вопросы подготовки сельскохозяйственных кадров рассматривались и на пленумах краевого комитета партии при обсуждении проблем развития сельского хозяйства края. При отделе кадров крайкома ВКП(б) была создана специальная оперативная группа по руководству подготовкой и переподготовкой механизаторских и руководящих сельскохозяйственных кадров [7, с. 107]. Среди полеводческих бригадиров активно стали проводится различные семинары, совещания с передовиками, курсы подготовки в райцентрах и краевом центре.

Следует отметить, что вышеперечисленные меры не позволили полностью решить проблему нехватки бригадиров полеводческих бригад. В результате данных мобилизационных мер к руководству бригадами приходили люди, которые не имели опыта работы в сельском хозяйстве, организаторских способностей или попросту малограмотные.

Например, в полеводческой бригаде № 2 производили пахоту на глубину 5–7 см. Руководство колхоза и сам бригадир этой бригады П. Шихалев мер к нарушителям агротехники не применяли [9]. В колхозе им. Димитрова Шипуновского района из 40 рабочих лошадей ввиду плохого ухода, 35 выведены из строя. Бригадир полеводческой бригады Скиба, вместо борьбы за сохранение конского тягла, «сам 2-х лошадей вывел из строя» [10].

В результате, уход на фронт большей части бригадиров полеводческих бригад, а также некомпетентность приходивших на их место людей привели к появлению тенденции постоянной ротации данной категории руководящего состава колхозов. Данная тенденция имела место на протяжении всей войны. Например, в Тюменцевском районе за 1941–1944 годы сменилось 116 бригадиров полеводческих бригад, из них в 1943–10, а в 1944–19 бригадиров [11]. В Новичихинском районе из 91 бригадира за 1943–1944 г. сменилось 57 человек. Только в одном колхозе им. Куйбышева за это время сменилось 7 полевых бригадиров [12]. За 1944 год в Павловском районе сменилось 29 бригадиров полеводческих бригад [12] в Петропавловском районе «из 97 бригад сменилось более 20 человек» [14], а в Чарышском районе сменяемость бригадиров полеводческих бригад достигнет 40–45 % [15].

Также следует отметить, что бригадиры полеводческих бригад, в числе других руководящих колхозных кадров оказались под пристальным вниманием органов НКВД. В годы войны они все чаще в своих спецсообщениях руководителям края стали заострять внимание на «засоренность кадров», которая заключалась в их политической неблагонадежности. В частности, указывалось на бывшее кулацкое состояние, арест и осуждение родственников бригадиров полеводческих бригад органами НКВД, а также их антисоветскую направленность [16]. Нередко это приводило к их осуждению по политическим мотивам, но в целом процент осужденных бригадиров полеводческих бригад был минимальным. Всего за годы войны по Алтайскому краю было репрессировано 24 полеводческих бригадира [17].

В результате, подводя итог следует отметить, что за годы войны в положении бригадиров полеводческих бригад произошли большие изменения. Значительные изменения в кадровом составе бригадиров полеводческих бригад прежде всего привело к снижению в целом профессионализма данной категории руководящих колхозных работников. Это в свою очередь не могло не сказаться на осуществлении сельскохозяйственных работ. Также следует отметить, что в этот период произошло увеличение давления со стороны партийных органов и органов правопорядка. Но несмотря на все вышеизложенное в этих непростых экстремальных военных условиях большинство из них смогло правильно организовать работу и обеспечить страну необходимой сельскохозяйственной продукцией.

 

Литература:

 

1.                  «Примерный устав сельскохозяйственной артели» (утв. СНК СССР, ЦК ВКП(б) 17.02.1935) // Советская Сибирь. 1935. 20 фев.

2.                  Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О повышении для колхозников обязательного минимума трудодней» // Хрестоматия по новейшей истории России, 1917–2004. В 2 ч. Ч. 1. 1917–1945 / под ред. А. Ф. Киселева, Э. М. Щагина. М., 2005.

3.                  Подвиг земли богатырской (Сибирь в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.) / М. Р. Акулов, В. Т. Анисков. — М.: Мысль, 1970. — 364 с.

4.                  ГААК. Ф. П-1. Оп. 18. Д. 563. Л. 74.

5.                  Очерки по истории Горно-Алтайской автономной области / под ред. Л. П. Потаповой. Горно-Алтайск: Горно-Алтайское отделение Алтайского книжного издательства, 1973. — 541 c.

6.                  Алтай в годы Великой Отечественной войны / под ред. Е. В. Заруцкой. — Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1960. — 236 с.

7.                  Гаврилов Н. С. Алтай в Великой Отечественной войне / Под. ред. В. Соколова. — Баранул: Алт. кн. изд-во, 1990. — 245 с.

8.                  Арутюнян Ю. В. Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны. — издание 2-е. — М.: Изд-во АН СССР, 1970. — 466 с.

9.                  ГААК. Ф. П-1. Оп. 18. Д. 155. Л. 403.

10.              ГААК. Ф. П-1. Оп. 18. Д. 156. Л. 248.

11.              ГААК. Ф. П-1. Оп. 18. Д. 556. Л. 30.

12.              ГААК. Ф. П-1. Оп. 18. Д. 404. Л. 199.

13.              ГААК. Ф. П-1. Оп. 18. Д. 557. Л. 16.

14.              ГААК. Ф. П-1. Оп. 18. Д. 557. Л. 42 об.

15.              ГААК. Ф. П-1. Оп. 18. Д. 556. Л. 82.

16.              ГААК. Ф. П-1. Оп. 18. Д. 404. Л. 206.

17.              Посчитано по: Жертвы политических репрессий в Алтайском крае / Управление архивного дела администрации Алтайского края; Отв. ред. Г. Н. Безруков. — Барнаул: Алтайский полиграфический комбинат, 1998- Т. 5: Июнь 1941 — май 1945., Т. 7: 1920–1965.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle