Автор: Предигер Берта Иосифовна

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

III международная научная конференция «Вопросы исторической науки» (Москва, январь 2015)

Библиографическое описание:

Предигер Б. И. Вопрос инородцев в системе школьного образования (1903–1917 гг.) [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, январь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 114-120.

В данном исследовании рассматривается вопрос учащихся инородцев в школьном образовании и их положение в системе гимназического образования. Произведен ретроспективный анализ развития образовательных систем инородцев, сформулированы характерные особенности, отобразившиеся на реформировании начального, развитии общеобразовательного и гимназического образования. Обращалось внимание на состав учащихся гимназий по вероисповеданию, их статус, успеваемость, повышение образования. Обоснован вывод о неоспоримой роли инородцев в развитии светского образования и вклад в гимназический курс обучения выпуском в числе гимназистов, окончании педагогического класса, получением золотых и серебряных медалей.

Ключевые слова:религиозное начальное образование, национальное образование, общеобразовательная школа, инородцы и гимназия, ограничения в образовании.

 

Целью исследования является определение места и роли инородцев в системе начального, общего и их влияние на развитие гимназического образования. Реализация цели производилась на фактическом архивном материале мужских и женских гимназий попечителя КУО с привлечением исторических и литературных материалов, нормативно-законодательной базы, обеспечивающих объективное и всестороннее изучение вопроса.

Корпус документов по учебно-образовательной деятельности гимназий располагает данными о количестве инородцев в составе учащихся, движении в учебных заведениях по выпуску и получению удостоверений по окончании полного курса и дополнительного 8 педагогического класса, ограничений на право обучения. Во внимание берутся основные группы учащихся инородцев в средних общеобразовательных учебных заведениях, отобразившиеся в учебной документации на фоне православных — немцы, татары-магометане и евреи. При использовании принципа объективности в упоре на архивный материал учебного округа по деятельности гимназий в их подлинном содержании был произведен всесторонний анализ развития образования инородцев в его многогранности и противоречивости. Принципы историзма позволяют проследить развитие национального и светского образования с позиции изменения в социально-экономических и общественно-политических условиях. Актуальность заключается в сложности обеспечения безопасности межконфессиональных отношений в образовательной среде и острой потребности в доминирующей роли государства в политике в сфере образования.

Обусловливается утраченным вниманием государства к инородцам в образовании с учетом их культурных и религиозных особенностей. Положительный и отрицательный исторический опыт показал особое отношение государства к национальному содержанию в образовании в лице учащихся инородцев их прав и свобод.

При организации школьной сети местными органами управления образованием учитывалось вероисповедание инородцев и этнокультурные особенности. Для успешного обучения для них организовывались дополнительные классы с целью подготовки по русскому языку при поступлении в русские гимназии, городские и центральные училища [1, л.3]. Для преподавания Закона Божия в учебные заведения приглашались священнослужители разных конфессий с учетом состава учеников. В современном школьном образовании учащиеся разных национальностей и вероисповеданий потеряны в общей массе учащихся. В учебно-воспитательную программу прочно внедряется курс православного вероучения, осуществляется укрепление православных традиций устройством молельной комнаты в общеобразовательных учреждениях, добровольно-принудительное участие инородцев в православных школьных праздниках. Ученик с иной религиозно-языковой ориентацией остается один на один с проблемой адаптации и невозможностью соблюдать основу традиций — кошер и халяль в школьных столовых.

Учебно-воспитательный курс не предусматривают изучение культуры народов нашей страны на уровне исторического признания и уважения как нормы межчеловеческих отношений к тому или иному этносу, что могло бы укрепить и сохранить демографическую целостность России. Узкое и одностороннее учебно-воспитательное направление в современной школе вызывает отчуждение от учащихся других вероисповеданий, обостряя межнациональные отношения, что неизменно приводит к росту национализма. По этому вопросу целесообразно привести высказывание из полного собрания речей в Государственной думе (1906–1911), которое остается актуальным и в наше время: «Права и преимущества православной церкви не могут и не должны нарушать прав других исповеданий и вероучений. Нам нужна великая Россия» [2, с. 251].

В изучении историко-педагогической базы в интересах исследования были выделены документы по учебному делу. Они включают распоряжения попечителя, циркуляры МНП и работу педагогических советов. Наиболее информативными являются документы по работе педагогических советов мужских и женских правительственных и частных гимназий КУО: прием и набор учащихся, проведение испытаний, перевод в следующий класс, оставление на осень, увольнение, выдача аттестатов и свидетельств, награждение медалями, ограничение учеников евреев, допуск экстернов и посторонних лиц к испытаниям на получение аттестата и свидетельства за 7 и 8 класс, отчеты классных наставников. Содержание этих документов позволяет раскрыть заданную цель. В образовательной деятельности гимназий учащиеся всех исповеданий подчинялись общим правилам приема (кроме евреев), программам и учебникам, выработанным и дозволенным МНП, уставам учебных заведений, распоряжениям попечителя и решениям педагогического совета [3, с.9–11]. К учащимся применялись единые учебно-педагогические и нормативно-методические требования. При устройстве образовательных учреждений вниманию местных органов управления образованием подвергались учащиеся татары-магометане и евреи. Евреи были подчинены особому государственному контролю (процентной норме, запрещению на передвижение, право на жительство во время прохождения обучения), мотивированного установлением нормального соотношения евреев к числу учащихся христианских исповеданий [4, с.53].

Второй группой, подвергнутой ограничениям являлись татары-магометане, их положение в русских учебных заведениях обусловлено недопустимостью изучения христианского вероисповедания. Так, на совещании деятелей по народному образованию директор народных училищ П. В. Никольский «призвал обсудить проблему татарской организационной школы, т. к. ввиду их религиозной разницы с христианами, их дети не могут ходить в русскую школу» [5, с.101]. Немецкие учащиеся не имели ни религиозных, ни правовых ограничений в образовании, кроме запрещения употребления немецкого языка в общественных учреждениях, городских и сельских школах в период Первой мировой войны (1915) [6, с.33]. Для учащихся лютеран и католиков в составе русских начальных, общеобразовательных и средних разного типа учебных заведениях назначались пасторы и священники для преподавания Закона Божия [7, л.82, 85; с.97,98,103,197,198]. Немецкие учащиеся и дети иностранцев представлялись большинством среди инородцев в гимназиях и реальных училищах Аткарска, Камышина и Саратова, в отдельных учебных заведениях в качестве гимназистов и экстернов соперничали с числом еврейских учеников. Так как, в дореволюционный период народы разделялись по вероисповеданию, к немецким учащимся целесообразно отнести детей иностранцев, исповедавших протестантство и католичество, изначально находившихся в составе колонистов и иностранных подданных — это австрийцы, англичане, литовцы, поляки, французы и швейцарцы. Основой системы начального национального немецкого образования являлись церковно-приходские школы с преподаванием на общеупотребительном немецком языке, изучением литературного немецкого языка, набором конфессиональных предметов и национального состава учеников и учителей. Со второй половины XIX — начала XXвв. церковно-приходская школа постепенно утратила конфессиональный и национальный характер. Было введено преподавание на русском языке с частичным национальным компонентом, который по объему и количеству часов не мог претендовать на определение школы как национальной. В этот период система немецкого образования наполнялась гуманитарными и естественными науками, иностранными языками, прикладными предметами, преобразовавшись в общеобразовательную утилитарную школу по подготовке молодого поколения к жизни.

С появлением материальных средств обучения: учебников, учебных пособий, учебно-методической литературы и программ, новых методов обучения и воспитания, определилась совершенно новая учебно-педагогическая ситуация. Оформление ученической среды отличалось появлением школьной мебели, классов-мастерских для уроков труда, разделение классов по возрасту, смешанное обучение. В образовательный процесс внедрялась классно-урочная система: часовая нагрузка учителей, классные журналы, расписание занятий, репетиции по проверке знаний, допуск к испытаниям и сроки экзаменов, отчетность. Содержание образования приобретало необратимый светский характер. Преподавание на русском языке привлекало русских учеников, немецкие школы при церкви и частные заполнялись русскими детьми, а русские учебные заведения наполнялись немецкими ввиду переполненности своих школ [8,л.82,85;с.97–99,103,104,197,198;с.91,92,95–98,147]. В отчете директора народных училищ от 7 июня 1908г. за № 2491 к попечителю указывается, что в двухклассном училище при евангелическо-лютеранской церкви в Саратове обучается 50 % русских детей [9, л.11об., 12]. В докладе отдела народного образования Саратовской губернской земской управы (1916) сообщалось, что «русские школы, в которые немцы охотно отдают детей, переполнены немецкими детьми» [10, с.143]. По переписи населения Саратовским губернским статистическим комитетом в вопросе грамотности констатируется, что «в православных церковных школах в 1907г. состояло 902 немецких ученика» [11, c.39].

В результате модернизации немецкого образования культурно-этническая основа школ стала развиваться в светском направлении. Утратился базовый язык преподавания, духовная общность, изменился конфессиональный состав учителей и учащихся вхождением русских учителей и учеников в немецкие школы и уход немецких детей в русские, пошатнулся национальный менталитет школьников, происходила переоценка духовных и семейных ценностей, идеалов, коммуникативная школьная среда стала полем интеграции культур. Религиозное национальное образование потеряло свое универсальное значение. Система гимназического образования у немцев складывалась как форма частных учебных заведений с правами гимназий и реальных училищ, в их число входила Саратовская частная женская гимназия С. Н. Штокфиш [12, л.18], Саратовская частная мужская гимназия Д. Ф. Гесс и др. [13, с.94]. Минимальное количество частных учебных заведений было обусловлено доступом в правительственные и другие гимназии, в которые принимались дети независимо от вероисповедания и национальности. Например, в Самарской третьей женской гимназии, учрежденной княгиней А. С. Хованской в 1913г. были выданы аттестаты за 7 класс из 9 учениц 8 немецким девочкам [14, с. 1,5]. Можно предположить, что возможность поступления в средние учебные заведения МНП сдерживала развитие немецкого национального гимназического образования. Другая причина заключалась в упоре немцев на исторически сложившуюся норму в образовании — это начальная и общеобразовательная школа, в среднем выход из 6 основного класса реального училища и после окончания полного курса гимназии — 7 классов.

Председатель Камышинской управы П. Зиньковский в обращении к Саратовскому губернатору об открытии новых и преобразовании существующих учебных заведений высказал и другую причину: «Лишь дороговизна содержания детей в городе и недостаток средств препятствует сельскому населению учить своих детей в средних учебных заведениях города» [15, л.67]. Окончание начальной школы было достаточным для поступления в ремесленные отделения и ремесленные школы, занятие земледелием, ремеслом, вступлением в общественно-трудовую жизнь. Гимназическое обеспечивало возможность поступить на государственную службу, дополнительный педагогический 8 класс — получить звание домашнего наставника (цы) и домашнего учителя (цы), числиться в качестве слушательниц на педагогических курсах и в высших женских курсах, поступление в институты. Примером получения звания домашней наставницы и домашней учительницы может служить Казанская Ксенинская женская гимназия, в которой в 1903г. было вручено свидетельство домашней наставницы — Штер Анне, учительницы — Шведенберг Ольге. В 1905г. на звание наставницы получила свидетельство — Келлер Ванда, учительницы — Кюнстлер Мария, в 1909г.- Штибен Анна, в 1915г. — Грубер Елена, наставницы — Мейер Анна, Тидеман Джесси, учительницы — Верт София и Семон Генриэтта, в 1917г.- Вейнбенцер Амалия [16, 16л.]. Всего из 19 выверенных гимназий периода 1903–1917гг. получивших звание домашней наставницы и домашней учительницы составило — 18, сдавших дополнительные экзамены по гуманитарным и естественным наукам и латинскому языку за курс 8 класса — 24, выпускников в качестве гимназистов по окончании 7 класса — 164, окончивших 8 класс — 144 [17]. За эти годы были вручены аттестаты, свидетельства и удостоверения из общего числа учеников — 6.076, немцам и детям иностранцев в количестве — 308 [18]. По имеющимся у нас документам в Самарской первой женской гимназии по окончании курса за 7 класс в 1903г. из 11 золотых и 3 серебряных была награждена золотой медалью — Зенгтеллер Теодозия, серебряной — Бруммер Зинаида [19. Л.15,15об.,31]. В Саратовской частной женской гимназии М. И. Островской — Горенбург за курс 7 класса серебряная медаль была вручена — Иде Гейнриховне Шмидт [20, л.3]. Эти показатели претендуют на вклад немцев в гимназическое образование. Есть основания заключить, что система немецкого образования развивалась в трех направлениях: религиозное национальное начальное, начальное повышенное, общее и среднее на примере частных учебных заведений с правами правительственных. Дети татар — магометан не составляли конкуренцию инородцам в силу их минимального количества в общей русской школе и правительственных гимназиях. По этому поводу мулла из Кузнецкого уезда Саратовской губернии сообщил, что они не желают изменять русско-татарские школы, установленные законом 1907г., в которых преподаются наряду с вероучением русский язык, арифметика и другие жизненно важные предметы: «Не уничтожайте наши мектебе, а делайте из них организационные общеобразовательные школы. … Необходима одна школа, чтобы она удовлетворяла потребность и в вероучении и готовила к современной жизни» [21, с.103].

Основой конфессионального национального начального татарского образования являлись: мектебе, медресе и татарские национальные школы [22,c.43]. На начало XX в. ново-методные начальные и средние школы мектебе и медресе преобразовывались в реформированные общеобразовательные мусульманские учебные заведения, сохранившие национальный характер (23, с.35,48,50). В отличие от немецких в национальных школах системы образования татар-магометан большое внимание уделялось татарскому языку и религиозным предметам, которые по объему и количеству учебных часов превосходили общеобразовательные. Эти элементы содержания образования включали сохранение этнического состава шакирдов и их духовное единение с преподавателями.

Русский и иностранные языки преподавались в качестве учебного предмета. Убедительным примером в вопросе развития национального образования татар-магометан являются крупные медресе, пользовавшиеся популярностью — «Буби», «Мухаммадия», «Хусаиния», «Галия» и другие [24, с.36, 37, 39]. Хорошим показателем является рост национальных учебных заведений. Так, в Казанской губернии на 1907г. их число составило — 877 и обучающихся в них — 66.787 [25, с.41]. В сравнение Саратовская и Самарская губернии, отличавшиеся большим количеством немецких школ взятые вместе с еврейскими всех губерний КУО не могли соперничать с числом национальных школ татар-магометан одной губернии [26, с.118, 120; с.5–7; 1об.; с.242;с.145]. В противодействие ограничениям система среднего образования предоставляла альтернативу, давая право ученикам сдать экзамен на получение аттестата и свидетельства на базе мужских и женских гимназий в качестве экстернов и посторонних лиц. Примером получения удостоверений среди учащихся татар-магометан может служить Астраханская и Казанская гимназии. В 1917г. свидетельство о выдержании дополнительных испытаний за курс Астраханской мужской гимназии по латинскому языку в качестве экстерна получил — Усейнов Мамед — Асан, в Казанской третьей мужской гимназии в 1910–1912 и 1914 учебные годы были вручены свидетельства за дополнительный экзамен по латинскому языку за курс 8 класса — Губайдулину Абдул-Газису, Казем — Бек Владимиру, Казем-Бек Сергею, Казем — Бек Елене, Ахмерову Дауду.

В Казанской четвертой женской гимназии в качестве выпускниц гимназисток 7 класса в 1911–1913 учебные годы получили аттестаты — Вагапова Фатима, Давлеткильдеева Фатима,Мухамедова Зулайха. В Самарской первой женской гимназии Юсуталиеву Батыргали был вручен аттестат за 7 класс, сдавшего в 1911г. экзамен в качестве постороннего лица [27, 2л.; л.7; л.7; л.9об.]. Всего в выверенных гимназиях рассматриваемого периода в общем списке учащихся были обнаружены — 13 татар-магометан. Их минимальное число в русских гимназиях подчеркивает особенность системы образования в сохранении и развитии национальной татарской школы по программе гимназий, которая открывала путь к получению профессии и высшего образования. Начальное религиозное в традиционной еврейской ашкеназской системе образования формировалось как частное для мальчиков и девочек (хедер, Талмуд-Тора), учреждаемые по инициативе общества и группы родителей. Талмуд — Торы готовили детей бедных родителей к трудовой деятельности и социализации в общественную жизнь.

Учебные предметы и русский язык были ориентированы на практическое применение, так возникла начальная еврейская школа повышенного типа (общеобразовательная). К этому типу учебных заведений относились казенные еврейские училища 1 и 2 разряда, в которых обучение производилось по специальной программе и раввинские для подготовки учителей и раввинов, по курсу они соответствовали гимназиям.

Некоторые частные средние школы для девушек с курсами гимназий имели права правительственных с выдачей аттестатов, дающие право поступления в вузы [28 с.55]. 4-х летний курс обучения в раввинских училищах позволял ученикам переходить в русские гимназии и по окончании курса поступить в университет. [29, с. 35,49]. Таким образом, на практике учебно-педагогическая база всех типов еврейских школ обеспечивала непрерывность в школьном образовании. Можно сделать вывод, что еврейское образование имело три ступени развития: религиозное начальное, повышенное начальное, общее и среднее с программой гимназий. Еврейское образование как национальное не получило развития, т. к. преподавание еврейских предметов производилось на немецком языке и немецком жаргоне с переходом на русский язык, идиш и иврит являлись предметными, гуманитарные и естественные дисциплины во многих школах потеснили религиозные.

Разрешение преподавания в частных начальных школах на языке меньшинств (1914), не определяло статус еврейских школ как национальных, т. к. создаваемые школы на идиш, не смотря на национальный состав учеников, духовно-нравственную целостность школьной среды, по курсу обучения являлись светскими [30, с.16]. В связи с ограничениями в образовании количество евреев в системе гимназического образования из числа выверенных гимназий в рассматриваемый период на фоне православных составило — 538, из них получившие свидетельство об окончании 8 класса — 125, сдавшие дополнительные экзамены по естественным и гуманитарным дисциплинам и латинскому языку — 45, звания домашней наставницы были удостоены — 12, домашней учительницы — 3 [31], награжденных медалями — 5, что является показателем вклада в гимназический курс обучения. Согласно списка награжденных в Самарской первой женской гимназии за курс 7 класса в 1903г. была вручена серебряная медаль — Гальперн Софии, в 1909г. золотая — Лейтман Софии, в 1910г. — Блюмберг Малке, в 1912г.– Уманской Мариам, в 1914г. серебряная — Аксельрод Доре [32, л. 1- 40]. Статистика инородцев в гимназическом образовании и награждения были выверены из отчетов председателей педагогических советов гимназий КУО в Московские высшие женские курсы, которые не могут претендовать на полноту сведений. В отдельных случаях к общему списку прилагались дополнительные сведения о награждениях [33, с.18] или данная графа не заполнялась, т. к. отчетность предусматривала, прежде всего, количество выданных удостоверений на основании предложения попечителя КУО [34, л.1]. С другой стороны в изученные дела вложены многочисленные случайные листки со списками учеников разных лет, с недостающими сведения (год выдачи и какой документ был выдан, отсутствие отчества ученика, заверение директора учебного заведения или председателя педагогического совета). При изучении статистических данных учащихся обнаружилась важная деталь.

Если учесть, что фамилии ашкенази имели немецкие корни, то статистика немецких учащихся пополнялась евреями, пользовавшиеся немецкими фамилиями с употреблением немецкого языка и принявших лютеранство, выявленных по традиционным еврейским именам и прежнему вероисповеданию. В других случаях немцы и евреи православного вероисповедания пополняли статистику русских учащихся. Одним из многочисленных примеров являются немецкие и еврейские ученицы в составе Камышинской Алексеевской женской гимназии в 1911–1912 учебном году, их православное исповедание указано классном журнале [35, л.51,75,216]. В итоге в силу религиозных и общественно-политических причин часть немцев и евреев распылилась среди православных в ущерб личного вклада в гимназическое образование, повышения качества обучения, увеличивая заслугу перед образованием православных учащихся. Результат исследования показывает, что характерной особенностью развития системы образования инородцев является переход от религиозного курса к светскому. На государственном уровне происходил закономерный процесс организации новых форм народного образования, который теоретически предусматривал подчинение всех национальных в общую образовательную структуру. Обязательный религиозный курс во всех учебных заведениях требовал поиска компромиссных решений в составлении объема учебных предметов, определяющих статус заведения и его предназначение: подготовка гражданских лиц к трудовой деятельности и службе, членов духовенства или продолжение образования. С конца XIX-начала XXвв. рассматриваемые образовательные системы кардинально изменили традиционную, приспосабливая ее к условиям современной жизни. База начального религиозного образования обеспечила учащихся первоначальной учебной подготовкой, послужившей основой в развитии общего и гимназического образования и его непрерывности. Положение инородцев в системе гимназического образования обусловлено доступностью к обучению, для отдельной категории учащихся религиозными и правовыми ограничениями. Инородцы в гимназическом образовании положительно повлияли на статистику, комплектование классов и педагогического состава, качество обучения, повышение образования, что обеспечивало конкурентоспособность учебного заведения. Отрицательный момент объясняется политикой правительства в сфере образования, вынуждающей учащихся к принятию иного вероучения для продолжения образования. Роль и место инородцев в развитии светского и гимназического образования рассматриваемого периода обоснованы результатами исследования. Представленный материал имеет теоретическую и практическую значимость, в пересмотре подходов администрации школ к национальному составу учеников при составлении планов по учебно-образовательной, общешкольной и внеклассной воспитательной работе. Необходимость проявления интереса к конфессиональному составу учеников в организации культурных мероприятий, соблюдая равенство в проведении народных и календарных праздников. В содержании образования целесообразно учитывать интеллектуальный потенциал нерусских учащихся, обеспечение взаимопонимания и сотрудничества между учениками и учителями независимо от расовой, национальной, этнической, религиозной и социальной принадлежности [36].

 

Литература:

 

1.         НА РТ (Национальный архив Республики Татарстан, далее НА РТ). Ф.92.Оп.2. Д.6302. 1907–1908. Л.3

2.         Шелохаев В. В. Столыпинский тип модернизации России// Российская история. № 12. — М. — 2012. — С. 251

3.         Известия по народному образованию. № 11. — 1915. — СПб. — С. 9–11

4.         Еврейская энциклопедия. Свод знаний о еврействе и его культуры в прошлом и настоящем. Т.13. М.: «ТЕРРА». — 1991.- С.53

5.         Труды второго совещания деятелей по начальному народному образованию, состоявшиеся при Саратовской губернской земской управе 14–16 июня 1916г. Журналы постановлений и докладов. Инородческое начальное образование. — Саратов. — С.101, 103

6.         Томан И. Б. История культуры российских немцев (XVIII-начала XX века.). Ав. в виде научного доклада к. и.н. — М.- 1997. — С.33

7.         НА РТ. Ф.92.Оп.2. Д.8536. 1907–1908. Л.82, 85; Памятная книжка Саратовской губернии — Саратов. — 1910. — С.97,98, 103, 197,198

8.         НА РТ. Ф.92.Оп.2. Д. 8536. 1907–1908. Л.82, 85; Памятная книжка Саратовской губернии — Саратов. — 1910. — С.97–99, 103, 104, 197, 198; 1907г. С.91, 92, 95–98, 147

9.         НА РТ. Ф.92.Оп.2. Д. 8760. 1908. Л.11об., 12

10.     Труды второго совещания деятелей по начальному народному образованию, состоявшиеся при Саратовской губернской земской управе 14–16 июня 1916г. Журналы постановлений и докладов. Инородческое начальное образование. — Саратов. — С. 143

11.     Луппов П. Н. Немецкая начальная школа в России. К вопросу о немецких колониях на русской земле. — Пг., — 1916.- С.39

12.     ОГУ «ГАСО» (Областное государственное учреждение «Государственный архив Саратовской области», далее ОГУ «ГАСО»). Ф.13. Оп.1. Д.3080. 1908. Л.18

13.     Памятная книжка Саратовской губернии. Изд. Саратовская губернская статистическая комиссия. — Саратов. — 1907. — С.94

14.     ЦХД до 1917г. Ф.363.Оп.3. Д. 665. 1913. Л.1, 5

15.     НА РТ. Ф.92. Оп.2. Д.8754. 1908. Л.67

16.     ЦХД до 1917г. Ф.363. Оп.3. Д. 291. МНП. КУО. Казанская женская гимназия имени Ея Императорского Величества Великой княгини Ксении Александровны. 1903–1915 и 1917 учебные годы. 16л.

17.     ЦХД до 1917г. Ф.363.Оп.3. Д.663. МНП. КУО. Самарская первая женская гимназия. Список учениц, окончивших курс 7 и 8 классов в 1903–1908. Л.9об., 12, 12об., 14, 22об.; Д. 81. МНП. КУО. Астраханская вторая мужская гимназия. 1917г., Л.2; Д.83. Астраханская мужская гимназия. 1903–1909. Л.3,4

18.     Там же

19.     Там же, 1907–1916. Л.15, 15об., 31

20.     ОГУ «ГАСО». Ф.244. Оп.1. Д. 12. 1910. Л.3

21.     Труды второго совещания деятелей по начальному народному образованию, состоявшиеся при Саратовской губернской земской управе 14–16 июня 1916г. Журналы постановлений и докладов. Инородческое начальное образование. — Саратов. — С. 103

22.     Амирханов Р. У. Некоторые особенности развития народного образования у татар дооктябрьского периода//Народное просвещение у татар в дооктябрьский период. — Казань. -1992.- С.43

23.     Ялалов Ф. Г. Национальные гимназии России. Монография. — Казань: ЗАО «Новое знание». — 2001. — С.35. 48, 50

24.     Амирханов Р. У. Некоторые особенности развития народного образования у татар дооктябрьского периода //Народное просвещение у татар в дооктябрьский период. — Казань. -1992.- С.36, 37, 39

25.     Там же, 1907. С.41

26.     Егоров А. Картограммы распределения еврейских школ по губерниям и областям России //Корни. № 19. — Саратов. -2003.- С. 118, 120; Луппов П. Н. Немецкая начальная школа в России. К вопросу о немецких колониях на русской земле. — Пг., — 1916. — С.5–7; НА РТ. Ф.92. Оп.2. Д.8806. 1908. Л.1об.; Памятная книжка Саратовской губернии. Изд. Саратовского губернского статистического комитета. — Саратов. — 1907. — С.242; Труды второго совещания деятелей по начальному народному образованию, состоявшиеся при Саратовской губернской земской управе 14–16 июня 1916г. Журналы постановлений и докладов. — Саратов. -1916. — С.145

27.     ЦХД до 1917г. Ф.363. Оп.3. Д. 289. МНП. КУО. Казанская третья мужская гимназия. Директору Московских высших женских курсов. Список коим были выданы удостоверения в выдержании испытания за 8 класс по латинскому языку в 1910–1915. Л.7; Д.290. Л.7; Д.663.Л.9об.; Д.81. 2л.

28.     Еврейская энциклопедия. Свод знаний о еврействе и его культуры в прошлом и настоящем. Т.13.М.: «ТЕРРА». -1991.- С.55

29.     Биншток Лев. Вопрос об еврейских училищах. — М. -1866.- С.35, 49

30.     Краткая еврейская энциклопедия гл. ред. Ицхак Орен (Надель) д-р Нафтали. Т.6. — Иерусалим.-1992.- С.16

31.     ЦХД до 1917г. Ф.363. Оп.3. Д. 665. МНП. КУО. Список аттестатов, выданных ученицам с 1903 по 1909г., окончившим курс 7 класса Самарской третьей женской гимназии, учрежденной княгиней А. С. Хованской, бывшей Межак. 1910. Л.7; Д.664. Л.13; Д.291. Л.2,3,5; Д.663. Л.4; Д. 81.Л.2; Д.82. Л.2,6; Д.191. 7л.; Д. 289. Л.13; Д.290. 7л.; Д.369. Л.4; Д.293. Л.1–3, 8, 10; Д.83. Л. 2об., 3, 4, 4об., 5, 5об., 6; Д. 663. Л.8, 10, 10об., 12, 12об., 14, 16, 17, 18, 20, 20об., 22, 23, 25, 29об., 38

32.     ЦХД до 1917г. Ф.363. Оп.3. Д.663. МНП. КУО. Самарская первая женская гимназия. Список учениц, окончивших курс 7 и 8 классов в 1903–1908г. 40л.

33.     ЦХД до 1917г. Ф.363. Оп.3. Д.663. МНП. КУО. Самарская первая женская гимназия. 1907–1916. Л.18

34.     ЦХД до 1917г. Ф.363. Оп.3. Д.81. МНП. КУО. Астраханская вторая мужская гимназия. 1917. Л.1

35.     ГКУВО «ГАВО» (Государственное казенное учреждение Волгоградской области «Государственный архив Волгоградской области», далее ГКУВО «ГАВО»). Ф.304. Оп.1. Д.14. Л.51, 75, 216

36.     Кодексы и законы РФ. Федеральный закон РФ «Об образовании в Российской Федерации». № 273–Ф3. Образовательные программы. Режим доступа: www.zakon.info/zakon-ob-obrazovanii-v-rf/12/. 30.12.2014.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle