Автор: Андриец Ульяна Михайловна

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

III международная научная конференция «Вопросы исторической науки» (Москва, январь 2015)

Библиографическое описание:

Андриец У. М. Становление и общественно-политическая деятельность комсомольских организаций в дальневосточной деревне (1923–1925 гг.) [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, январь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 38-43.

В настоящее время реализация молодёжной политики в сельской местности сопряжена со многими трудностями: низкий уровень социально-экономического развития деревни и материального обеспечения населения, нехватка рабочих мест и центров для культурного досуга и др. Несмотря на принятие ряда государственных программ (Федеральная целевая программа социального развития села, Государственная программа развития сельского хозяйства, Концепция устойчивого развития сельских территорий) [1], добиться ощутимых позитивных результатов в развитии сельской экономики, в решении демографических, социальных проблем, в том числе связанных с молодёжью, не удаётся. Актуальным становится изучение советского опыта по включению молодёжи в социально-экономическую, общественно-политическую, культурную жизнь деревни посредством коммунистического союза молодёжи.

Организационное оформление комсомольских организаций на Дальнем Востоке после гражданской войны было сопряжено со многими трудностями. Продолжительная гражданская война и интервенция привели к разорению сельского хозяйства, упадку промышленного производства, разрушению транспорта, разрыву экономических связей. После гражданской войны центр не мог выделить ни средств, ни кадры для отдалённого дальневосточного региона. Дальневосточная область не получала централизованных дотаций до 1926 года [2], поэтому задачи по восстановлению экономики, ликвидации остатков белого сопротивления, охране границ полностью ложились на местные советские и партийные органы и являлись первоочередными задачами. Связанная с этим нехватка средств на развитие социальной, культурной сферы наряду с дефицитностью региона, бедностью общественных организаций предопределила то, что материальная база зарождавшегося комсомола была достаточно слабой.

Гражданская война и интервенция привели к снижению численности населения Дальневосточного региона, который и так был малонаселён. Уровень образования молодых людей был низок, особенно в сельской местности. В связи с этим не хватало кадров для работы в комитетах РКСМ, не было грамотных организаторов и руководителей, способных взять в свои руки работу по созданию комсомольских организаций, пропаганде союза и разъяснению его целей и задач среди молодёжи.

Важно отметить, что в период существования Дальневосточной республики конституционно была закреплена свобода возникновения и существования союзов и обществ [3, с. 564]. Наряду с комсомолом сложилось множество некоммунистических юношеских союзов. Во второй половине 20-х гг. активно действовали эсеровские, меньшевистские, анархистские, кадетские, монархические, религиозные и другие молодёжные организации. Поэтому сформировавшейся в 1921 г. дальневосточной организации КСМ «приходилось нелегко в развернувшейся борьбе за молодёжь» [4, с. 41].

В течение долгого времени на Дальнем Востоке сохранялись очаги белого сопротивления, после их ликвидации т. н. «белый фактор» продолжал присутствовать в жизни региона в связи с близостью к центрам белой эмиграции в Китае и Японии. Необходимо было противостоять возможному влиянию противников советской власти на население в целом и на молодёжь в частности.

Большая часть населения Дальнего Востока проживала в сельской местности (к 1924 г. 73 % дальневосточников проживало в сёлах и 27 % в городах) [5]. Именно на селе разворачивалась наиболее активная деятельность в области советского строительства.

К организационному оформлению и работе сельские ячейки приступили с 1923 г. В условиях малочисленности партийных ячеек в сельской местности, на комсомол ложилась основная тяжесть общественно-политической работы в деревне. Руководство страны чётко понимало важность привлечения молодых дальневосточников в ряды РКСМ, как в целях их воспитания в русле идеалов и ценностей коммунизма, так и для приобщения молодёжи к решению социально-экономических задач региона, и работа по организации коммунистического союза молодёжи на Дальнем Востоке велась непрерывно, несмотря на многочисленные трудности.

Согласно решениям XI партийного съезда, задачей РКП(б) являлось обеспечение союза материально-финансовыми условиями для развития его деятельности и осуществление систематического идейного руководства [6, с. 523]. Руководство комсомольскими ячейками осуществлялось посредством выделения представителей партии в комитеты союза, путём письменной связи, а также через инструкторов от ВКП(б) и РЛКСМ, которые обследовали комсомольские ячейки и давали практические рекомендации в области их работы. В Уездный комитет РЛКСМ посылались товарищеские письма, протоколы собраний, отчёты комсомольских ячеек, по которым комитет делал выводы о работе ячеек, посылал циркуляры и другие указания. В рамках контроля над деятельностью ячеек практиковались вызовы секретарей в уездный комитет для доклада, проводились совещания партийных представителей КСМ и конференции комсомольского актива. Установление живой связи с ячейками было затруднено на начальном этапе из-за нехватки инструкторов. К 1924 г. в Хабаровском уезде было лишь 2 инструктора при наличии 24-х комсомольских ячеек [7]. Далькрайком ВКП(б) уделял большое внимание налаживанию регулярной связи партии с комсомольскими ячейками. Для усиления партийного контроля практиковалось прикрепление двух-трёх комсомольских ячеек к партийной ячейке, выдвижение партийцев секретарями РЛКСМ.

План работы сельских ячеек определялся целями, сформулированными коммунистической партией. На XIII съезде РКП(б) была отмечена исключительная политическая роль комсомола в деревне и обозначен круг задач, стоящих перед деревенскими ячейками. Одной из важнейших задач было содействие советскому строительству, установление и укрепление связи крестьянства с советской властью, и вовлечение крестьян в проведение мероприятий советского правительства. Комсомольцы должны были участвовать в общественно-политической и хозяйственной работе (работа в сельсоветах, комитетах крестьянской взаимопомощи, кооперации), заниматься политико-просветительской и культурной деятельностью, агрономической пропагандой, защитой экономических интересов батрачества [8, с. 274].

Однако, только что оформившиеся организационно слабые ячейки не могли выполнять весь спектр этой работы. Их деятельность зачастую замирала с наступлением сельскохозяйственного сезона.

Зародившиеся ячейки сталкивались с недружелюбным отношением к РКСМ. Например, Бикинская ячейка функционировала среди населения, немалую долю которого составляло казачество, настраивавшее против комсомола и всю молодёжь. Отраднинская ячейка, столкнулась с антикомсомольской агитацией, которую вёл председатель сельсовета, сумевший посеять у крестьян враждебное отношение к комсомолу [9].

Негативное отношение большей части крестьянства обуславливалось некоторыми особенностями дальневосточной деревни. В отличие от центральной России, на Дальнем Востоке не было помещичьего землевладения, и земля принадлежала крестьянам, поэтому популистские лозунги большевистской партии о социализации земельной собственности были здесь чуждыми. Во время гражданской войны на Дальнем Востоке не проводилась политика военного коммунизма, не было продовольственной развёрстки и массовых экспроприаций, не существовало комитетов бедноты. Дальневосточная деревня отличалась наличием значительного слоя зажиточных крестьянских хозяйств [10]. Введение продовольственного налога и насильственное изъятие «излишек» дальневосточные крестьяне встретили враждебно, многие из них ответили сокрытием хлеба. Участие комсомола в продналоговой кампании негативным образом отразилось на отношении крестьянства к организации. При переходе на единый сельскохозяйственный налог в 1923 г. комсомольцы разоблачали укрывателей налогооблагаемых объектов и делали соответствующие доносы. Иногда (к примеру, в Ленинской волости) местные власти поручали комсомольцам выполнять непосредственно сбор налога [11]. В период государственной налоговой кампании в некоторых районах отношения ячеек РКСМ с крестьянством настолько обострялись, что комсомольцы вынуждены были перейти исключительно к внутриячейковой работе, а иногда приходилось работать и собираться нелегально [12]. Были случаи, когда недовольные крестьяне организовывали избиение комсомольцев [13].

Атеистическая пропаганда, проводимая комсомольцами, также вызывала крайнее недовольство крестьян, традиционно более приверженных религиозным воззрениям. В д. Дежнёвка, к примеру, верующие враждебно отнеслись к агитации комсомольцев за передачу церковного имущества волостному исполкому на общественные цели [14]. К тому же, нередко антирелигиозная пропаганда принимала агрессивный характер [15].

Неприязнь и недоверие свободолюбивых дальневосточных крестьян вызывал и тот факт, что некоторые ячейки брали на себя административные и милицейские функции, в том числе, вели борьбу с воровством, хулиганством, самогоноварением, распространением опиума [16]. Так, Осиповская ячейка совместно с сельсоветом занималась административной работой, боролась с контрабандой, которая была широко распространена в регионе, для чего просила оружие у Уездного комитета [17].

Часть молодёжи также была враждебно настроена к комсомольцам, так как последние вели борьбу с традиционным досугом деревенской молодёжи. Важно отметить, что молодёжная политика советского государства носила классовый характер, в связи с чем, правовое положение различных социальных групп молодёжи было неравным. Комсомол деревни действовал в интересах бедняцко-середняцкой, батрацкой молодёжи, в то время, как интересы другой части молодых людей, в первую очередь выходцев из среды зажиточных крестьян, ущемлялись, их доступ в политические и общественные организации, в учебные заведения был ограничен, что вызывало недовольство этой части молодёжи [18, с. 60].

Всё это вносило конфронтацию между патриархальными, религиозными крестьянами и комсомольцами, между комсомольской и некомсомольской молодёжью, между зажиточной частью крестьянства и бедняками, и даже между родителями и детьми-комсомольцами. В д. Дежнёвка был случай, когда отец отказался пускать домой сына-комсомольца, переставшего верить в бога, после чего сын пригрозил отправить отца в ГПУ [19].

Были среди крестьян и сельской молодёжи и те, кто относился к комсомолу сочувственно. Например, в деревне Котиково, где процветало хулиганство, ядром которого были демобилизованные красноармейцы, комсомольская молодёжь вызывала симпатию односельчан, так как была занята работой в ячейке и не принимала участие в хулиганских выходках [20]. Кроме того, авторитет комсомола среди просоветской части крестьянства, коей в основном являлись беднейшие слои населения деревни, был обусловлен активной подпольной деятельностью КСМ во время гражданской войны и интервенции.

Несмотря на сложные условия, в которых проходило становление комсомола, организационное оформление и работа ячеек постепенно приобрела планомерный характер. К сентябрю 1923 г. состав деревенских ячеек был немногочисленен (от 6 до 18 чел.) [21]. Деятельность ячеек к этому времени включала в себя три основных направления: общественно-политическая, культурно-воспитательная, и административная работа. Административные и милицейские функции брали на себя наиболее сильные ячейки, имевшие влияние на односельчан. Уездное бюро РКСМ, понимая, что участие комсомольских организаций в административной работе наряду с антирелигиозной пропагандой является одной из причин неприязни крестьян к комсомолу, предостерегало ячейки от присвоения административно-милицейских функций. Участие в работе советского аппарата ячеек РКСМ было обусловлено слабостью, а подчас и инертностью сельсоветов [22]. В целом же уклон в административно-милицейскую работу не получил на Дальнем Востоке такого широкого распространения, как в центральной России, где комсомольские организации активно использовались для осуществления принудительных государственных функций ещё во время проведения политики военного коммунизма.

Общественно-политическая работа являлась важнейшим направлением деятельности сельского комсомола. В период выборных кампаний в сельсоветы деревенские комсомольцы оказывали помощь избирательным комиссиям в подготовке и проведении выборов, разъясняли крестьянам основы Советской конституции и партийной политики. Многие комсомольцы избирались в состав сельсоветов и волисполкомов. Примечательно, что удельный вес комсомольцев в составе сельсоветов ДВК был выше, чем в целом по РСФСР. В 1924 г. по Дальнему Востоку комсомольцы составляли 9,4 % от общего числа членов сельсоветов, а в РСФСР — 4,5 % [23, с. 125]. Ячейки участвовали в работе комиссий по проверке имущественного положения крестьян, комитетов крестьянской взаимопомощи, в заседаниях сельсоветов.

Участие в жизни села выражалось и в общественно-полезных работах, выполняемых комсомольцами — ремонт мостов, очистка колодцев, улучшение дорог. В некоторых сёлах комсомольцы выступали инициаторами организации яслей. Для этого ячейки создавали специальные комиссии, через подписной лист или при помощи постановки спектаклей собирали средства, оказывали трудовую помощь (подвоз дров, ремонт помещений) [24, с. 37–38]. Все эти мероприятия являлись весомым вкладом в благоустройство дальневосточной деревни.

Сельское хозяйство Дальнего Востока, ведущееся в зоне экстремального земледелия, после гражданской войны находилось в особо тяжёлом положении. Укрепление сельского хозяйства и перевод его на научную основу стало жизненно важной задачей. Первоначально комсомольская работа в этой области сосредоточивалась вокруг организуемых ячейками сельскохозяйственных кружков. В своей работе кружки часто сталкивались с недоверчивым отношением крестьян к нововведениям, предлагаемым комсомольцами. На новый уровень работа кружков вышла, когда от докладов, бесед, лекций на тему усовершенствования сельскохозяйственного производства, комсомольцы перешли к практической деятельности. Сельскохозяйственные кружки, организованные КСМ, доказывая пользу агротехнических новинок и современных методов ведения хозяйства, устраивали «дни урожая», сельскохозяйственные выставки, конкурсы на лучших хозяев. К примеру, комсомольцы с. Краббе (Владивостокского округа) решили доказать пользу химических удобрений (суперфосфатов и селитры). На каждой выселке ими были обработаны, засеяны и огорожены небольшие опытные участки. Урожай зерна, выросший на этих участках, впечатлил сельских обывателей, которые после этого решили выделять деньги на покупку удобрений [24, с. 19].

Показательным примером для крестьянства являлись хозяйства самих комсомольцев. Комитеты комсомола инициировали работу по превращению комсомольских хозяйств в образцовые, под лозунгом: «Комсомолец — культурный хозяин». По всему краю проводились совещания молодых крестьян, посвящённые задачам и перспективам хозяйственного строительства. Достижения комсомольцев-домохозяев давали ценный опыт односельчанам. К примеру, в с. Успенка комсомолец Кравченко ввёл зольное удобрение, получив на 20 % больше урожая, чем на необработанных полях. В с. Владимировка комсомолец Кохаев организовал кормление скота сообразно советам научного животноводства. После хороших результатов, половина деревни перешла на кормление скота по нормам [24, с. 23].

Многие комсомольские ячейки принимали активное участие в посевных и уборочных кампаниях. В Покровском районе (Владивостокский округ) организовывались комсомольские дружины по очистке посевного зерна. Комсомольцы с. Осиновка на вырученные от массовых мероприятий средства приобрели семена различных технических и товарных культур и раздали их крестьянам [24, с. 25].

В условиях хронического недофинансирования сельского хозяйства, одним из главных средств по его восстановлению и улучшению объявлялась сельскохозяйственная кооперация. Перед комсомольцами стояли задачи изучения внутренней постановки кооперационного дела и приобретения навыков в этой работе, вступления в кооперацию, пропаганда идеи кооперирования среди населения. Работа по организации различного рода сельскохозяйственных товариществ была сложной и ввиду тяжёлого материального положения комсомольцев, это направление не получило широкого распространения на Дальнем Востоке, несмотря на постановления Губернского комитета РКСМ, предписывающего кооперативам облегчать вступление в него комсомольцев [25]. Тем не менее, и в этом направлении имелись достижения. Группа комсомольцев, демобилизовавшихся из РККА и переехавших на Дальний Восток вследствие малоземелья в европейской части РСФСР, в Амурском округе организовала сельхозартель «Новый мир». Члены артели практиковали передовые методы ведения хозяйства (шестипольный севооборот, племенное животноводство) [26, с. 42]. В с. Свиягино (Владивостокский округ) комсомольцы, с целью облегчить крестьянам покупку сельскохозяйственной техники, при содействии общественных организаций учредили машинное товарищество [24, с. 28–29].

Большую работу проводили сельские ячейки среди бедной части крестьянского населения, являвшейся главной опорой советской власти. Эта работа заключалась в проведении мероприятий, призванных сплотить беднейшую часть крестьянства: организация собраний, создание групп бедноты при сельсоветах, крестьянских комитетах, правлениях сельской кооперации. Для улучшения материального положения бедной части крестьянства комсомолом совместно с Комитетом крестьянских обществ взаимопомощи велась работа по привлечению бедняков в кооперацию. Например, в с. Шкотово комсомольцами была организована артель из бедноты, которая осуществляла перевозку грузов [24, с. 33]. Комсомольцы добивались рассрочки пая для беднейших крестьян, создания фонда кооперирования бедноты, снижения розничных цен в потребительских лавках. Для оказания материальной помощи беднейшему крестьянству ячейки ставили спектакли, средства от которых отдавались беднякам на приобретение пая при вступлении в кооперацию. Беднейшим хозяйствам оказывалась различная помощь: запашка полей, заготовка дров.

Велась работа и среди батраков. По инициативе ячеек создавались батрацкие комитеты, проводившие работу по заключению трудовых договоров сельскохозяйственных рабочих с хозяевами. Для проверки выполнения этих договоров проводились открытые собрания и показательные суды над нарушившими условия соглашения [27, с. 48].

Комсомольские организации в дальневосточной деревне были достаточно слабы на начальном этапе своего существования и действовали в сложной социально-экономической обстановке, в условиях неприятия союзной молодёжи крестьянским населением. Комсомол, действующий от лица коммунистической партии и непосредственно участвующий в проведении непопулярных мероприятий советской власти, представлялся крестьянам угрозой привычному для них экономическому укладу и образу жизни. Крестьяне с антипатией смотрели на деятельность КСМ, игнорировали, а иногда и срывали проводимые союзом мероприятия. Клерикальная часть населения деревни, видя недовольство крестьян антирелигиозными акциями комсомольцев, использовала это в целях упрочения религиозных воззрений сельских жителей.

Тем не менее, при отсутствии в дальневосточных деревнях сильных партийных и культурно-просветительских организаций на ячейки РКСМ падала ответственность за укрепление советской власти на местах, пропаганду и разъяснение мероприятий советской власти и политической линии советского правительства, приобщение населения к экономическим преобразованиям, новым культурным ценностям. Несмотря на многочисленные сложности, постепенно значение комсомола в общественно-политической жизни села росло. Часть крестьян признала советскую власть как неизбежное и поняла, что только членство в КСМ даёт молодому поколению возможность получить необходимые знания и навыки для успешной самореализации в новых политических реалиях. Тайком осеняя своего ребёнка крестным знамением, мать провожала его на собрание комсомольской ячейки, на красную вечёрку или на митинг в честь годовщины Октябрьской революции. Для другой части крестьян, комсомол действительно стал авторитетной организацией, центром политической жизни, а комсомольская ячейка зарекомендовала себя местом, где крестьянин мог получить помощь, разъяснение по волнующим вопросам, учреждением культуры и досуга. На VI Приморском губернском съезде РЛКСМ в 1925 г. отмечалось, что крестьяне приходят в ячейку советоваться, просят у комсомольцев организовать какие-либо мероприятия [28, с. 54].

Коренная трансформация социально-экономического и политического облика страны неизбежно сопровождалась многочисленными противоречиями, которые характерны, в том числе, для процесса становления и деятельности комсомольской организации на Дальнем Востоке. Однако, несомненно, то, что комсомольцы приняли активное участие в советизации края, внесли вклад в создание государственного аппарата, в восстановление экономики региона, в специфических условиях Дальнего Востока являлись политическими центрами деревни.

 

Литература:

 

1.       Федеральная целевая программа «Социальное развитие села до 2013 г». утверждена постановлением Правительства РФ от 3.12.2002 г. № 858. Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008–2012 гг. утверждена постановлением Правительства РФ от 14.07.2007 г. № 446. Концепция развития сельских территорий до 2020 г. утверждена Правительством РФ от 30.11. 2010 г. № 2136-р.

2.       Пикалов Ю. В. Партийно-государственная политика в области социального развития Дальнего Востока РСФСР: ноябрь 1922 — июнь 1941 гг. Автореф. диссерт….доктора истор. наук. — Хабаровск, 2004.

3.       Основной закон (Конституция) Дальневосточной Республики, раздел III, гл. 2, ст. 18. // Борьба за власть советов в Приморье (1917–1922 гг.) Сб. документов. Владивосток, 1955.

4.       Очерки истории ВЛКСМ (В поисках истины).Саратов, 1991 г. ч.1.

5.       Государственный архив Хабаровксого края (ГАХК). Ф.Р-58, оп.1, дело 25, л. 68. (Данные по Дальнему Востоку без Камчатской губернии и о.Сахалин).

6.       Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898–1986). 9-е изд. Т.2. М.: Политиздат, 1985.

7.       ГАХК, Ф.П-778, оп.1, дело 15, Л.5.

8.       КПСС в разолюциях…9-е изд. — Т.3.

9.       ГАХК, Ф.П-778, оп.1, дело 2, Л.43–47.

10.   См. Караман В. Н. Политические репрессии в отношении крестьянства на Дальнем Востоке СССР в 20–30-е гг. XX в. Автореф. диссерт…. канд. истор. наук.- Владивосток, 2009.

11.   ГАХК, Ф.П-778, оп.1, дело 17, Л.9.

12.   ГАХК, Ф.П-44, оп.1, дело 629, Л.30.

13.   ГАХК, Ф.П-778, оп.1, дело 16, Л. 9.

14.   ГАХК, Ф.П-778, оп.1, дело 2, Л. 157.

15.   См. Бакшеева Е. Б. Политика советского государства по отношению к русской православной церкви на Дальнем Востоке России (октябрь 1922 — июнь 1941 гг.) Автореф. диссерт…канд. истор. наук. — Хабаровск, 2004 г.

16.   ГАХК, Ф.П-778, оп.1, дело 52, л.30.

17.   ГАХК, Ф.П-778, оп.1, дело 2, Л. 65.

18.   Билим Н. Н. Молодёжное движение и государственная молодёжная политика на Советском Дальнем Востоке (ноябрь 1922 — июнь 1941 гг.) Хабаровск, 2013 г.

19.   ГАХК, Ф.П-778, оп.1, дело 2, Л.157.

20.   ГАХК, Ф.П-778, оп.1, дело 2, Л. 48.

21.   ГАХК, Ф.П-778, оп.1, дело 2, Л.73.

22.   ГАХК, Ф.П-778, оп.1, дело 2, Л. 121.

23.   Щагин Э. М., Верба И. К. Дальневосточный комсомол в борьбе за новую деревню (1922–1927 гг.) // Материалы второй дальневосточной научной конференции по истории советского Дальнего Востока. Хабаровск, 1967 г.

24.   Наш опыт. Материалы Информационного подотдела ДКК ВЛКСМ. Хабаровск, 1927 г.

25.   ГАХК Ф. П-778, оп.1, дело 16, Л.70

26.   Амурский меридиан страны комсомолии. Благовещенск, 1980 г.

27.   Комсомолия края моего. Очерки по истории Хабаровской краевой комсомольской организации. Хабаровск, 1968 г.

28.   VI Приморский губернский съезд РЛКСМ. Владивосток, 1925 г.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle