Автор: Осмачкин Алексей Викторович

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

III международная научная конференция «Вопросы исторической науки» (Москва, январь 2015)

Библиографическое описание:

Осмачкин А. В. Положение инвалидов Отечественной войны в СССР (на материалах Краснодарского и Ставропольского краёв в 1945 – середина 1950-х гг.) [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, январь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 109-111.

Великая Отечественная война оказала огромное влияние на всех жителей Советского Союза. Цена победы над фашистской Германией, как для государства, так и для советских жителей оказалась неимоверно велика. Кроме колоссальных людских потерь война породила большое количество сирот и вдов, а также инвалидов войны, которые защищая свою Родину, остались калеками. В этой статье речь пойдёт не обо всех группах инвалидов, а лишь о тех, кто остался калекой во время боевых действий на фронтах Великой Отечественной войны.

Несмотря на важность этой проблемы для общества в историографии советского периода данному вопросу исследователями практически не уделялось внимания. Можно выделить работы В. Фефёлова [10.] и Д. Соколова [9.] написанных в мемуарно-биографическом жанре. Однако современная историография отмечается значительным ростом интереса к исследованию положения данной группы общества в послевоенные годы. Одними из первых работ, в которых уделялось внимание этой проблеме, были исследования Е. Ю. Зубковой [6.], А. В. Шубина [12.] и др.

В первые послевоенные годы инвалиды войны массово пополняли ряды нищенствующих. На такой образ жизни для значительной части фронтовиков оказывали влияние несколько факторов: с одной стороны, не желание быть обузой для членов своих семей и так находившихся в тяжёлом положении. А с другой, сохранение собственной жизни, необходимым условием которой, была нужда просить милостыню в общественных местах, где была велика вероятность, что кто-нибудь подаст на «кусок хлеба» [2, С.11].

По разным оценкам, в Советском Союзе после войны насчитывалось более 2,5 млн. человек признанными инвалидами, из них около 1–1,5 млн. человек являлись не трудоспособными и около 800 тысяч человек вели бродяжнический образ жизни [8, С.237–239.]. К началу 1950-х гг. ситуация резко изменилась. Так, согласно секретному докладу МВД СССР в Президиум ЦК КПСС о мерах по предупреждению и ликвидации нищенства от 20 февраля 1954 г. отмечалось, что во втором полугодии 1951 г. было задержано 107.766 чел., в 1952 г.- 156.817 чел., а к 1953 г. было зафиксировано 182.342 задержания, из которых на долю инвалидов войны приходилось около 70 % задержанных [6, С.145.].

Точных данных о количестве инвалидов Отечественной войны проживавших на территории Краснодарского и Ставропольского краёв нет, но согласно статистическим отчётам можно говорить о примерной численности и пропорциональном соотношении различных групп инвалидности и уровню их трудоустройства. Так, согласно анализа отчётных данных учреждений здравоохранения, удельный вес инвалидов войны III группы в изучаемых регионах в 1948 г. составлял около 420 тыс. человек, или 76,1 %, а к 1954 г. произошло снижение численности данной группы на 2,5 %. Удельный вес инвалидов I группы также сократился с 5, 3 % до 3,7 %. Количество же инвалидов II группы, напротив, увеличилось с 18,6 до 22,7 %, это было связано с переселением из других регионов страны и реабилитацией некоторых народов Северного Кавказа. В 1954 г. в Краснодарском и Ставропольском краях не работавшими и не получившими образования и переквалификации числилось 3200 человек, из которых 1018 являлись инвалидами III группы, что было залогом сокращения численности бродяг. В соответствии со справками гайгорсо основными причинами не трудоустройства инвалидов были: по возрасту-6,4 %, материальному обеспечению- 11,8 и по состоянию здоровья- 67,7 % [3, Л. 7–7об.].

Такое сокращение численности попрошайничающих фронтовиков — инвалидов являлось не только свидетельством естественной убыли населения, но и того, что часть населения вернувшаяся домой пройдя курсы переквалификации с целью работы в новых условиях, а, другая, преследовалась органами НКВД и помещалась в заведения закрытого типа, которых по стране было 13. О судьбе и деятельности данной группы людей на рубеже 1940–1950-х гг. показал А. Солженицын в своей книге «Архипелаг ГУЛАГ», на примере заключённых Спасской инвалидной колонии [10, С. 123–142.].

Необходимым условием, оказавшим влияние на сокращение численности нищих перед государством, встала проблема развития нового направления социальной политики, включающее в себя трудовое и материально — бытовое обеспечение инвалидов. Именно этот комплекс мер был приоритетным для партии и её идеологической деятельности не раз пропагандировавшей лозунг о социальной справедливости, включавший в своём содержании и заботу государства об инвалидах. Однако обеспечение поддержки этой группы населения было обусловлено, не столько желанием помочь мало трудоспособному населению, сколько своеобразной попыткой контроля над бывшими фронтовиками, которые, по мнению А. И. Микояна, являлись потенциальными «неодекабристами» [6, С. 28.].

Об уровне организации социальной помощи в стране свидетельствуют многочисленные жалобы и доносы населения, которые являлись способом общения рядовых членов советского общества с представителями власти, исходя из которых, можно сделать выводы об уровне жизни и настроениях жителей Советского Союза.

О степени реальной оказываемой социальной поддержки государством изучаемой группы населения свидетельствует жалоба инвалида Отечественной войны I группы И.И Поливакина, который отмечал: «Я состою инвалидом с 1945 г. до сего времени (жалоба датирована 1953 г.). За этот период кроме сухпайка (3 кг муки, 400 гр. масла и 400 гр. сладостей) не получал, получаемая мною пенсия в размере 162 рублей, конечно, удовлетворить потребности не может. Имеющиеся брючки, рубашка и ботинки приходят в негодность, а также и бельё. Всё это требует замены. Кроме своих бывших рабочих рук ничего не имею, вот почему убедительно прошу оказать мне в этом помощь [4, Л. 184.]».

О действительном улучшении положения этой группы населения можно говорить с 1952 г., когда Военным Министром СССР подписан приказ включавший «Инструкцию о порядке отбора и направления военнослужащих, членов их семей, пенсионеров и вольнонаёмного состава в санатории и дома отдыха военного министерства СССР» [13, С.97.]. Фактическое действие и реализация основных положений данного документа на территории Краснодарского и Ставропольского краёв начинает воплощаться в жизнь лишь с середины 1950-х гг.

Так, в Краснодарском крае действовало 2 санатория, в которых проходили реабилитацию и лечение за 1954 г. 348 человек, из которых инвалидами I группы являлись 76 человек проходившие курс реабилитации с членами семей, остальные инвалиды Отечественной войны относились ко II группе. В 1955 г. на лечении находилось уже 567 человек [3, Л. 8.]. В Ставропольском крае был один пансионат подобного вида расположенного в районе Минеральных вод, в котором, за период с 1954 по 1957 гг., проходило реабилитацию 283 человека [5, Л.46.]. Главной заслугой учреждений подобного типа было и то, что кроме лечебных мероприятий, осуществлялась и психологическая помощь специалистов, которые направлялись для этих целей из центральных регионов страны, а также в случае необходимости инвалиды — фронтовики ставились в очередь на протезирование и снабжения инвалидными колясками, процесс обеспечения которыми затягивался на долгие годы. Но, несмотря на ряд достижений в социальной сфере, по — прежнему, развитие здравоохранения в стране находилось на низком уровне, не имея возможности оказания необходимой помощи.

В связи с тем, что социальная политика государства начала оказывать серьёзное влияние на положение инвалидов Отечественной войны лишь к середине 1950-х гг., встаёт вопрос о том за счёт чего смогли выжить представители данной группы населения, кто осуществлял помощь до этого периода.

В первые послевоенные годы на помощь этим лицам пришла советская общественность. Население, пережившее тяжёлые годы военного лихолетья, из войны вынесло не только чувство патриотизма и гордости за свою страну, но и небывалое чувство сплочённости и коллективизма. В условиях послевоенного голода, массового трудового героизма требующего неимоверных усилий с целью скорейшего восстановления экономики страны, населением осуществлялась поддержка практически забытой группы бывших фронтовиков, не имеющих возможности обеспечить своего существования.

Забота советской общественности об инвалидах носила разнообразный характер. Начиная от простой психологической поддержки и заканчивая попытками создания протезов и определённых средств передвижения т. н. «тележек на колёсиках» заменяющих инвалидные коляски, в движение которые приводились при помощи рук, отталкиваясь от земли.

Но, существовала и другая, значительно меньшая, группа людей считавших инвалидов «досадным балластом советского общества» [1, Л.35.], не видя в них полноправных членов общества, не имеющих возможности приносить пользы государству. Своеобразным ответом на высказывания подобного рода являлись многочисленные примеры трудового подвига инвалидов-фронтовиков.

На страницах местных периодических изданий можно найти неоднократные свидетельства трудового подвига отдельных представителей состоящих на инвалидности советского населения. Показателен пример возврата к мирной жизни и активного участия в трудовой деятельности инвалида II группы В. Титова, работавшего трактористом-комбайнером в колхозе «Путь Ильича» Гулькевичского района Краснодарского края. Несмотря на то, что во время войны, потеряв левую ногу, он продолжал трудиться наравне с другими членами общества и в 1948 г. был признан одним из передовиков жатвы по своему району. Этот пример примечателен даже не самим фактом самоотверженного труда, а тем как он сам прокомментировал результаты своей деятельности: «Как я могу сидеть сложа руки и жаловаться на судьбу, когда мои товарищи не вернулись с войны… Я обязан трудиться и за них, показывая своим трудом пример подрастающему поколению» [7.]. Ещё одним образцом трудового героизма является достижение бригады паровоза номер 248 под руководством машиниста И. Будко, состоявшего на инвалидности с 1944 г.. Он с помощником машиниста Варавиным и кочегаром Шалитой провели поезд на участке Армавир — Кавказская в 3.200 тонн, при норме — 2400 [1, Л. 45.].

Из этих примеров, носящих явные элементы пропагандистской деятельности, можно сделать вывод и о том, что многие инвалиды войны не только не потеряли смысла жизни, но и старались своим образцом показать, что несмотря на полученные травмы и увечья, они по прежнему являлись полноправными членами общества, стремящимися к быстрому восстановлению народного хозяйства страны.

Таким образом, положение инвалидов Отечественной войны в первые послевоенные годы было очень тяжёлым. Государством в этот период оказывалась поддержка в виде выплат незначительных пенсий и единовременных продуктовых поставок. В этих условиях важное значение принадлежало советской общественности осуществлявшей помощь и заботу за этой группой населения. Благодаря успехам, достигнутым в социальной политике к середине 1950-х гг. можно говорить об улучшения качества жизни инвалидов войны, нашедших своё новое место в послевоенном мире.

 

Литература:

 

1.                 Архивный Отдел Администрации г. Армавира (АОАА.). Ф. Р-1322. Оп.1. Д.263.

2.                 Бессонов А. Воспоминания о жизни в Советском Союзе.- Ставрополь: Кн. изд-во, 1997.- 61с.

3.                 Государственный Архив Краснодарского Края (ГАКК.) Ф. Р.-1246. Оп.4. Д.1059.

4.                 ГАКК. Ф.Р-687. Оп.3. Д.1616.

5.                 Государственный Архив Новейшей Истории Ставропольского края (ГАНИСК.). Ф.1. Оп.2. Д.1770.

6.                 Зубкова Е. Ю. Послевоенное советское общество: политика и повседневность. 1945–1953 гг. — М.: РОССПЭН, 1999.-229с.

7.                 Коновалов С. Трудовой подвиг.- // Армавирская коммуна, 6 сентября 1948.

8.                 Мартиросян А. Б. За порогом победы. — М.: Вече, 2014.- 320с.

9.                 Соколов Д. П. Вычеркнутые из жизни: судьбы инвалидов в СССР.- rys.arhipelag.ucoz.ru … sokolov. vycherknutye…sssr…

10.             Солженицын А. Архипелаг ГУЛАГ. 1918–1956: Опыт художественного исследования. Т. 2.-М.: Время, 2003.- 308с.

11.             Фефёлов В. В СССР инвалидов нет!- Лондон: Overseas Publications Interchange Ltd, 1986.- 82с.

12.             Шубин А. В. От «застоя» к реформам. СССР в 1917- 1985 гг. — М.: РОССПЭН, 2001.- 689с.

13.             Ярская-Смирнова Е., Романов П. Советская социальная политика: сцены и действующие лица, 1940–1985 гг. — М.: ООО «Вариант», ЦСГПИ, 2008.- 376с.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle