Автор: Пряшников Сергей Владимирович

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

III международная научная конференция «Вопросы исторической науки» (Москва, январь 2015)

Библиографическое описание:

Пряшников С. В. Выдающиеся священнослужители острова Сахалин: протоиерей Александр Унинский ( 1920 г.) — пастырь, педагог, исповедник [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, январь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 120-123.

В статье ставится задача показать на примере выдающегося священника острова Сахалин протоиерея Александра Унинского условия жизни островного духовенства. Он жил на рубеже XIX — XX веков, и был свидетелем происходящих процессов на далекой территории Российской Империи. В результате тщательного анализа имеющегося архивного материала автор показывает насколько разнообразно и многопланово было служение священнослужителей Русской Православной Церкви.

Ключевые слова:остров Сахалин, протоиерей Александр Унинский, Русская Православная Церковь на Сахалине, новомученики и исповедники XXвека, выдающиеся сахалинские священнослужители.

 

Середина XIX — начало ХХ столетия период активного освоения острова Сахалин. Следует отметить, что нагрузка у сахалинского православного духовенства в годы, когда это место являлось официальным местом отбывания наказания, была неимоверно велика. Во-первых, сама паства — достаточно сложный и пестрый мир каторжан, с их условными и фактическими семьями. Во-вторых, трудности связанные с необжитыми территориями, значительными расстояниями и климатом. Чтобы представить в каких условиях совершали своё служение представители Русской Православной Церкви необходимо свидетельство очевидцев тех непростых времен.

Представленная статья — это попытка рассказать о жизни удивительного человека, священнослужителя, педагога протоиерея Александра Унинского. Основной материал, который автор использует в данных исследованиях, взят из обширного архивного фонда № 1133 под названием «Канцелярия начальника острова Сахалин» (РГИА ДВ).

Жизненный путь священнослужителя протоиерея Александра Унинского неразрывно связан с Сахалином. Упоминание о нем как благочинного церквей Севера острова мы находим в Камчатских епархиальных ведомостях. В этом церковном издании имеется описание поездки Преосвященнейшего Евсевия епископа Камчатского по своей епархии с 8 июня по 22 августа 1893 года. В статье говорится, что в Александровском порту на катерах его встречал благочинный Сахалинских церквей священник Александр Унинский [6, c. 32–39]. Отец Александр являлся одним из авторитетных и уважаемых священников, отдавший более 14 лет своей жизни служению островному населению.

Уникальным в своем роде является документ, заполненный отцом Александром Унинским — «Клировая ведомость тюремной Церкви Покрова Пресвятой Богородицы поста Александровского острова Сахалин Владивостокской епархии за 1899 год» [5, c. 38–42].

Священник Александр Петрович Унинский был сыном дьякона Вятской губернии, Глазовского уезда, села Уной (Уни). Обучался в Вятской Духовной семинарии, по окончании которой в течение трех лет был учителем в земских народных школах инородческой Иольской и Унинской. В 1883 году вместе со своей семьей прибыл в Амурскую область. Занимался сельским хозяйством, в течение двух лет бесплатно вел обучение крестьянских детей грамоте в селении Семиозерском.

Указом Камчатской Духовной Консистории за № 4999 от 11 ноября 1887 года зачислен штатным псаломщиком к Градо-Благовещенскому Кафедральному Собору. Через два месяца, то есть 13 января 1888 года, Преосвященнейшим епископом Гурием был рукоположен в сан диакона. Свое диаконское служение отец Александр Унинский проходил в главном соборе города Благовещенска. В скором времени здесь же была совершена его священническая хиротония.

10 февраля 1888 года иерей Александр был определен священником — миссионером в село Янчих (неразборчиво) с назначением к временному несению церковно-приходских пастырских обязанностей в Павловском приходе по реке Тами. В конце февраля того же года он переведен священником к храму святых Филиппа и Иннокентия, что в селении Янчих Южно-Уссурийского края. Являясь настоятелем этого храма, иерей Александр Унинский указом Камчатской духовной консистории за № 1980 стал исполнять обязанности священника при Александровском и Николаевском единоверческих приходах.

По распоряжению епископа Гурия происходит его назначение к первой походной в Южно-Уссурийском крае церкви с устройством церковной жизни в селах Дубининское, Осиновское, Ивановское и Григорьевское. На основании указов Святейшего Синода и Камчатской Духовной консистории в 1889 году бывшую походную Церковь переименовывают в Михайловскую. Постоянное её место расположения определено в селе Дубининском. В октябре того же года стараниями отца Александра на средства церковного попечительства открывается начальное училище для обучения грамоте детей прихожан. В нем священник состоял законоучителем, вел преподавание совершенно бесплатно. Единовременно ему было поручено исполнять пастырские обязанности в пятом Забайкальском Казачьем стане близ урочища Анучино.

За усердно-ревностное исполнение своих пастырских обязанностей и трудов по устройству приходских храмов в первой Михайловской походной церкви при «отлично хорошем поведении» Преосвященнейшим епископом Гурием 2 декабря 1889 года священник Александр Унинский был награжден набедренником.

Телеграммой Камчатской Духовной Консистории № 370, согласно предложению правящего епископа, отца Александра переводят в церковь Скорбящей иконы Божией Матери в село Каменьск-Рыболова, Ханкайского участка. Здесь священник Александр Унинский открыл в церковной сторожке школу для обучения грамоте детей жителей села, в которой выполняет обязанности законоучителя, не получая за свою педагогическую деятельность жалованья.

30 декабря 1889 года по распоряжению духовной консистории происходит его назначение благочинным церквей по Ханкайскому участку. За время работы в должности благочинного его стараниями, ходатайством и руководством были построены в новооткрытых приходах храмы на средства жителей сёл Жариковского, Вознесенского и Спасского. Церковные общины снабжались всем необходимым: святыми иконами, утварью и облачением, с «построением при церквах священнических домов» [5, c. 40]. Духовно окормлял отец Александр служащих в воинских частях Уссурийского Конного дивизиона и Первого Уссурийского регулярного казачьего стана в Атамановском урочище.

13 мая 1892 года указом № 1762 он переводится к Свято-Покровской церкви поста Александровского в должности благочинного над сахалинскими церквями. Здесь, как и в других местах своего священнического служения, протоиерей Александр Унинский занимается безвозмездным преподаванием Закона Божия в имеющихся школах. 23 июня 1893 года епископом Камчатским Макарием он был награжден фиолетовой скуфьей, а 9 апреля 1897 года по распоряжению Святейшего Синода (указ № 1231 от 9 мая 1897г.) священник отмечен бархатной фиолетовой камилавкой. Следующим его шагом стало открытие в своей квартире 1 октября 1897 года подготовительного училища с 4-х классной программой [4, c. 80–83]. Впоследствии это островное учебное заведение получило собственное помещение, где обучалось более 40 детей. Основной предмет — Закон Божий преподавал отец Александр Унинский совершенно бесплатно.

Министерство Внутренних Дел пожаловало ему за труды по первой всеобщей переписи населения 1897 года темно-бронзовую медаль для ношения на груди с лентой государственных цветов. Эта награда еще раз подтверждает разностороннее служения островного духовенства.

Ранее, 11 мая 1896 года, священник Александр был награжден для ношения на груди серебряным наперсным коронационным крестом и серебряной медалью на Александровской ленте. Из инородческих языков в совершенстве знал Вятечский (неразборчиво). Постоянной спутницей его путешествий и трудов была жена Унинская Ксения Павловна, которая воспитывала 9 детей [5, c. 38–42].

С чем сталкивалось сахалинское духовенство? С одной стороны — это льготы, более благоприятное материальное положение, чем у остального дальневосточного духовенства, с другой — полная зависимость от тюремной администрации, отсутствие стабильных приходских общин и доходов от прихожан, специфический контингент населения, трудности с миссионерской деятельностью. Следует отметить, что Главное тюремное управление за выслугу лет на острове Сахалин устанавливала пенсии, которые составляли ½ оклада жалования священнослужителя. При этом прослужить в непростых условиях надо было значительное время. Сумма прибавки равнялась 250 рублей в год и была весьма ощутимой [7, c. 16]. Касаясь содержания сахалинского духовенства в целом, стоит упомянуть переписку за 1894 год благочинного XII участка церквей Камчатской епархии. Священник Александр Унинский сообщает господину начальнику острова Сахалин генерал-майору В. Д. Мерказину о необходимости наладить выплату жалования островным священникам. В пример он приводит сложившуюся критическую ситуацию в Тымовском округе, где начальник умышленно удерживал жалование священнику, что поставило духовное лицо в зависимость от управления вышеозначенного округа [3, c. 1–3].

Благочинный сахалинских тюремных церквей протоиерей Александр Унинский в своем письме губернатору острова отмечал следующее: «Здесь, на острове, деятельность священников настолько разнообразна и обширна по исполнению всех пастырских обязанностей в частях: тюремной, военной и гражданской, более чем при 4000 составе прихожан, только православного исповедания, как приход Александровской тюремной церкви и с существующими несколькими училищами, в которых требуется обязательное преподавание Закона Божия, что одному священнику исполнить все возлагаемые на него пастырскую деятельность, хотя бы при двойном увеличении содержания немыслимо и невозможно. Это всегда будет являться значительным недочетом и его деятельности. А главное, в самой существенной по настоящему времени части — удивительной» [5, c. 32].

Какова же в действительности была пастырская деятельность на острове? Мы это может увидеть на примере должностных обязанностей священника тюремной [5, c. 34] Свято-Покровской церкви поста Александровского, в которые входило:

-                   Совершение богослужений в воскресные и праздничные дни, общей численностью (до 811 в год);

-                   Исполнение всех духовных экстренных треб, например, напутствие болящих и др. (до 120 в год);

-                   Исполнение требоисправлений намеченных в церкви: крещение (до 100 в год), браков (от 35 в год), погребений (до 150 в год);

-                   От 50 до 60 дней постоянных ежедневных богослужений с исповедью от 3000–4000 исповедников в Великий пост;

-                   Три обязательные обхождения в год со святым крестом по домам прихожан;

-                   Церковное письмоводство: ведение документальных церковных книг, авансовых отчетов, составление всех годовых отчетов по церкви и особо по требованию начальства. Кроме того ведение переписки до 300 номеров в год;

-                   Мелкие требоисполнения по приходу, принятие присяги в мировых судах, полковников, в воинской команде и разных ведомствах острова;

-                   Сороковые молитвы, молебны, панихиды и прочее (до 300 и более в год);

-                   Преподавание Закона Божия в школах, в подготовительном училище общим количеством 17 уроков в неделю;

-                   В военной учебной команде один недельный урок Закона Божия. К существующим требуется добавить еще один урок;

-                   Тюремная школа требует 12 недельных уроков, но она по недостатку времени, постоянно находилась вне поля деятельности священнослужителя;

-                   По обязанности благочинного священник должен вести бумаги канцелярии свыше 500 номеров, годовых и полугодовых отчетов, обозрение церквей и паствы по полугодиям, которое простиралось на весь остров. Причем объезжать приходилось всю территорию благочиния [5, c. 32].

Ко всему выше сказанному необходимо отнести работы по наблюдению за чистотой и опрятностью священных сосудов, церковной утвари, ризницею и другим: «Тщательное смотрение за архивом, церковных ходатайств и за всем вообще строением церковным» [5, c. 34].

Влас Михайлович Дорошевич (1864–1922 годы) побывал на Сахалине в 1897 году. После этого он начинает публикацию своих очерков, всколыхнувших всю российскую общественность. Книга «Сахалин- (Каторга)» является своего рода собранием воспоминаний, публикуемых в разных периодических изданиях того времени. Интерес для раскрытия представленной нами темы вызывает глава под названием «Смертная казнь» [2, c. 60–63]. Здесь автор приводит разговор с отцом Александром Унинским, который в те годы служил в посту Александровском.

Из этого рассказа следует, что сахалинское духовенство не оставляло без напутствия и духовной поддержке тех, кто прибывал в заключение или осуждался на смертную казнь. Писатель повествует нам казнь троих каторжан-рецидивистов: пожилого человека, бывалого каторжанина и двух молодых людей. Им вменялось убийство с целью грабежа, совершенное уже на острове. Пишет В. М. Дорошевич, что отца Александра пригласили к осужденным за три дня до смертной казни. По появлению священника они поняли, что смертный час приближается. «Побледнели, испугались, оторопели, слова выговорить не могут, — рассказывает отец Александр, — пожилой каторжанин начал «куражиться», смеяться, издеваться над смертью и над товарищами». Все три дня до казни священник молился вместе с осужденными, беседовали о загробной жизни, читали жития святых, пели псалмы. Осужденные не выпускали отца Александра и просили: «Батюшка, побудьте с нами, страшно нам». Ему удавалось найти несколько часов в сутки, чтобы сходить домой, покушать и опять в тюрьму. Спали мало, да и до сна ли было! Беседовали много и о разном. Священник пытался вселить в них надежду, рассказывал о случаях, когда уже на эшафоте объявлялось прощение. «Разве можно человека надежды лишать? — спрашивает отец Александр и сам же отвечает, — без надежды человек в отчаянье впадает». Он был с ними до конца. Когда вечером принесли чистую одежду, все поняли — час смерти близок. На рассвете приговор должен быть приведен в исполнение. В эту ночь они практически не спали, батюшка исповедовал их и причастил. Утром он облачился в черное священническое облачение и пошел вместе с ними во двор тюрьмы. Как переживал батюшка в эти минуты видно из его рассказа. Заканчивая это печальное повествование, отец Александр говорит, что умерли эти осужденные удивительно спокойно, перед этим приложились к кресту. Тот пожилой каторжанин, смеявшийся над смертью, перед казнью все больше и больше падал духом: «Его чуть ли не пришлось нести на эшафот» [2, c. 60–63].

Владивостокские епархиальные ведомости от 1906 года публикуют резолюцию управляющего епархией № 986, в которой настоятель Александровской тюремной церкви протоиерей Александр Унинский уволен за штат и приписан к Владивостокскому кафедральному собору. Таким образом, протоиерей Александр прослужил на острове более четырнадцати лет!

Со временем он уезжает в Благовещенск, где продолжает своё служение вплоть до 1920 года. Кончина его жизненного пути трагична. Пострадал отец Александр в этом же году 7 февраля в городе Благовещенске. По свидетельству очевидцев он надел рясу и крест, открыто встал перед безбожниками и был расстрелян ими во дворе своего дома [8, c. 57]. Протоиерей Александр Унинский был прославлен в лике святых Новомучеников и Исповедников Российских Русской Православной Церковью Заграницей 1 ноября 1981 года [9].

В процессе исследовательской работы для нас стал интересен вопрос взаимоотношений благочинного округа и тюремного начальства. В метрических книгах, хранящихся в Государственном Историческом Архиве Сахалинской области, имеется внутренняя переписка. Хотелось бы обратить внимание на решение спорных моментов. Один из охранников Александровской тюрьмы по неосторожности выстрелил себе в голову и от этого умер. На записке, в которой поясняются детали данного происшествия, стоит резолюция о. Александра Унинского: «Отпевание провести, так как причина смерти очевидна» [1, c. 70].

Предание земле умершего человека в особых случаях требовало письменного разрешения отца благочинного. Начальник Александровской тюрьмы описывает обстоятельства смерти 34 летнего каторжанина Якова Мистового. Он самовольно уходит с работы. Спустя некоторое время смотрители поселения находят его повешенным. Резолюция отца Александра разрешает предание земле без церковного отпевания [1, c. 98].

Протоиерей Александр Унинский являлся одним из авторитетных священнослужителей острова Сахалин. Его судьба неразрывно была связана с местом, которое многих пугало своей суровостью. Мы увидели, насколько многопланово было его служение, насколько он был не равнодушен к тем, кто его окружал.

 

Литература:

 

1.      Докладная записка. Метрическая книга Свято-Покровской церкви. ГИАСО. Ф. 23-и. Оп. 1. Д. 45.

2.      Дорошевич В. Сахалин. (Каторга). Всероссийский фонд культуры Сахалинское отделение Литературно-издательское объединение «ЛИК». Южно-Сахалинск. 1991. (текст печатается по изданию Влас Дорошевич «Сахалин (Каторга)». Москва. 1903).

3.      Материалы об отпуске содержания священникам Сахалинских церквей за 1894 год. РГИА ДВ Ф. 1133. Оп. 1. Д. 2236.

4.      Новостной раздел. Владивостокские епархиальные ведомости. — [Владивосток]. — 1912. — № 3.

5.      О назначении священников на остров Сахалин 1896–1902 гг. РГИА ДВ. Ф. 1133. Оп. 1. Д. 1483.

6.      Описание поездки Преосвященнейшего Евсевия, епископа Камчатского для обозрения церквей епархии с 8 июля по 22 августа 1893 года. ГИАПК. Камчатские епархиальные ведомости.- [П-Камчатский]. — 1898. — № 12.

7.      Переписка с Приамурским генерал-губернатором, другими учреждениями, прошения лиц духовного звания о назначении им за выслугу лет пособия 1897–1899гг. РГИА ДВ. Ф.1133. Оп. 1. Д. 1672.

8.      Польский М., протоиерей. Новые мученики Российские. Типография преподобного Иова Почаевского. 1957.

9.      Служба святым Новомученикам и Исповедникам Российским. Библиотека Якова Кротова. — 2009. [Электронный ресурс] URL: http://krotov.info/libr_min/worship/minea_mes/novomuchen.html (дата обращения 20.07.2012).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle