Автор: Ерофеев Ярослав Александрович

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

III международная научная конференция «Вопросы исторической науки» (Москва, январь 2015)

Библиографическое описание:

Ерофеев Я. А. Реализация применения нормативно-правовых актов на местном уровне в деле открытия аптек в городах Тобольской губернии (вторая половина XIX века) [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, январь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 56-60.

В середине XIX в. управление аптечным делом, а также всей врачебной частью в Российской империи осуществлялось Министерством внутренних дел (МВД). В его рамках полномочия разделялись между структурами: Медицинским департаментом и Медицинским советом. Такой порядок сохранялся до 1904 г., когда по высочайшему утверждению управление медицинской частью разделилось между Управлением главного врачебного инспектора, Главным управлением и Советом по делам местного хозяйства [2, c. 278].

Местное медицинское управление, в том числе и аптечное дело в губерниях, начиная с 19 января 1797 г., по высочайшему утверждению Павла I осуществляли Врачебные управы, вплоть до земской реформы 1864 года [3, c. 287].

В отличие от центральной части России, в Сибири земская реформа 1864 г. так и не была реализована. В губерниях Сибири, в том числе Тобольской, где не были введены правила 8 июня 1865 г. (присоединившие Врачебные управы к губернским правлениям), органом управления оставались Врачебные управы [1, c. 17].

В функции Врачебных отделений губернских правлений входило:

1.                  осмотр всех вольных аптек, к которым причислялись и состоявшие при казённых заведениях, если в них производилась вольная продажа лекарств (кроме казённых аптек, подведомственных Главному Военно-Медицинскому управлению);

2.                  надзор за продажей из лавок аптекарских материалов и лекарственных веществ, особенно ядовитых и сильнодействующих;

3.                  рассмотрение требований лекарственных предметов и перевязочных средств для воинских чинов, находящихся в лечебных заведениях гражданского ведомства;

4.                  выдача разрешений на продажу различных косметических и других, принятых в обществе, не лекарственных средств;

5.                  исследование привозимых из-за границы косметических веществ, минеральной воды, продуктов питания и напитков;

6.                  рассмотрение и утверждение в печать объявлений о продаже лекарств, о способах их употребления и о способах лечения болезней;

7.                  разработка правил хранения лекарств [20, c. 178–179].

К середине XIX в. в России существовали казённые аптеки − для снабжения армии и флота и учреждения под управлением гражданских ведомств, а также вольные (частные) − с правом платной продажи лекарств.

В связи со становлением и развитием аптечного дела по всей России, в том числе и в городах Тобольской губернии в середине XIX−начале XX в. требовалось на законодательном уровне закрепление правил и норм контроля. Вследствие этого были подготовлены и составлены различные нормативно-правовые акты, такие как: Устав об Общественном Призрении [23, c. 6] и Врачебный устав, напечатанный в первый раз в 1857 г., во второй − в 1892 г. и в третий − в 1905 году [19, c. 176].

Местные власти совместно с органами здравоохранения (в Тобольской губернии — с 1 ноября 1895 г. Врачебное отделение тобольского губернского управления) на основе статей этих нормативно-правовых актов осуществляли создание, руководство и контроль работы всех аптечных учреждений [17, c. 56].

Согласно Врачебному уставу, казённые аптеки учреждались по распоряжению МВД, а вольные − с разрешения Медицинского департамента МВД. Желавший учредить аптеку, подавал прошение с приложением свидетельства на фармацевтическое звание: по С-Петербургской губернии − в Физикат, по Московской — в Медицинскою контору, а по прочим губерниям − в местную Врачебную управу. Местное медицинское начальство после предварительного обсуждения с губернским начальством и оценки должно было представить своё заключение в Медицинский департамент МВД. Оценка проводилась по нескольким критериям. Во-первых, действительной необходимости в учреждении новой аптеки, в соответствии с местными обстоятельствами: численностью населения, числом находившихся уже в том городе или местечке аптек; во-вторых, поимённых отзывов от других содержателей местных аптек на счет того, может ли новая аптека быть открыта, с объяснением причин, препятствующих открытию, если такие были.

После одобрения департамента Врачебная управа давала разрешение на учреждение аптеки с условием открыть её обязательно в течение года, так как потом заканчивалось действие разрешения как на учреждение аптеки, так и на передачу полученного разрешения кому-то другому. Само открытие аптеки допускалось только после предварительного осмотра и подтверждения того, что она снабжена в достаточном количестве аптечным материалом соответствующего качества, необходимыми препаратами, медицинской посудой и прочим необходимым инвентарём [21, c. 219].

Вся процедура открытия аптек, прописанная в законодательных актах, соблюдалась тщательным образом и в городах Тобольской губернии в исследуемый период. Так было и с основанием частной аптеки в Ишиме. Провизор Эдуард Ричард Шенрок в 1875 г. просил у императора Александра II разрешение на открытие аптеки в Ишиме [5, c. 1]. В связи с этим местное медицинское управление должно было получить обязательные статистические данные, обосновывавшие возможность открытия аптеки.

Таблица 1

Численность населения в Ишиме в 1873 году (человек)*

Пол

Количество, чел.

Мужчин

1692

Женщин

1222

Итого

2914

 

*Составлено по: ГБУТО ГА в Тобольске. Ф. И-352. Оп. 1. Д. 123. Л. 4.

В Тобольское врачебное управление от Тобольского губернского статистического комитета поступила справочно-статистическая информация.

Таблица 2

Расстояние от Ишима до ближайших городов*

Город

Расстояние (вёрст)

Ишим

Тара

452

Тюмень

304 1/4

Тобольск

405

Курган

422 1/4

 

*Составлено по: ГБУТО ГА в Тобольске. Ф. И-352. Оп. 1. Д. 123. Л. 4.

Однако 3 октября 1876 г. Р. Э. Шенрок по невыясненным причинам отказался от своей просьбы, а 21 января 1879 г. повторно направил своё прошение во Врачебное отделение Тобольского губернского управления, приложив формулярный список о свой фармацевтической деятельности. Медицинский департамент МВД подготовил резолюцию от 14 декабря 1879 г. о том, что 23 марта 1877 г. было выдано разрешение за № 1999 провизору Р. Собечко на открытие аптеки в Ишиме. Так как он этим разрешением в установленный срок не воспользовался, Р. Э. Шенрок, в соответствии с законодательством, получил право на открытие аптеки, которое успешно реализовал [7, c. 17, 52, 61, 94].

В городах Тобольской губернии в середине XIX в. активно осуществляли лекарственную деятельность вольные (частные) аптеки, а к началу XX в. они получили большее распространение, чем казённые. К их работе имели отношение почти все утверждённые государственные нормативно-правовые акты. Вольные аптеки создавались с разрешения Медицинского департамента Министерства внутренних дел.

На основании Врачебного устава, «аптеки разрешалось учреждать как в столицах, так и во всех городах и местечках Империи всякому кто пожелает, но с тем, чтобы учредитель или содержатель, буде сам намерен управлять аптекой, а в противном случае избранный им управляющий, имели по испытании в Фармацевтической науке звания аптекаря или провизора и были не моложе двадцати пяти лет от роду» [22, c. 218].

Первые правила открытия аптек были утверждены правительством 8 июня 1864 г. циркуляром Медицинского департамента № 5335 «О новых правилах открытия аптек» [16, c. 476]. Правила создания аптек во многом определяли статистические данные: нормы числа жителей, количества рецептов и денежного оборота на одну аптеку. По этим правилам, на каждую аптеку в столице должно был приходиться 12 000 жителей, 24 000 номеров рецептов в год и 14 000 руб. денежного оборота. Для губернских городов эти нормативы составляли 10 000 жителей, 12 000 номеров рецептов и 7 000 руб. товарооборота. Для уездных городов нормативы составляли 5 000 жителей и 6 000 номеров рецептов. Для сельских аптек в расчёт принималось только расстояние между аптеками: оно должно было быть не менее 15 верст.

Новые правила об открытии аптек были утверждены МВД 10 февраля 1872 года. Их заменили правила, изложенные в циркулярах МВД от 8 июля 1864 г. и 22 марта 1865 года. Эти правила действовали на всей территории Российской империи, в том числе и Тобольской губернии. На них ссылалось местное руководство, если какой-нибудь человек хотел открыть аптеку в определённом городе.

Число городских аптек ограничивалось, прежде всего, числом проживавших в черте города постоянных жителей. В особых случаях, например в условиях наличия промышленности или иной сферы производства в данной местности, для расчета необходимого количества аптек принимались во внимание, помимо численности городских жителей, показатели годового оборота рецептов и денежной выручки за трёхлетний период. Эта цифра должна была быть в столицах не менее 14 000 руб., что составляет 24 000 рецептов, в губернских городах — 7 000 руб. оборота или 12 000 номеров рецептов, а в уездных городах, местечках и посадах — 4 000 руб. оборота или 6 000 номеров рецептов [4, c. 8–9].

По мнению М. Г. Королёвой, достаточно прогрессивным стал Циркуляр Министерства внутренних дел от 25 мая 1873 г., который отменял все подобные правила, изданные до него [15, c. 152]. Циркуляр внёс следующие изменения: была отменена аптечная монополия по показателю годового товарооборота, и изменена в пользу владельцев аптек норма рецептов для столичных и губернских городов.

Количество аптек ограничивалось в городах числом находившихся постоянных жителей и поступавших (в трёхлетней сложности) ежегодно номеров рецептов и их повторений. Поэтому для обеих столиц предусматривалось на каждую аптеку постоянных жителей не менее 12 000, а номеров рецептов и их повторений в год 30 000; для губернских городов − 10 000 жителей и 15 000 номеров рецептов; для уездных городов − 7 000 жителей и 6 000 номеров рецептов, для военных портов − 7 000 жителей и 12 000 рецептов.

Вследствие этого открытие новой аптеки могло быть разрешено, если количество постоянных жителей сравнивалось с числом поступивших за трёхлетний период рецептов или если выявлялось избыточное, по отношению к нормативам число полученных рецептов. Этот излишек для уездных городов составлял − 6 000; для военных портов − 12 000; для губернских городов − 15 000; для столиц − 30 000. При этом открытие новой аптеки разрешалось преимущественно в той части города, в которой именно выявлялось увеличение нагрузки на одну аптеку по количеству номеров рецептов или их повторений.

Правила определили и порядок открытия аптек. При подаче несколькими фармацевтами просьб о разрешении открыть аптеку преимущество давалось тому из них, который не имел ещё в своем владении аптеки и не получал ещё нигде привилегии на её учреждение. Если же просители уже владели где-либо аптеками, то принималось в расчёт первенство по времени обращения, а при равенстве прав и единовременности подачи просьб − высшая учёная степень фармацевта. Фармацевт, подавший просьбу об открытии аптеки в какой-либо местности, мог быть лишён преимущества перед другими только в том случае, если он был безнравственного поведения или был замечен в неправомерных действиях в ходе своей фармацевтической практики. Также в том случае, если у него была судимость по уголовной статье.

Если владельцы вольных аптек допускали приписки в отчетах о количестве обработанных рецептов, и этого количества оказывалось приблизительно достаточно для открытия новой аптеки, то открытие её разрешалось независимо от законной ответственности за неверное показание виновных [14, c. 1–2].

Рассматривая правила открытия аптек, утверждённых МВД, необходимо отметить дотошность чиновников, которые высчитывали числовые показатели для разных населённых пунктов, старались учесть все нюансы социально-экономического положения, предоставляли возможности для развития частного предпринимательства. Эти циркуляры в какой-то степени уменьшали монополию владельцев аптек при решении вопроса о создании новых аптечных учреждений. Однако противостояние содержателей аптек против открытия новых было сильным.

Так обстояли дела и в городах Тобольской губернии в середине XIX−начале XX века. 12 мая 1880 г. в Тобольскую врачебную управу поступило прошение провизора Ф. Розенлхентеря об открытии в Ишиме аптеки. Ответ управы выразился в резолюции, что в Ишиме уже есть аптека [6, c. 66]. Несмотря на это, 7 января 1882 г. ещё один провизор Павел Алексеевич Иванов, проживавший в г. Шадринске, подал подобное прошение, но результат был тот же [13, c. 80]. Врачебная управа при ответе на прошения провизоров исходила из правил открытия аптек. Она не могла допустить открытие новых без изменения установленных центральной властью норм. Это соблюдение нормативно-правовых актов местной властью говорит об её чётком подчинении центру.

В 1884 г. в городе Ялуторовске развернулась борьба за право открытия «сельской» аптеки. Три провизора подали свои рапорты в Тобольскую врачебную управу: 23 июля Соломон Моисеев Айзенштадт; 18 августа Ахиллес Альбин Леонарда-Ахил Песке; 31 августа Иван Александрович Лучшев. Однако право открытия было отдано С. М. Айзенштадту. Он позднее 4 февраля 1889 г. просил Тобольскую врачебную управу разрешить открыть третью аптеку в Тюмени, но, получив отказ, не оставил попыток, повторно подал прошение 5 декабря 1895 года. На это прошение 29 декабря 1895 г. Ялуторовское окружное полицейское управление вынесло отрицательное решение, мотивировав его незначительным для 3-летнего периода количеством рецептов в двух открытых аптеках. Общее количество рецептов составило 13 174 штук [8, c. 1, 5, 6, 19, 32, 96, 98]. Полицейское управление при ответе на прошение воспользовалось правилами открытия аптек 1873 года.

В 1898 г. в городе Тюмени действовали две вольные аптеки. 5 июня провизор Алексей Ильич Герасимов подал прошение «Его Превосходительству Губернатору Тобольской губернии» об открытии новой аптеки [9, c. 1]. На это два содержателя действовавших аптек Тюмени представили отчёт за три года.

Таблица 3

Отчёт владельцев частных аптек г. Тюмени*

Владельцы аптек

Год

Число рецептов

Выручено от продажи (руб.)

Сумма годового оборота (руб.)

Рецептурной

Ручной

Феофания Никоноровна Табанакова

1895

10106

5164,5

1625,9

6789,14

1896

11329

5667,75

1528,28

7196,3

1897

10677

5298,80

1507,88

6806,68

Итого

32112

16130,60

4661,25

20721,85

Ольга Яковлевна Дранишникова

1895

3920

1942,84

631,62

2574,26

1896

4329

2185,73

660,99

2846,72

1897

3634

1048,61

853,60

1922,21

Итого

11883

5177,18

2146,21

7343,19

 

*Составлена по: ГБУТО ГА в Тобольске. Ф. И-52. Оп. 1. Д. 654. ЛЛ. 2–3.

В конце своих отчётов провизоры сделали вывод, что Тюмень в третьей аптеки не нуждалась, так как их аптеки размещались удобно в центральной части города, жалоб на недостаток и задержку выдачи лекарств не было, персонал справлялся с потребностями населения [12, c. 2–3].

1 июля 1898 г. рапорт об открытии аптеки во Врачебное отделение Тобольского губернского управления передал провизор А. А. Каденаций [10, c. 7]. На это Врачебное отделение Тобольского губернского управления подготовило доклад. Оно проанализировало данные отчётов владельцев аптек и количество жителей в городе и пришло к выводу, что открытие третьей аптеки имеет все законные основания, но не в центральной части города, а в Заречной. Так как А. И. Герасимов отдал прошение первым и не имел аптеки, то, согласно правилам от 23 мая 1873 г., Губернское управление МВД посчитало справедливым отдать право открытия аптеки ему [11, c. 15–16].

Таким образом, несмотря на официальную отмену, аптечная монополия продолжала играть существенную роль. Из архивных данных видно, насколько привлекательной была идея открытия своего дела для частных предпринимателей. Прогрессирующий финансовый доход при умелой организации делал аптеку очень рентабельным предприятием. Это способствовало тому, что в 1906 г. циркуляром МВД от 25 февраля 1906 г. центральная власть вновь усовершенствовала правила открытия аптек. Основным в новых инструкциях было упразднение существовавших норм количества рецептов на одну аптеку, что в итоге способствовало развитию аптечной сети [18, c. 193].

Система управления аптечным делом строго регламентировала порядок подчинённости: казённые аптеки находились в подчинении Департамента казённых врачебных заготовлений МВД; вольные аптеки подчинялись Врачебным отделениям губернских правлений, а те − Медицинскому департаменту Министерства внутренних дел. Больничные, университетские, заводские и другие аптеки находились в подчинении по своему ведомству.

Cложившаяся в середине ХIХ−начале XX в. законодательная база аптечной деятельности регламентировала два основных вида аптечных учреждений: казённые и частные. Первые были рассчитаны на лекарственное обеспечение военного и гражданского населения через медицинские, образовательные и пенитенциарные заведения, а вторые производили вольную продажу гражданскому населению не только медикаментов, но других сопутствующих товаров. Законодательство, в частности правила открытия аптек, обеспечивало в основном интересы владельцев частных учреждений.

 

Литература:

 

1.                  Варадинов Н. В. Аптекарский устав. СПб., 1880. С. 17.

2.                  Высочайше утверждённое положение I. О Совете и Главном управлении по делам местного хозяйства в составе Министерства внутренних дел и II. Об управлении Главного Врачебного инспектора Министерства внутренних дел // ПСЗРИ. Собрание III (1881−1913). Т. XXIV. Отделение I. 1904. № 24253, I Положение. СПб., 1907. С. 278.

3.                  Высочайше утверждённый доклад Медицинской коллегии. Об учреждении медицинских управ // ПСЗРИ. Собрание I (1649−1825). Т. XXIV. Отделение I. С 6 ноября 1796 по 1798. № 17743. СПб., 1830. С. 287.

4.                  ГБУТО ГА в Тобольске. Ф. И-325. Оп. 1. Д. 79. ЛЛ. 8–9.

5.                  ГБУТО ГА в Тобольске. Ф. И-352. Оп. 1. Д. 123. Л. 1.

6.                  ГБУТО ГА в Тобольске. Ф. И-352. Оп. 1. Д. 123. Л. 66.

7.                  ГБУТО ГА в Тобольске. Ф. И-352. Оп. 1. Д. 123. ЛЛ. 17, 52, 61, 94.

8.                  ГБУТО ГА в Тобольске. Ф. И-352. Оп. 1. Д. 206. ЛЛ. 1, 5, 6, 19, 32, 96, 98.

9.                  ГБУТО ГА в Тобольске. Ф. И-352. Оп. 1. Д. 654. Л. 1.

10.              ГБУТО ГА в Тобольске. Ф. И-352. Оп. 1. Д. 654. Л. 7.

11.              ГБУТО ГА в Тобольске. Ф. И-352. Оп. 1. Д. 654. ЛЛ. 15–16.

12.              ГБУТО ГА в Тобольске. Ф. И-352. Оп. 1. Д. 654. ЛЛ. 2–3.

13.              ГБУТО ГА в Тобольске. Ф. И-352. Оп. 1. Д. 79. Л. 80.

14.              ГБУТО ГА в Тобольске. Ф. И-352. Оп. 1. Д. 79. ЛЛ. 1–2.

15.              Королёва М. Г. История аптек города Москвы. Дис. …канд. ист. наук. М., 1954. С. 152.

16.              Сборник циркуляров и инструкций Министерства внутренних дел за 1862, 1863 и 1864 годы. Ст. 81. СПб., 1873. С. 476.

17.              Статистический обзор Тобольской губернии за 1897 год. Тобольск, 1898. С. 56.

18.              Тобольские губернские ведомости. № 8 Действия правительства. Высочайшие повеления. Циркуляр МВД от 25 февраля 1906 г. № 330. С. 193.

19.              Устав Врачебный // СЗРИ. Т. XIII. Издание 1905. С. 176.

20.              Устав врачебный // СЗРИ. Т. XIII. Раздел I. Гл. I. Отделение I. С. 178–179.

21.              Устав врачебный // СЗРИ. Т. XIII. Раздел IV. Гл. I. Отделение I. Издание 1892. С. 219.

22.              Устав врачебный // СЗРИ. Т. XIII. Раздел IV. Гл. I. Отделение I. Издание 1892. С. 218.

23.              Устав Общественном Призрении // СЗРИ. Т. XIII. Издание 1892. С. 6.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle