Автор: Олешкова Анна Михайловна

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

II международная научная конференция «История и археология» (Пермь, май 2014)

Библиографическое описание:

Олешкова А. М. Институционализация красно-крестного движения на Урале [Текст] // История и археология: материалы II междунар. науч. конф. (г. Пермь, май 2014 г.). — Пермь: Меркурий, 2014. — С. 65-68.

Оформление красно-крестной организации происходило под влиянием западных идей и собственных национальных традиций. Крымская война и подписание Женевской конвенции обусловили воплощение идеи о создании организации, способной противостоять разнообразным экстремальным ситуациям, стихийным бедствиям, войнам.

Структура Красного Креста (Российское общество Красного Креста — РОКК) оформляется к концу XIX в. Каждое подразделение могло существовать автономно, при этом представляя собой сеть учреждений: окружное управление, местное управление, местный комитет, община сестер милосердия. Первые, окружные управления, действовали в наиболее отдаленных частях государства и являлись посредниками между главным и местными управлениями. В сферу контроля управлений были включена работа местных комитетов в городах и иных населенных пунктах.

Первоначально отделения РОКК появились в крупных городах, затем филиалы начали открываться повсеместно. С конца XIX в. наблюдается расширение сети учреждений РОКК.

Таблица 1

Число учреждений РОКК*

Год

Число учреждений

1

1867

24 (218 чел.)

2

1868

87

3

1869

145

4

1875

170

5

1894

332

6

1896

457

7

1900 / 1902

518 / 365

8

1904 / 1906

700 / 636

9

1911

888 (в том числе 106 общин сестер милосердия).

10

1 октября 1915

1916

11

1917

2255

Источники: [19, с. 189; 13; 15, с. 8; 16, с. 28; 17, с. 318; 11, с. 48; 20, с. 188; 24, с. 26; 18, с. 23].

К началу Русско-японской войны не было ни одного губернского или крупного уездного города, где бы не было представительства РОКК [25, с. 11]. В это же время процесс оформления основных ячеек организации происходил и на Урале.

Таблица 2

Местные управления РОКК на Урале*

Год возникновения

Название управления

Кол-во

1867

Вятское

1

1868

Оренбургское

1

1868 / 1870

Пермское

1

1870 / 1890

Уфимское

1

Всего по России, на 1917 г.

99

*Источники: 2, с. 1; 21, с. 280; 26.

Самым последним к красно-крестному движению присоединилась Уфа. По вопросам открытия уфимского и пермского отделений существуют противоречивые сведения [21]. В Екатеринбурге РОКК функционировал с 1876 г. [2]. К 90-м гг. XIX в. Пермское управление включало 3 комитета: Екатеринбургский, Кунгурский, Нижнетагильский. Вятский Красный Крест с 70-х гг. XIX в. действовал в Елабуге, Котельниче, Нолинске, Орлове, Сарапуле, Уржуме, Яранске, всего было 15 филиалов [22, с. 23].

Уральские отделения начали свою работу практически сразу после образования РОКК в Российской империи. В красно-крестной системе Урала очевидно лидирующее положение Вятского региона, в рамках которого действовало более 20 подразделений. Открытие и дальнейшее функционирование учреждений РОКК активно анонсировалось и подробно описывалось в местной прессе.

В функциональном отношении можно выделить распорядительные, исполнительно-финансовые, врачебно-санитарные, заведения для помощи нуждающимся, а также реабилитационные учреждения РОКК. Особое значение имели врачебно-санитарные учреждения целевой направленности, осуществляющие помощь на фронте. Такие структуры действовали по ситуации, при необходимости возникая и самоликвидируясь. Такой же целевой характер имели комиссии, состоящие при главном управлении. Они возникали по мере необходимости и охватывали предельно широкий круг вопросов: ревизионная, наградная, комиссия по выработке уставов для сестер милосердия и лечебных заведений, лечебная, психиатрическая, комиссия по разработке вопроса об институте братьев милосердия в России, автомобильно-техническая и др. Самым разветвленным отделением РОКК являлась канцелярия главного управлении, которая характеризовалась большим числом сотрудников и отделений: II и VI делопроизводство, бухгалтерия, инспекторский отдел, административно-расчетный, санитарно-статистический, мобилизационный отделы, секретарская и казначейская части, делопроизводство по психиатрической комиссии, отделы кружечного и церковного сбора, справочный отдел о раненых, бюро печати, автомобильное отделение и др. [13; 21, с. 189, 274–278].

Механизм выборов и собраний в центральных и местных учреждений был одинаковым. С целью увеличения явки анонс предстоящих собраний размещался в циркулярах и прессе. Циркуляры, информация в которых, как правило, дублировалась в губернской прессе, отражали решение центра по разного спектра вопросам: от ключевых, до второстепенных.

Интересно, что члены РОКК могли инициировать внеплановые собрания сами, не дожидаясь директивных распоряжений. Инициатива внеплановых собраний могла исходить как снизу, так и сверху. Уральские управления в основном являли собой примеры второго варианта [3, с. 4; 1, с. 8]. Установлению продуктивных связей между отделениями организации способствовала возможность участия членов РОКК в собраниях разного уровня. Стоит отметить, что в уральском регионе к такой возможности относились достаточно равнодушно [4]. Кроме того, в систему функционирования РОКК были заложены процедуры дополнительных и чрезвычайных собраний. Первый вид подразумевал решение текущих вопросов, которые должны быть рассмотрены до ежегодного собрания. Второй приводился в действие, когда возникали форс-мажорные обстоятельства. При этом именно данный вид собраний вскрывал нарастающую бюрократизацию РОКК. Несмотря на непредвиденные обстоятельства требовалось заявление, подписанное не менее чем 50 членами. Собрание считалось состоявшимся, если в работе приняло участие не менее 35 членов, кроме того, должно было присутствовать как минимум 5 представителей главного управления. Процедурный механизм и специфика собраний в центре и на местах были аналогичны [21, с. 187, 188; 5; 10; 14]. При отсутствии кворума спустя две недели проводилось новое слушание по данному вопросу, когда число присутствующих уже не имело значения. Такая деталь создавала опасность случайных решений, что отрицательно сказывалось на работе организации.

Важная особенность РОКК заключалась в его «способности» к горизонтальному разрастанию структуры и увеличению количества однопорядковых отделов, не дублирующих функционал друг друга. При этом организационные основания РОКК подразумевали жесткий принцип «вертикали власти» как в плане документооборота, так и в вопросах всех распоряжений по схеме «сверху вниз». Если второй признак потенциально мог тормозить работу РОКК, снижая инициативу на местах, то первый как раз ей способствовал. Структура управления РОКК на Урале включала дополнительные учреждения «второго порядка» (кружки, приюты, столовые и др.) [24, c. 16]. Эти отделения организовывались самими жителями губерний и существовали на добровольные пожертвования. Работа данных ячеек была формой выражения гражданской активности местного населения, личного интереса к проблемам, решаемым РОКК, что придавало красно-крестной организации общественный характер.

Для реализации уставных целей все учреждения РОКК должны были собирать денежные и вещевые пожертвования. С каждого собранного рубля 10 коп. отсылались в Петербург, а из 90 коп. (за вычетом расходов на местные цели) 2/3 поступали в запасный капитал на нужды военного времени, а 1/3 — в капитал для пособия увечным воинам [25, с. 10; 6]. Каждый год в кассу ГУ поступало 10 % от денежных доходов отделений. На благотворительные дела тратились единовременные пожертвования, для чего была организована так называемая «подписка» [23, с. 8–9], организация которой активно осуществлялась в годы Русско-японской войны [7]. На Урале особую активность и оперативность в организации подписки на сбор пожертвований на нужды РОКК проявляли как крупные, таки и мелкие учреждения [9]. Для стабильного и эффективного функционирования важное значение имели государственные субсидии, существенно способствующие работоспособности местных отделений.

Таблица2

Распределение государственных субсидий по отделениям РОКК в 1878 г.*

Подразделение РОКК

Сумма, тыс. руб.

1

Уфимское

480

2

Пермское

114

3

Вятское

147

4

Казанское

319

5

Самарское

359

6

Симбирское

324

7

Саратовское

161

8

Тульское

20

*Источник: [9].

Приоритетное положение уральских губерний в списке государственных дотаций, по-видимому, связано с серьезными последствиями неурожайных лет (1877–1878 гг.). На рубеже XIX–ХХ вв. суммы взносов и пожертвований были скромными, поэтому важное значение имела помощь государства.

Таким образом, на стартовой фазе своего существования красно-крестное движение в рамках уральского региона обладало серьезным организационным и финансовым потенциалом, что позволило в дальнейшие сложные периоды российской истории оказать существенную помощь населению Урала и страны в целом. При этом с самого начала в работу РОКК были заложены механизмы, придающие структуре тяжеловесность, снижая оперативный характер действий в экстремальных ситуациях, что привело к тому, что сотрудникам РОКК приходилось действовать вопреки системе.

Литература:

1.                  Отчет Вятского местного управления РОКК за 1904 г. [Текст] –Вятка: Вятская Губ. тип., 1905. –194 с.

2.                  Отчет Екатеринбургского местного комитета РОКК за 1898 г. [Текст] –Екатеринбург: тип. Ф. К. Хомутова, 1899. –106 с.

3.                  Отчет Пермского местного управления РОКК за 1915 г. [Текст]. –Пермь: тип. П. Ф. Каменского, 1881. –67 с.

4.                  Государственный архив Пермского края. Ф. 136. Оп. 1. Д. 57. Л. 17; Д. 44. Л. 21.

5.                  Государственный архив Пермского края. Ф. 136. Оп. 1. Д. 9. Л. 42; Д. 57. Л. 73а; Д. 53. Л. 4; Д. 59. Л.27.

6.                  Государственный архив Пермского края. Ф. 136. Оп. 1. Д. 5. Л. 15, 15 об.

7.                  Государственный архив Пермского края. Ф. 136. Оп. 1. Д. 47. Л. 12–56.

8.                  Государственный архив Пермского края.. Ф. 136. Оп. 1. Д. 9. Л. 40.

9.                  Государственный архив Пермского края.. Ф. 136. Оп. 1. Д. 80. Л. 12, 13 об., 20.

10.              Государственные архив Кировской области. Ф. 638. Оп. 1. Д. 80. Л. 1–3;

11.              Иллюстрированный календарь Красного Креста на 1916 г. [Текст] –М.: Т-во скоропечатни А. А. Левенсон, 1915. –VI, 216, 326с.

12.              Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 12651. Оп. 1. Д. 6. Л. 53–107.

13.              Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 12651. Оп. 1. Д. 6. Л. 53–107

14.              Центральный государственный исторический архив Республики Башкортостан. Ф. И-415. Д. 11. Л. 2, 7

15.              Бадя Л. В. Благотворительность и меценатство в России [Текст]: краткий ист. очерк / Л. В. Бадя. –М.: Наука, 1993. –74 с.

16.              Благотворительность в России: сост. по высочайшему повелению с. е.и.в. История государственной благотворительности РоссииКанцелярии по учреждениям императрицы Марии [Текст]. –СПб.: типолитогр. Н. Л. Ныркина, [1907?]. –Т. 1–3.

17.              Благотворительные учреждения Российской империи = Institutions de bienfaisance de l'Empire de Russie [Текст]: 3 т. / cост. Н. С. Постниковов [и др.]; под ред. А. А. Толубьева. –СПб.: тип. СПб. АО печ. дела в России Е. Евдокимов, 1900.

18.              Боцяновский В. Ф. Исторический очерк деятельности Российского общества Красного Креста [Текст] / В. Ф. Боцяновский. –СПб.: Гос. тип., 1896. –148 с.    

19.              Братья милосердия [Текст]: историко-документальное издание / авт-сост. В. Н. Занозина. –СПб.: Лики России, 2000. –248 с.

20.              Васильчиков И. С. То, что мне вспомнилось… [Текст] / И. С. Васильчиков. –М.: ОЛМА-Пресс, 2002. –189 с.

21.              Грицаева А. Н. Благотворительность в России в годы первой мировой войны (1914 — февраль 1917 г.): опыт помощи пострадавшим от военных действий [Текст]: дис. … канд. ист. наук / А. Н. Грицаева. — М.: Российский гос. ун-т им. А. И. Герцена, 2008. — 249 с.

22.              Касанов С. А. «Дорогой милосердия» 1867–1914 [Текст] / С. А. Касанов. — Киров: Артекс, 1992. — 71 с.

23.              Маркова Г. Н. На страже здоровья и мира. Страницы истории Кировской областной организации общества Красного Креста [Текст] / Г. Н. Маркова. –Киров: Гос. издательско-полиграфическое предприятие «Вятка», 1994. — 62 с.

24.              Орлов В. Д. Русский Красный Крест и его задачи в военное и мирное время [Текст] / В. Д. Орлов. — Киев: тип. Императорского ун-та Св. Владимира, 1904. — 36 с.

25.              Тарнавский, А. Красный Крест [Текст] / А. Тарнавский. — СПб.: Синод. тип., 1904. — 16 с. — (Бесплатное приложение к журналу «Народное образование»).

26.              Cимонов Ю. П. Башкирскому Красному Кресту исполняется 133 года [Электронный ресурс]. — URL: www. regnum. ru/expnews/114089. htm (дата обращения 13.06.2010).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle