Автор: Фаистов Тимофей Николаевич

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

II международная научная конференция «История и археология» (Пермь, май 2014)

Библиографическое описание:

Фаистов Т. Н. Артиллерийский боезапас г. Тара в конце XVI – XVII в. [Текст] // История и археология: материалы II междунар. науч. конф. (г. Пермь, май 2014 г.). — Пермь: Меркурий, 2014. — С. 73-77.

Исследования остатков Тарской крепости в г. Тара Омской области ведутся экспедицией Омского филиала ИАЭТ СО РАН и Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского при сотрудничестве с Томским государственного университетом с 2009 г. На данный момент накоплен значительный материал позволяющий говорить исследователям о широком развитии г. Тары в культурном, социально-экономическом, военном планах. Данной работой хотелось бы продолжить выявление линии военного развития города в период конца XVI — XVII в., и уделить внимание артиллерийскому боезапасу.

Важным фактором, послужившим завоеванию Сибири и продвижению русского воинства на восток, стало активное применение ручного огнестрельного оружия и артиллерии. Вопрос оснащения русского воинства необходимым боезапасом может стоять наравне с проблемой организации ремонта русского оружия, поскольку от того сколько выстрелов могло производить орудие зависел исход схватки. При этом данного вопроса исследователи фактически не затрагивали.

Тара, основанная в 1594 г. А. Елецким должна была выполнять функции оказания противодействия татарской знати, создания условий для продвижения русского воинства на восток, контроля торговых путей из Средней Азии в Сибирь, а так же наладить добычу соли с Ямышевских озер. Поэтому отряд основавший город был оснащен по тому времени достаточно сильно. Согласно наказу царя Федора Иоанновича, отряд имел 23 артиллерийских орудия, а количество боезапаса доходило до 4600 ядер, 50 пудов зелья (пороха) и 50 пудов свинца [6, c. 281]. Согласно грамоте от 10 февраля 1595 г., «на Тару» были отправлены «с Москвы» пушкари, чтобы «держать наряд для похода на Кучюма царя», наряд был довольно значительным: на 5 скорострельных пищалей приходилось 600 железных ядер [Там же, с. 335]. Оснащение отряда таким количеством боезапаса помогло уже в марте 1595 г. взять штурмом и сжечь Тунусский городок [Там же, с. 362)]. Тарская артиллерия смогла сломить сопротивление и разбить хана Кучума в 1598 г. [1, с. 3–5].

После Кучума, Тара и ее округа все так же подвергалась нападению Ногайской орды, позже калмыков. Исходя из этого артиллерийский наряд — совокупность орудий, пороховых запасов, ядер, увеличивался. На 10 затинных пищалей находящихся на башнях приходилось 160 ядер, т. е. по 16 ядер в среднем на орудие, на раскатной башне имелась пищаль с 280 железными ядрами, на Новой Пятницкой, Чацкой и воротной Борисоглебской башнях также были установлены пищали скорострельные с 270 ядрами, если брать по одному орудию на башню, то на него приходилось 90 ядер, кроме того, по всем четырем башням — волконейки с 2600 ядрами, т. е. в среднем по 650 ядер на орудие [7]. Согласно росписи служилых людей, военных запасов и пр. на 1684–1685 гг. в городе к орудиям имелось 770 ядер железных и 1927 свинцовых, на тот период больший боезапас имелся лишь в Тюмени и Тобольске [4, с. 267–271]. К 1689 г. на зелейном погребе была установлена пищаль скорострельная с 431 ядром [8].

Оснащение порохом сибирских гарнизонов ложилось на плечи европейской части России. Пороховое производство к концу XVII — началу XVIII в. было налажено по большей части в Москве и в Казани (однако к 1715 г. уже прекратилось), а к 1715 г. шаг вперед в пороховом деле сделал Санкт-Петербург. Для данной работы более важны центры производства находящиеся ближе к Сибири для организации более быстрой транспортировки пороха к городам и острогам, поэтому ссылаясь на Н. Е. Бранденбурга выделим д. Кадышево и производство близ Симбирска на р. Свияг [2, с. 85–86]. Можно предположить, что именно оттуда зачастую поступал порох в Сибирь. Цена на порох к концу XVII в. в Сибирских городах устанавливалась на уровне «2 рубли по 20 по 3 алтына по 2 денги за пуд, а за свинец по 20 алтын за пуд» [4, с. 85].

Транспортировка наряда была проблемой в виду того что она могла осуществляться по рекам, из-за чего запасы могли тонуть, намокать; стоит так же учитывать и другие погодные условия Сибири: дожди, туманы, снега. Особенности транспортировки боезапаса не отличались от тех, которые применялись в других регионах Сибири. Если учесть, что отряд А. Елецкого собирался в Москве, то он передвигался по рекам. Во время похода на Тунусский городок, о котором было указано выше, отряд Б. Доможирова и С. Рупосова передвигался на лыжах [6, с. 362], поэтому можно предположить, что какое-то количество боезапаса участники похода тащили на себе. Порох мог перевозиться в бочках [5, с. 107], которые затем могли использоваться в хозяйственных целях.

Если перейти непосредственно к имеющемуся у нас материалу, можно говорить о нескольких типах артиллерийский ядер, применяемых в Таре.

Тип 1. Чугунные ядра. Находящиеся в фондах Тарского историко-краеведческого музея, представлены 1 полнотелым (Рис. 1) и 2 полыми идентичными ядрами (Рис. 2). Такие представители артиллерийского боезапаса применялись как в центральной части России, так и в Сибири. Интересны для нас особенности ведения стрельбы полыми ядрами. Для начала, стоит отметить, что такой снаряд называется гранатой (поскольку его вес до 16 кг, снаряд весом 16 кг и выше именуется бомбой) [10], в отверстие в снаряде вставлялась трубка, оснащенная горючим составом. При воспламенении горючий состав в трубке загорался, когда он сгорал, огонь перемещался на разрывной заряд, от которого ядро разрывалось. Такие ядра обладали большим осколочным эффектом, а также обладали большим ударом и взрывной волной.

Рис 1 (фото). Чугунное ядро

Рис. 2 (фото). Полое чугунное ядро

Тип 2. Свинцовые ядра (Рис. 3). Представлены в единственном экземпляре. Происходят из частной коллекции Тарского краеведа. Такой тип, как и первый, применялся в центральной России и в Сибири. Он обладал значительной пробивной способностью, а значит, был эффективен против укреплений и живой силы противника. Причина применения свинцовых ядер видимо крылась и в том, что они могли меньше изнашивать ствол орудия, например медного, а таких в Тарском гарнизоне в обозначенный период было 5 [11, с. 171]. Более твердое железное или чугунное ядро, обладая меньшим диаметром, чем канал ствола интенсивно изнашивало его при движении ядра (болтаясь и ударяя по стенкам). Свинцовые ядра при выстреле, слегка деформируясь от нагрузок, выбирали зазор и давали большую дальнобойность и меткость стрельбы, снижая при этом износ ствола до минимума.

Рис. 3. (фото). Свинцовое ядро

Тип 3. Каменные ядра (Рис. 4). Обнаружены в ходе археологических работ в г. Тара. Находятся в фондах Омского государственного историко-краеведческого музея. Данный тип представлен так же единственным экземпляром. Это один из самых ранних представителей артиллерийских боеприпасов. Данная находка достаточно хорошо обработана, однако создается впечатление о небольшой приплюснутости. С развитием металлических ядер они начали выходить из употребления, однако применение таковых в Сибири диктовалось в первую очередь экономией боеприпаса металлического. Кроме этого стоит отметить, что камень обладает меньшим весом, отсюда вытекает уменьшение пробивной способности, возможно даже доспехов противника.

Рис. 4. (фото). Каменное ядро

Тип 4. Деревянные ядра (Рис 5). Обнаружены в ходе археологических работ в г. Тара. Находятся в фондах Омского государственного историко-краеведческого музея. Представлены двумя находками. Сделаны из хвойных пород древесины. На данный момент нами сделано лишь предположение, о том, что это были действительно пушечные ядра, поскольку аналогий пока не выявлено. По предположению Л. В. Татауровой, эти находки могли быть детскими игрушками или их составными частями. Если исходить из экономии боезапаса служилыми людьми г. Тары, тогда они вполне могли, были использоваться, однако стоит учитывать их вес. Такой снаряд вряд ли мог разрушить укрепление даже легкого типа, но нанес бы удар по телу противника. Стоит так же помнить о применении в мире деревянных артиллерийских орудий, и хотя они были не долговечны, поскольку не выдерживали долгой стрельбы, их применение оправдывало себя.

Рис 5. (фото). Деревянное ядро

При сравнении боезапаса острогов Западной Сибири и Дальнего Востока видно, что первые снабжались куда лучше, ввиду того, что власть Российского государства там становилась сильнее. Так к 1685 году в Тобольск имелось: 941 пуд 24 гривенки пороху ручного и пушечного Московской присылки, 224 пуда 10 гривенок с полугривенкою пороху Тобольского кручения, 7126 пуд 15 гривенок с четью гривенки свинцу [4, с. 269–272]. К этому же году в Нерчинске: 66 пуд 1 четь пороху ручного и пушечного, 77 пуд 36 фунтов с полуфунтом свинцу» [9, с. 85]. В Албазинском остроге: 112 пуд 36 фунтов с полуфунтом пороху ручного и пушечного, 60 пуд 6 фунтов с полуфунтом свинцу» [3, с. 260; 9, с. 84].

В заключение стоит отметить, что в целом обеспечение Тарского гарнизона артиллерийским боезапасом было вполне на достаточном уровне. Использование его в полевых условиях на первых этапах послужило разгрому хана Кучума, а затем охране города. За обозначенный период в официальных документах отсутствуют просьбы о присылке наряда в Тару, очевидно снабжение осуществлялось властями в срок. Оказалось возможным подтвердить письменные источники данными археологии и указать на то, что Тарскими служилыми людьми использовались артиллерийские снаряды, обозначенные в данной работе. К сожалению, на сегодня не выявлено еще одно важное звено — артиллерийский арсенал города, он отсутствует на картах, что создает трудности для археологов.

Литература:

1.      Акты исторические. — СПб., 1841. — Т. 2. — 482 с.

2.      Бранденбург Н. Е. Материалы для истории артиллерийского управления в России (Приказ Артиллерии). — СПб., 1873–568 с.

3.      Дополнение к Актам историческим. — СПб., 1867. — Т. 10. — 504 с.

4.      Дополнение к Актам историческим. — СПб., 1869. — Т. 11. — 332 с.

5.      Ионин А. А. Новые данные к истории Восточной Сибири XVII века (г. Иркутска, Иркутского Вознесенского монастыря, Якутской области и Забайкалья). — М.: Издательство Оникс, 2012. — 250 с.

6.      Миллер Г. Ф. История Сибири. Изд. 2-е, доп. — М.: Изд-во «Восточная литература», 1999. — Т. I. — 630 с.

7.      РГАДА. — Ф.214. — Д.1296. — Столб. 4. — Л. 227, 429–429 об.

8.      РГАДА. — Ф. 214. — Кн. 11. — Л. 429.

9.      Русско-китайские отношения в XVII веке. 1686–1691. — М.: Наука, 1972. — Т.2. — 834 с.

10.  Техническое оснащение русской артиллерии начала XIX в. URL: http://www.museum.ru/1812/Army/RussArtillery/part5.html (дата обращения 06.04.2014).

11.  Фаистов Т. Н. Артиллерия г. Тара в 1594–1689 гг. // Материалы VII региональной научно-практической конференции «Вагановские чтения», посвященной 420-летию со дня основания города Тары. (г. Тара 14–15 марта 2014 года). — Омск: ООО «Амфора», 2014. — С. 167–171.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle