Автор: Баранова Светлана Борисовна

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

II международная научная конференция «История и археология» (Пермь, май 2014)

Библиографическое описание:

Баранова С. Б. Информационная деятельность Пермского Губвоенкома и Губкомдезертира в процессе борьбы с дезертирством на период 1920 г. [Текст] // История и археология: материалы II междунар. науч. конф. (г. Пермь, май 2014 г.). — Пермь: Меркурий, 2014. — С. 31-34.

Наиболее полно деятельность Губвоенкома и Губкомдезертира в рамках процесса информирования о состоянии борьбы с дезертирством можно рассмотреть в контексте этапов развития данного явления. К первому этапу стоит отнести промежуток между декабрем 1918 г. и маем 1919 г. За этот период происходит циркуляция дезертиров. Т. е. сведения о дезертировавших поступают, однако носят лишь декларативный характер. Меры по их поимке и обвинению не имеют активного проявления в связи с наличием резерва военнослужащих. Второй этап дезертирства ознаменован выпуском в свет Постановления Совета обороны «О мерах по искоренению дезертирства» 3 июня 1919 г. Данное постановление взывает к добровольной явке дезертировавших, причем неявившиеся объявлялись врагами. В это же время происходит рассмотрение мер к дезертирам и их укрывателям. Результатом второго этапа становится снижение роста дезертирства к 1919–1920 гг. [1, с.81–83]

В данном случае очень интересным и важным для работы является именно второй этап дезертирства в годы Гражданской войны, поскольку рамки исследования непосредственно касаются именно 1920 г. Ниже представлены таблицы, составленные по недельным и двухнедельным сводкам о количестве дезертировавших, осужденных и наказанных за данное деяние. Таблицы позволят сделать вывод о снижении роста дезертирства или же, наоборот, о его повышении.

Первая и вторая таблицы касаются информации сводок, которые составлялись за неделю Губвоенкомом и Губкомдезертиром (Таблица 1, 2). Эти данные отправлялись в вышестоящие инстанции, а именно в Окркомдезертир г.Екатеринбурга, а также к начальнику оперативного штаба сектора ВОХР г.Уфы. Двенадцать пунктов сводки давали представления о процессах, происходивших при борьбе с дезертирством. Во-первых, информация о задержанных и добровольно явившихся дезертирах за неделю. Далее в остальных пунктах — данные об их дальнейшей судьбе: направленные в штрафчасти, запасные части или же преданные суду. А последние четыре пункта: количественный состав с момента осуществления контроля и до ознаменования недельной сводки.

Таблица 1

Анализ недельных сводок (16 декабря 1919–23 февраля 1920) [2, Л. 21, 31, 53, 98, 123, 147, 183]

Параметры

16–23 декабря 1919

1–7 января 1920

8–15 января 1920

16–23 января 1920

1–7 февраля 1920

8–15 февраля 1920

16–23 февраля 1920

1. Добровольно явилось

251

1374

1302

225

529

387

219

2. Задержано

93

127

203

357

568

343

183

3. Всего по губернии

344

1501

1505

582

1697

730

402

4. Из них направлено в запчасти

0

0

62

27

54

135

81

5. Штрафные части

30

98

74

118

296

100

102

6. Предано суду

8

1

5

7

95

15

21

7. Вновь дезертировало

31

71

14

253

14

106

65

8. Состоят на лицо в запасчастях

793

813

875

902

994

1179

1260

9. Штрафчастях

89

193

267

385

828

928

1030

10. Предано суду

307

308

184

191

324

339

360

11. Направлено в свои части

16

13

67

1

29

0

0

 

12. Мобильпункт

290

1389

1297

350

514

436

198

 

Таблица 2

Анализ недельных сводок (24 февраля — 23 марта 1920) [3, Л. 188, 220, 235, 257]

Параметры

24–29 февраля 1920

1–7 марта 1920

8–15 марта 1920

16–23 марта 1920

1. Сколько дезертировало из частей губернии

90

64

45

4

2. Сколько зарегистрировано за отчетный период дезертиров, задержанных и явившихся добровольно

393

504

557

754

А. по слабости воли

313

370

456

527

Б. злостных

80

134

101

226

3. Сколько дезертиров передано за отчетное время

348

504

557

717

А. запчасти округа

253

370

456

489

Б. караульчасти

0

0

0

0

В. части ВОХР

0

0

0

0

Г. Части, подчиненные Фронтармии

15

0

0

0

Д. Штрафчасти

80

предано суду 134

101

26

Двухнедельная сводка построена по аналогичному принципу, однако содержит в себе более полные характеристики параметров недельной сводки (Таблица 3). К тому же в двухнедельной сводке были данные не только о добровольно явившихся и задержанных дезертирах, но и о тех, кто непосредственно дезертировал в период рассматриваемых двух недель. При всем при этом следует помнить, что сводки взаимосвязаны друг с другом, причем одна вытекает из другой, но с более полным анализом проблемы.

Таблица 3

Анализ двухнедельных сводок (1 января — 15 марта 1920) [4, Л. 54, 99, 148, 184, 230]

Параметры

1–15 января 1920

16–31 января 1920

1–15 февраля 1920

16–29 февраля 1920

1–15 марта 1920

1. Сколько дезертировало из:

       

147

А. частей, подчиненных округу

72

253

175

108

131

Б. частей, подчиненных действующим армиям

37

10

15

40

12

В. частей, подчиненных войск вохр

6

0

13

4

4

2. Сколько всего задержано дезертиров на территории губернии

3006

1230

1827

795

1061

А. добровольно явилось

2676

470

916

262

519

Б. путем облав

0

21

59

83

99

В. на железных дорогах

28

29

135

30

28

Г. другими способами и случайно

302

710

717

420

415

3. Сколько дезертиров злостных, по слабости воли

178, 2828

310, 920

506, 132

200, 592

235, 826

4. Куда направлены

         

А. Свои части

80

14

29

15

0

Б. Запасные части

62

65

239

334

826

В. Штрафные части

172

265

396

198

0

Г. тыловое ополчение

0

0

0

21

14

Д. мобилизационный пункт

2686

779

950

0

0

Е. предано суду

Ж. Штрафчасти

6

45

110

0

0, 221

5. Сколько приговорено

 

0

0

129

0

А. расстрелу

20

   

0

 

Б. условному расстрелу

14

   

0

 

В. лишены свободы

Г. условное лишение свободы

?

   

95, 34

 

6. Сколько проведено облав и в каких пунктах

2 (Осинский)

19 (Пермский, Кунгурский)

6 (Пермский), 21 (Кунгурский), 12 (Чердынский)

1 (Кунгурский), 8 (Чердынский)

66 (Кунгурский), 10 (Оханский), 58 (Усольский)

7. Сколько было выездов трибунала на места, куда и место, результаты выездов

0

0

0

0

0

8. Сколько устроено митингов, собеседований о дезертирах в волостях. Особо в воинских частях

 

0. 4

38, 19

18, 2

78, 3

9. Сколько было случаев применения конфискаций имущества, лишения надела

0

0

1 (лишение надела)

0

11 (условно — 7)

А. дезертиров

         

Б. укрывателей

         

10. Сколько укрывателей было привлечено к повинности общественных работ

1

0

1

0

3

11. Сколько укрывателей дезертиров оштрафовано, на какую сумму

5000 руб.

0

0

0

0

12. На какие волости, села наложен штраф за укрывательство

100000 руб. (Воскресенская волость Кунгурского района)

0

0

100000 руб. (Урминская волость Кунгурского района), 250000 руб. (Басинская волость Осинского района)

0

13. Сколько маршрот дезертиров отправленона фронт, какой численностью состава со дня функционирования комиссии по число подачи сведений

0

0

0

0

0

14. Сколько дезертиров отправлено за отчетный период на фронт с указанием:

0

0

0

0

0

А. когда отправлены

         

Б. сколько дезертиров отправлено

         

В. номер наряда

         

Г. какая неделя или в неплановый наряд

         

15. Сколько привлечено должностных лиц за попустительство борьбы с дезертирством

0

0

1

1

0

1) Дезертир Комиссий

         

2) сельских властей

   

1

1

 

16. Сколько числилось за губкомдезертир за отчетное число дезертиров

0

0

0

194

0

17. Сколько осталось за губкомдезертир дезертиров

0

91

194

239

101

Таким образом, сводки позволяют нам проанализировать динамику дезертировавших и задержанных и сделать вывод о том было ли снижение роста дезертирства в рассматриваемый период. Первый параметр, характеризующий количество дезертировавших, позволяет сделать вывод лишь о небольшом уменьшении таковых в феврале в сравнении с январем, а именно на 23 человека. При этом зимние месяцы, не случайно взятые для рассмотрения, позволяют отвергнуть главную причину дезертирства — полевые работы и составить более точный отчет.

Количество задержанных дезертиров также очень интересно рассмотреть в динамике. Здесь можно увидеть, что если в начале января их число составляло 3006 человек, то к началу марта оно снижается практически на треть. Однако в этом сравнении важны слагаемые данных сумм. Безусловно, что в основе лежат добровольно явившиеся дезертиры, и их число чаще всего самое высокое. Но если в первой половине января оно составляло более двух тысяч человек, то к середине марта количество добровольно явившихся уменьшилось более чем в четыре раза.

Скорее всего, причинами такого числа добровольно явившихся в первой половине января можно назвать три предположения:

1.         13 декабря 1919 г. СРКО в отношении комиссии по борьбе с дезертирством принял следующие постановления. Первое предоставляло права Революционных трибуналов в отношении вынесения приговоров по делам дезертиров всем без исключения губернским комиссиям. Второе постановление предоставляло уездным комиссиям право наложения наказания на укрывателей дезертиров. [5]

2.         Встреча новогодних праздников в кругу семьи.

3.         Результат пропагандистской работы.

При этом точного ответа на этот вопрос дать невозможно, поскольку нет четко обусловленной информации о происходивших моментах на данный период времени.

Помимо добровольно явившихся существовали и другие виды задержания дезертиров. Они не так многочисленны, однако имеют также важные особенности. Так, например, число задержанных путем облав неуклонно росло. Более того, это единственный показатель из всех видов, который можно охарактеризовать с точки зрения устойчивости значений. И это очевидно, поскольку задержание путем облав изначально не могло иметь под собой факта случайности, чем переполнены остальные пункты. Ведь облавы совершались целенаправленно, где базовая информация о количестве и месте укрывавшихся была изначально известна.

Обстоятельства деяний делили дезертиров на два вида: по слабости воли и злостные. Естественно, что перед сводкой стояла задача вычленить и соотнести по видам таковых. Результатом становилась вполне предсказуемая ситуация, когда дезертиров по слабости воли за практически каждый отчетный период становилось больше, нежели злостных дезертиров. Это обусловлено в основном причинами дезертирства, которые имели под собой почву субъективного характера.

Так, следует подытожить момент характеристики количественных данных дезертировавших и задержанных за дезертирство. Информация в таблице имеет постоянно изменяющийся характер, поэтому при общем своем рассмотрении не позволяет говорить о значительном снижении роста дезертировавших. Хотя отдельные параметры дают более четкое представление. Так, например, соотнесение пунктов «А» и «Б» в первом параметре при характеристике количества дезертировавших отдает преимущество пункту «А» (дезертировало из частей, подчиненных округу). И это не случайно, ведь причина близости дома изначально устанавливается как основная. В этом пункте можно увидеть более рост, а не снижение таковых при анализе числа дезертировавших.

Таким образом, невозможно сделать четкие выводы об изменении ситуации в пользу неумолимого падения количества дезертиров в 1920 г. Этот процесс был многофакторным и многосторонним. Его дальнейшее развитие часто зависело от качественного отношения к работе контролирующих структур, от личного подхода людей к дезертирству, а также наличия возможностей предотвращения данных явлений.

Литература:

1.                  Васильев М. «Пока послужим…а потом убежим» Родина № 2, 2011

2.                  ГАПК Ф р-29 Оп.1 Д.489

3.                  Там же

4.                  Там же

5.                  Никулин В. В. «Уголовная ответственность за дезертирство в период гражданской войны в россии (1918–1920 гг.)» История государства и права ЕврАзЮж № 8 (27), 2010 // www.eurasialaw.ru/index.php?option=com_jcontentplus&view=article&id=1134:-19181920

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle