Библиографическое описание:

Бабаджанов Х. Б. Обзор документов хранившихся под грифом «секретно» в научных публикациях 1989–1995 годов на тему «История Второй мировой войны» [Текст] // История и археология: материалы II междунар. науч. конф. (г. Пермь, май 2014 г.). — Пермь: Меркурий, 2014. — С. 5-7.

Вторая Мировая война стало невиданно чудовищной и огромной по масштабам трагедией и жесточайшим испытанием для человечества. Эта война для Узбекистана, как и для многих других народов мира, стала временем мужества и скорби, невосполнимых человеческих потерь и тяжелого ущерба в экономике.

В Второй Мировой войне, которая длилась шесть лет (1939–1945), участвовало 61 государство и четыре пятых населения земли. Численность непосредственно участвовавших в войне составила 110 млн. человек, погибло свыше 50 млн. человек [1].

В годы советской власти правящая коммунистическая партия использовала историю, особенно историю Второй Мировой войны (официально в годы советской власти «Великая Отечественная война») в своих идеологических целях, превратив её в оружие партийной пропаганды. Поэтому в советское время изучение истории Второй Мировой войны происходило в большинстве случаев однобоко. Это привело к искажению исторических свидетельств и событий, к представлению выводов соответствовавших требованиям коммунистической идеологии. Опубликованные по данной теме научные, научно-популярные работы по своему концептуальному состоянию, поставленным задачам и методическому характеру разрабатывались на основе утверждённых сверху шаблонов.

К середине 80-х гг. ХХ в. в СССР усилился экономический кризис, охватив все аспекты общественной жизни. Именно в этих условиях застоя в середине 80-х гг. в советском обществе началась «перестройка». В результате этого пошатнулась позиция КПСС в жизни общества, а её руководящей роли был нанесён разрушительный удар. В изменившихся условиях появилась возможность частично получить доступ к изучению тем, прежде находившихся под запретом. В различных научных журналах появились публикации, в которых обсуждались вопросы, затрагивающие так называемые «белые пятна» в истории Второй Мировой войны.

В 1989–1995 гг. произошли ряд изменений и в исторической науке. Однако в эти годы в условиях продолжающегося единовластия коммунистической идеологии всё ещё не имелось возможности полностью осветить закрытые темы. В эти годы значимость работ по историографии Второй Мировой войны определяется не новыми исследованиями, а публикацией множества секретных документов, которые могли бы стать для них источниковой основой.

На протяжении этих лет были открыты многие фонды различных центральных архивов, материалы которых обозначенные грифом «секретно» вышли в научный свет в таких журналах, как «Военно-исторический журнал», «Исторический архив», «Новая и новейшая история», «Советские архивы», «Военно-исторические архивы России». Важные исторические источники, введённые в научный оборот расширили возможности для объективного изучения истории Второй Мировой войны.

В этих журналах были опубликованы документы из ЦХИДК (Центр хранения историко-документальных коллекций), ЦАМО (Центральный архив министерства обороны РФ), АВП РФ (Архив внешней политики РФ), ГА РФ (Государственный архив РФ), РГВА (Российский государственный военный архив), АП РФ (Архив президента РФ), РГАЭ (Российский государственный архив экономики), РГАСПИ (Российский государственный архив социально-политической истории) и других архивов Российской Федерации.

Подготовка фашисткой Германии к войне в Европе началась задолго до Второй Мировой войны. 23 августа 1939 г. в Москве был заключен советско — германский договор о ненападении.

У данного договора имелись секретные пункты, обнародованные лишь в начале 90-х гг. прошлого века [2]. Засекреченные пункты касались раздела Польши между двумя государствами. Также в соответствии с секретными пунктами договора Советскому Союзу мог присоединить к себе прибалтийские государства — Литву, Латвию и Эстонию, включая ещё и Бессарабию. Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом имел решающее значение в начале советско-германской войны.

Вторая Мировая война началась 1 сентября 1939 г., с вторжением войск фашисткой Германии в Польшу. В период с 1 сентября 1939 г. до 22 июня 1941 г. Германия и её союзники захватили почти все государства Европы за исключением Великобритании. Вероломное вторжение фашистских войск оказалось полной неожиданностью для советского правительства. Ошибка советского политического руководства привела к неподготовленности советской армии, повлекшей за собой несоразмерные бессмысленные потери.

Рассекреченные архивные документы свидетельствует о том, что Сталин и другие советские руководители высшего ранга были осведомлены о готовящемся вторжении, но не предприняли мер для подготовки к войне [3]. Кроме того, начиная с декабря 1940 г. в Германии началась разработка плана «Барбаросса», в котором планировалось нападение на Советской Союз. К плану «Барбаросса» прилагался большой пакет приложений, в котором содержались планы завоевания СССР и действий на оккупированных территориях [4].

Стремительное наступление войск Вермахта оказалось сокрушительным для армии и мирного населения, а также для экономики страны. В СССР не были разработаны директивы об отражении удара вражеской армии. В первые месяцы войны из 4.5 млн. воинов западных частей Советской армии погибло 2.5 млн. человек, от 15 тыс. танков уцелело всего 700. С 22 июня 1941 г до декабря того же года силами Вермахта было оккупировано 1543 тыс. квадрат километров, т. е. 7 % территории Советского Союза [5]. С началом военных действий промышленные предприятия из западных частей СССР, в сжатые сроки были эвакуированы на Восток, в том числе и в Узбекистан, где наряду с местными предприятиями начали выпускать продукцию для обороны страны. В научный оборот введено несколько документов, в которых нашли отражение боевые действия первого периода войны и трудности возникшие при переводе экономики на военные рельсы, а также сведения об истинных масштабах понесенных потерь [6].

Публикация секретных документов в вышеназванных журналах значительно расширила масштабы и содержание исторических источников по изучаемой теме. Кризис тоталитарного советского государства, образование суверенных государств и демократического развития создали огромные возможности для исследований учёных-историков. Введённый в научный оборот внушительное число архивных документов обогатило базу источников для исследований Второй Мировой войны.

Ранее недоступные исторические документы и источники позволяют исследователям покончить с необъективностью и восполнить пробелы в освещении истории этой войны.

В качестве основного научного направления на передний план поставлены критерии историзма и объективности, на основе которых появилась возможность дать объективную оценку историческим свидетельством, событиям и всему историческому процессу в целом.

Литература:

1.         Вторая Мировая война. Краткая история. — Москва: «Наука». 1985, С.5.

2.         Секретные дополнительные протоколы к Договору о ненападении между Германией и СССР // 1939. АП РФ. Военно-исторические архивы России. 1993. № 1. С. 114–122; Советско-германские документы 1939–1941 гг. // 1939–1941. АП РФ. Новая и новейшая история. 1993. № 1. С.83–95.

3.         Готовил ли СССР превентивный удар? (Акт о приеме Народного комиссариата обороны СССР С. К. Тимошенко от К. Е. Ворошилова) // 1940. ЦАМО. Военно-исторический журнал. 1992. № 1. С. 7–29.; Восточный пакт и планы Германии // 1940–1941. ЦХИДК. Военно-исторический журнал. 1991. № 4. С. 5–7.; Фашистская агрессия (сообщения дипломатов и военных разведчиков) // 1941. АВП РФ. Военно-исторический журнал. 1991. № 6. С. 24–27.; Военные разведчики докладывали… (из документов ГРУ РККА) // 1941. ЦАМО. Военно-исторический журнал. 1992. № 2. С. 36–41; № 3. С. 40–42.

4.         Документы вермахта (инструкция спецштабу «Ф») // 1941. ЦАМО. Военно-исторический журнал. 1987. № 12. С. 55–56.; Документы вермахта (документы командования войсками группы армии «Центр») // 1941. ЦАМО. Военно-исторический журнал. 1989. № 9. С. 19–21.; Двенадцать заповедей поведения немцев на востоке и их обращение с русскими // 1941. ГА РФ. Военно-исторический журнал. 1991. № 8. С. 10–13.; Стратегические просчеты Верховного (документы по подготовке Германии войны против СССР) // 1941. РГВА. Исторический архив. 1995. № 2. С. 4–22.; Теперь главный враг — Россия (документы о кануне вторжения Германии в пределы СССР) // 1941. ЦАМО. Военно-исторический журнал. 1995. № 3. С. 66–70.; Накануне 22 июня 1941 года (неопубликованное интервью А. М. Василевского) // 1941. АП РФ. Новая и новейшая история. 1992. № 6 С. 3–11.

5.         Народное хозяйство СССР в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Статистический сборник. — М.: Информационно-издательский центр Госкомстата СССР, 1990. — С. 20.

6.         Меморандум МИД Германии Правительству СССР // 1941 АВП РФ Военно-исторический журнал. 1991. № 6. С. 32–40.; Первые дни войны в документах (донесения Управления политической пропаганды Северо-западного фронта) // 1941. ЦАМО. Военно-исторический журнал. 1989. № 4. С. 42–58.; Жаркое лето сорок первого года (документы ГКО и Ставки периода Смоленского сражения) // 1941. АП РФ. Исторический архив. 1993. № 1. С. 45–67.; НКВД о подготовке железнодорожного транспорта // 1941. РГАЭ. Исторический архив 1995. № 2. С. 103–107.; Начальный период Великой Отечественной войны: развитие промышленной базы на востоке страны // 1941. РГАЭ. Советские архивы. 1991. № 5. С. 43–49.; Первые месяцы войны: эвакуация (по материалам «особых папок» Политбюро ЦК ВКП(б)) // 1941. РГАСПИ. Отечественные архивы. 1995. № 2. С. 28–37.; Бездействовал ли Сталин в первые дни войны? … (из тетрадей записи лиц, принятых И. В. Сталиным) // 1941. АП РФ. Военно-исторический журнал. 1994. № 6. С. 27–30.; Они не сдались … (учетные карточки советских военнопленных) // 1941–1945. ЦАМО. Военно-исторический журнал. 1989. № 12. С. 81–84.; Советские военнопленные: бухгалтерия по фашистски // 1941–1945. ГА РФ. Военно-исторический журнал. 1991. № 9. С. 31–44.; В совете по эвакуации (неопубликованные рукописи А. И. Микояна) // 1942–1945. РГАСПИ. Военно-исторический журнал. 1989. № 3. С. 31–38.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle