Библиографическое описание:

Копылович М. В. Неизвестные дороги Великой Отечественной войны 1941–1945 [Текст] // Исторические исследования: материалы II междунар. науч. конф. (г. Чита, декабрь 2013 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2013. — С. 32-41.

Профессия медицинской сестры, подразумевающая под собой оказание медицинской помощи людям, несет в себе в первую очередь патриотический долг. В самых горячих точках, в самом пекле войны пробирается медицинский работник. Он не обращает внимания на взрывы и выстрелы вокруг. У него одна цель — вытащить из огня, из-под завала, из-под самого носа у противника раненого. Вытащить его на себе с поля сражения в безопасное место, а потом, не обращая внимания на собственную обессиленность, оказать необходимую медицинскую помощь. В истории сестринского дела можно найти тысячи примеров отваги и мужества средних медицинских работников. Безусловно, что только любовь к Отечеству, вера в победу своего народа над захватчиками давала им силы в самые тяжелые моменты. Поэтому, прежде всего медицинский работник должен быть патриотом своей родины. И одним из моментов воспитания патриотизма в душе каждого из нас является изучение истории своей Родины.

Тема моего исследования выбрана не случайно. Великая Отечественная война 1941–1945 года затронула каждый дом и каждую семью. И сейчас спустя 70 лет после победы, казалось бы, что можно еще вспомнить? Ведь столько уже сказано, столько исследовано. Но, не смотря на это, есть у нас такие населенные пункты, в которых эхо войны остается до сих пор. Последний, наиболее актуальный пример — в Щиграх в августе 2013 года тракторист выпахал из земли очередную фашистскую авиабомбу [1].

Цели работы:

-          Найти пути возможного передвижения советских военнопленных и фашистских войск на территории Щигровского района в период 1942–1943 годы.

-          Развить у студентов Щигровского медицинского колледжа чувство патриотизма, путем приобщения к историческому наследию России.

Исследование:

Исследование проводилось в период май 2013 года — октябрь 2013года с непосредственным участием студентов ОБОУ СПО «Щигровского медицинского колледжа».

Первым этапом нашей работы было поднятие некоторых архивных данных:

-          о наличии 3-го армейского сборного пересыльного пункта (в дальнейшем 191 «Dulag») для советских военнопленных на территории Муниципального казенного общеобразовательного учреждения «Пригородненская средняя общеобразовательная школа» и 4-го армейского сборно-пересыльного пункта для советских военнопленных [13];

школа пригорненская

Рис. 1. Территория МОУ СОШ «Пригородненская средняя школа»

Извещение

Гор._______________

селение___________________

Настоящим вас извещаем, что вы завербованы в обязательном порядке на работу в Германию, а поэтому вам предлагаем __________ к 8 час. утра явиться в__________ на медицинский осмотр, а к ____________ быть готовым к отправке в Германию.

Старшина______________

Волостной писарь_________________

Справка.

1942 г.

Дана гражданке села Соколья Плота, Тимского района, Курской обл., Булгаковой Нине Тимофеевне в том, что имеющаяся у нее кошка зарегистрирована в Сокольском старостате и налог в сумме 20 руб. уплачен.

Староста______________________(подпись)

Писарь _________________________(подпись)

-          об оккупации территории Щигры и прилегающих районов (Щигровского, Тимского) в период с 1941–43год. статьи Коровина В. В. «Твой путь я разделю, как верная подруга…», Лагутича М. «Оккупация и освобождение» описывают и документально подтверждают порядки творившиеся в оккупированных зонах [15,18,19]:

-          об основном танковом сражении в селе Прохоровка [12];

а также о передвижении советской 121 стрелковой дивизии под командованием А. М. Бушина со стороны Воронежа в направлении Курска в феврале 1943 года, когда основные бои прошли в поселке городского типа Касторное, поселке Советском, селе Михайловка (Черемисиносвкий р-н), станции «Удобрительная» (пос. «Авангард») [2].

Но вместе с этими данными всплыл интересный факт наличия лагерей для военнопленных, расположенных на территории Курской и близ лежащих областей. [3]

Это пересыльно-сортировочные лагеря «Dulag», находившиеся в Касторном, Курске и Белгороде, «Stalag» — лагерь для военнопленных рядового и сержантского состава в Орле:

Лагерь

Номер

Место

Текущее место

Государство

Время

Dulag

170

Белгород

Белгородская область

Россия

Август 1942

Dulag

173

Касторное

Курская область

Россия

1942

Dulag

314

Курск

Курск

Россия

Май 1942

Stalag

397

Орел

Орел

Россия

Май 1943

В отличие от них, армейские сборно-пересыльные пункты выполняли задачу быстрой передачи военнопленных в лагеря, находящиеся в тылу [14].

Отсюда следует вывод, что жители нашего оккупированного города и окружающих его районов могли быть свидетелями отправления советских военнопленных в вышеупомянутые пересыльно-сортировочные лагеря.

Следующим этапом нашей работы был поиск информации, подтверждающей наши догадки. Из статьи «В годы Великой Отечественной войны»Д. Сундукова, А. Брусенцева, опубликованной на сайте «народ.ру» в исторической рубрике: «…4 июля 1942 немецкие войска оккупировали Касторное. Семь месяцев они хозяйничали на нашей земле. Несмотря на установленные «новые порядки», население саботировало указания немецкого коменданта, уклонялось от угона в Германию. Подпольно действовали наши комсомольцы: Шура Шмыкова, прошедшая курсы радистов, Наташа Лемберг, только что окончившая десятилетку, хорошо знавшая немецкий, французский языки, работавшая переводчицей в хозкомендатуре. С ними поддерживали связь Лена Демидова, Мария Рыкунова, дважды переходившие линию фронта…» [4]

Собирая данные о пересыльно-сортировочных лагерях, члены кружка натолкнулись на информацию о состоянии железной дороги «Курск- Белгород», по историческим данным в период 1942–1943 год на этом участке периодически велись подрывные работы партизанскими отрядами, из статьи «Белгород во время Великой Отечественной войны — 1941 года»: «…В течение двух суток — 23 и 24 октября 1942 года — в пяти километрах от Белгорода, под пригородным селом Стрелецким, советские воины вели упорный бой с превосходящими силами противника…Станцию Белгород покинули последние эшелоны. В паровозном депо взорвана парокотельная, рухнул в Северский Донец пролет железнодорожного моста…» [11], из книги И. Г. Эренбурга Война. 1941–1945: «…Куряне не только ждали. Куряне боролись с захватчиками. Железнодорожники взрывали немецкие паровозы. Девушки переправляли оружие. Партизаны убивали немцев…» [14]. Данная историческая справка и изучение железнодорожной карты Курской и Белгородской областей [5], натолкнула нас на мысль, что передвижения войск и пленных могли проходить по трассе «Воронеж-Курск», с выходом в с. Беседино, а через него на 39-железнодорожный км и далее, уже эшелонами в сторону Белгорода. Но тогда на трассу «Воронеж-Курск» должен быть дополнительный и максимально короткий выход из Щигров.

Изучая спутниковые и топографические карты местности, мы натолкнулись на едва заметную проселочную дорогу, ведущую в сторону поселка Тим, она гораздо меньше по своему расстоянию, скрыта от людского глаза посадками, т. е. достаточно удобна для переброса войск и военнопленных. Это дорога, идущая из села «Пригороднее» в село «Соколье» имеет выход на трассу «Воронеж — Курск», проходит через несколько населенных пунктов — д. Авдеевка, д. Морозовка, с. Соколье [6].

дорога в морозовку

Рис. 2. «Дорога из с. Пригородняя в с. Соколье».

Опросив нескольких жителей данных деревень, мы узнали, что в этих местах весной и осенью на своих огородах, они выкапывают большое количество гильз времен Великой Отечественной войны.

снаряд ВОВ

Рис. 3. «Выпаханный снаряд для 88-мм зенитной пушки Flak в деревне Авдеевка».

Фото0153

Рис. 4. Студенты Щигровского медколледжа с Воробьевым А. С.

Из воспоминаний Воробьева Алексея Стефановича, уроженца села Леженьки, проживающего в с. Соколье, вместе со своей семьей на протяжении 70 лет, воевавшего на Белорусском фронте в 1944–1945году и получившего ранение под Мозырем (Белоруссия) в апреле 1945года: «…Летом 1942 года я и мои односельчане были взяты в плен немцами. Всего нас было 12 человек — 8 девушек и 4 парня. Нас гоняли прокладывать дорогу от Щигров к Курску, через поле и посадки. Жили мы в Соколье, в погребе разрушенного дома, который находился не далеко от плотины. Обращались с нами очень жестоко. Кормили нас один раз в три дня. Воды давали полведра на всех. Однажды нас вытащили, чтобы погнать на работы, а мы увидели наших солдат за водоемом, попытались прорваться к ним. Между немцами и нашими солдатами завязалась перестрелка. Так мы убежали из плена…».

Слова Алексея Стефановича о жестоком обращении не только с пленными, но и с селянами подтверждает объявление венгерского фашистского командования, опубликованное в статье Лагутича М. «Оккупация и освобождение»:

Из объявления венгерского фашистского командования:

«При следствиях, которые велись против лиц, совершающих умышленный взрыв на железных дорогах, установлено, что эта подрывная работа совершается с помощью населения ближайших сел.

Большую ошибку сделали старосты сел, полицейские и крестьяне, когда об этих случаях не сообщили ближайшим военным комендантам или же не обратили на это внимание часовых.

Поэтому обращаю внимание населения на необходимость немедленно сообщать о всяком готовящемся заговоре или саботаже. В случае выявления и укрытия подобных действий каждый десятый человек из ближайших к происшествию мест будет казнен, несмотря на пол и возраст. Эта судьба ожидает и всех тех, кто скрывает заговорщиков или снабжает их питанием или же имеет об этом сведения…

Одновременно сообщаю населению, если кто-нибудь приведет нас на след или же покажет местонахождения партизан, парашютистов или саботажников, получит вознаграждение: деньгами, участок земли или же удовлетворение в любой просьбе.

Венгерское военное командование».

Беседа с Алексеем Стефановичем послужила основанием для проведения поискового исследования. Мы обследовали местность общей площадью 500 кв. метров по периметру лесопосадочной полосы на пересечении дорог «Морозовка — Богоявленка» и «Морозовка — Дуброва» [7], а также свежее распаханное поле в д. Авдеевка около дороги «Пригородняя — Соколье» (Рис. 2). Даже не производя раскопок на этой территории, были найдены следы Великой Отечественной войны. Под слоем осенней листвы мы нашли гильзы от патронов разного калибра, дальнейшее детальное изучение которых подтвердило сведения о наличии венгерских войск на оккупированной территории, так как среди гильз патрона «Mauser» встречались гильзы и венгерского производства.

поле после осенней пахоты веснойеще пуля в пахоте

Рис. 5. «Гильзы от патрона Маузер» на распаханном поле. Д. Морозовка».

Также был обнаружен и обследован овраг, явно не естественного происхождения, по нашим предположениям — немецкий окоп. Основаниями для такой теории послужили находки по периметру и в центре оврага: гильзы патронов для пистолета «Parabellum» и винтовки «Mauser», колючая проволока по краю, смотрящему в сторону дороги. А также несколько консервных банок, на одной из которых удалось разобрать надпись USSR, Р126Е7 и дату выпуска 10.01. 39., установить точно завод изготовитель не удалось (предположительно Ленинградская область, г. Сланцы). Эти банки, позволяют сделать вывод, что в этом месте расположение немецких войск была достаточно длительным по времени.

гильза маузер

Рис. 6. «Вместо грибов, здесь растут гильзы «Mauser». Посадка д. Морозовка».

внутри окопа

Рис. 7. «Окоп с немецкими пулями. Посадка д. Морозовка».

огрожденный окоп, не тронутый

Рис. 8. «Колючая проволока по периметру окопа».

банка консервная Р126Е7 100139 USSR

Рис. 9. «Консервная банка. Окоп».

гильзы немецкие осветительные

Рис. 10. «Гильзы от осветительных немецких патронов. Посадка. д. Морозовка».

Подтверждается этот факт и некоторыми другими находками, уже в периметре поиска — алюминиевыми гильзами от немецких осветительных патронов, что говорит о расположении стационарных постов фашистов вдоль дороги и ведении круглосуточного дежурства в ключевых местах дороги (развилках, перекрестках);

— необычными металлическими пуговицами, очень маленькими вогнутыми внутрь, с четырьмя дырочками внутри для фиксации — такие пуговицы использовались в немецком солдатском белье.

бельевая немецкая пуговица

Рис. 11. «Пуговка от немецкого нижнего белья, солдатская».

Касаемо вооружения, в общей сложности мы обнаружили более 50 гильз времен ВОВ, в разной степени сохранности. Ниже привожу список, тех гильз и патронов, серии и номера которых удалось рассмотреть:

Гильзы и патроны, найденные в поле близ д. Авдеевка.

1.    Гильза длина 25 мм — P131s 7 — D.W. M. A.G., Werk Berlin-Borsigwalde, г.Берлин 7,63х25-мм пистолетный патрон Mauser [21]

2.    P25s* 3 37 — завод изготовитель не идентифицирован

3.    P25s*1 36 — завод изготовитель не идентифицирован

4.    P25s*11 36 — завод изготовитель не идентифицирован

5.    P131s* 3 39 — D.W. M. A.G., Werk Berlin-Borsigwalde, г.Берлин

6.    P131s* 8 39 — D.W. M. A.G., Werk Berlin-Borsigwalde, г.Берлин

7.    P131s* 4 39 — D.W. M. A.G., Werk Berlin-Borsigwalde, г.Берлин

8.    P120s*18 35 — Dynamit A. G., Werk Hannover-Empelde

9.    P69s*49 36 — Торговая компания Sellier & Bellot традиционно занимает ключевую позицию в производстве боеприпасов и является одним из старейших машиностроительных предприятий в Чешской Республике, которое также является одним из старейших в мире.

10.     P69s* 83 37 — Sellier & Bellot, Чехия

11.     P249 s* 12 38 — Finower Industriewerk GmbH, Finow/Mark,

12.     P249s* 2 36 — Finower Industriewerk GmbH, Finow/Mark,

13.     P340s* 2 38 — Metallwarenfabrik Silberhьtte, St. Andreasberg, г.Сент-Андреансберг

14.     Нецелая гильза длина 53мм — 1735 — Холостой винтовочный патрон, использовался также для метания ружейной гранаты ВПГС-41. На донце: завод — 17 (Барнаул), год выпуска — 35 / либо патрон для винтовки Мосина, изготовленный на Подольском патронном заводе № 17 [22]

15.     Патрон длина — 75 мм (код не определяется) — Встречается несколько реже, чем 7,92 мм немецкий винтовочный патрон. Применялся германской армией и советским ополчением для стрельбы из французских винтовок Лебеля и станковых пулеметов Гочкиса.

Гильзы, найденные в поле и посадках д. Морозовка

1.         Гильза aux*15 40 — Polte Armaturen und Maschinenfabrik A. G., Poltestr. und Fichtestr., Werk Magdeburg, Sachsen

2.         Ps*8 37 — Polte Armaturen-u. Maschinenfabrik A. G., Werk Magdeburg, Sachsen

3.         P28s*10 38 — DeutscheWaffen- u. Munitionsfabrik A. G., Werk Karlsruhe. Г.Дурлах

4.         P186s*6 37 — завод изготовитель не идентифицирован

5.         P 131s*38 38 — D.W. M. A.G., Werk Berlin-Borsigwalde, г.Берлин

6.         P131s*8 39 — D.W. M. A.G., Werk Berlin-Borsigwalde, г.Берлин

7.         Гильза *42* — Чепельский арсенал,г. Будапешт, Венгрия

8.         Pk 67 dz 40 — Wytwornia Amunicji nr.2, Польша

9.         P316 S*22 36 — Westfalische Metallindustrie, Westfalen.

CIMG4119

Рис. 13. Идентификация найденных патронов в д. Авдеевка.

4 из них были от патронов пистолета «Parabellum», судя по коду расположенному на них — «aux» — патроны были изготовлены в Германии на заводе «Polte Armaturen und Maschinenfabrik A. G., Poltestr. und Fichtestr., Werk Magdeburg, Sachsen», использовались в годы Второй мировой войны в качестве оружия ограниченного стандарта рядовым и унтер-офицерским составом (которому по штату полагались пистолеты) в технических родах войск германских вооруженных сил, в полиции и войсках СС [16]. Что касается других найденных гильз, примечательно то, что в некоторых местах лесопосадочной полосы они были расположены в земле на расстоянии 2м — 4 м друг от друга и практически на одной продольной линии. Гильзы от патронов были однотипные, но с разными надписями. Анализ этих гильз показал, что боевые патроны — для винтовки Маузер модели 98, 98а, 98k с дальнобойностью 2000м [8], т. к. калибр у всех патронов 7,92. Надписи на гильзах рассказали свою уникальную историю.

На каждой гильзе есть 4 буквенно-цифровые отметки, отвечающие за определенные характеристики: шифр завода изготовителя, шифр материала, номер партии и год изготовления.

Например, найденная нами гильза 36 P316 22 S, рассказала, что она выпущена в 36 году, сделана из латуни, номер партии 22, шифр завода Р316 (Westfalische Metallindustrie, Westfalen), это классическая гильза немецкого производства для винтовки «Маузер») [9].

А вот, гильза 40 Pk 67 dz, заставила нас хорошенько покопаться в литературе и найти ее историю, эта гильза (40 Pk 67 dz), была произведена в городе Рембертов в 15км от Варшавы в 40 году, для винтовки Маузер и имеет латунное покрытие.

Помогла нам в этом статья «Патроны Польши», напечатанная в сентябрьском номере журнала «МАСТЕРРУЖЬЁ» за 2006 год: «В феврале 1921 года Польское Министерство Обороны открыло первый государственный завод по производству винтовочных патронов, в том числе и выпуск патрона 7,92х57«маузер». После оккупации Польши в 1939 году, компания по производству польских патронов Zaklady Amunicyjne «Pocisk SA», располагавшаяся до 1935года в г. Рембертов (15 км от Варшавы) была переименована в 1939 г. в Wytwornia Amunicji nr.2. Данная фабрика обозначала патроны буквами Pk» [10].

Интересной и необычной находкой оказалась гильза с кодировкой *42* — hung-c-chappel

В ходе анализа было выяснено, что такие гильзы производились для вооружения венгерской армии Чепельским арсеналом в г. Будапеште к винтовке G.98/40. Эта винтовка (также известна как puska 43M) была разработана на венгерском оружейном заводе FEG в Будапеште в 1941 году, по заказу Германской армии, под штатный немецкий винтовочный патрон 7.92х57 Маузер. Для экономии времени и ресурсов винтовка была создана на базе конструкции венгерской винтовки 35М. В частях Германской армии эта винтовка имела индекс Infanterie Gewehr 98/40 или кратко Gew.98/40 или G.98/40. В 1943 году винтовка G.98/40 с незначительными косметическими изменениями была принята на вооружение Венгерской армии под индексом 43М [20].

В ходе проведения идентификации гильз и патронов, найденных в районе д. Морозовки и д. Авдеевки, было найдено два патрона, которые могут быть отнесены к патронам советской армии. Данная находка, может быть подтверждением наличия разведывательного или партизанского советского отряда, продвигавшегося со стороны поселка Тим. Так как в этом населенном пункте, исходя из карт военной обстановки Советского и Германского фронтов, проходила линия фронта. [15,17] подтверждается это и рассказом М. А. Бушина, командира 121 стрелковой дивизии об операции по освобождению города Щигры в феврале 1943года: «…Штаб дивизии в это время был в пяти километрах восточнее города у развилки дороги Черемисиново — Тим…» [2]

Результаты поисковой работы, наличие большого количества гильз от немецких патронов, снаряда от немецкой 88-мм зенитной пушки Flak, свидетельство очевидца и участника событий того времени Воробьева А. С. подтверждают наши догадки о позиции немецких войск на границе Щигровского и Тимского районов в период 1942 года, о возможном перемещении военнопленных для дальнейшей их переброски в пересыльно — сортировочные лагеря «Dulag», а затем в неизвестном направлении.

Наличие большого количества в районе пересечения дорог «Морозовка — Богоявленка» и «Морозовка — Дуброва» боевых патронов фашистских войск, говорит нам не только о хорошем вооружении фашистской армии, но и возможной защитной позиции, занимаемой по отношению к таким стратегическим объектам того времени, как дороги. Особенно это относится к изучаемому нами участку дороги, ведущему на шоссе «Воронеж-Курск». Эта дорога была важна для фашистов, как возможный резерв для отступления и для получения подкрепления в период зимы 1942–1943 года. Так как этот участок дороги соединяет выход на Беседино, а значит и подступ к железнодорожному полотну, с оккупированным районом Щигров, минуя такой населенный пункт, как Тим, со стороны которого в декабре 1942года планировалась наступательная операция наших войск с целью освобождения Курской области от фашистской оккупации [15]. Этот факт подтверждается не только картой обстановки на Советско-Германском фронте в декабре 1942 года, но и воспоминаниями Е. Крестиковой, бывшей связистки дивизии: «…в 121-ю дивизию входил 297 артиллерийский полк. Он состоял из трёх дивизионов. Третий дивизион взаимодействовал с 705 стрелковым полком. После тяжелых боёв за Воронеж, Касторное и другие пункты мы не досчитались многих артиллеристов. Особенно большие потери были в седьмой батарее. При подходе к Щиграм многие девушки из состава других подразделений изъявили желание заменить выбывших бойцов, стать артиллеристами.

Командир дивизиона разрешил девушкам стать к боевому орудию. К исходу 2 февраля 1943 года мы заняли населенный пункт под Щиграми. Завязался жаркий бой за город. Наши девушки целый день отбивали контратаки врага. Фашисты оборудовали наблюдательные пункты и амбразуры на крышах домов, откуда, хорошо просматривались и простреливались наши передовые позиции… Двое суток вели ожесточенные бои под Беседино, затем за села — Клюкву, Лебяжье, Колпаковку и потом за Курск…» [2].

Как показывает собранная историко-литературная справка — со стороны советских солдат в феврале 1943 года было сделано все для того, чтобы изолировать немецкие войска, находящиеся в Щигровском районе и оттеснить их в сторону Белгорода. Из статьи «Белгород во время Великой Отечественной войны — 1941 года» [11]: «…После славных побед, одержанных в битве на Волге, и наступательных боев первой половины 1943 года войска Брянского, Центрального и Воронежского фронтов глубоко вклинились в расположение противника западнее Курска. Линия фронта здесь образовала форму дуги, на южном уступе ее находился Белгород, на северном — Поныри. 12 июля под Прохоровкой началось крупнейшее в истории войн танковое сражение, в котором одновременно действовала тысяча двести танков. Противник был остановлен, понес огромные потери, а затем после нескольких упорных боев отброшен к Белгороду…» [12].

Заключение: Добытые сведения на данном этапе исследования, открыли многие новые факты оккупации Щигров. Конечно, пока мы не смогли произвести в районе деревни Морозовка более подробных исследований, что связано с сезонностью поисковых работ, а также возникшей необходимость непосредственного участия сотрудников Курского краеведческого музея в организации дальнейшей археологической деятельности. Поэтому все полученные в ходе исследования исторические данные и артефакты мы передали в Щигровский филиал Курского Краеведческого музея для детального изучения, и надеемся на дальнейшее совместное сотрудничество в этом направлении.

Выводы:

1.    Дорога, идущая из села Пригородняя в село Соколье с выходом на трассу «Воронеж — Курск», могла являться важным стратегическим объектом как для перегона военнопленных в пересыльно — сортировочные лагеря Курска и Белгорода, снабжения фашистской армии, так и ее отступления в феврале 1943года.

2.    Активная поисково-исследовательская деятельность в области исторического наследия своей Родины, способствует развитию у студентов Щигровского медицинского колледжа чувств патриотизма, уважения и любви к своему Отечеству.

Литература:

1.                  Р.Колосок. Статья «В Щиграх тракторист обнаружил немецкую авиабомбу».

2.                  Военно-патриотическая страница «Воспоминания участников боев за Щигры», газ. Районный вестник № 10, 1.02.2013г.

3.                  Alexander Gfüllner, Aleksander Rostocki, Werner Schwarz «Перечень фашистских лагерей для военнопленных».

4.                  Д. Сундуков, А. Брусенцев. Статья «В годы Великой Отечественной войны».

5.                  Железнодорожная карта Курской области.

6.                  Карта — схема Курской области.

7.                  Спутниковая карта Курской области.

8.                  Сводная таблица винтовок конструкции Маузера под бездымный порох.

9.                  Клейма и коды производителей гильз Германии до 1945года.

10.              А. Борцов «Патроны Польши» Журнал «Мастерружье» № 114, 2006год.

11.              Статья «Белгород во время Великой Отечественной войны — 1941 года».

12.              Карта Курская битва. Оборонительное сражение в июле 1943г.

13.              Лагеря советских военнопленных в Беларуси, справочник, Минск — 2004г.

14.              Эренбург И. Г. Война. 1941–1945. М., 2004. С. 366–381.

15.              Карта «Обстановка на Советско-Германском фронте в декабре 1942года».

16.              С. Монетчиков. «Парабеллум»: Хочешь мира, готовься к войне» Ж».БРАТИШКА» для подразделений спец назначения, № 8, 2006г.

17.              Карта «Контрнаступление под Москвой и общее наступление Советской армии на западном направлении 5декабря 1941–20апреля 1942гг»..

18.              М. Лагутич. Статья «Оккупация и освобождение».

19.              Архив МО РФ — 417, оп.9855, д.2,л.96; оп. 27266, д.4, л.100

20.              Современное стрелковое оружие мира.

21.              Патроны к пистолетам Вермахта. Журнал «Оружие» № 10 2000

22.              Архивные материалы историко-краеведческого музея Ломоносовского района Ленинградской области.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle