Библиографическое описание:

Гишкаева Л. Л. Постиндустриальная эпоха в развитии мировой экономики [Текст] // Экономика, управление, финансы: материалы III междунар. науч. конф. (г. Пермь, февраль 2014 г.). — Пермь: Меркурий, 2014. — С. 1-4.

Встатье рассматриваются изменения в структуре экономики, занятости, уровня жизни на примере различных стран мира, в том числе и России, вызванные постиндустриальной эпохой в развитии мировой экономики.

Ключевые слова: благосостояние, денежные доходы, демократические институты, заработная плата, занятость, работник, развитые страны, сфера услуг, структура экономики, средний класс.

Наибольший удельный вес как в структуре НД, так и в структуре денежных доходов населения занимает заработная плата. Наиболее простое содержание, которое мы вкладываем в понятие заработной платы — это оплата труда наемных работников определенного уровня образования, квалификации и т. д. Однако существует значительная прослойка мелких собственников, которые работают на собственных предприятиях, не являясь, по существу, наемной рабочей силой (владельцы небольших ремонтных мастерских, парикмахеры, лица свободных профессий). Поэтому в экономической теории заработную плату в более широком смысле рассматривают как общие заработки, и в более узком — как ставку заработной платы.

Спрос на труд, как и на любой фактор производства, определяется издержками, вызванными при его приобретении. Цена труда для работодателя зависит от институтов рынка труда (минимальный размер оплаты труда, единый социальный налог и законодательство о защите занятости) способных ограничить количество постоянных рабочих мест и наем молодых выпускников. Дополнительные барьеры, сокращающих наем работников, связаны с существованием издержек поиска для работодателей и работников.

Издержки поиска для работодателя обусловлены отсутствием или непрозрачностью информации о потенциальной производительности, профессиональной квалификации, трудовой морали предлагающих свой труд работников. При этом документ (диплом) о профессиональном образовании выдает определенную информацию в данном вопросе, но наличие сильной дифференциации авторитетности учебных заведений приводит к тому, что многие дипломы просто не воспринимаются работодателями.

Развитие российской экономики в период с 1999 по 2003 годы, когда ВВП увеличился примерно на 1/3 при потере около 3 млн. рабочих мест на средних и крупных предприятиях, в то же время, количество занятых в неформальном секторе экономики, а также на условиях временной занятости возросло, является примером того, что удорожание приводит либо к сокращению объема производства или же работодатели ищут дешевую рабочую силу, либо стараются больше задействовать имеющихся работников [1, с. 93].

Деятельность демократических политических институтов, процесс создания которых происходил со второй половины XIX и на протяжении всего XX веков в развитых странах, была направлена на регулирование социальных отношений, механизма найма рабочей силы, к чему способствовало и профсоюзное движение [2, с. 117]. В результате этих процессов повысился статус наемных работников — многочисленных избирателей в демократическом обществе, выросло требование к предпринимательству по соблюдению принятых норм и правил трудовых отношений. На протяжении описываемого нами периода были приняты законы об ограничении продолжительности рабочего дня, о фиксации уровня минимальной заработной платы, нормах социальной защиты и правах профсоюзов и т. д.

Влияние профсоюзов приводит не только к росту среднего уровня заработной платы, но также и к сокращению отраслевой занятости, чистым потерям общества и т. д. «Как показывают зарубежные исследования, страны с мощным профсоюзным движением сталкиваются с явлением «эксплуатации капитала» — чрезмерной рентой, получаемой трудом при помощи агрессивных переговорных стратегий» [3, с. 133]. Решение проблемы трудовых отношений так же заключается в развитии корпоративного сектора и акционерной собственности, когда возникают различные виды интеграции собственников фирмы и ее работников. Любой работник может путем приобретения акции компании стать ее совладельцем, что означает стать собственником. С другой стороны, менеджеры компании, приглашенные для управления компанией, обретают подобные права, подобные правам собственников капитала. Так, в 1990 — х годах, например в США, 200 крупнейших компаний выделили 13 % собственных акций по сравнению с 7 % в 1980 — е годы для своих работников [3, с. 133]. В Японии, где это явление широко распространено, оно имеет даже название — корпоратизм среди работников. Существует целое направление в управленческой науке по разработке планов компенсации работникам путем наделения их акциями компании — «equity — based compensation». Таким образом, в социальной структуре общества все большую долю занимают люди среднего класса, соединяющие в себе черты собственника капитала и наемного работника.

С развитием научно-технического прогресса возрастают требования к уровню квалификации работника, что заставляет фирмы тратить на обучение своих работников огромные суммы денег. В таких условиях работник становится специфическим активом на фирме и, естественно, ни фирма, ни работник, потенциал которого в большинстве случаев может реализоваться только в данном предприятии, не заинтересованы в развитии конфликтной ситуации. Этот процесс, когда рабочая сила превращается в человеческий капитал, способствует гибкому взаимодействию между работниками и работодателями при заключении трудовых договоров, что получило название социального партнерства.

Примерно 2/3 населения современных развитых государств — «общество двух третей» составляет класс, куда входят представители пролетариата, буржуазии и интеллигенции, являющейся, в свою очередь, социальной опорой этих обществ. Уровень жизни этого огромного большинства населения превосходит и без того высокий прожиточный минимум, они являются собственниками значительных средств (ценных бумаг, объектов недвижимости и т. д.). В развитых странах в несколько раз больше приходится ВВП на душу населения, чем в других странах, что является показателем более высокого экономического развития стран, обеспечивающим и более высокий уровень жизни населения, рост его благосостояния. Рост благосостояния в развитых странах является главным результатом экономического роста последних десятилетий. Происходит переход от классовой структуры общества к более многоукладному обществу с различными социально-экономическими типами хозяйствования.

С повышением производительности труда увеличивающийся объем продукции производится меньшими затратами как труда, так и других ресурсов. Таким образом, в последней трети XX века наблюдается процесс не только сокращения доли занятых в материальном производстве, но и их количества в этой сфере деятельности. Таким образом, произошли значительные изменения в структуре производства: значительно выросла доля сферы услуг при сокращении доли, приходящейся на материальное производство, при этом, чем больше приходится на сферу услуг, тем выше уровень экономического развития страны. Для подтверждения выше сказанного приведем таблицу 1.

Таблица 1 [2, с, 120]

Доля сферы услуг в общей численности занятых в экономике США, Великобритании и Германии (в %)

Годы

США

Великобритания

Германия

1870

1910

1930

1950

1990

18,3

26,2

33,1

40,0

62,2

27,0

32,3

35,2

31,7

57,0

16,0

19,5

20,3

21,1

36,1

Данные выше приведенной таблицы говорят о том, что во всех рассматриваемых странах с 1870 по 1990 годы в несколько раз увеличилась доля в структуре экономике страны, приходящаяся на нематериальную сферу.

Если рассматривать развивающиеся страны, то здесь нужно отметить, что в большинстве этих государств к среднему классу можно было отнести незначительное количество домашних хозяйств, и чем неравномерно распределены доходы в стране, тем меньше данное количество. Так, в Бразилии менее 10 % общего дохода страны приходилось на 20 % домашних хозяйств со средним уровнем дохода, которых при душевом доходе в 1700 долл. в год довольно затруднительно назвать средним классом, тогда как в Швеции аналогичные домохозяйства были богаче в 15 раз и на них распределялось 18 % дохода страны [4, с. 85].

Для рассмотрения изменений в отраслевой структуре занятости в России в период, включающий дореформенный и период рыночных преобразований, приведем следующую таблицу.

Таблица 2 [5, с. 14]

Динамика в отраслевой структуре экономики в 1985–2003гг. (по количеству занятых, в %)

Отрасли

1985 г.

2003 г.

Всего

в том числе:

— промышленность

— сельское хозяйство

— строительство

— транспорт

— связь

— торговля

— жилищно-коммунальное хозяйство и бытовое обслуживание

— здравоохранение, физкультура и спорт, социальное обеспечение

— образование

— культура и искусство

— финансы, кредит и страхование

— управление

100

32,3

13,9

9,4

8,5

1,3

8,3

4,1

5,0

7,1

1,4

0,5

1,6

100

21,9

11,0

7,7

6,4

1,4

16,8

4,4

7,1

9,1

1,9

1,3

4,7

Анализируя данные нашей таблицы, мы можем сделать следующие выводы: в отраслевой структуре занятости в экономике России за рассматриваемый период произошли существенные изменения, особенно это касается таких сфер как промышленность — сокращение примерно на 32 % в 2003 году по сравнению с 1985 годом, торговли — возрастание доли по численности занятых примерно на 102 %, доля финансовой сферы по аналогичному показателю возросла на 160 %. Мы можем также отметить, что существенна возросла доля по рассматриваемому признаку такого сектора экономики, как управление (включая оборону) — примерно в три раза. «В СССР было 650тыс. чиновников, в нынешней России — 1млн. 300тыс. Российская бюрократия вдвое превышает советскую, притом, что численность населения после распада СССР уменьшилось вдвое» [6, с. 125].

Таким образом, рост доли торговли и финансового сектора является оправданным при рыночных преобразованиях в российской экономике, за исключением такой сферы как управление. В целом, мы видим, что произошло сокращение материального производства при росте сферы услуг.

Г.Фетисов рассматривал в экономических процессах, происходивших в России, последствия так называемой «голландской болезни». По его словам, несмотря на экономический рост, объявленный в стране, позитивные изменения в структуре экономики не наблюдались, что подтверждалось растущей долей отраслей ТЭК в ВВП страны, а также структурой экспорта, характеризующейся увеличивающейся долей топливно-энергетических товаров. Так, на долю отраслей ТЭК в ВВП в 2003 году приходилось 20 %, 2004 году — 29 %, 2005–30 %; в экспорте доля ТЭК в 1997 году составила примерно 47 %, в 2000 годы — превысила 50 % [7, с. 38].

Нужно отметить, что достижение высокого уровня жизни в странах с населением, превышающим 50 млн. человек, только за счет углеводородного потенциала невозможно, так как для этого его нужно экспортировать на душу населения в год не меньше 40–50 тонн нефтяного эквивалента. В России этот показатель составляет около 3 тонн, что обеспечивает валовую прибыль в расчете на душу населения менее 100 долл. в месяц на человека (и это при полном изъятии прибыли нефтегазовой отрасли и существующих высоких ценах сегодня на нефть) [8, с. 22].

Также же ожидать увеличения среднего класса только за счет развития малого бизнеса является неправомерным, так как (ссылаясь на мировой опыт) только достаточно обеспеченный средний класс, сложившийся вокруг крупного капитала, может стать предпосылкой становления малого бизнеса [9, с. 78].

Одним из важнейших государственных приоритетов в политике занятости должно стать воздействие в реструктурировании российской экономики, в соответствии с особенностями современной постиндустриальной экономики, больший удельный вес в которой приходится на сферу услуг. Многие отрасли услуг отличаются высокой трудоемкостью, что позволяет значительно снизить безработицу. Также стоит подчеркнуть и то, что в сфере услуг сравнительно легче, чем в материальном производстве, решается проблема инвестиций.

Литература:

1.                  Гимпельсон В. Дефицит квалификации и навыков на рынке труда // Вопросы экономики. — 2004. -№ 3.

2.                  Кудров В.Ксовременной научной оценке экономической теории Маркса-Энгельса-Ленина // Вопросы экономики. — 2004. — № 12.

3.                  Розанова Н., Назаренко А. К вопросу о марксистской теории отношений труда и капитала // Вопросы экономики. — 2004. — № 12.

4.                  Бердсолл Н. Усиление неравенства в новой глобальной экономике // Вопросы экономики. — 2006. — № 4.

5.                  Ясин Е. Государство и экономика на этапе модернизации // Вопросы экономики. — 2006. — № 4.

6.                  Либерализм и государственный капитализм. // Вопросы экономики. — 2006. — № 2.

7.                  Фетисов Г. «Голландская болезнь» в России: макроэкономики и структурные аспекты // Вопросы экономики. — 2006. — № 12.

8.                  Милов В. Может ли Россия стать энергетической сверхдержавой? // Вопросы экономики. — 2006. — № 9.

9.                  Евстигнеева Л., Евстигнеев Р. Самоидентификация России и формирование нового регионального союза // Вопросы экономики. — 2004. — № 10.

10.              Гишкаева Л. Л. Доминантная роль сферы услуг в структуре современной рыночной экономики // Труды Грозненского государственного нефтяного института им. акад. М. Д. Миллионщикова. — Грозный, 2010. Вып. 10.

11.              Азиева Р. Х. Развитие нефтяной промышленности России: прогнозные оценки//Наука и бизнес: пути развития — Москва. 2013 — № 5 (23).

12.              Азиева Р. Х. Формирование заработной платы в переходный период//Экономический вестник РГУ — Ростов-на-Дону, 2008, № 2/2.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle