Библиографическое описание:

Седова А. В. Концепция экономической власти в истории экономической мысли [Текст] // Актуальные вопросы экономики и управления: материалы II междунар. науч. конф. (г. Москва, октябрь 2013 г.). — М.: Буки-Веди, 2013. — С. 4-7.

Термин «власть» достаточно широко употребляется в работах экономистов различных экономических школ и представляет собой феномен экономической жизни общества, факт наличия которого не подвергается сомнению. Экономисты-исследователи говорят о власти рынка, потребителя, собственника, власти денег, финансовой власти, власти трудовых коллективов. Признаются также влияние феномена власти как на поведение отдельных экономических агентов, так и на функционирование хозяйственной системы в целом. «Власть, — как считает Э. Тоффлер, — неизбежная часть процесса производства, и это — истина для всех экономических систем, капиталистических, социалистических и вообще каких бы то ни было» [21,c.53]. Каждая экономическая школа по-разному оценивает роль и значение власти в хозяйственной организации общества, но при этом несомненным является тот факт, что поведение экономических агентов в большой мере формируется под влиянием системы власти, в рамках которой они действуют, и которая включает в себя контроль и влияние со стороны одних агентов и подчинение со стороны других. Характеризуя значение власти в обществе, Д. Янг отмечал, что власть является фундаментальным понятием в общественных науках в том же смысле, в каком энергия является фундаментальным понятием в физике [25, с.9].

В истории экономической мысли неоднократно делались попытки включить проблематику власти в предмет экономического анализа — классиками, марксизмом, неоклассиками, институциональной теорией и др. Рассмотрим эти «подходы к власти» с позиции разных экономических школ.

Властные отношения в экономической системе являются традиционным предметом исследования в политической экономии. «Что объединяет все оттенки политической экономии, — пишет Р. Холтон, — так это то, что экономические вопросы всегда должны рассматриваться в контексте властных отношений, независимо от того, утверждаются последние посредством экономических или политических механизмов» [23, с.142].

Власть как характеристика экономических отношений капитализма впервые появляется в работах К.Маркса.

К.Маркс в своих работах специальный анализ власти как категории экономической теории не проводил, но при этом отношения власти, принуждения и господства выступают у него одной из существенных характеристик производственных отношений капитализма.

В теории хозяйственного порядка, разработанной В. Ойкеном центральным элементом является концепция экономической власти, при этом развернутого определения концепту экономической власти Ойкен не дает. Он противопоставляет власть свободе, рассматривая её как зависимость [12, c.249]. «Определение и анализ хозяйственных систем, — подчеркивает он, — подводят нас к большой исторической проблеме — проблеме экономической власти» [11, c.116]. Современная экономика, утверждает Ойкен, дает импульс борьбе за власть правящих слоев, которая носит длительный характер и является определяющим фактором для современной экономической политики [12, c.70‑71]. Экономическая власть оправданна лишь до тех пор, пока она служит целям создания и сохранения конкурентного порядка. В условиях конкурентного порядка устанавливается необходимый строгий повседневный контроль через механизм цен. [12, с.378]. Таким образом, Ойкен утверждает, что в современном рыночном хозяйстве важнейшими особенностями хозяйственной жизни являются наличие различных властных группировок и экономическая борьба между ними [12, c.420]. Но при этом, по мнению Ойкена, у многих ученых экономистов отсутствуют видение и понимание того обстоятельства, что хозяйственный процесс пронизан жестокой борьбой за власть и поэтому современная экономическая наука пренебрегает проблемами власти [11, c.337].

Так как власть — это один из важнейших общественных институтов, то проблема власти всегда вызывала особый интерес в институциональной теории.

«Все институционалисты понимают экономику как систему власти» — пишет В.Сэмуэльс [19, с. 110]. «Ударение, которое институционалисты делают на власти, — подчеркивает M. Дуггер, — есть не что иное, как объединяющая их характеристика. Начиная с современных работ Дж. К.Гэлбрэйта, Дж.Маркинса, Р.Аверрита, В. Сэмуэльса и Г.Требинга, заканчивая классическими произведениями Т. Веблена и Дж.Р.Коммонса, институционалисты подчеркивали, что наша экономика есть нечто большее, чем рыночная система. Наша экономика есть также система власти, власти, которая выходит далеко за рамки спроса и предложения на рынке, власти, которая распространяется на правила и законы, управляющие конкретными рынками, власти, которая распространяет свое влияние на выгоды, приобретаемые благодаря рынку, и тяготы, возлагаемые рынком» [16,с.214].

Но при всем при этом рассмотрение власти институционалистами носит описательный характер (отсутствует отчетливая методология экономического анализа), на основании чего институционалисты не смогли создать теорию экономической власти. В работах Ф.Перру власть рассматривается как основополагающий принцип хозяйственной деятельности [17]. По мнению В.Самуэльса, для институционалистов центральной экономической проблемой являются организация и контроль над экономикой, которые есть результат ее структуры власти [19].

На другом полюсе находятся экономические концепции, отрицающие значение концепта «власть» для экономического анализа (например, представители австрийской школы, отрицательно относятся к введению проблемы власти в предмет экономического анализа — за исключением монопольной власти).

Концепция экономической власти отсутствует и в неоклассической экономической теории. Неоклассики, несомненно, признают присутствие властных структур в несовершенном рынке, так как в условиях монополии осуществляется государственное регулирование, но при этом рынок несовершенной конкуренции они рассматривают как вспомогательный к рынку совершенной конкуренции, а поэтому пренебрегают рыночными структурами власти как фактором «внеэкономического» характера.

У «австрийцев» идентичный неоклассикам подход к проблеме власти. Например, в работе «Власть и экономический закон» Е.Бём-Баверк противопоставляет влияние власти и экономических законов на хозяйственное поведение [1]. По его мнению, власть в экономике следует рассматривать как «насильственное вторжение социальных сил, которые, в конце концов, разрушаются естественными экономическими законами», т. е. существует несомненное превосходство экономических законов над институциональными факторами. Е. Бём-Баверк совсем не отрицает власть и признает факт влияния власти, но оговаривается, что навязываемые проявления власти не могут иметь длительную природу. Власть побеждается уравновешивающей силой, которая имеет чисто экономическую природу [1].

Близкая позиция к австрийцам на экономическую власть была у Й. Шумпетера. Но

Й.Шумпетер не отрицал безоговорочно действия власти, но и не рассматривал ее действие в рамках экономической теории — это была базисная предпосылка Й.Шумпетера.

Более категоричная позиция в отношении проблемы экономической власти заняли представители неоавстрийской школы (Ф.Хайек, Л.Мизес, М.Ротбард).

В работе «Власть и рынок» М. Ротбард пишет, что термин «экономическая власть» отсутствует, так как на рынке существует добровольный и взаимовыгодный обмен, а это и есть признак отсутствия власти. «В условиях свободы, где нет разрешенного насилия, каждый человек имеет власть совершить или нет обмен, когда и с кем он считает подходящим. Когда обмен сделан, обе стороны получают выгоду. Мы видели, что если обмен принудительный, по крайней мере, одна сторона теряет» [18,с.228].

М. Ротбард утверждает отсутствие «экономической власти», по его мнению, это есть простое право в условиях свободы отказаться совершать предлагаемый обмен. Каждый человек обладает такой властью и таким правом. И в данном контексте борьба против экономической власти согласно М. Ротбарду, становится бессмысленной [18, с.229].

М. Ротбард считает, что при анализе экономики, основанной на обмене не стоит использовать концепцию экономической власти, так как происходит подмена понятий, а именно политического термина (где власть — это принуждение) в экономику. «Язык и концепция политической власти, — подчеркивает он, — неприемлемы в обществе со свободным рынком» [18, с.231]. «Либертарианское учение, провозглашающее естественное право защищаться от политической власти, последовательно и разумно, а любые «права» на защиту от действий «экономической власти» совершенно бессмысленны», — делает вывод М. Ротбард [18, с.231].

Либеральная доктрина, заключает М. Ротбард, защищает максимизацию человеческой власти над природой и искоренение власти человека над человеком [18, с. 233].

Рассмотрим позицию Л. Мизеса в отношении проблемы власти. Она, практически, аналогична позиции М. Ротбарда. «Сегодня принято обозначать положение, которое занимают владельцы собственности и предприниматели в рыночной системе, как экономическую или рыночную власть. Все, что происходит в свободной рыночной экономике, управляется законами, изучаемыми каталлактикой. В конечном счете, все рыночные явления определяются выбором потребителей. Если кто-то желает применить понятие власть к явлениям рынка, то ему следует сказать: в рыночной экономике вся власть принадлежит потребителям. В высшей степени нецелесообразно пользоваться одним и тем же термином «власть», обращаясь к способности фирмы обеспечивать потребителей автомобилями, обувью или маргарином лучше, чем это делают другие, и адресуясь к способности вооруженных сил государства сокрушать любое сопротивление. Владение факторами производства, так же как и предпринимательскими или технологическими навыками, не дарует — в рыночной экономике — власть в смысле принуждения. Все, что оно дарует, это привилегию служить подлинным хозяевам рынка — потребителям — с большим восторгом, чем другие» [9, с.608‑609].

Если обобщить, то у неоавстрийцев (у Мизеса, Хайека и Ротбарда) добровольный обмен объясняет отсутствие власти. Позицию неоклассиков, которые признают случаи возникновения власти при монополии над ресурсами, неоавстрийцы комментируют проблему власти и монополии как следствие государственной интервенции, основанной на насилии.

«Власть представляет собой табуированное слово в mainstream экономикс», — вполне справедливо полагает Д. Янг [25, с.46]. «Значение и смысл власти в экономическом анализе, — пишет Д.Янг, — редко является предметом, который привлекает усилия теоретиков неоклассической экономической теории. Это не говорит о том, что термин «власть» никогда не используется или не играет существенной роли в определенных моделях. Но его использование склоняется к тому, чтобы употребляться очень специфическим и узким образом, и его альтернативные значения и широкий смысл редко признаются» [25, с.85]. «Можно прочитать множества экономических текстов, не встречая данного термина» [25, с.30].

Резюмируя все сказанное, мы можем говорить об отсутствие адекватного теоретического анализа феномена экономической власти. Проблема власти остается на периферии экономических исследований, по сравнению, например, с политическими и социологическими науками — в которых власть является одним из главных объектов анализа. На наш взгляд проблемы исследования власти в экономической науке связано со следующими обстоятельствами.

Во-первых, невозможность (в методологическом плане) рассматривать проблему власти в рамках предмета экономического анализа. По мнению М.Олсона, власть — и не только власть государства — есть способность вызывать принудительное подчинение и, следовательно, влечет за собой принудительный авторитет и способность принуждать. Поэтому для объяснения власти «недостаточно понять теорию добровольного обмена: мы должны также понять логику силы» [15, с.2‑3].

Во-вторых, отсутствие четкого представления о природе власти и неопределенностью термина «власть».

В-третьих, пренебрежение проблемой власти в хозяйственной жизни.

Поэтому в итоге отношение к проблеме власти в экономической теории является противоречивым — от ее отрицания (неоклассической экономической теорией) до признания одной из центральных проблем экономического анализа (институционализмом). Противоречия между неудовлетворительным отражением проблемы власти в экономической теории, с одной стороны, и очевидным значением фактора власти в хозяйственной жизни — с другой, порождают постановку вопроса о создании теории экономической власти. В своей работе, посвященной анализу трансформационных процессов, выдающийся современный экономист М. Олсон отмечал: «Нам сейчас необходима теория, в центре внимания которой были бы власть, базирующаяся на принуждении, а также те выгоды, которые она приносит, теория, объясняющая поведенческие мотивы к получению власти, основанной на принуждении, и побудительные мотивы, стоящие перед теми, кто ею уже обладает» [14, c.54].

Таким образом, чтобы иметь возможность анализировать власть в экономической жизни общества необходимо создать инструментарий и понятийный аппарат теоретического и прикладного анализа проблем экономической власти.

Литература:

1.                          Австрийская школа в политической экономии: К. Менгер, Е. Бём-Баверк, Ф. Визер /под ред. В Автономова. М.: Экономика. 1992. 494 с.

2.                          Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе / М. Блауг М.: Дело, 1994. 687 с.

3.                          Волков В. Политэкономия насилия, экономический рост и консолидация государства /В. Волков // Вопросы экономики. 1999. № 10. С. 44‑59.

4.                          Гэлбрэйт Дж.К. Новое индустриальное общество / Дж.К Гэлбрэйт; пер с анг Б. С. Панина. М.: Прогресс, 1969. 478 с.

5.                          Гэлбрэйт Дж.К. Экономические теории и цели общества / Дж.К Гэлбрэйт; пер с анг Б. С. Панина. М.: Прогресс, 1976. 406 с.

6.                          Жамс Э. История экономической мысли XX века / Э. Жамс М.: Изд-во иностранной литературы, 1959. 572 с.

7.                          Козлова К. Б. Институционализм в американской политической экономии /К. Козлова. М.: Наука, 1987. 286 с.

8.                          Моришима М. Власть или чистая экономика/ М. Моришима; пер с анг Б. С. Пинскера; под ред. Гр. Сапова. Челябинск: Социум, 2002. 205 p.

9.                          Мизес Людвиг фон. Человеческая деятельность: Трактат по экономической теории / Людвиг фон Мизес. М.: Экономика, 2000. 878 с.

10.                      Нуреев Р. М. Джеймс Бьюкенен и теория общественного выбора / Р. Нуреев // Бьюкенен Дж. М. Сочинения. М.: «Таурус Альфа», 1997. С. 445‑482.

11.                      Ойкен В. Основы национальной экономии. / В. Ойкен; пер с анг В. Маркина. М.: Экономика, 1996. 351 с.

12.                      Ойкен В. Основные принципы экономической политики. / В. Ойкен; пер с анг К. Первушина. М.: Прогресс,1995. 496 с.

13.                      Олсон М. Логика коллективных действий. Общественные блага и теория групп / М. Олсон; пер с анг А. Левиной. М.: ФЭИ, 1995. 174 с.

14.                      Олсон М. Рассредоточение власти и общество в переходный период. Лекарства от коррупции, распада и замедления темпов экономического роста / М. Олсон// Экономика и математические методы. 1995. Т.31. Вып.4. С. 53‑81.

15.                      Oлсон М. Власть и Процветание: перерастание коммунизма и капиталистических диктатур. / М. Олсон. М.: ИНФРА-М, 2000. 225 с.

16.                      Освальт В. Теория хозяйственного порядка как методология исследования экономической власти /В. Освальт // Ойкен В. Основы национальной экономии. М.: Экономика, 1996. 351 с.

17.                      Перу Ф. Экономическая Власть и Фирма: две противоречивых проблемы/ Ф. Перу // Экономика и математические методы. 2000. Вып.7. С. 545‑581

18.                      Родбард М. Власть и рынок. Государство и экономика / М. Родбард; пер с анг. Б. С. Пинскера; ИНФРА-М, 1998. 452 с.

19.                      Тарасова С. В. Экономическая теория благосостояния. /С. Тарасова. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001. 239 с.

20.                      Теория хозяйственного порядка: «Фрайбургская школа» и немецкий неолиберализм / Составление, предисловие и общ. ред. В. Гутника. М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2002. 482 с.

21.                      Тоффлер Э. Метаморфозы власти. /Э. Тоффлер. М.: ООО «Издательство АСТ», 2001. 669 с.

22.                      Уильямсон О. Экономические институты капитализма: Фирмы, рынки, «отношенческая контрактация» / О. Уильямсон. СПб.: Лениздат, 1996. 702 с.

23.                      Холтон Р. Экономика и Общество / Р. Холсон. М.: ИНФРА-М, 1992. 231с.

24.                      Эрроу К. Информация и экономическое поведение / К. Эрроу// Вопросы экономики. 1995. № 5. С. 98‑107.

25.                      Янг Д. Значение и роль власти в экономических теориях /Д. Янг; пер с анг Б. С. Пинскера; под ред. Гр. Сапова. Челябинск: Социум, 2002. 99 с.

26.                      Я. Таката Теория власти в экономике / Я. Таката; пер с анг В. Р. Минаева. Челябинск: Социум, 2003. 439 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle