Библиографическое описание:

Седова А. В. Концепция экономической власти в истории экономической мысли [Текст] // Актуальные вопросы экономики и управления: материалы II Междунар. науч. конф. (г. Москва, октябрь 2013 г.). — М.: Буки-Веди, 2013. — С. 4-7.

Термин «власть» достаточно широко употребляется в работах экономистов различных экономических школ и представляет собой феномен экономической жизни общества, факт наличия которого не подвергается сомнению. Экономисты-исследователи говорят о власти рынка, потребителя, собственника, власти денег, финансовой власти, власти трудовых коллективов. Признаются также влияние феномена власти как на поведение отдельных экономических агентов, так и на функционирование хозяйственной системы в целом. «Власть, — как считает Э. Тоффлер, — неизбежная часть процесса производства, и это — истина для всех экономических систем, капиталистических, социалистических и вообще каких бы то ни было» [21,c.53]. Каждая экономическая школа по-разному оценивает роль и значение власти в хозяйственной организации общества, но при этом несомненным является тот факт, что поведение экономических агентов в большой мере формируется под влиянием системы власти, в рамках которой они действуют, и которая включает в себя контроль и влияние со стороны одних агентов и подчинение со стороны других. Характеризуя значение власти в обществе, Д. Янг отмечал, что власть является фундаментальным понятием в общественных науках в том же смысле, в каком энергия является фундаментальным понятием в физике [25, с.9].

В истории экономической мысли неоднократно делались попытки включить проблематику власти в предмет экономического анализа — классиками, марксизмом, неоклассиками, институциональной теорией и др. Рассмотрим эти «подходы к власти» с позиции разных экономических школ.

Властные отношения в экономической системе являются традиционным предметом исследования в политической экономии. «Что объединяет все оттенки политической экономии, — пишет Р. Холтон, — так это то, что экономические вопросы всегда должны рассматриваться в контексте властных отношений, независимо от того, утверждаются последние посредством экономических или политических механизмов» [23, с.142].

Власть как характеристика экономических отношений капитализма впервые появляется в работах К.Маркса.

К.Маркс в своих работах специальный анализ власти как категории экономической теории не проводил, но при этом отношения власти, принуждения и господства выступают у него одной из существенных характеристик производственных отношений капитализма.

В теории хозяйственного порядка, разработанной В. Ойкеном центральным элементом является концепция экономической власти, при этом развернутого определения концепту экономической власти Ойкен не дает. Он противопоставляет власть свободе, рассматривая её как зависимость [12, c.249]. «Определение и анализ хозяйственных систем, — подчеркивает он, — подводят нас к большой исторической проблеме — проблеме экономической власти» [11, c.116]. Современная экономика, утверждает Ойкен, дает импульс борьбе за власть правящих слоев, которая носит длительный характер и является определяющим фактором для современной экономической политики [12, c.70‑71]. Экономическая власть оправданна лишь до тех пор, пока она служит целям создания и сохранения конкурентного порядка. В условиях конкурентного порядка устанавливается необходимый строгий повседневный контроль через механизм цен. [12, с.378]. Таким образом, Ойкен утверждает, что в современном рыночном хозяйстве важнейшими особенностями хозяйственной жизни являются наличие различных властных группировок и экономическая борьба между ними [12, c.420]. Но при этом, по мнению Ойкена, у многих ученых экономистов отсутствуют видение и понимание того обстоятельства, что хозяйственный процесс пронизан жестокой борьбой за власть и поэтому современная экономическая наука пренебрегает проблемами власти [11, c.337].

Так как власть — это один из важнейших общественных институтов, то проблема власти всегда вызывала особый интерес в институциональной теории.

«Все институционалисты понимают экономику как систему власти» — пишет В.Сэмуэльс [19, с. 110]. «Ударение, которое институционалисты делают на власти, — подчеркивает M. Дуггер, — есть не что иное, как объединяющая их характеристика. Начиная с современных работ Дж. К.Гэлбрэйта, Дж.Маркинса, Р.Аверрита, В. Сэмуэльса и Г.Требинга, заканчивая классическими произведениями Т. Веблена и Дж.Р.Коммонса, институционалисты подчеркивали, что наша экономика есть нечто большее, чем рыночная система. Наша экономика есть также система власти, власти, которая выходит далеко за рамки спроса и предложения на рынке, власти, которая распространяется на правила и законы, управляющие конкретными рынками, власти, которая распространяет свое влияние на выгоды, приобретаемые благодаря рынку, и тяготы, возлагаемые рынком» [16,с.214].

Но при всем при этом рассмотрение власти институционалистами носит описательный характер (отсутствует отчетливая методология экономического анализа), на основании чего институционалисты не смогли создать теорию экономической власти. В работах Ф.Перру власть рассматривается как основополагающий принцип хозяйственной деятельности [17]. По мнению В.Самуэльса, для институционалистов центральной экономической проблемой являются организация и контроль над экономикой, которые есть результат ее структуры власти [19].

На другом полюсе находятся экономические концепции, отрицающие значение концепта «власть» для экономического анализа (например, представители австрийской школы, отрицательно относятся к введению проблемы власти в предмет экономического анализа — за исключением монопольной власти).

Концепция экономической власти отсутствует и в неоклассической экономической теории. Неоклассики, несомненно, признают присутствие властных структур в несовершенном рынке, так как в условиях монополии осуществляется государственное регулирование, но при этом рынок несовершенной конкуренции они рассматривают как вспомогательный к рынку совершенной конкуренции, а поэтому пренебрегают рыночными структурами власти как фактором «внеэкономического» характера.

У «австрийцев» идентичный неоклассикам подход к проблеме власти. Например, в работе «Власть и экономический закон» Е.Бём-Баверк противопоставляет влияние власти и экономических законов на хозяйственное поведение [1]. По его мнению, власть в экономике следует рассматривать как «насильственное вторжение социальных сил, которые, в конце концов, разрушаются естественными экономическими законами», т. е. существует несомненное превосходство экономических законов над институциональными факторами. Е. Бём-Баверк совсем не отрицает власть и признает факт влияния власти, но оговаривается, что навязываемые проявления власти не могут иметь длительную природу. Власть побеждается уравновешивающей силой, которая имеет чисто экономическую природу [1].

Близкая позиция к австрийцам на экономическую власть была у Й. Шумпетера. Но

Й.Шумпетер не отрицал безоговорочно действия власти, но и не рассматривал ее действие в рамках экономической теории — это была базисная предпосылка Й.Шумпетера.

Более категоричная позиция в отношении проблемы экономической власти заняли представители неоавстрийской школы (Ф.Хайек, Л.Мизес, М.Ротбард).

В работе «Власть и рынок» М. Ротбард пишет, что термин «экономическая власть» отсутствует, так как на рынке существует добровольный и взаимовыгодный обмен, а это и есть признак отсутствия власти. «В условиях свободы, где нет разрешенного насилия, каждый человек имеет власть совершить или нет обмен, когда и с кем он считает подходящим. Когда обмен сделан, обе стороны получают выгоду. Мы видели, что если обмен принудительный, по крайней мере, одна сторона теряет» [18,с.228].

М. Ротбард утверждает отсутствие «экономической власти», по его мнению, это есть простое право в условиях свободы отказаться совершать предлагаемый обмен. Каждый человек обладает такой властью и таким правом. И в данном контексте борьба против экономической власти согласно М. Ротбарду, становится бессмысленной [18, с.229].

М. Ротбард считает, что при анализе экономики, основанной на обмене не стоит использовать концепцию экономической власти, так как происходит подмена понятий, а именно политического термина (где власть — это принуждение) в экономику. «Язык и концепция политической власти, — подчеркивает он, — неприемлемы в обществе со свободным рынком» [18, с.231]. «Либертарианское учение, провозглашающее естественное право защищаться от политической власти, последовательно и разумно, а любые «права» на защиту от действий «экономической власти» совершенно бессмысленны», — делает вывод М. Ротбард [18, с.231].

Либеральная доктрина, заключает М. Ротбард, защищает максимизацию человеческой власти над природой и искоренение власти человека над человеком [18, с. 233].

Рассмотрим позицию Л. Мизеса в отношении проблемы власти. Она, практически, аналогична позиции М. Ротбарда. «Сегодня принято обозначать положение, которое занимают владельцы собственности и предприниматели в рыночной системе, как экономическую или рыночную власть. Все, что происходит в свободной рыночной экономике, управляется законами, изучаемыми каталлактикой. В конечном счете, все рыночные явления определяются выбором потребителей. Если кто-то желает применить понятие власть к явлениям рынка, то ему следует сказать: в рыночной экономике вся власть принадлежит потребителям. В высшей степени нецелесообразно пользоваться одним и тем же термином «власть», обращаясь к способности фирмы обеспечивать потребителей автомобилями, обувью или маргарином лучше, чем это делают другие, и адресуясь к способности вооруженных сил государства сокрушать любое сопротивление. Владение факторами производства, так же как и предпринимательскими или технологическими навыками, не дарует — в рыночной экономике — власть в смысле принуждения. Все, что оно дарует, это привилегию служить подлинным хозяевам рынка — потребителям — с большим восторгом, чем другие» [9, с.608‑609].

Если обобщить, то у неоавстрийцев (у Мизеса, Хайека и Ротбарда) добровольный обмен объясняет отсутствие власти. Позицию неоклассиков, которые признают случаи возникновения власти при монополии над ресурсами, неоавстрийцы комментируют проблему власти и монополии как следствие государственной интервенции, основанной на насилии.

«Власть представляет собой табуированное слово в mainstream экономикс», — вполне справедливо полагает Д. Янг [25, с.46]. «Значение и смысл власти в экономическом анализе, — пишет Д.Янг, — редко является предметом, который привлекает усилия теоретиков неоклассической экономической теории. Это не говорит о том, что термин «власть» никогда не используется или не играет существенной роли в определенных моделях. Но его использование склоняется к тому, чтобы употребляться очень специфическим и узким образом, и его альтернативные значения и широкий смысл редко признаются» [25, с.85]. «Можно прочитать множества экономических текстов, не встречая данного термина» [25, с.30].

Резюмируя все сказанное, мы можем говорить об отсутствие адекватного теоретического анализа феномена экономической власти. Проблема власти остается на периферии экономических исследований, по сравнению, например, с политическими и социологическими науками — в которых власть является одним из главных объектов анализа. На наш взгляд проблемы исследования власти в экономической науке связано со следующими обстоятельствами.

Во-первых, невозможность (в методологическом плане) рассматривать проблему власти в рамках предмета экономического анализа. По мнению М.Олсона, власть — и не только власть государства — есть способность вызывать принудительное подчинение и, следовательно, влечет за собой принудительный авторитет и способность принуждать. Поэтому для объяснения власти «недостаточно понять теорию добровольного обмена: мы должны также понять логику силы» [15, с.2‑3].

Во-вторых, отсутствие четкого представления о природе власти и неопределенностью термина «власть».

В-третьих, пренебрежение проблемой власти в хозяйственной жизни.

Поэтому в итоге отношение к проблеме власти в экономической теории является противоречивым — от ее отрицания (неоклассической экономической теорией) до признания одной из центральных проблем экономического анализа (институционализмом). Противоречия между неудовлетворительным отражением проблемы власти в экономической теории, с одной стороны, и очевидным значением фактора власти в хозяйственной жизни — с другой, порождают постановку вопроса о создании теории экономической власти. В своей работе, посвященной анализу трансформационных процессов, выдающийся современный экономист М. Олсон отмечал: «Нам сейчас необходима теория, в центре внимания которой были бы власть, базирующаяся на принуждении, а также те выгоды, которые она приносит, теория, объясняющая поведенческие мотивы к получению власти, основанной на принуждении, и побудительные мотивы, стоящие перед теми, кто ею уже обладает» [14, c.54].

Таким образом, чтобы иметь возможность анализировать власть в экономической жизни общества необходимо создать инструментарий и понятийный аппарат теоретического и прикладного анализа проблем экономической власти.

Литература:

1.                          Австрийская школа в политической экономии: К. Менгер, Е. Бём-Баверк, Ф. Визер /под ред. В Автономова. М.: Экономика. 1992. 494 с.

2.                          Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе / М. Блауг М.: Дело, 1994. 687 с.

3.                          Волков В. Политэкономия насилия, экономический рост и консолидация государства /В. Волков // Вопросы экономики. 1999. № 10. С. 44‑59.

4.                          Гэлбрэйт Дж.К. Новое индустриальное общество / Дж.К Гэлбрэйт; пер с анг Б. С. Панина. М.: Прогресс, 1969. 478 с.

5.                          Гэлбрэйт Дж.К. Экономические теории и цели общества / Дж.К Гэлбрэйт; пер с анг Б. С. Панина. М.: Прогресс, 1976. 406 с.

6.                          Жамс Э. История экономической мысли XX века / Э. Жамс М.: Изд-во иностранной литературы, 1959. 572 с.

7.                          Козлова К. Б. Институционализм в американской политической экономии /К. Козлова. М.: Наука, 1987. 286 с.

8.                          Моришима М. Власть или чистая экономика/ М. Моришима; пер с анг Б. С. Пинскера; под ред. Гр. Сапова. Челябинск: Социум, 2002. 205 p.

9.                          Мизес Людвиг фон. Человеческая деятельность: Трактат по экономической теории / Людвиг фон Мизес. М.: Экономика, 2000. 878 с.

10.                      Нуреев Р. М. Джеймс Бьюкенен и теория общественного выбора / Р. Нуреев // Бьюкенен Дж. М. Сочинения. М.: «Таурус Альфа», 1997. С. 445‑482.

11.                      Ойкен В. Основы национальной экономии. / В. Ойкен; пер с анг В. Маркина. М.: Экономика, 1996. 351 с.

12.                      Ойкен В. Основные принципы экономической политики. / В. Ойкен; пер с анг К. Первушина. М.: Прогресс,1995. 496 с.

13.                      Олсон М. Логика коллективных действий. Общественные блага и теория групп / М. Олсон; пер с анг А. Левиной. М.: ФЭИ, 1995. 174 с.

14.                      Олсон М. Рассредоточение власти и общество в переходный период. Лекарства от коррупции, распада и замедления темпов экономического роста / М. Олсон// Экономика и математические методы. 1995. Т.31. Вып.4. С. 53‑81.

15.                      Oлсон М. Власть и Процветание: перерастание коммунизма и капиталистических диктатур. / М. Олсон. М.: ИНФРА-М, 2000. 225 с.

16.                      Освальт В. Теория хозяйственного порядка как методология исследования экономической власти /В. Освальт // Ойкен В. Основы национальной экономии. М.: Экономика, 1996. 351 с.

17.                      Перу Ф. Экономическая Власть и Фирма: две противоречивых проблемы/ Ф. Перу // Экономика и математические методы. 2000. Вып.7. С. 545‑581

18.                      Родбард М. Власть и рынок. Государство и экономика / М. Родбард; пер с анг. Б. С. Пинскера; ИНФРА-М, 1998. 452 с.

19.                      Тарасова С. В. Экономическая теория благосостояния. /С. Тарасова. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001. 239 с.

20.                      Теория хозяйственного порядка: «Фрайбургская школа» и немецкий неолиберализм / Составление, предисловие и общ. ред. В. Гутника. М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2002. 482 с.

21.                      Тоффлер Э. Метаморфозы власти. /Э. Тоффлер. М.: ООО «Издательство АСТ», 2001. 669 с.

22.                      Уильямсон О. Экономические институты капитализма: Фирмы, рынки, «отношенческая контрактация» / О. Уильямсон. СПб.: Лениздат, 1996. 702 с.

23.                      Холтон Р. Экономика и Общество / Р. Холсон. М.: ИНФРА-М, 1992. 231с.

24.                      Эрроу К. Информация и экономическое поведение / К. Эрроу// Вопросы экономики. 1995. № 5. С. 98‑107.

25.                      Янг Д. Значение и роль власти в экономических теориях /Д. Янг; пер с анг Б. С. Пинскера; под ред. Гр. Сапова. Челябинск: Социум, 2002. 99 с.

26.                      Я. Таката Теория власти в экономике / Я. Таката; пер с анг В. Р. Минаева. Челябинск: Социум, 2003. 439 с.

Основные термины: экономической власти, Концепция экономической власти, проблемы власти, власти в хозяйственной, власти в экономической, к проблеме власти, власти в экономической теории, проблему власти, экономической власти Ойкен, концепция экономической власти, теорию экономической власти, проблемы экономической власти, экономической мысли, Проблема экономической власти, концепцию экономической власти, феномена экономической власти, теории экономической власти, неоклассической экономической, проблем экономической власти, экономической власти /В

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle