Библиографическое описание:

Дегтянцева Е. А. Эффективность антимонопольного законодательства. «Дело Microsoft» [Текст] // Актуальные вопросы экономики и управления: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, апрель 2011 г.).Т. I. — М.: РИОР, 2011. — С. 24-26.

Рассмотрение проблемы антимонопольной политики актуально во все времена, ведь существует давний спор экономистов по поводу того, каковы рамки вмешательства государства в экономику страны. К тому же, общемировые тенденции экономического развития таковы, что начавшиеся еще в XIX веке процессы монополизации усиливаются в современном мире, пронизывая все уровни экономики и проникая во все ее сферы. В связи же с современной мировой экономической обстановкой, пост-кризисным состоянием мировой экономики, проблема монополизации становится злободневной и еще более важной. За время экономического кризиса, отголоски которого еще слышны во всех странах мира, претерпели банкротство многие компании, в том числе компании мирового уровня. Нельзя забывать о том факте, что банкротство многих предприятий неукоснительно влечет за собой рост числа монополистов в различных отраслях экономики, как это было во времена кризиса 1873 года, а также накануне Великой депрессии. Надо понимать, что власть монопольных объединений могла бы быть безграничной, если бы не антимонопольная политика, которая осуществляется в большинстве стран мира.

Чтобы оценить всю важность поставленной проблемы надо задуматься над тем, что бы было, если бы власть монополистов, ничем не ограниченная, росла. Во-первых, это бы привело к неэффективному распределению ресурсов, а значит и к неэффективности экономики отдельных стран и, как следствие, неэффективности мировой экономики в целом. Во-вторых, это бы привело к ухудшению уровня жизни большинства людей, так как монополисты склонны устанавливать высокие монопольные цены для увеличения монопольной прибыли, а это ведет к тому, что большинству жителей страны товары и услуги, предлагаемые монополистами, становятся не по карману. Если это товары роскоши, то без них можно обойтись, но в отношении, например, товаров первой необходимости и лекарств такая рыночная структура просто недопустима.

Итак, безусловна важность проведения хорошо продуманной антимонопольной политики, регулирующей и ограничивающей деятельность монополистов. Она способствует развитию конкуренции, стабилизации рынка и совершенствованию экономики в целом. Но нельзя забывать о том, что и государство, по сути, тоже является монополистом, а значит возможно чрезмерное вмешательство государства в экономику. Такой ситуации тоже нельзя допустить.

Но не надо думать, что все так гладко с теорией антимонопольного законодательства и с его применением на практике.

В процессе развития экономической мысли антимонопольная государственная политика не всегда воспринималась как благо, она также подвергалась и подвергается до сих пор резкой критике со стороны многих экономистов, которые утверждают, что антимонопольное законодательство всегда или нередко приводит к уменьшению благосостояния общества. В настоящее время антимонопольное законодательство не действует лишь в небольшом числе стран мира, а именно – в 11-и странах Азии, 17-и странах Африки, 2-х странах Европы, 7-и странах Северной Америки и 4-х странах Южной Америки. Некоторые из критиков антимонопольного законодательства являются сторонниками его полной отмены, некоторые – сторонниками существенных корректировок.

В течение последних двадцати лет сильно изменились экономические и правовые нормы, касающиеся антимонопольной политики. Сейчас она отошла от регулирования в различных отраслях, а также опасений по поводу крупных размеров предприятий. Вместо этого антимонопольные законы призваны повышать экономическую эффективность. Ключевое слово здесь – эффективность. Существует несколько объективных причин изменения отношения к антимонопольной политике.

Одна из основных причин заключается в техническом прогрессе общества. Экономисты пришли к выводу, что поведение компании не всегда тесно связано с ее структурой вопреки экономической теории. Исторический опыт показывает, что высококонцентрированные отрасли часто характеризуются более быстрым снижением цен по сравнению с менее концентрированными. Дело в том, что компания-монополист в высококонцентрированной отрасли получает монопольную прибыль, но, инвестируя в научные исследования и разработки, получает еще и большую дополнительную прибыль от данных инвестиций. Таким образом, компания-монополист, с одной стороны, получает еще больший доход, но, с другой стороны, выступает источником технологических перемен в обществе. Именно поэтому некоторые крупные компании на высококонцентрированных рынках лидируют по количеству инноваций и повышению производительности. Так стоит ли подвергать антимонопольному регулированию монополистов, которые ускоряют технический прогресс? Ответ очевиден. Обществу такие монополисты только на пользу, то есть нельзя считать какую-либо компанию плохой только потому, что она большая. Американский экономист Лестер Тароу небезосновательно высказался следующим образом по данному вопросу: «Миллионы, потраченные на процесс против «IBM», с большей пользой могли бы быть израсходованы на исследования и разработки, что поспособствовало бы удержанию Америкой первого места в компьютерном мире». [3, с. 5]

Второй причиной изменения отношения к антимонопольной политике является изменение взглядов на природу конкуренции. Дело в том, что многие экономисты, опираясь на экспериментальные доказательства и результаты измерений, пришли к выводу, что интенсивное соперничество возникает даже на олигополистических рынках, при условии, правда, что сговор строго запрещен. Ричард Познер, в прошлом профессор права, сейчас федеральный судья США говорил о монополиях так: «Единственным действительно односторонним действием, с помощью которого предприятие может завладеть или удержать монопольную власть, может быть либо подкуп Патентного управления, либо взрыв завода конкурента. И обман, и насильственные действия соответствующим образом наказуем, согласно другим законам». [3, с. 5]

Еще одной причиной убежденности многих экономистов в смягчении жестких монопольных мер является их приверженность к идеологии свободного предпринимательства, которая утверждает, что сокращение вмешательства государства в экономику пойдет на пользу конкуренции. Государство, как известно, само является монополией. И когда государственные органы проводят антимонопольную политику, то происходит следующее – монополия регулирует деятельность менее крупных монополий. Понятно, что определить грань данного регулирования и не поддаться соблазну превысить полномочия очень сложно. Государство, в идеале, должно присматривать за экономикой и соблюдением принципов экономической эффективности, но не выступать в роли диктатора своих условий, не навязывать свои «правила игры».

Одно из самых громких дел в отношении применения антимонопольного законодательства – дело корпорации «Microsoft», которое уходит своими корнями к маю 1998 года, когда Министерство юстиции США, власти 19 штатов подали в суд антитрестовские иски против «Microsoft». Компанию обвиняли в том, что она использует незаконные методы для поддержания своего доминирующего положения на рынке операционных систем, а также использует это положение для продвижения своей продукции на другие рынки (например, «Internet Explorer» на рынок Интернет-браузеров). Разбирательство длилось 4 года, и в результате последующих слушаний этого дела лишь в ноябре 2002 года был вынесен окончательный вердикт, по результатам которого органы юстиции еще в течении пятилетнего периода вели пристальное наблюдение за деятельностью компании.

В 2004 году Еврокомиссия обязала корпорацию заплатить штраф в размере 497 млн. евро за нарушение антимонопольного законодательства ЕС путем включения программы «Windows MediaPlayer» в «Windows». Также под натиском Евросоюза, корпорация «Microsoft» была вынуждена включить в операционную систему альтернативные Интернет-браузеры, чтобы избежать уплаты новых штрафов, которые за время судебных разбирательств с Еврокомиссией составили 2,44 млрд. долларов США.

Данное разбирательство нашло отражение и в российской антимонопольной практике. Правда, Россия, как и по многим другим вопросам, находится в состоянии «догоняющего». Если в США и ЕС к 2002, 2009 годам соответственно все вопросы, связанные с деятельностью софт-корпорации были урегулированы, то в России внимание Федеральной антимонопольной службы к деятельности компании обратилось лишь в 2009 году.

По сообщению экономического еженедельника «Коммерсант Деньги» от 6 апреля 2009 года Федеральная антимонопольная служба (ФАС) России собирается в течение двух месяцев внести «Microsoft» в реестр компаний-монополистов на рынке операционных систем. [1, с. 5] При этом «Microsoft» будет первой в России IT-компанией, попавшей в такой реестр. Представители «Microsoft» сказали, что не будут оспаривать это решение, если доля компании будет посчитана без учета пиратского софта.

В соответствии с российским законодательством, для внесения в реестр достаточно, чтобы компания занимала более 35% на каком-либо рынке. Но доля «Microsoft» на рынке операционных систем, очевидно, выше 35%. Внесение «Microsoft» в реестр означает, что ФАС сможет применять в отношении компании статью 10 федерального закона от 26.07.2006 г. №135-ФЗ "О защите конкуренции" — "Запрет на злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением". Эта статья, в частности, запрещает устанавливать монопольно высокие цены, навязывать контрагенту невыгодные условия договора, создавать дискриминационные условия и чинить препятствия в доступе на рынок другим игрокам. Юристы сходятся на том, что теперь «Microsoft» попадет под более пристальный контроль ФАС. В феврале 2009 года ФАС начала проверку покупательских возможностей по возврату денег за предустановленную операционную систему «Windows». Выяснилось, что схема возврата денег предусмотрена только у производителя «Asus». Факт такой проверки показывает, что ФАС может пойти в отношении «Microsoft» по европейскому пути. [2, с. 5]

Эффективно ли такое пристальное внимание со стороны антимонопольных служб в отношении «Microsoft»? Думаю, что да, так как из приведенных выше примеров видно, что регулирование деятельности данной корпорации связано не с масштабами ее деятельности, так как данная корпорация функционирует в высококонцентрированной IT-отрасли, огромное количество средств инвестирует в развитие науки и техники, а, значит, способствует технологическому прогрессу общества.

Однако, регулируются те сферы деятельности компании, которые незначительно влияют на уровень ее производительности, но, при этом, могут существенно облегчить жизнь покупателей с точки зрения насыщенности операционной программы дополнительными программами. Так что, даже эффективная антимонопольная политика может вести к огромным потерям корпораций в виде наложенных штрафов. Следовательно, намного выгодней следовать нормам антимонопольного законодательства, чем диктовать «свои правила».

При этом антимонопольное регулирование не должно сказываться на эффективности экономической деятельности предприятия. Таковы тенденции современности. Российскому антимонопольному законодательству и Федеральной антимонопольной службе предстоит еще долгая работа, чтоб достигнуть общемировых стандартов по данному вопросу.


Литература:

  1. Коммерсант.ru: Экономический еженедельник Коммерсантъ Деньги, №13 (718) от 06.04.2009 г., статья «Microsoft станет российским монополистом» http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=1142522

  2. Официальный сайт Федеральной Антимонопольной Службы России http://fas.gov.ru/

  3. Пол Э. Самуэльсон, Вильям Д. Нордхауз Экономика, 18-е издание: Пер. с англ. – М.: ООО «И. Д. Вильямс», 2008

  4. Федеральный закон от 26.07.2006 г. №135-ФЗ «О защите конкуренции»

  5. Russian business.ru: статья «Еврокомиссия прекращает многолетнее дело против Microsoft» от 16.12.2009г. http://www.rb.ru//topstory/economics/2009/12/16/184322.html

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle