Библиографическое описание:

Лапшина Е. Е. Условия формирования региональной кластерной политики в Калужской области [Текст] // Актуальные вопросы экономики и управления: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, апрель 2011 г.).Т. II. — М.: РИОР, 2011. — С. 143-150.

В статье рассматривается формирование региональной кластеризации, в том числе «пилотного» строительного кластера. Проанализировав существующие подходы к усовершенствованию кластерной политики региона и получив выводы о необходимости детального формирования данного процесса, в статье также предлагается инновационный подход для реализации этих масштабных проектов.

Ключевые слова: региональная кластеризация, кластер, регион, экономический потенциал, строительной отрасли.

Conditions of regional cluster policy formation in Kaluga region

The summary: the theory of regional cluster policy formation, including "pilot" construction cluster is considered in the article. Types of clusters are defined, however presently there aren’t any clusters among the segments of economy in Kaluga region. Having analysed a complex of the tools providing "new" clusters formation, including groups of various actions, and having received conclusions about necessity of detailed formation of the given process, an innovative approach for realization of these scale projects is also offered in the article.

Keywords: regional cluster policy, cluster, region, economic potential, construction branch.

Регион представляет собой относительно обособленную подсистему национальной экономики. А. Гранберг предложил классифицировать теории региональной экономики на теории развития региона, теории межрегиональных экономических отношений и теории размещения видов деятельности и населения.1

Несмотря на определенную специфику предмета, и объекта исследования каждой из этих составных частей теории региональной экономики, у них обязательно должны существовать точки пересечения. Одной из них является формирование межрегиональных и межотраслевых конкурентоспособных кластеров.2

Формирование конкурентоспособных кластеров способствует развитию тех регионов, на территории которых они расположены, углублению межрегиональной экономической интеграции и является катализатором размещения тех производств и объектов инфраструктуры, которые содействуют развитию кластера. Поэтому кластеры можно рассматривать в качестве системного интегратора важнейших элементов общей теории региональной экономики. В современной экономике, для которой характерны разветвленные сети предприятий, работающих в кооперации друг с другом, такие образования дают синергетический и мультипликативный эффект. Для развитых кластеров характерно наличие и вертикальных (покупатель-продавец), и горизонтальных (общие потребители, технологии производства, каналы распространения товаров) связей. С учетом этого определения можно утверждать, что формирование конкурентоспособных кластеров:

  • способствует развитию тех регионов, на территории которых они расположены;

  • является критически важным условием углубления межрегиональной экономической интеграции;

  • является катализатором размещения тех производств и объектов инфраструктуры, которые содействуют развитию кластера.

Поэтому теорию формирования кластеров можно рассматривать в качестве системного интегратора важнейших элементов общей теории региональной экономики.

Современные политики регионального развития должны строиться на основе гуманитарных технологий, формирующих стратегический каркас инновационного развития регионов. С точки зрения участия в инновационном процессе различают следующие типы территорий в системе региона:

  • инновационно активные – территории, в которых зарождаются и адаптируются инновации;

  • адаптивные – территории, способные широко внедрять, использовать и распространять различные нововведения;

  • умеренно консервативные – территории, приемлющие лишь некоторые инновации;

  • депрессивные – отстающие в инновационном развитии территории.

Подобное распределение, однако, не остается постоянным. Эволюция территорий проявляется через смену активности их внутренней экономической деятельности и в этой динамике выделяют четыре фазы:

  • на первой – регион представляет собой систему локальных местностей с установившейся специфичной специализацией экономической базы;

  • на второй – наиболее динамичные и восприимчивые к нововведениям формируют вокруг себя периферию (группу районов) инновационной направленности;

  • на третьей – инновационные центры, аккумулирующие творческий, научно-технический потенциал, превращаются в технополисы (агрополисы);

  • на четвертой – растут новые центры поляризации, происходит трансформация структуры общественного производства, структурно-функциональная перестройка экономики региона, появляются обширные территориальные образования с насыщенной научно-технической и коммерческой деятельностью.

При этом важным моментом является то, что распространение осуществляется не сразу и не повсеместно, а постепенно, волнами, от центров-лидеров к другим территориям. Закономерность регионального развития заключается в том, что в основе смены фаз прогресса лежит волнообразное распространение инноваций, разрастание первоначальных очагов роста и появление новых, широкая диффузия инновационной активности в регионе.

Региональная кластеризация имеет отношение к географически ограниченной концентрации видов экономической деятельности. В самом общем виде региональный кластер может быть определен как географически ограниченная концентрация взаимозависимых предприятий, что позволяет выделить два критерия, важных для формирования регионального кластера.

Региональный кластер – это ограниченная географическими факторами область с относительно большим количеством предприятий и рабочих мест в пределах нескольких взаимосвязанных строительный отраслей, отражающая более общую тенденцию концентрации экономической, предпринимательской и технологической активности в определенном строительном секторе.

Однако, хотя предприятия, входящие в состав регионального кластера, могут налаживать сотрудничество с другими предприятиями, они остаются частью более общей предпринимательской сети, что подразумевает возможность активного включения субподрядчиков и налаживание горизонтального сотрудничества на базе общей технологии или единого источника сырья. Часто региональные кластеры географически совпадают с местным рынком рабочей силы.3

Изучение зарубежного опыта показывает, что в содержательном плане «кластерная политика» в основном может быть двух типов:

  • поддерживать рост существующих или зарождающихся региональных кластеров: правительство должно усиливать и надстраивать кластеры, а не пытаться создавать совершенно новые;

  • обогащать процесс формирования политики в целом знаниями об опыте (положительном или неудачном) развития региональных кластеров.

В основу современной региональной кластерной политики большей части субъектов РФ, на наш взгляд, должны быть положены сферы деятельности, составляющие основу перспективной специализации экономики регионов, имеющие высокий потенциал роста и конкурентоспособности. В продолжительной перспективе этому процессу региональные и муниципальные власти могут придавать большую управляемость благодаря комплексу инструментов обеспечивающих формирование «новых» кластеров. В минимальном воплощении этот комплекс инструментов, на наш взгляд, должен включать группы организационно-коммуникативных, инвестиционных и организационно-правовых и организационно-правовых мероприятий.

Организационно-коммуникативные меры правительств предполагают инициативное содействие образованию (продвижению) субъекта (субъектов) развития кластера (организаций, инициирующих процесс коммуникаций). Коммуникативные социальные отношения рассматриваются как самые важные каналы, по которым идут информационные потоки, а географическая близость облегчает формирование социальных сетей, основанных на доверии. При этом необходимо отметить, что органы исполнительной власти могут использовать лишь косвенные меры реализации этого инструмента, без активного участия в процессах бизнеса.

Инвестиционные инструменты кластерной региональной политики предполагают создание производственной, инженерной или любой другой инфраструктуры, необходимой для формирования кластера. Уровень влияния органов исполнительной власти на реализацию данного типа инструментов по сравнению с предыдущим гораздо выше. При этом действия органов исполнительной власти могут быть направлены как на реализацию отдельных инвестиционных проектов, так и на привлечение инвесторов для реализации определенного типа проектов. Последнее зачастую требует от региональных и муниципальных правительств опережающего обучения персонала, развития инфраструктуры и подготовку инвестиционных площадок. В последнее время сформировалось достаточно устойчивое понятие региональной инновационной системы как специализированной функциональной сферы, включающей инициативы, поддерживающие местную инфраструктуру поставок, знаний и организации распространения технологий, которые в совокупности отвечают требованиям доминирующих региональных отраслей жилищного строительства.4

Организационно-правовые инструменты предполагают разработку нормативно-правовой базы и поддерживающих программ в рамках провозглашенной региональной политики (кадровых, информационных, меркетинговых).

Следуя представленной логике, в основу современной региональной кластерной политики Калужской области на начальном этапе ее формирования должны быть положены сферы деятельности, составляющие «опорный каркас» перспективной специализации экономической базы региона, имеющие высокий потенциал роста и конкурентоспособности.

Калужская область относится к старостроительным регионам, специализация и хозяйственный комплекс которых сформировался в эпоху индустриализации XX столетия. Основные предприятия, определяющие строительную специализацию Калужской области в пределах Центрального федерального округа (ЦФО) и Российской Федерации (РФ), сконцентрированы в Калуге, Обнинске, Боровском, Дзержинском, Малоярославецком, Кировском муниципальных районах (МР). Эти муниципальные районы являются типичными строительными центрами региона, и оценка уровня конкурентоспособности этих территорий является относительно высокой в сравнении с другой частью территорий региона, для которой преобладающее значение оценки – «неконкурентоспособный». Строительное производство региона сосредоточено вокруг строительных центров и в южных территориях региона. Оценка конкурентоспособности строительных территорий области является относительно невысокой: для значительной части этих территорий уровень оценки – «неконкурентоспособный». Более высокий уровень диверсификации экономической базы характерен для городских округов «город Калуга и «город Обнинск», которые в структуре видов деятельности имеют высокую долю услуг, инновационных производств.

В среднесрочной перспективе возможно изменение специализаций территорий области и возникновение новой схемы размещения производственных объектов, которые должны обрести характер стратегически управляемого процесса. Кластерная политика предполагает смещение центра тяжести от отдельных компаний к муниципальным или региональным системам фирм, повышающим общую стоимость активов. Она подразумевает необходимость проявления большого интереса к муниципальным агломерациям, а не опираться исключительно на крупные компании. В центре внимания этой политики находятся муниципальные процессы роста, а не привлечение внутренних инвестиций. Понятие региональных кластеров также указывает на то, что это политика, основанная на идее выбора «лидеров» (компаний, вокруг которых происходит формирование кластерного «ядра»), поскольку в центре внимания – стимулирование перспективных потенциально сильных сторон регионального строительства жилья. Этот отбор может быть организован «снизу-вверх» как процесс, в котором участвуют бизнес-сообщество, муниципальные и региональные органы власти. Он также связан с идеей стимулирования социальных процессов, сотрудничества между муниципальными партнерами на основе доверия, путем распространения знаний, а не прямого вмешательства, например, через финансовые стимулы. Наконец, идея кластеризации связана с вопросом о роли органов власти как участников инфраструктуры поддержки или посредников между компаниями, с одной стороны, и между компаниями и инфраструктурой знаний – с другой.

Политика поддержки региональных процессов кластеризации может включать в себя стимулирование модернизации кластеров с целью их превращения в новаторские сети и инновационные системы. Согласно распространенным в настоящее время представлениям концепции региональной кластеризации представляет собой часть механизма динамического постиндустриального развития. Эта концепция также рассматривается как образная демонстрация моделей развития при проектировании соответствующей региональной стратегии в условиях происходящей «региональной революции», модели адаптированной к вызовам конкурентоспособности в условиях глобальной экономики. Особенностью идущей «региональной революции» является то, что меняется не только экономический статус регионов, выводимых из их конкурентных позиций в открытом рынке, но и внутренняя организация экономического пространства. В геоэкономическом пространстве выделяется две основные модели пространственной организации территорий – интегрированная «централизованная» и сетевая.5

Первая модель была реализована еще в эпоху индустриализации и связана с доминированием в региональном строительстве крупных массовых строительных комплексов. Они – основное место работы для большинства трудоспособного населения региона, главный источник налоговых поступлений в бюджет, значимый фактор формирования инфраструктурного строительства региона и финансовых потоков на территории.

Экономический потенциал такого региона выражается в показателях строительного производства, основной ресурс экономики – владение производственными фондами, их концентрация на территории. Как правило, такие регионы не являются центрами производства новых технологий, инноваций, а производят товары, используя интеллектуальную собственность, принадлежащую строительным компаниям.

Конкурентоспособность таких регионов обусловлена конкурентоспособностью доминирующего строительного комплекса, поскольку ресурсы развития устремлены не в регион, а в являющуюся его центром корпорацию. Кроме того, сам характер, концентрируемых в регионе ресурсов довольно специализирован для нужд структурообразующей компанией: другие ресурсы, генерируемые на территории (финансы, информация, инновации) обращаются чаще всего за пределами данного региона.

Другой вариант организации экономического пространства региона представляет сетевую модель, являющуюся проекцией строительных сетей на территорию – «сети, привязанные к месту» (networks of place). Она основана на том, что включает в себя автономные и взаимозаменяемые звенья – строительные комплексы, строительно-проектные организации и предприятия стройиндустрии. В настоящее время строительные процессы развиваются в сторону дезинтеграции, т.е. распыления между экономически обособленными факторами, возникает необходимость выяснения роли технологических разрывов в экономическом процессе. Вследствие ведущей роли вертикально интегрированных компаний в мировой экономике просматривается тенденция к выравниванию цен, структуры спроса и предложения, капиталоемкости экономического роста и производительности затрат труда. Одновременно этому противостоит тенденция к усложнению. Существует постоянный информационный обмен между локальными рынками и мировой экономикой, базирующейся на включении массового общественного сознания процесса развития. Благодаря соединению экономики и общественного сознания, глобализация дополняется межцивилизационной конвергенцией, усиливаться интенсивность энтропийных 6 выравнивающих тенденций. Узловым процессом усложнения является формирование диссипативных структур7, сохраняющих устойчивость в сочетании с постоянной изменчивостью.

В ходе эволюционного развития диссипативная система достигает (силу самого характера развития) состояния сильной неравновесности и теряет устойчивость. Это происходит при критических значениях управляющих параметров, и дальнейшая зависимость происходящих процессов от действующих сил приобретает нелинейный характер. Разрешением возникшей кризисной ситуации служит быстрый переход диссипативной системы в одну из возможных устойчивых состояний, качественно отличающихся от исходного. Формируется новая диссипативная структура – новый тип динамического состояния системы, при помощи которой они приспосабливаются к изменившимся условиям окружающей среды. Это и есть акт самоорганизации системы.

Формирование системы диссипативных структур конструктивно обуславливает целостность рыночной макроэкономики. Множество взаимодействующих частиц приобретает возможность к самоорганизации, в том случае, если это множество образует так называемую открытую систему, способную обмениваться энергией, информацией с окружающей средой. Если система, обладающая названными свойствами, способна эволюционировать, то ее называют диссипативной (нелинейной) системой.

Увеличение потоков информации диссипативной экономики не является самоцелью, а служит главным образом инновационным средством, т.е. способствует увеличению производства наукоемкой продукции: новой продукции, новых видов услуг, новой технологии и средств производства, новых форм организации производства и др.

Диссипативность – это сущность динамического развития экономики. Главной движущей силой упорядоченности и самоорганизации социально-экономических систем является удаленность от равновесия. Динамика развития сложных материальных процессов всегда нелинейна и многовариантна, и тот процесс, который реализуется в действительности, зависит от множества факторов. Приближаться к оптимальным решениям или выходить из неэффективных состояний может лишь та система, которая имеет экономическую свободу, свободу организации, свободу распространения информации. Рынок может быть только неравновесным, в лучшем случае (в идеале) – рынком в состоянии текущего равновесия, так как мощный прессинг научно-технического прогресса приводит к тому, что точка равновесия все время смещается.

Успех в конкурентной борьбе невозможен без технологического обновления производства, ресурсосбережения. Справедливо и обратное: непрерывное изменение экономических структур способно стимулировать изменение технологии. Значит, условие выживания социально-экономических систем так диссипативных структур заключено в их непрерывном изменении, в разнообразии экономических укладов и свободе переходить в любой из них.

Региональная кластерная политика Калужской области должна формироваться на основе «сборного» (комбинированного) сценария развития региона. С учетом существенной дифференциации уровня структурной перестройки и диверсификации экономической базы муниципальных образований Калужской области, часть территорий региона в текущей перспективе будут продолжать свое развитие благодаря эксплуатации существующей структуры экономической базы. Территории, включившиеся в процесс строительной модернизации, копирующие технологии и включающиеся в кооперационные сети своими процессинговыми функциями, со временем будут актуализировать инновационную составляющую развития посредством накопления человеческого капитала и профессиональных компетенций, развития организационного капитала и профессиональных компетенций, развития организационного капитала территорий взамен концентрации производственных активов (основных фондов), развития средовых условий. Развитие этих условий (факторов) будет обеспечивать формирование диссипативных экономических структур, основанных на инновационном радикализме, высокой степени экономической адаптации и синергии и состоянии неравновесности. Постоянная необходимость приспосабливаться к сильным факторам является источником неустойчивости (неравновесности). Неравновесное состояние представляет собой существенный момент перехода в новое состояние, в котором экономическая система приобретает более высокий уровень организации и продуктивности. Когда возникают самоорганизационные процессы формирования новых эффективных структур и качеств системы. Таким образом, «сборный» сценарий регионального развития и формирования пространственно-организационных кластеров предполагает спиралевидную основу траектории. «Воронка» инновационного развития, формирующая «вихревой поток» распространения инноваций за счет расширения (развития) организационного капитала факторов диссипативной (неравновесной) среды, обеспечивает кумулятивное развитие экономической среды и качества средовых условий

С учетом отраслевой специфики выделяются следующие типы кластеров8:

  • дискретные кластеры;

  • процессные кластеры;

  • инновационные и «творческие» кластеры;

  • туристические кластеры;

  • транспортно-логистические кластеры.

В настоящий момент не один сегмент экономики Калужской области не является полноценным кластером и, тем более, пространственно организованным кластером. Тем не менее, на территории существуют предпосылки формирования сетевых экономических сообществ, которые при соответствующей организационной и правовой поддержке могли бы в ближайшее время превратиться в точку кристаллизации хозяйственной активности, существенной для достижения общих целей территориального развития. Развитие этого процесса в текущей перспективе, на наш взгляд должно брать свое начало от базовых (профильных) отраслей региональной экономики, создавая проекции в долгосрочной перспективе, для формирования инновационных видов деятельности. Как показал предшествовавший анализ, базовыми отраслями, формирующими упорный каркас экономики Калужского региона, являются строительство и транспорт, обрабатывающие производства и машиностроение, сельское хозяйство и пищевая промышленность.

В среднесрочной перспективе строительство Калужской области останется основным источником накопления ресурсного потенциала региона. Эффективность использования этого ресурса для долгосрочных целей зависит от способа организации, строительной структуры и степени ее влияния на территориальную проекцию развития.

Создание нескольких крупных предприятий стройиндустрии и связанных с ними комплексов, дополняющих производство стройматериалов, является предпосылкой для формирования жилищного строительства и производства стройматериалов, которое будет способствовать внутриобластной диверсификации и повышает рейтинг Калужской области на новых для муниципальных строителей рынках России и восточной Европы. Однако в долгосрочной перспективе следует учитывать, что технологии данного кластера обладают лишь относительной новизной и не обеспечивают преимуществ в глобальной конкуренции. Технологии производства стройматериалов и развитию малоэтажного строительства являются новыми лишь в отношении уровня строительного развития местных компаний. Создающиеся новые производства или принимаемые на основе аутсорсинга процессинговые функции обеспечивают лишь тактический выигрыш производителей на муниципальных рынках. Для «экспортирующих» стран и компаний эти производства и технологии не являются инновационными, а, напротив, в силу своей монотонности и достигнутого операционного совершенства требуют сокращения операционных издержек, которое обеспечивается передачей в другие страны и макрорегионы. Для принимающих регионов и компаний тактический выигрыш связан с совершенствованием собственного операционного менеджмента, доступом к новым (относительно) технологиям, выходом на новые (для них) рынки, развитием партнерских связей и организационного капитала. Кроме того, сеть производства стройматериалов можно рассматривать эту как дополнительное основание для разворачивания в регионе крупной экспортной системы, одной из функций которых является обслуживание крупных строительных комплексов соседних регионов. В долгосрочной перспективе эти тактические преимущества будут нивелированы развитием новых рынков и/ или других регионов, их компаний. Развитие стратегических конкурентных преимуществ должно обеспечиваться инструментами региональной политики и механизмами частно-государственного партнерства, которые призваны конвертировать тактические преимущества в качество среды, трансформировать экстенсивные факторы развития в инновационный процесс, обеспечивать капитализацию территорий посредством развития организационного потенциала (капитала). В последнее время отмечается и усиление влияния качества нематериальных активов на перспективы социально-экономического развития территорий регионов. Дополнительные возможности получают регионы и межрегиональные кластеры, отличающиеся высокой квалификацией населения, инновационной активностью, наличием сильных брендов и т.д.

Кластер как специфическая экономическая система имеет внутреннюю среду функционирования и внешнее окружение. Для характеристики внутренней среды принципиальное значение имеет уровень конкурентоспособности входящих в него предприятий и качество их межкорпоративных взаимодействий, имеющийся на территории локализации кластера природоресурсный, кадровый и материально-технический потенциал, уровень развития инфраструктуры межрегионального рынка, наличие внутрирегиональных финансовых возможностей поддержки интеграционных процессов, качество законодательства и т.д.

Возможна организация кластеров, сформированных на территориях из предприятий, выполняющих разные функции, но объединенных одним технологическим процессом, результатом которого является конечный продукт, созданный усилиями всех участников процесса. Примером такого кластера может являться строительный кластер.

Также следует отметить, что в Калужской области развитию малоэтажного строительства уделяется значительное внимание, как на региональном уровне властей, так и на муниципальном. «Пилотными» проектами являются поселок «Воскресенское» рядом с индустриальным парком «Грабцево» и микрорайон «Восточное Балабаново» вблизи индустриального парка «Ворсино», «Экодолье Белкино» под Обнинском и ряд др.

Для реализации этих масштабных проектов необходимо доступное ипотечное кредитование населения. В ближайшее время федеральное «Агентство по ипотечному жилищному кредитованию», по стандартам которого ОАО «Калужская ипотечная корпорация» совместно с банками-партнерами предоставляет ипотечные кредиты, выпускает новый продукт «Малоэтажное строительство». Особенностями нового продукта будут являться низкая процентная ставка, возможность снижения первоначального взноса до 10 % с помощью механизма ипотечного страхования. Кредит предоставляется на приобретение дома с земельным участком либо квартиры в малоэтажном доме (до трех этажей) при условии комплексного освоения территории, на котором они располагаются, - наличие инфраструктуры, коммуникаций, социальных объектов.

Вклад строительной отрасли в экономику области оказывается значительным. При решении основных проблем регионального строительного комплекса, связанных с технологической модернизацией жилищного строительства и увеличения производства стройматериалов на территории области, а также с поддержанием стандартов, Калужская область, учитывая ее конкурентные преимущества, может стать одним из основных поставщиков стройматериалов для московского мегаполиса.

Помимо крупностроительного производства, имеются также перспективы для роста мелких и средних строительных производителей, которые могут быть ориентированы на производство экологически чистой продукции под единым брендом регионального масштаба. К числу строительных специализаций области могут быть включены производство стройматериалов. Эта категория материалов строительного производства (при условии соблюдения строгих экологических нормативов) будет входить в более высокий ценовой сегмент, и ориентирована на внутреннее и внешнее приобретение.

Ядром потенциального строительного кластера региона могут стать крупные строительные комплексы, в т. ч. новые, и крупные предприятия стройиндустрии, способные освоить московский рынок, поставляя на него стройматериалы. Необходимым условием создания строительного кластера является привлечение в регион крупных участников федерального уровня (строительных холдингов), заинтересованных в концентрации деятельности.

Калужская область обладает высоким транзитным потенциалом как межрегионального, так и муниципального уровня. Однако ее географическое положение и ряд других факторов оказываются ограничением для создания крупного, конкурентоспособного транспортно-логистического кластера, ориентированного на обработку грузов. Уровень развития транспортно-логистического потенциала в Калужской области в настоящее время является недостаточным для создания полноценного кластера по следующим причинам:

  • нерациональное распределение товарных потоков, следующих в Калужскую и прилегающие области с дистрибуцией через Москву;

  • отсутствие современных терминально-логистических комплексов и соответствующей инфраструктуры;

  • невысокая собственная грузовая база региона;

  • отсутствие предложения комплексной транспортной услуги потенциальным клиентам.

Однако создание транспортно-логистического центра ТЛЦ «Сухиничи», который согласно целям проекта должен стать объектом терминально-складской инфраструктуры межрегионального значения, выполнять функции региональной дистрибуции и обеспечивать рынок терминально-логистических услуг Калужской области и соседних регионов, позволит заложить ядро будущего кластера.

Для успешной реализации проекта ТЛЦ «Сухиничи» необходимо организовать согласования интересов и действий органов региональной и муниципальной исполнительной власти, бизнес-структур ОАО «РЖД» и других бизнесов. А также синхронизировать развитие транспортно-логистического центра на территории Калужской области с развитием объектов межрегиональной транспортной инфраструктуры в ЦФО, в частности расположенных на территориях Смоленской, Тульской и Московской областей.

Повышение темпов строительного роста создаст на территории региона достаточно крупные точки грузопроизводства (в частности, производства строительных материалов), что обеспечит необходимость формирования логистических центров региона, развитие которых, в свою очередь, будет способствовать проектированию пространственного кластера.

Конкретный состав участников кластера, его масштабы и организационные модели формируется практикой и интересами участников. Координация деятельности интересов всех участников кластера должна производиться в рамках государственно-частного партнерства, которая потребует новой организационной формы, не сводимой к существующим институтам региональной муниципальной политики.


Литература:
  1. А. Гранберг Основы региональной экономики – М.: ГУ ВШЭ, 2000. – 465 с.

  2. Скоч А. Эффективность кластеризации региональной экономики // «Экономические стратегии». - № 05. – 2007. – С. 156-159.

  3. Скоч А. Эффективность кластеризации региональной экономики // «Экономические стратегии». - № 05. – 2007. – С. 156-159.

  4. Regional clusters in Europe. European Communities. Observatory of European SMEs 2002/No.3.: 9.

  5. Щедровицкий П.Г., Княгинин В.Н. территориальная проекция промышленной политики в России: кто оплатит издержки глобализации // Современная национальная промышленная политика России: Сборник материалов. Выпуск 2 (региональный аспект) – www.shkp.ru.

  6. Энтропия в теории управления – мера неопределенности состояния или поведения системы в конкретных условиях.

  7. Пригожин И., Стенгерс И., Порядок из хаоса: Пер. с англ. М.: Прогресс. – 1986. – С. 54 – 56.

  8. Концепция кластерной политики в Российской Федерации.

  9. http://vest-news.ru/show_article.php?aid=78&PHPSESSID=3f4f268ef514d402ce743a01c00c90de

1 А. Гранберг Основы региональной экономики – М.: ГУ ВШЭ, 2000. – 465 с.


2 Скоч А. Эффективность кластеризации региональной экономики // «Экономические стратегии». - № 05. – 2007. – С. 156-159.


3 Скоч А. Эффективность кластеризации региональной экономики // «Экономические стратегии». - № 05. – 2007. – С. 156-159.


4 Regional clusters in Europe. European Communities. Observatory of European SMEs 2002/No.3.: 9.


5 Щедровицкий П.Г., Княгинин В.Н. территориальная проекция промышленной политики в России: кто оплатит издержки глобализации // Современная национальная промышленная политика России: Сборник материалов. Выпуск 2 (региональный аспект) – www.shkp.ru.


6 Энтропия в теории управления – мера неопределенности состояния или поведения системы в конкретных условиях.


7 Пригожин И., Стенгерс И., Порядок из хаоса: Пер. с англ. М.: Прогресс. – 1986. – С. 54 – 56.


8 Концепция кластерной политики в Российской Федерации.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle