Библиографическое описание:

Аничкина О. А., Костенюкова Г. А. Институциональная система государственной поддержки аграрного сектора [Текст] // Экономическая наука и практика: материалы II междунар. науч. конф. (г. Чита, февраль 2013 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2013. — С. 78-81.

Взаимодействие с сельскохозяйственными предприятиями сопряжено с существенной долей риска для кредиторов, что связано с большой зависимостью аграрного производства от природных условий, с крайней неустойчивостью цен на сельскохозяйственную продукцию и экономической слабостью большинства хозяйств.

Основная масса займов в России выдается под обеспечение, достигаемое за счет залога имущества, стоимость которого, как правило, превышает получаемый кредит. Как ни парадоксально, в российском законодательстве данные пропорции не оговариваются.

Обычно обеспечением для сельскохозяйственного предприятия служит урожай (как собранный, так на корню: в этом случае кредит выдается не более чем на срок естественной вегетации культуры под залог контракта и страхового полиса). В качестве залога по краткосрочным ссудам, как правило, используются товары, имеющие сравнительно устойчивую цену (с учетом фактора сохранности при низкой технической оснащенности отрасли наиболее выигрывают зерновые культуры).

Ранее практиковалось доведение до колхозов и совхозов контрольных цифр по закупкам продукции, которые определялись исходя из нормативов, учитывающих экономическую оценку земли, обеспеченность производственными ресурсами. В нынешних условиях хозяйства могут прибегать к таким операциям в случае необходимости при неблагоприятном с их точки зрения состоянии рынка. Государственные залоговые операции обеспечиваются и поддерживаются в следующих формах:

  • прямое бюджетное финансирование (в том числе беспроцентные ссуды);

  • выделение возвратных ресурсов в соответствии с льготным порядком;

  • выделение бюджетных ассигнований или кредитов непосредственным залогодержателям для компенсации затрат по хранению и обработке сельхозпродукции.

Как видно из вышеперечисленного, данный тип операций имеет непосредственное отношение к льготному кредитованию сельского хозяйства.

Проведение государственных залоговых операций является также способом регулирования рынка: при его неблагоприятной конъюнктуре, государство увеличивает объем закупок, что изымает часть продукции с рынка, тем самым стабилизируя цены и облегчая реализацию остальной продукции. При резком повышении цен и обострении дефицитности рынка, государство уменьшает объемы операций и проводит при необходимости товарные интервенции по регулируемым ценам.

Товарные интервенции позволяют, таким образом, поддерживать условия нормальной конкуренции и компенсировать недостаточную развитость инфраструктуры, не препятствуя рыночной деятельности.

Для государства такие операции интересны тем, что кредиты являются обеспеченными ликвидными ресурсами. Регулирует общие правовые и экономические принципы размещения и исполнения государственных договоров ФЗ «О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции... для государственных нужд». При этом гарантируется авансовая оплата не менее 50 % от стоимости объема поставок, в том числе 25 % после заключения договора и 25 % после завершения сева, а по продукции животноводства — выплату дотаций из соответствующего бюджета, обеспечивающих рентабельность ее производства.

В случае неисполнения договорных обязательств виновная сторона уплачивает неустойку — 50 % от стоимости недопоставленной (не принятой) продукции. За несвоевременную оплату продукции и авансирование покупатели уплачивают пеню в размере 2 % от неоплаченной суммы за каждый день просрочки платежа, а при просрочке более 30 дней — 3 % (взыскание производится в безакцептном порядке). Мы считаем, что все проблемы имеющиеся при осуществлении государственных закупок здесь решены «de jure», но возникают каждый раз «de facto» — при недостаточности средств в соответствующих бюджетах.

С темой государственных залоговых операций тесно связано понятие договора контрактации, отмечающим, что принципиально новым является то, что контрактация характеризуется не как самостоятельный договор, а как одна из организационных разновидностей договора купли-продажи с утратой планового характера и обязательной помощи контрагента в производстве сельхозпродукции [5, С. 107]. Следует указать на это, как на явный недостаток: зачастую хозяйства нуждаются в помощи заготовителя в организации производства, транспортировки продукции (вполне возможно, по нашему мнению, в конкретных договорах предусмотреть такие обязанности заготовителей — государственных агентов).

Производитель, не исполнивший обязательство, либо исполнивший его ненадлежащим образом, несет ответственность только при наличии его вины: такой подход является отступлением от общего порядка в пользу сельских товаропроизводителей, как наиболее слабой стороны договора. [5].

Однако, несвоевременность расчетов, становится главной причиной нежелания хозяйств поставлять продукцию по государственным контрактам, несмотря на более высокие цены (с учетом дотаций — скот и птица — в среднем на 26 %).

Залоговые операции требуют несоизмеримо больше средств государства, нежели льготное кредитование и, в ближайшее время вряд ли будут массово осуществляться.

В систему экономического стимулирования входит страхование, рассматриваемое нами как один из реальных факторов снижения рисков структур, взаимодействующих с аграрным сектором. Подстраховка рисков, в первую очередь, связанных с неисполнением или ненадлежащим исполнением гражданско-правовых договоров, имеет особое значение в сельском хозяйстве. Согласно мировой практике, описываемый нами риск относится к категории страхуемых рисков (insurable risk), то есть поддающихся достаточно точному описанию, с возможностью расчета его вероятности [3]. Поиски мер по предотвращению наступления убытков привели к широкому распространению системы, именуемой «управление риском», к которой относят его оценку, а также превентивные мероприятия.

Рассматривая тему ГРЭ, нельзя не коснуться проблемы снижения рисков структур, корреспондирующих с аграрным сектором по линии кредитования, ибо на сегодняшний день риск этот в чистом виде чрезмерно велик, что не позволяет реально надеяться на участие в данном процессе коммерческих учреждений. Чтобы усилить заинтересованность последних, необходимо предоставление дополнительных гарантий, в том числе частично за счет бюджетных средств.

Одним из способов защиты от возникающего риска (уменьшения, устранения) является страхование кредитов, возникшее как специфический вид деятельности в международной практике в XIX в. и принявшее современные формы только после второй мировой войны. По характеристике объекта оно относится к страхованию рисков ответственности. Обратим внимание на то, что после выплаты страхового возмещения к страховщику переходят в пределах понесенного ущерба все права кредитора к страхователю в порядке регресса (что должно служить позитивной связью с его желанием осуществления данного вида страхования).

Предел ответственности страховщика может составлять 50–90 % суммы непогашенного кредита и процентов по нему. В СССР тарифная ставка составляла 1,8 %-3,5 % от страховой суммы (при сроках кредитования соответственно от 1 до 12 и более месяцев), что в общем, соответствует мировым стандартам. Исходя из степени риска, в каждом конкретном случае ставки могли быть понижены (увеличены) путем применения коэффициентов (от 0,2 до 1,0 или от 1,0 до 5,01) [2].

В России проблема страхования кредитов заключается в том, что коммерческие банки не могут использовать его без опасений, так как отсутствие эффективного страхового аудита и широкого освещения в печати балансов страховых обществ, ставит под сомнение их платежеспособность. Не на последнем месте стоит здесь и влияние сложности российского арбитражного процесса.

Отдельным вопросом при гарантиях кредиторов является проблема страхования инвестиций. При анализе риска любого из участников проекта используются критерии, предложенные известным американским экспертом Б. Берлимером:

  • потери от риска независимы друг от друга;

  • потери по одному направлению «портфеля рисков» не обязательно предполагают потери по другому (за исключением форс-мажорных обстоятельств);

  • максимальный ущерб не должен превышать возможностей участника.

Сложность ситуации в сельском хозяйстве и для выгоды приобретателя по договору страхования, и для страховщика заключается в длительности инвестиционных процессов и непредсказуемости природных явлений. Как объект, в отношении которого должны быть предоставлены гарантии, инвестиции являются совокупностью различных имущественных интересов, а, следовательно, необходима защита от разных характеру и воздействию рисков. Инвестиции, осуществленные в основные или оборотные средства, должны быть защищены, прежде всего, от их фактической утраты или нанесения ущерба, то есть набора рисков, которые индивидуально или в совокупности традиционно квалифицируют как страховые.

Вышеописанный вид страхования эффективен для банков, однако, из-за значительных рисков, на него соглашаются не все страховые организации. Поэтому возможен вариант, когда банк ограничивает свой риск только принятием в залог имущества заемщика, которое, в свою очередь, страхуется (имеются ввиду и возможные будущие потери — будущий урожай); срок действия страхового полиса должен превышать срок действия кредитного договора не менее, чем на 5–10 дней.

При страховании урожая, как необходимое условие выступает соблюдение хозяйствами основных агротехнических требований. Основными принципами данного вида страхования являются тесная связь с результатами деятельности хозяйства (размер страхового обеспечения зависит от уровня урожайности) и его универсальность — охват практически всех стихийных бедствий.

Определение ущерба предполагает сравнение урожая текущего года со средним урожаем, который хозяйство получало в предыдущие годы (с базовым показателем). Возможно использование так называемого, ожидаемого (нормативного) урожая, который был бы получен при отсутствии страхового события.

Принципиальная особенность страхования животных заключается в том, что возмещение ущерба связано только с их падежом или гибелью, в то время как по другим видам имущественного страхования распространенным является восполнение потерь, вызванных частичным повреждением материальных объектов.

Переходя непосредственно к вопросу ГРЭ при осуществления страхования, мы отмечаем, что формально, в сельскохозяйственной сфере закон «О государственном регулировании агропромышленного производства» предусматривает государственное регулирование страхования.

Ранее централизованный фонд формировался на основе обязательного страхования, перечисления в него включались в себестоимость продукции. С переходом на рыночные условия хозяйствования обязательное страхование было заменено добровольным, но, многим хозяйствам ныне непосильно затрачивать на него значительные средства. Поэтому возможно создание государственно- коммерческого фонда, посредством деятельности которого можно обеспечивать государственную поддержку страхования, заключать и реализовывать генеральные соглашения с надежными страховщиками. Данный фонд целесообразно формировать за счет централизованных ресурсов государства (70–80 %) и средств хозяйств (20–30 %).

Также нуждается в пересмотре и политика формирования коммерческих страховых тарифов: их необходимо дифференцировать по различным природно-экономическим зонам с учетом объективных условий хозяйствования [4].

Чтобы повысить заинтересованность работы на аграрном рынке, необходимо создать страховщикам условия, в которых они имели бы объективную информацию о нормативной и фактической продуктивности растениеводства и животноводства каждого страхуемого хозяйства, о точной величине понесенного им ущерба.

Возмещение страховых платежей (полностью или частично) из бюджета не противоречит принципам коммерческого расчета: потери сельских товаропроизводителей сейчас возмещаются путем списаний или отсрочек непогашенной ссудной задолженности и процентов по ней. Но это осуществляется спонтанно, ущерб возмещается не в полном объеме и не всегда хозяйствам, понесшим действительные потери.

Для содействия в сфере страхования урожая Постановлением Правительства РФ «О государственном регулировании страхования в сфере агропромышленного производства» [1] было образовано Федеральное агентство по регулированию страхования. Однако, в настоящее время из-за общего неудовлетворительного финансового положения система страхования в аграрном секторе не действует.

Все это характеризуется общим понятием «отсутствие страховой культуры» и относится не только к государству и страхователям, но и к страховщикам (так как отсутствуют гарантии, что при наступлении страхового события будет произведена адекватная ущербу выплата даже при наличии достаточных средств).

По действующей методике, при страховании урожая хозяйства за счет собственных средств уплачивают 50 % страховых взносов, остальные 50 % уплачиваются за счет средств федерального бюджета. Правительство РФ может дифференцировать размеры страховых взносов по отдельным культурам и регионам. В целях обеспечения устойчивости такого страхования образуется федеральный резерв, который формируется за счет отчислений в размере 5 % от общей суммы взносов, поступивших по договорам страхования сельскохозяйственных культур [1].

При рассмотрении эффективности государственной поддержки страхования в агарном секторе мы отмечаем, что цель экономической безопасности сегодня здесь не может быть достигнута ввиду недостаточности средств: в федеральном бюджете на поддержку страхования в отрасли было предусмотрено 130 млн. руб., что позволяет охватить лишь 2 % предприятий [5, С.93].

Говоря о перспективах страхования в аграрном секторе, в качестве снижения рисков кредиторов, необходимо отметить, что его развитие будет прямо пропорционально действию вышеперечисленных государственных гарантий. Другими словами, для притока капитала в отрасль на государственном уровне необходимо смещение акцента со страхования урожая и животных на страхование кредитных рисков, так как от него будут напрямую зависеть возможности льготного кредитования предприятий отрасли.

Таким образом, институциональная система государственной поддержки сельского хозяйства в условиях рыночной экономики находится в России на этапе становления, ее перспективы зависят от целого ряда факторов и, в первую очередь, от стабилизации экономики. Опыт показывает, что стремление государства непосредственно участвовать в процессе выделения займов зачастую приводит к отрицательным результатам: целесообразнее предоставление гарантий и субсидий структурам, пытающимся работать на этом рынке. Именно так государство, с одной стороны, смогло бы снять с себя груз неэффективного субсидирования данной сферы экономики, а, с другой, — поддержать инициативы институтов агробизнеса и негосударственных коммерческих структур, в том числе и банковской системы.


Литература:

  1. Федеральный закон РФ от 23.12.2003г. № 186-ФЗ О государственном регулировании агропромышленного производства /Собрание законодательства РФ. — 2003г. С изменениями и дополнениями

  2. Письмо Министерства финансов РФ от 28.05.90 № 66 Правила добровольного страхования ответственности заемщиков за непогашение кредитов.

  3. Аленичев В. Страхование валютных и кредитных рисков. — М.: Юкис, 2003.-75с.

  4. Беспахатный В. Г. Комментарии к ФЗ «О государственном регулировании агропромышленного производства» http://www.aris.ru /N/KOI/PARTNER/9–10/2.

  5. Веденин Н. Н. О договоре контрактации/Хозяйство и право. — 2006. — № 10. -С.107–112.

  6. Гордеев А. Экономические механизмы регулирования агропромышленного производства/Экономист. — 2008. — № 6. — С. 90–93.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle