Библиографическое описание:

Сорокина Л. В., Сорокина Л. В. Аграрный протекционизм как принцип государственного регулирования сельскохозяйственного производства [Текст] // Проблемы современной экономики: материалы II междунар. науч. конф. (г. Челябинск, октябрь 2012 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2012. — С. 65-68.

При определении принципов регулирования очень часто их подменяют другими элементами государственного регулирования, в т. ч. целями. Это вносит путаницу в процесс регулирования. Основные принципы государственной аграрной политики Российской Федерации сформулированы в федеральном законе «О развитии сельского хозяйства»: доступность и адресность государственной поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей; доступность информации о состоянии государственной аграрной политики; единство рынка сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия и обеспечение равных условий конкуренции на этом рынке; последовательность осуществления мер государственной аграрной политики и её устойчивое развитие; участие союзов (ассоциаций) сельскохозяйственных товаропроизводителей в формировании и реализации государственной аграрной политики.

В. И. Нечаев, Ю. И. Бершицкий, С. М. Резниченко к принципам государственного регулирования сельскохозяйственного производства относят: программно-целевой подход как стимул для сельскохозяйственных товаропроизводителей к интенсификации производства и повышению его эффективности; государственная поддержка сельскохозяйственных товаропроизводителей как дополнительный источник финансирования сельскохозяйственного производства. Государственная поддержка должна быть прозрачной, иметь целевой, упреждающий и эффективный характер, оказываться при решении неотложных проблем сельскохозяйственного производства и с учётом его региональных особенностей. 6 В странах ЕС один из принципов государственной поддержки – учёт динамики мировых цен на сельскохозяйственную продукцию: чем выше мировые цены, тем меньше государственная поддержка.

П. Ф. Парамонов считает, что поскольку государственное регулирование может иметь и негативные последствия, то оно не должно выходить за рамки принципов рыночного хозяйствования и свободного предпринимательства. Для эффективного государственного регулирования сельскохозяйственного производства необходимы: аграрный протекционизм; сочетание экономических и социальных целей; сочетание индикативности и директивности; программное регулирование; стабилизация рынка; учёт региональных условий и особенностей сельского хозяйства; поддержание эквивалентности обмена между сельским хозяйством и другими отраслями экономики, паритета и регулирования доходов сельхозтоваропроизводителей. 7 Е. С. Мезенцева к перечисленным принципам добавляет равнозначную поддержку предприятий всех форм собственности; экономическое стимулирование эффективно работающих предприятий; обеспечение расширенного воспроизводства. 5

На наш взгляд, для устойчивого развития сельских территорий и продовольственной безопасности Российской Федерации особое значение имеет аграрный протекционизм, предполагающий защиту отечественных сельскохозяйственных товаропроизводителей. В середине 90-х годов прошлого века поддержка сельского хозяйства обходилась налогоплательщикам и потребителям мира ежегодно в 350 млрд долларов. Мировые тенденции последних лет - относительное сокращение объёмов государственной поддержки сельского хозяйства, приоритет программ ограничения производства, развитие практики заградительных барьеров на пути импортных товаров. За 1986-2005 гг. объём государственной поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей в процентах к стоимости произведённой сельхозпродукции снизился в Японии с 61 до 58 %, США - с 25 до 18, странах ЕС - с 39 до 37, Канаде - с 34 до 21, Австралии - с 8 до 4 %. В странах ОЭСР в 2008 г. объём поддержки составил 21 % от стоимости произведённой сельхозпродукции. Средний уровень тарифной защиты по сельскому хозяйству стран-членов ВТО составляет 62 %, ЕС – 20,5 %. 1,2 В России доля расходов на сельское хозяйство и рыболовство в консолидированном бюджете Российской Федерации снизилась по сравнению с 1995 г. на 3,3 % и составила в 2011 г. 1,3 %. В валовой продукции сельского хозяйства доля расходов на сельское хозяйство и рыболовство изменялась в пределах 5,6-11,0 %. В расходах на сельское хозяйство и рыболовство доля федерального бюджета изменялась в рамках 13,5-52,6 %.

В странах ЕС механизм реализации государственной поддержки сельскохозяйственного производства базируется на абсолютном приоритете поддержки сельхозтоваропроизводителя и гарантированном максимальном самообеспечении всеми основными видами продовольствия, в США - на равной поддержке, как сельхозтоваропроизводителей, так и потребителей. В состав затрат по обеспечению государственной поддержки входят: поддержка рыночных (производственных и потребительских) цен; прямые трансферты в пользу производителей без повышения потребительских цен; сокращение расходов сельхозтоваропроизводителей за счёт введения различного рода дотаций; кредитная поддержка; др. формы косвенной поддержки и льгот. Представленная учёными ВНИИЭСХ структура затрат по обеспечению государственной поддержки сельского хозяйства в развитых странах свидетельствует об отсутствии каких-либо приоритетов или тенденций в её формировании (таблица). Если в Японии, странах ЕС, Канаде больший объём прямых субсидий идёт на поддержание цен (соответственно 91, 50 и 46 %), то в Австралии и США (соответственно 65 и 28 %) - на компенсацию издержек. В косвенных расходах Австралии преобладают исследования и разработки (71 %), Японии - формирование и поддержание инфраструктуры (80 %), США, стран ЕС, Канады - маркетинг и реклама (соответственно 58, 28 и 27 %).


Таблица

Структура затрат по обеспечению государственной поддержки сельского хозяйства
в развитых странах

Показатель

Австралия

Страны ЕС

Канада

США

Япония

Всего прямых субсидий, %

100

100

100

100

100

В т. ч.: поддержка цен

0

50

46

26

91

поддержка уровня производства

3

4

4

13

3

поддержка на единицу площади или голову скота

2

25

8

6

0

поддержка исторических ландшафтов

10

6

10

14

0

компенсация издержек

65

9

7

28

3

прочие

20

6

25

13

3

Всего косвенных расходов, %

100

100

100

100

100

В т. ч.: исследования и разработки

71

18

18

16

6

сельскохозяйственное образование

0

11

10

0

1

инспекционное обслуживание

11

4

25

2

1

формирование и поддержание инфраструктуры

15

26

19

16

80

маркетинг и реклама

1

28

27

58

2

прочее

2

13

1

8

10


В поддержке российских сельскохозяйственных товаропроизводителей в 1986–2007 гг. постоянными компонентами являлись поддержка рыночных цен и поддержка ресурсного обеспечения. С 1992 г. в составе господдержки - платежи, зависящие от объёмов производства, с 1993 г. – неспецифические платежи. Платежи, зависящие от доходов производителей, игравшие заметную роль в господдержке в 1986-1991 гг., в 1992-1999 гг. отсутствовали, а в 2000-2007 гг. – были незначительны. В поддержке российских потребителей сельхозпродукции в 1986–2007 гг. постоянными компонентами являлись трансферты производителям от потребителей, прочие трансферты от потребителей, стоимость излишков продукции. Трансферты потребителям от налогоплательщиков играли заметную роль в господдержке в 1986-1991 гг. 1, с. 53

И. В. Комарова считает: «…в случае, когда имеет место поддержка производителей, она осуществляется за счёт потребителей, и наоборот». 1, с. 56 В России поддержка производителей имела положительное значение в 1986-1991 гг., 1995-2007 гг., поддержка потребителей - в 1991-1995 гг. С 2001 г. ситуация приближается к мировым стандартам, а динамика показателя совокупной поддержки (TSE) сельского хозяйства отражает системность и относительную стабильность мероприятий государственного регулирования. В составе показателя совокупной поддержки (TSE) в 1986-1988 гг. доля поддержки общих услуг (GSSE) составляла 3 %, в 2003-2005 гг. – 12 %. Состав государственной поддержки общих услуг в России в 1986-2005 гг. включал: исследования и развитие, аграрное образование, инспекционные услуги, инфраструктуру, маркетинг и продвижение продукции, финансирование прочих услуг. В 2006-2007 гг. в составе поддержки появилось содержание госучреждений. Приоритеты в структуре поддержки общих услуг менялись в зависимости от общего состояния экономики. В 1986-2000 гг. в числе приоритетных - финансирование прочих услуг, поддержка инфраструктуры. В 2001-2007 гг. - поддержка инфраструктуры, инспекционные услуги, аграрное образование.

Ограни­ченность объёмов государственной под­держки связывают с отсутствием взаимосвязи между целями аграрной поли­тики и бюд­жетными рас­ходами на её реализацию, «…результатом субъективных представлений и политических торгов.» 6, с. 98 По расчётам Б. И. Пошкус в 2006 г. бюджетные субсидии на 1 га сельхозугодий в России составляли всего 5 евро против 236-706 евро в странах ЕС, которые производили в 3-8 раз больше валовой продукции, в 2-6 раз больше получали валовой добавочной стоимости, в 3-9 раз имели лучшие условия хозяйствования. Государственная поддержка в странах ЕС составляла 25-33 % стоимости валовой продукции отрасли против 2 % в России. В странах ЕС на одного среднегодового работника произведено больше, чем в российском аграрном секторе: валовой продукции в 4-9 раз; валовой добавочной стоимости в 4-6 раз; валовой добавочной стоимости с учётом бюджетных субсидий в 5-10 раз. 9

В связи с вступлением в ВТО Россия обязалась снизить за 2013-2017 гг. объём государственной поддержки сельского хозяйства в 2 раза (до $ 4,4 млрд), не применять экспортных субсидий. В научной литературе для выполнения этих обязательств предлагаются альтернативные варианты:

  • либерализация аграрных рынков, переориентация государственной поддержки в пользу мер, разрешаемых правилами ВТО. Реализуется путём оптимизации структуры расходов бюджетов различных уровней за счёт сокращения программ прямой государственной поддержки. Рассматривается как проблема институционального характера, вызванная несоответствием производственных отношению уровню развития производительных сил;

  • «осторожная» делиберализация аграрных рынков, активное государственное регулирование в основном экономическими инструментами для восстановления ресурсного потенциала сельскохозяйственного производства, сбалансированности интересов продавцов и покупателей. Рассматривается как вынужденная и временная мера. 3, 8

Сторонники делиберализации считают, что она соответствует аграрной политике самообеспечения продовольствием, а «либерализация будет способствовать формированию в России вектора импортоориентации, что нецелесообразно и неэффективно в долгосрочном аспекте.» 8, с. 13 По расчётам Э. Крылатых либерализация аграрного рынка по правилам ВТО приведёт: к снижению доли России в мировом экспорте до 1%; к увеличению доли России в мировом импорте до 2,3%; к превышению стоимости импорта над стоимостью экспорта на $ 7,3 млрд; к сокращению на 24% поступлений в федеральный бюджет за счёт снижения импортных пошлин; к росту благосостояния потребителей на 2%; к сокращению чистого дохода сельскохозяйственных товаропроизводителей на 5% 4.

По мнению Д. Б. Эпштейна защита внутреннего российского рынка сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия должна определяться целями аграрной политики, а не интересами импортёров. 10 Он предлагает создать систему регулирования рынков в зависимости от категории продукции: для продукции федеральной ответственности (зерно, семена подсолнечника) регулирование цен рыночными методами; для продукции региональной ответственности (овощи, картофель) временные продуктовые субсидии для роста конкурентоспособности; для продукции совместной ответственности (сахарная свёкла, молоко, мясо) комплексные меры. Национальный союз экспортёров продовольствия считает целесообразным в рамках Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия разработку подпрограммы развития экспорта продовольственной продукции с высокой степенью переработки.


Литература:

  1. Бут В. В. Проблемы государственной поддержки сельского хозяйства / В. В. Бут, И. А. Сорокина, Л. В. Сорокина // Агропромышленный комплекс России: проблемы развития в условиях модернизации экономики. – ч. 1. – Краснодар, 2011. – С. 52-60.

  2. Ивойлова И. Зарубежный опыт регулирования обеспечения продовольственной безопасности / И. Ивойлова, Е. Егорова, Е. Тарасова, Е. Разинкина, А. Карцева // АПК: Экономика, управление. – 2009. – Вып. № 6. – С. 76-83.

  3. Карпенко Г. Эффективность господдержки АПК через меры «зелёной корзины» / Г. Карпенко // АПК: Экономика, управление. – 2011. – Вып. № 1. – С. 54-59.

  4. Крылатых Э. Чем обернётся вступление России в ВТО для сельского хозяйства страны / Э. Крылатых // Отечественные записки. № 1(16). 2004. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.strana-oz.ru/?article=761&numid=16

  5. Мезенцева Е. С. Содержание государственного регулирования сельскохозяйственного производства / Е. С. Мезенцева // Сборник научных трудов СевКавГТУ. Серия «Экономика». – 2009. – № 9. – Электронный ресурс. - Режим доступа: http://www.ncstu.ru

  6. Нечаев В. И. Региональные аспекты государственного регулирования агропромышленного производства: Монография / В. И. Нечаев, Ю. И. Бершицкий, С. М. Резниченко. – СПб.: Издательство «Лань», 2009. – 336 с.

  7. Парамонов П. Ф. Организационно-экономические проблемы адаптации сельскохозяйственных товаропроизводителей к рыночным условиям хозяйствования / П. Ф. Парамонов. – Краснодар: КГАУ. – 2002. – 548 с.

  8. Парахин Ю. Делиберализация аграрных рынков как одно из направлений институциональных реформ / Ю. Парахин, О. Агеева // АПК: Экономика, управление. – 2009. – Вып. № 7. – С. 9-15.

  9. Пошкус Б. Экономика российского АПК под влиянием аграрных реформ / Б. Пошкус // АПК: Экономика, управление. – 2009. Вып. № 7. – С. 3-8.

  10. Эпштейн Д. Рыночный фундаментализм и аграрная политика в России / Д. Эпштейн // АПК: Экономика, управление. – 2010. – Вып. № 7. – С. 47-55.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle