Библиографическое описание:

Якубова Д. Р. Нелегальная экономика в России: истоки, типы и перспективы [Текст] // Проблемы и перспективы экономики и управления: материалы V междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, декабрь 2016 г.). — СПб.: Свое издательство, 2016.

Препринт статьи



В настоящее время экономика в Российской Федерации может быть разделена на две взаимосвязанные части, а именно: правовая экономика, которая осуществляет свою деятельность в соответствии с законодательством; и нелегальная экономика (как часть теневой экономики), которая осуществляет свою деятельность в условиях несоблюдения законов, ограничена законодательством и основывается на неформальных нормах поведения. Эта проблема относится не только к России, но и к странам Латинской Америки (Перу, Бразилия, Чили, Венесуэла), а также, к Таиланду, Алжиру и другим странам Третьего Мира. Экономическое явление нелегальной экономики имеет схожий источник во всех странах, которые сталкиваются с её расширением: в связи со слабым институциональным развитием экономики страны, физические и юридические лица были вынуждены прибегать к нелегальным ресурсами для покрытия высоких затрат или выхода на рынок.

В приведенной ниже таблице 1 проиллюстрировано сравнение размеров теневой экономики более развитых стран мира (по состоянию на 2015 год) и России, где очевидна отрицательная тенденция: сложная бизнес-среда в сочетании с макроэкономическими потрясениями значительно повышают роль теневой экономики, что сказывается на проценте соотношения теневой экономики к ВВП России. К примеру, на данный момент данный показатель нашей страны в 7 раз выше, чем в США. Сегодняшний уровень нелегальной экономики приближен к аналогичному показателю 1995 года (41,6 %) [10], который считается временем “расцвета” нелегальной экономики России.

Таблица 1

Размер теневой экономики: сравнение российского показателя иразвитых странах, 2015 (в% от ВВП)

Страна / год

2015

Российская Федерация

43

Австралия

10,3

Канада

10,3

Япония

8,4

Новая Зеландия

8,0

Соединенные Штаты Америки

5,9

[Источник: Friedrich Schneider, Size and Development of the Shadow Economy of 31 European and 5 other OECD Countries from 2003 to 2015: Different Developments, 2015, стр. 7]

Однако, в то время как в 1990-х годах элементами нелегальной экономики, главным образом служили преступные группировки, которые занимались привлечением частной собственности, преступлениями против общества (коррупция) и контрабандой; то сегодняшняя нелегальная экономика уже стала частью международной теневой экономической сети, которая осуществляет свою деятельность посредством оффшорных операций, коррумпированных представителей власти, террористических групп.

Истоки нелегальной экономики

Как уже говорилось в предыдущей части, основной причиной незаконной деятельности в экономике являются высокие операционные издержки или издержки, связанные с выходом на рынок. Эти транзакционные издержки были классифицированы Эрнандо де Сото, как «издержки законопослушания» и в основном включают в себя:

1) Стоимость доступа к легальной деятельности, иными словами, расходы (как в денежном выражении, так и в выражении затраченного времени, усилий) по регистрации юридического лица, в отношении доступа к лицензиям и финансированию, на открытие счетов и выполнения других формальностей;

2) Затраты на продолжение законопослушания, такие как налоговые платежи, социальная защита работников, затраты на разрешение споров в судах.

Так называемая «мошенническая экономика» начала играть значительную роль в российской экономике со времен Гражданской войны (1917–1920 гг.), когда основным представителем теневой экономики был крестьянин, спекулирующий хлебом. В марте 1917 года после объявления правительством политики «монополии хлеба» появилось много крестьян, которые приобретали зерно из деревень и продавали его в городах. Статистика 1917 года говорит, что 40 % населения регулярно «путешествовали, чтобы купить хлеб», и половина из них преуспевали в своем деле [2, стр.20]. Эти спекулянты также должны были давать взятки в городские отряды для доступа к городским рынкам.

В советское время нелегальная экономика не играла существенной роли, как был другой тип экономики, заменяющий её — фиктивная экономика, где участники рынка не скрывали количество произведенной продукции со стороны государства, а, наоборот, переоценивали собственную производительность. Командная система экономики провозглашала значимость выполнения государственного плана для получения дополнительных инвестиций и средств. Такая система вынуждает юридическое лицо завышать показатели отчетности, которые не соответствуют действительности за счет так называемых «дополнений». В постсоветский период необходимость в дополнениях исчезла, уступив бартерным обменам и задержкам платежей.

Далее, в 1990-е годы уровень нелегальной экономики может быть проанализирован для бывших республик СССР, где ведущие позиции идут следующим образом (доля теневой экономики в % от ВВП страны): Грузия — 62,6 %, Азербайджан — 60,6 %, Украина — 48, 9 %, Россия — 41,6 % [2, стр. 31]. Причины столь невероятно высокого уровня нелегальной экономики находят свои корни в пути формирования нового слоя населения — экономически активных предпринимателей — в странах с переходной экономикой: в то время как Восточная Европа пережила сильную политическую и экономическую дискриминацию бывшей номенклатуры, что лишило их лидирующих полномочий, то в странах бывшего СССР экономически активное население было сформировано только за счет административной элиты, которая получила неконтролируемую власть и начала создавать хозяйственные организации основываясь на клановых связях, кровном родстве и патернализме. Кроме того, в результате реформ 1990-х годов, национальные домохозяйства получили экономическую свободу на рынке (следуя положительному примеру американской истории), но из-за отсутствия базовых экономических знаний и навыков большая часть российского населения по-прежнему является экономически неграмотным, избегает долгосрочного планирования и прогнозирования. Такое поведение на самом деле показывает, что за исключением нескольких государственных структур и юридических лиц, находящихся под покровительством государства, остальная часть как юридических, так и физических лиц нуждается в институтах, которые могут предоставить поддержку и смягчить последствия экономических потрясений. До тех пор пока процесс становления необходимых институтов не будет завершен, нелегальная экономика будет играть значимую роль краткосрочной подушки безопасности для тех, кто следует принципу «законопослушания».

В настоящее время два типа транзакционных издержек присутствуют и измеряются как показатели привлекательности ведения бизнеса на территории Российской Федерации (см. Таблица 2). Очевидно, что большинство из них влияют на выбор тактики ведения бизнеса — официального против незаконного. Наиболее сложными из процедур начала бизнеса считаются время, затрачиваемое на получение разрешения на строительство, время, затраченное на предоставление подключения к электричеству, а также высокие ставки налогов, расходы на разрешение судебных споров и затраты на участие в международной торговле. Невозможно игнорировать тот факт, что все эти проблемы могут быть решены в нелегальной экономике посредством «связей» чиновников, взяточничества, насильственного влияния или просто подпольного производства.

Таблица 2

Обзор показателей привлекательности ведения бизнеса для России

Показатель

2016

2015

Лидирующая страна (2015)

Ведение бизнеса (позиция)

41

31

Новая Зеландия (1)

Количество процедур

4,4

4,4

Новая Зеландия (1)

Срок в днях

10,5

11,2

Новая Зеландия (0,5)

Получение разрешений на строительство (позиция)

119

117

Сингапур (1)

Количество процедур

19,0

19,0

5 стран (7,0)

Срок в днях

263,5

263,5

Сингапур (26)

Подключение к системе электроснабжения (позиция)

29

53

Республика Корея (1)

Количество процедур

3

4

14 стран (3)

Срок в днях

160,5

175,2

Республика Корея (18)

Регистрация собственности (позиция)

8

8

Новая Зеландия (1)

Количество процедур

3

3

4 страны (1)

Срок в днях

15,0

19,0

3 страны (1)

[Источник: The International Bank for Reconstruction and Development / The World Bank, Doing Business 2016: Russian Federation, 2016, стр. 11–16]

Типы нелегальной экономики

Частота несоблюдения различных отраслей права служит индикатором значимости нелегальной экономики. Нелегальная экономика может быть разделена на 3 основных типа:

− Неформальная экономика — правовые формы хозяйственной деятельности, которые заняты не зарегистрированным формально производством и/или импортом товаров и услуг. Целью данной деятельности является минимизация расходов по выплате налогов. Примеры включают производство или торговлю небольших оптовых товаров, таких как санкционированные продукты питания, электроника, строительные материалы, продукты сельского хозяйства [5].

− Фиктивная экономика — экономика спекулятивных сделок, взяточничества и мошенничества всех видов получения и передачи денег. На сегодняшний день примеры включают в себя торговлю ценными бумагами (акции, облигации, векселя) и производными инструментами, обменные валютные операции на рынке. Этот тип нелегальной экономики не регулируется законодательством Российской Федерации, таким образом, давая возможность для активных торгов на рынке, как это было в 2014–15 годах на российском валютном рынке, когда большое количество спекулянтов смели извлечь выгоду от девальвации рубля путем реализации выброса валюты и вывода капитала за границу.

− Криминальная экономика — хозяйственная деятельность, связанная с прямым нарушением закона (Уголовного и Гражданского кодексов), а также с нарушением прав собственности юридических лиц. Криминальную экономику можно разделить на экономику, в которой (1) экономические преступления совершаются в рамках законной предпринимательской деятельности посредством зарегестрированных юридических лиц и бизнес-структур, и (2) преобладают незаконные бизнес-структуры, занимающиеся рэкетом, шантажом, вымогательством. Одной из наиболее распространенных незаконных организаций считаются «бизнес-попрошайки» (их можно встретить в метрополитене, на улицах, на дорогах и т. д.).

Перспективы и рекомендации

Основной причиной увеличения доли неформальной экономики является влияние девальвации национальной валюты, падение международной торговли, за которыми следуют кризис на внутреннем рынке товаров и услуг, рынке труда. Юридические лица, деятельность которых была неразрывно связана с импортом товаров, страдают от высоких цен, а организациям экспортирующим товары в национальной валюте стало невыгодно работать. Пытаясь выжить в формальном секторе экономики в условиях кризиса юридические лица и индивидуальные предприниматели сталкиваются с высокими операционными издержками и предпочитают перейти к нелегальной экономике, с тем, чтобы по крайней мере, сохранить бизнес. Таким образом, в течение последних двух лет 600,000 индивидуальных предпринимателей официально прекратили свою хозяйственную деятельность, в то время как 28 % малых и средних предприятий находятся в процессе сокращения расходов по персоналу и заработной платы [5]. Эта тенденция приводит к официальному повышению уровня безработицы достигая уровня 6 % и переходу безработных в нелегальный сектор экономики.

Только за счет изменения структуры экономики от производства сырья и горнодобывающей промышленности к более диверсифицированной структуре могут быть созданы современные рабочие места. На этом этапе важно отметить ряд отраслей, которые сейчас оказались под угрозой: строительство, автомобилестроение, легкая промышленность, железнодорожное машиностроение. Для них правительство должно обеспечить специальные программы поддержки, чтобы они могли быть конкурентоспособными с импортируемыми товарами и обеспечить население с официальными рабочими местами. В настоящее время правительство провозгласило значительные бюджетные сокращения на уровне 10 %, однако было оговорено, что расходы на социальное обеспечение, сельское хозяйство и пенсионные выплаты индексации не будут страдать от бюджетных сокращений [6].

Согласно антикризисному плану Правительства РФ некоторые меры по поддержке отечественных производителей уже имплементированы: запланированные выплаты грантов для малых и средних предприятий, работающих в сельском хозяйстве, а также для отечественных производителей, чьё производство зависит от импорта. Более того, региональные власти будут иметь возможность уменьшить налоговые ставки для малого бизнеса. Продолжением поддержки малого и среднего бизнеса является упрощение бюрократических процедур и уменьшение количества проверок [4], которые на данный момент зачастую сопровождаются взяточничеством.

В более общем смысле, полагаю, что если внедрение в ближайшее время указанных выше «аварийных каналов» поддержки юридических и физических лиц будет успешным, то процесс расширения нелегального сектора экономики может быть значительно замедлен. Не исключено, что в государстве всегда будет существовать население с низким уровнем доходов, мигранты, для которых трудоустройство в легальном секторе будет всё также связано с более высокими издержками. Однако предложенные меры помогут вернуть физических лиц и хозяйственные организации, которые вынуждены были перейти в нелегальный сектор в связи с текущей экономической ситуацией.

Большинство мер, предложенных российским правительством применяются для снижения доли нелегальной экономики, в то время как криминальный сектор остается нетронутым. Причиной такого феномена является структура и особенность криминальной экономики: если неформальная экономика зависит от внешнего влияния и имеет свои спады и подъемы, то криминальная экономика является более стабильной, она в меньшей степени зависит от макроэкономической ситуации. Пытаясь уменьшить долю преступного сектора экономики Россия нуждается в фундаментальных институциональных реформах, которые будут направлены на развитие законодательной базы, эффективной работы судебной системы и четкого определения и защиты прав собственности.

Литература:

  1. Барсукова С. Ю., Радаев В. В. Неформальная экономика в России: краткий обзор // Экономическая социология. — М.: НИУ ВШЭ, 2012. — С. 99–111.
  2. Латов Ю. В. Экономика вне закона: Очерки по теории и истории теневой экономики. — М.: Московский общественный научный фонд, 2001. — 284 с.
  3. Олейник А. Н. Институциональная экономика. — М.: Инфра-М, 202. — 416 с.
  4. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию // Правительство РФ. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/47173 (дата обращения: 23.10.2016).
  5. Теневой сектор экономики России вырос на 3 млн человек // РосБизнесКонсалтинг. URL: http://www.rbc.ru/economics/26/02/2015/54ef19049a7947453eeb6428 (дата обращения: 23.10.2016).
  6. У правительства появился новый антикризисный план на 400 млрд руб // РосБизнесКонсалтинг. URL: http://www.rbc.ru/economics/21/01/2016/56a11dc69a7947668bc1bbc2 (дата обращения: 23.10.2016).
  7. Fakhrutdinova, E. Shadow economy in Russia/Fakhrutdinova, E. V., Fakhrutdinov, R. M., Kolesnikova, J. S., Yagudin, R. H.// Mediterranean Journal of Social Sciences 2015. Vol.6(1S3), pp.67–72
  8. Friedrich Schneider, Size and Development of the Shadow Economy of 31 European and 5 other OECD Countries from 2003 to 2015: Different Developments, 2015
  9. Klaus Schwab, World Economic Forum. The Global Competitiveness Report 2015–2016, 2015
  10. Schnaider F., Enste D. Increasing Schadow Economies All Over the World — Fiction or Reality? A Survey of the Global Evidence of their Size and of their Impact from 1970 to 1995
  11. The International Bank for Reconstruction and Development / The World Bank, Doing Business 2016: Russian Federation, 2016

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle