Библиографическое описание:

Виденеева С. В. Роль машиностроения в воспроизводстве рабочих мест [Текст] // Экономика, управление, финансы: материалы V междунар. науч. конф. (г. Краснодар, август 2015 г.). — Краснодар: Новация, 2015. — С. 22-26.

Ключевыми задачами российской экономики на современном этапе являются — обеспечение экономического роста за счет высокотехнологичных производств, повышение производительности труда, стабильность экономики и, как следствие, рост уровня жизни населения и конкурентоспособность экономики России на международных рынках. В этой связи, обновление основных производственных фондов и качество рабочей силы становятся определяющими факторами, а в настоящее время все чаще предпосылки экономического развития сводят к одному единственному фактору — человеческий капитал. Раскрытие природных способностей, пополнение знаний, умений, повышение уровня образования, квалификации и пр., составляющих человеческий капитал, в условиях практически отсутствия бесплатности, невозможно без роста уровня благосостояния нации. Этот рост, в свою очередь, обусловлен повышением эффективности использования и стимулированием роста человеческого капитала, что труднодостижимо без реализации грамотной политики занятости.

Политика занятости государства в основе своей содержит механизмы регулирования процессов формирования спроса на рабочую силу и создания условий для соответствия рабочей силы незамещенным рабочим местам. Оба процесса, так или иначе, зависят от количества и качества свободных рабочих мест в экономике, которые в свою очередь зависят от состояния основных производственных фондов и направленности инвестиционных «вливаний».

Проблемы занятости и безработицы проявились в последние годы и даже десятилетие особенно остро не только в России, но и в зарубежных странах, в том числе в странах с развитой рыночной экономикой. Так, например, в 2010–2011 гг. среднегодовой темп ввода новых рабочих мест в странах «большой семерки» был в 7,7 раза ниже, чем в 2004–2007 гг., в то время как посткризисный уровень безработицы везде превышает докризисный, исключая только Германию [1, с.48–49]. И причины этого кроются не только в мировом финансовом кризисе, но и в ряде других явлений.

Более того, исследования показывают, что масштабы воспроизводства рабочих мест в различных отраслях экономики существенно отличаются. Известно, что в середине 2000-х гг. в США темпы создания рабочих мест в обрабатывающих производствах составили 7–8 %, а в строительстве — 20 %. В Европе и России по темпам создания рабочих мест также лидируют строительство и торговля [2, с.17]. Но даже в таким образом сложившейся ситуации все больше возрастает потребность в разнообразной технике, которую при слабом развитии отечественного машиностроения приходится ввозить из-за рубежа. Как следствие недополученная прибыль и потеря занятости.

Кроме того, в России стоит не просто задача создания рабочих мест, а амбициозная идея создания 25 млн. новых высокопроизводительных рабочих мест к 2020 г. в рамках новой индустриализации. Если опираться на опыт стран БРИК, осуществить эту идею будет нелегко, но возможно.

В этой связи, особое внимание стоит уделить машиностроительному комплексу.

Необходимость детальной проработки данной проблематики в научных экономических кругах вызвана чрезвычайной важностью машиностроения для экономики любой страны. Машиностроительный комплекс в совокупности с человеческим потенциалом является ядром экономической стабильности и независимости государства.

Машиностроительный комплекс — крупнейший из промышленных комплексов, на долю которого приходится до 20 % производимой продукции и всех работающих в хозяйстве России. В частности, в 1990 г. в нашей стране предприятия машиностроительного комплекса составляли 19,7 % из общего их количества, а удельный вес продукции машиностроения в общей структуре промышленности составлял 29,6 % [3, с. 51]. Машиностроение и металлообработка представлены наиболее крупными по размеру предприятиями, чем промышленность в целом (средний размер предприятий согласно численности рабочих достигает 1700 человек, по сравнению с менее чем 850 по промышленности в целом), большей фондоёмкостью, капиталоёмкостью и трудоёмкостью продукции; конструктивно-технологическая сложность продукции машиностроения требует разнообразной по профессиям и квалифицированной рабочей силы. Однако, устойчивая тенденция к снижению объемов производства и соответствующие сокращения персонала привели к потере квалифицированных кадров, а вместе с ними и научно-технического потенциала, что в конечном итоге ведёт к потере отрасли и зависимости от иностранных импортеров.

В настоящее время в товарной структуре импорта России основное место занимают машины и оборудование, на их долю приходится 50–55 % его общего объёма. Доля импорта в станкостроении — более 90 %, в радиоэлектронной отрасли — 80–90 %. Значительно вырос импорт продовольственных товаров, химических средств, фармацевтических продуктов, текстиля, обуви и даже проката, хотя Россия всегда занимала лидирующее положение в производстве металла [4, с. 32].

Динамику развития отечественного промышленного производства и выпуска отдельных видов машиностроительной продукции в постсоветский период можно оценить по данным представленным в таблице 1 и 2 [5, с. 25].

Таблица 1

Динамика восстановления промышленного производства (1991г. = 100 %)

Годы

1998

2008

2009

2012

2015

ВВП

60,5

117,8

108,6

122,1

138,2

Промышленность в целом, в т. ч.

48,2

85,4

77,5

90,0

101,3

Добыча полезных ископаемых

167,2

105,6

104,9

122,0

113,6

Обрабатывающие производства

40,7

82,9

70,3

87,1

101,4

 

Таблица 2

Динамика выпуска отдельных видов продукции в машиностроении

Годы

1990

2011

Турбины, млн. кВт

12,5

6,8

Тракторы на колесном ходу, тыс. шт.

77,8

12,7

Тракторы на гусеничном ходу, тыс. шт.

63,8

1,72

Комбайны зерноуборочные, тыс. шт.

65,7

6,2

Комбайны кормоуборочные, тыс. шт.

10,1

0,286

Доильные установки, тыс. шт.

30,7

2,6

Прядильные машины, шт.

1509

27

Ткацкие станки, шт.

18300

9

Автомобили грузовые, тыс. шт.

665

207

 

В настоящее время машиностроение России состоит из ряда самостоятельных отраслей, куда входят свыше 350 подотраслей и производств, станкостроение в их числе. Машиностроение производит средства труда — машины и оборудование, станки и станочное оборудование, приборы и вычислительную технику, передаточные устройства, транспортные средства — для всех отраслей народного хозяйства. Оно производит предметы потребления, в основном длительного пользования (легковые автомобили, станки, кузнечно-прессовое оборудование и др.), а также технику военного назначения. Последняя является гарантией безопасности граждан Российской федерации и территориальной целостности, а вместе с тем и приоритетное значение в части финансирования и сохранения и развития научно-технического потенциала.

Машиностроение, таким образом, представляет собой катализатор научно-технического прогресса, на основе которого осуществляется техническое перевооружение всех отраслей народного хозяйства. Поэтому основное экономическое назначение продукции машиностроения — облегчить труд и повысить его производительность путем насыщения всех отраслей народного хозяйства основными фондами высокого технического уровня.

Отсюда вытекает, что концепция создания высокопроизводительных рабочих мест и занятости в машиностроении должна опираться не только на экономические расчеты, но и на передовые научно-технические разработки, которые могут быть как отечественными, так и купленными в зарубежных странах. Второй вариант, в виду сложившейся политической ситуацией вокруг России, затруднителен, так как доступ России к передовым технологиям мира сегодня несколько ограничен. Однако, именно на эту относительную изоляцию возлагаются самые большие надежды, это и должно сдвинуть нашу экономику с мертвой точки. Конечно, купить готовую технологию и организовать производство — вариант весьма более предпочтительный, чем импортировать готовое оборудование и другие изделия. С точки зрения экономики, международное разделение труда предопределяет вынос некоторых производств за пределы страны. Однако, с точки зрения, развития машиностроения более выгодно организовывать высокотехнологичные производства внутри страны, что в конечном итоге приносит значительно большую выгоду.

В промышленно развитых странах изменения текущей конъюнктуры меньше всего затрагивают выпуск новейшей высокотехнологичной продукции, что создает определенные импульсы для выхода из кризисных ситуаций. Машиностроению России в последнее время присуща диаметрально противоположная тенденция — опережающее снижение производства наиболее прогрессивной техники. В результате можно полностью утратить накопленный за предшествующие годы технологический потенциал, хотя и недостаточно качественный, но все же имеющий принципиальное значение для дальнейшего функционирования экономики.

Состояние машиностроения усугублялось высоким уровнем концентрации и монополизмом производства. Среди 2/3 предприятий каждое выпускает свыше 75 % продукции определенного вида, то есть фактически является ее монопольным производителем. Особенно снизился объем капитальных вложений в производство оборудования для строительства и в сельскохозяйственное машиностроение, а спрос на продукцию инвестиционного машиностроения снизился в 3–4 раза. В силу рассмотренных неблагоприятных факторов удельный вес наукоемких отраслей снизился.

В этой связи, нельзя оставить без внимания разработки американского экономиста Сеймура Мелмана [6, 25–41].

На основе официально публикуемых статистических данных он показывает, что разворачивающаяся, по его мнению, деиндустриализация сопровождается стремительным ростом импорта, в том числе и машиностроительной продукции, из стран с более высоким уровнем почасовой оплаты труда рабочих этой отрасли, чем в США.

Нельзя не согласиться с мнением С. Мелмана о том, что деиндустриализация является опасной тенденцией в жизни любой страны, в том числе и таких высокоразвитых экономик, как американская (не говоря уже о российской). Это потеря и дисквалификация высокопрофессиональных специалистов и рабочих, представляющих важнейший ресурс развития каждого общества: рост зависимости от импорта и потеря значительной части национального рынка и в конечном итоге угроза национальной экономической самостоятельности и безопасности. По расчетам Мелмана, в 1993 году за счет вытеснения национального производства импортом в США потеряно в металлургической промышленности 116 800 рабочих мест, в металлообрабатывающей — 113 900, машиностроении (за исключением электротехнического) — 546 400, производстве электрооборудования — 573 600, транспортном машиностроении — 450 600 и т. д. Эта тенденция, характерная для производства средств производства, явственно прослеживается и в производстве предметов потребления.

Мелман решительно возражает против распространенного мнения, что основной причиной роста импорта, переноса значительной части производственных мощностей американских компаний за рубеж является высокая ставка почасовой оплаты труда в США. Он полагает, что при правильной организации и механизации труда (решающим фактором последней выступает “дороговизна” рабочей силы) издержки производства в расчете на единицу продукции окажутся меньшими, чем при организации, практикуемой в странах с дешевым трудом, например в латиноамериканских, где почасовые ставки составляют в Сальвадоре — 45 центов, Гондурасе — 39, Доминиканской Республике — 46, Гватемале — 26, Коста-Рике — 62, на Ямайке — 75, в странах Карибского бассейна — 85 центов.

Исходя из расчетов напрашивается вывод о том, что производство на территории США импортируемых туда товаров позволило бы в 1996 г. обеспечить занятость дополнительно 3,1 млн. американских рабочих, причем 2 млн. — в машиностроении, традиционно считающемся средоточием высококвалифицированного и соответственно высокооплачиваемого труда. Передислокация производственных мощностей за рубеж компаниями-наймодателями ведет к росту безработицы и социальных проблем на местах.

Таким образом, опыт ФРГ, США, Японии, Китая и других экономически развитых стран, а также богатый опыт СССР, изучаемый всеми ведущими странами мира, кроме, кажется, России, в очередной раз доказывает, что машиностроение является локомотивом экономики вообще и катализатором в процессе создания высокопроизводительных рабочих мест. Тот же самый опыт демонстрирует несостоятельность давно устоявшегося мнения, что российское машиностроение по своему техническому уровню не подлежит восстановлению и развитию.

Относительно высокопроизводительных рабочих мест в политике государства нет желаемой определенности, а, из выше сказанного, можно сделать вывод, что они непременно должны создаваться в первую очередь в машиностроении. А иначе кому и зачем нужны новые технологии и прочие научные изыскания, на развитие которых выделяются значительные средства из бюджета страны. Только для того, чтобы дешево продавать зарубежным компаниям?

Если доверится мнению Е. Кокоулиной и А. Ложниковой [2, с.21], то в оценке высокопроизводительного рабочего места можно опереться на два значимых критерия: среднемесячная начисленная заработная плата работника и капиталовооруженность рабочего места. Эти критерии действительно значимы и могут выступать в качестве своеобразных индикаторов экономики, определять уровень социально-трудовых отношений и степень загрузки производственных мощностей. А также содержат качественные и количественные характеристики использования факторов производства: труда и капитала.

Отсюда можно заключить, что для создания предпосылок формирования высокопроизводительных рабочих мест, в первую очередь, необходимы государственные инвестиции в основной капитал машиностроительных предприятий. Пока машиностроение находится в запущенном виде, частному капиталу оно не интересно. Обеспечение машиностроительных предприятий государственными заказами, как это практикуется в оборонной промышленности, установление достойных минимальных границ оплаты труда. В здоровой экономике не может быть так, как, например, было в России в 2005г.: средняя заработная плата в машиностроении — 8299 руб., в топливно-энергетическом секторе — 23608 руб., в текстильном и швейном производстве — около 4000 руб., в химическом — 9445 руб., в финансовом секторе — 22335 руб. [3, с. 52].

И, наконец, образование — источник квалифицированных кадров, должно быть бесплатным, общедоступным, с высокими критериями отбора. Думается, стоит оценить опыт советского периода и вернуть систему образования, которой все завидовали и плодами которой продолжают пользоваться до сих пор.

Экономика нуждается в государственном регулировании и поддержке со стороны государственного бюджета. Лозунг о невмешательстве государства в экономику давно ушел в прошлое и жив еще разве только в нашем государстве. Страны, которые демонстрируют наиболее динамичное развитие используют планово-рыночные методы управления государством. В этом и состоит основа всех основ. Включение государства в проблемы экономики только на пиковую фазу кризиса (кстати, в государственном бюджете государства на 2015–2017гг. уже снижены затраты на образование, здравоохранение, ЖКХ, сельское хозяйство и др., объем инвестиций в 2015–2016 гг. сократится на 5 трлн. руб., расходы на науку с 0,2 % ВВП в 2014 г. до 0,1 % в 2017г.) ситуацию не спасет.

 

Литература:

 

1.                  Губанов С. Воспроизводство рабочих мест и «новая норма» ФРС США (аналитический аспект) // Экономист. — 2013. — № 7. — С. 19–65.

2.                  Кокоулина Е., Ложникова А. О задаче создания высокопроизводительных рабочих мест. // Экономист. — 2013. — № 10. — С. 15–22.

3.                  Семёнова А., Логинов А. Развитие машиностроения — основа структурной модернизации // Экономист. — 2008. — № 7. — С. 48–54.

4.                  Орленко Л. Необходимые условия новой индустриализации и импортозамещения. // Экономист. — 2015. — № 4. — С. 29–35.

5.                  Бодрунов С. Наша беда — в деиндустриализации. // Город (812) — 2014. — № 8(250) — 10 марта.

6.                  Мелман С. Прибыли без производства. — М.: Прогресс, 1987. — 520 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle