Библиографическое описание:

Марченко А. В., Дадыко С. И. Базельские соглашения: общая логика, влияние на управление рисками [Текст] // Актуальные вопросы экономики и управления: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, июнь 2016 г.). — М.: Буки-Веди, 2016. — С. 12-14.



Базельский комитет по банковскому надзору был создан в 1974 г. при Банке международных расчетов для регулирования банковской практики и надзора, разработки мер по предотвращению возникновения повышенных рисков и кризисов в банковских системах. Комитет представляет собой объединение представителей центральных банков и органов финансового регулирования стран участниц Базельских соглашений. Комитет собирается четыре раза в год для обсуждения вопросов регулирования и выработки стандартов банковской деятельности. Постоянно действующий секретариат Базельского комитета при Банке международных расчетов располагается в Базеле. [3]

Все центральные банки и регуляторы стран, присоединившихся к соглашению, обязаны применять требования Базельского комитета в рамках регулирования и надзора в своих национальных банковских системах. В настоящее время в Комитет входят представители центральных банков и органов финансового регулирования Аргентины, Австралии. Бельгии, Бразилии, Великобритании, Германии, Гонконга, Индии, Индонезии, Испании, Италии, Канады, Китая, Люксембурга, Мексики, Нидерландов, России, Саудовской Аравии, Сингапура, США, Турции, Франции, Швейцарии, Швеции, ЮАР, Южной Кореи и Японии, Европейская служба банковского надзора, Европейский центральный Банк, Европейская комиссия, институт финансовой стабильности и международный валютный фонд принимают участие в работе на правах наблюдателя. Почему же это необходимо?

Основной целью коммерческой организации является извлечение прибыли. При этом для расширения коммерческой деятельности организации, как правило. [1]

Используют финансовый рычаг, т. е. привлекают заемные средства. Оборотной стороной прибыли является риск. Поэтому в тех сферах, где существует управление рисками, имеет место естественное противопоставление риск-менеджмента и бизнеса. Возникает оно ввиду различия интересов: для бизнеса основной целью является рост рентабельности и объемов, для риск-менеджмента — контроль уровня риска, ограничение операций, связанных с высокой вероятностью негативных последствий, в особенности в долгосрочной перспективе.

В банковской системе этот конфликт прослеживается не только внутри банков, но и на уровне взаимодействия банков с надзорными органами. Акционеры и менеджеры банков заинтересованы в минимальной капитализации банков и наращивании отдачи на каждый вложенный рубль путем расширения объемов бизнеса (активов) с использованием заемных средств. Надзорные органы заинтересованы в минимизации уровня банкротств банков, защите интересов вкладчиков, обеспечении общей надежности финансовой системы. Капитал банка (средства акционеров) рассматривается регуляторами как своеобразная подушка для абсорбирования убытков. [5]

Даже самые крупные финансовые компании могут пострадать из-за плохого риск- менеджмента Эго наглядно показал глобальный финансовый кризис 2007–2008 гг. Многие крупные финансовые организации либо прекратили свое существование, либо потребовали существенной поддержки с использованием государственных средств, либо были де-факто национализированы. Для Lehman Brothers и Bear Stearns отношение капитала к активам на момент наступления кризиса составляло соответственно 1:31 и 1:35 — то есть активы Lehman Brothers в 31 раз превышали его собственные средства, а активы Bear Stearns превышали его собственные средства в 35 раз. Таким образом, стремление к прибыли оказалось сильнее доводов риск-менеджмента, что закончилось весьма плачевно не только для указанных организаций, но и для глобальной финансовой системы. [8]

Базельские соглашения разрабатывались в ответ на системные кризисы в банковском секторе. В качестве реакции на кризисные события появились документы «Базель I». «Базель II» и «Базель III».

В зависимости от специфики кризисов в каждый период удостаивалась внимания функция управления теми видами рисков, которые послужили его причиной. Так, в «Базель I» и «Базель II» был сделан акцент на управлении кредитным риском, а в «Базель III» большее внимание было уделено рыночному риску и риску ликвидности. В целом можно сделать вывод, что выход регулирующих документов носит скорее запаздывающий, нежели превентивный характер. [7]

Дискуссия вокруг понятия достаточности капитала ведется не одно десятилетие. Чтобы ее раскрыть, следует вспомнить об упомянутом выше конфликте интересов бизнеса и риск-менеджмента (и регуляторов). Бизнес стремится повысить прибыль через более рискованные операции при минимальных требованиях к резервам на возможные потери и капиталу, функция управления рисками и банковского надзора не одобряет подобных легковесных со стратегической точки зрения намерений. Чтобы не допустить новых кризисов, надзорные органы стремятся повысить капитализацию банков, банковское сообщество сопротивляется.

Однако многие исследования показали, что устойчивость финансовой организации зависит не только от соотношения размеров ее собственного капитала и активов, но и от качества управления. Поэтому в этих исследований сделан вывод, что для обеспечения устойчивости не достаточно просто применять некоторую выверенную технику расчета достаточности капитала и сопутствующих показателей, поскольку финансовая устойчивость — это не просто формула, а целый комплекс процессов корпоративного управления, ИТ-систем, применяемых процедур и моделей. Поэтому от организаций с более высоким уровнем корпоративного управления и более глубоким проникновением риск-менеджмента в бизнес-процессы можно требовать меньшей капитализации на покрытие рисков бизнеса, т. е. они могут получать осязаемые выгоды с точки зрения регулирования.

Сама по себе достаточность капитала, которая определяется как отношение собственного капитала к активам с учетом присущего им риска (коэффициент Кука) [6], отражает интегральную оценку надежности банка, степень его подверженности рискам. В этой постановке вопроса капитал трактуется как буфер против убытков — величина капитала характеризует возможности банка принимать тот или иной объем рисков.

Базельские соглашения, таким образом, базируются на интегральной оценке надежности банка, оценке достаточности его капитала на покрытие потерь.

Базельские соглашения — это документы Базельского комитета по банковскому надзору при Банке международных расчетов, содержащие методологические рекомендации по определению достаточности капитала и риск-менеджменту в банковской сфере. В документе «Базель II» была систематизирована трехкомпонентная модель регулирования. Три выделенных компонента преследуют цель обеспечить достаточность капитала банков для покрытия всех принимаемых ими рисков. [4]

Компоненты Базельских соглашений:

  1. Минимальные требования к капиталу. Первый компонент модели определяет минимальные требования к капиталу, охватывая изначально кредитный, рыночный («Базель I») и операционный риски («Базель II»). [2] В «Базель III» появляются показатели, регулирующие риск утраты ликвидности.

Подходы к рыночному и кредитному рискам претерпевают существенное развитие от «Базель I» к «Базель III». Если в «Базель I» речь идет о простых, универсальных риск-коэффициентах для расчета риск-взвешенных активов, то в «Базель II» вводится несколько вариантов расчета риск-взвешенных активов и регламентируется построение внутренних рейтинговых моделей оценки рисков. Развивается подход не только к кредитному, но и к рыночному риску. В «Базель II» он начинается с внедрения первых моделей оценки рыночного риска, но наиболее продвинутых форм достигает в «Базель III».

Итак, первый компонент устанавливает единые для всех банков требования к расчету достаточности капитала по трем видам рисков, а также целый набор принципов и стандартов построения внутрибанковских процессов управления и моделей количественной оценки рисков.

  1. Надзорный процесс. Этот компонент появился в «Базель II». Он определяет понятие экономического капитала (т. е. величины требований к капиталу, рассчитанных самим банком с учетом специфики его рисков), а также внутренних процедур оценки достаточности капитала (ВПОДК). Предполагается, что никто не знает реальной картины рисков банка лучше, чем сам банк. В этом смысле минимальные требования к капиталу (компонент 1) несовершенны, они не могут учесть всего многообразия операций и видов рисков, присущих разным кредитным организациям. Поэтому банк составляет собственную оценку достаточности капитала исходя из присущих только ему рисков.

Помимо этого, вводится процедура стресс-тестирования которую банк может принять, исходя из имеющихся у него источников капитала, требований к капиталу, потенциальных стрессов, и отразить в своей долгосрочной стратегии развития и бизнес-плане на краткосрочную перспективу.

Внутренние оценки достаточности капитала в соответствии с компонентом 2 могут быть использованы органом банковского надзора. Обычно регулятор в рамках инспекционных проверок оценивает степень зрелости кредитной организации, качество ее риск-процедур, внутренних процедур оценки достаточности капитала, уровень организации корпоративного управления, роль наблюдательного совета, подразделений риск-менеджмента и внутреннего аудита, качество различных систем полномочий и лимитов и т. д.

В зависимости от зафиксированной картины регулятор может наложить дополнительные требования к капитализации банка для защиты от рисков, которые по той или иной причине не учитываются техникой расчета достаточности капитала по компоненту 1. Например, регулятор может сделать вывод, что банк владеет большим объемом недвижимости и. соответственно, подвержен существенному риску потерь из-за возможного изменения ее стоимости. Данный риск, как мы знаем, не учитывается в компоненте 1. Однако ввиду значимости этого риска регулятор может для его покрытия увеличить требования к достаточности капитала банка. Далее, если регулятор видит, что банк начал оценивать риск потерь из-за изменения стоимости недвижимости с помощью внутренних моделей и эти модели надежны, требования к капиталу могут быть снижены. Таким образом, компонент 2 позволяет банку и регулятору в полной мере учесть специфику деятельности и присущие ей риски.

  1. Рыночная дисциплина. Компонент 3 «Рыночная дисциплина» описывает требования к раскрытию банками информации об управлении рисками: какие показатели должны демонстрироваться рынку (инвесторам, кредиторам, рейтинговым агентствам и т. п.), о каких внутренних процедурах рынку следует рассказать. Фактически, как только банк принимает «Базель II» («Базель 2.5», «Базель III») и получает право на использование внутренних моделей для расчета достаточности капитала, к нему начинают предъявляться дополнительные требования в части раскрытия информации. Необходимо отметить, что данные, раскрываемые банками по компоненту 3. должны соответствовать данным, раскрываемым в отчетности по международным стандартам (МСФО).

Подводя итог, отметим, что Базельские соглашения требуют от банков обеспечить достаточность капитала в двух измерениях: компонент 1 — во внешнем (регулятивном) измерении, компонент 2 — во внутреннем (экономическом).

Литература:

  1. «Базель 3 в России: первые итоги». On-line конференция от 28.03.2014. www.bankir.ru/iconf/34#ixzz32L7PME90
  2. Wang X. and L. Wang, 2007. Study on Black — Scholes stock option pricing model based on dynamic investment strategy. International Journal of Innovative Computing, Information and Control, 3(6B): 1755–1780.
  3. Еремина Н, 20.09.2013. «Базель-3» как «санитар леса» // http://www.gazeta.ru/business/2013/09/20/5661653.shtml
  4. Hung W.-M. and J.-H. Lin, 2012. Option-based modeling of technology choices and bank performance. ICIC Express Letters, Part B: Applications, 6(8): 2019–2024.
  5. Центральный банк Российской Федерации www.cbr.ru.
  6. Finmarket. www.finmarket.ru.
  7. International Finance Corporation. www.ifc.org.
  8. Международный валютный фонд. http://www.imf.org/external/russian/.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle