Библиографическое описание:

Майорова Т. В. Низкоуглеродная экономика в России: вектор развития [Текст] // Проблемы и перспективы экономики и управления: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, декабрь 2015 г.). — СПб.: Свое издательство, 2015. — С. 21-23.



 

В статье исследуется процессы развития низкоуглеродной экономики в России и мире. Представлен обзор основных результатов и перспектив развития низкоуглеродной экономики.

Ключевые слова:устойчивое развитие, низкоуглеродная экономика, энергетические ресурсы, парниковые газы.

 

The article examines the processes of development of low-carbon economy in Russia and the world. A review of the basic results and prospects of the development of low-carbon economy in Russia.

Keywords:sustainability, low-carbon economy, energy resources, qreenhouse gases

 

Объединяя стремление к повышению энергоэффективности, увеличению доли возобновимых источников энергии и, тем самым, снижению выбросов парниковых газов, низкоуглеродная экономика всеми признается как путь реализации концепции устойчивого развития — такого развития, при котором воздействие на окружающую среду остается в пределах хозяйственной емкости биосферы, так что не разрушается природная основа для воспроизводства жизни человека — источник экономического и социального благополучия.

Экстенсивный подход к природопользованию, характерный для всех предшествующих технологических укладов развития цивилизации, в конечном итоге вплотную поставил перед человеком ресурсные ограничения, которые имеют комплексный характер и связаны не только с ограниченностью собственно сырьевых ресурсов, но и с взаимодействием и взаимовлиянием между цивилизацией и биосферой. Осознание негативных последствий этого взаимодействия и взаимовлияния привело к возникновению понятия хозяйственной емкости биосферы — предельно допустимого антропогенного воздействия на биосферу, превышение которого нарушает существующие обратные связи, вызывая необратимые процессы деградации.

В последние десятилетия низкоуглеродная экономика стала приоритетом ряда политических программ: стратегия развития Европейского Союза до 2020 года «Европа 2020», которая включает в себя ряд обязательных целевых показателей для низкоуглеродной экономики; Дорожная карта Европейской комиссии по продвижению к низкоуглеродной экономике до 2050 года с приоритетами декарбонизации для энергетического и транспортного секторов; Политика сплочения Европейского Союза по поддержке перехода к низкоуглеродной экономике во всех отраслях.

Российское законодательствов области регулирования перехода к низкоуглеродной экономике также динамично развивается, начиная с принятия Федерального закона от 4 ноября 1994 г. № 34-ФЗ «О ратификации Рамочной конвенции ООН об изменении климата»и до принятия документов последних десятилетий: Федеральный закон «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности», ноябрь 2009 г.; Энергетическая стратегия России до 2030 года;Климатическая доктрина, Указ Президента Российской Федерации от 30.09.2013 № 752 «О сокращении выбросов парниковых газов» и др.

Несмотря на развитие сотрудничества между российскими федеральными органами исполнительной власти и Европейской Комиссией в рамках Диалога по окружающей среде, регулирующего природоохранную тематику в контексте Дорожной карты Россия — ЕС по Общему экономическому пространству, переговорные процессы между странами с целью противодействия глобальным изменениям климата, задачу улучшения качества жизни и среды проживания, как основы устойчивого развития, страны с развитой экономикой, переходной экономикой и экономически развивающиеся страны решают по-разному.

Темпы перехода экономики развитых стран, в частности, стран Евросоюза к новому технологическому укладу путем развития низкоуглеродной экономики и модернизации энергетики гораздо выше, что связано с насыщением традиционных рынков, замедлением темпов роста экономики, проблемой занятости, зависимостью энергетики от импорта ископаемого топлива. Не исключая важности уменьшения негативного влияния на окружающую среду за счет сокращения эмиссии парниковых газов, диверсификация и декарбонизация экономики — это возможность повышения конкурентоспособности развитых экономик за счет сокращения зависимости от углеводородного сырья и его доли в стоимости конечного продукта, создания системы стимулов инновационного развития высоко эффективных ресурсо- и энерго- сберегающих технологий.

Насыщение и стагнация традиционных рынков, исчерпание запасов невозобновляемых ресурсов требует создания новых мировых рынков, перехода к новому технологическому укладу. Локомотивом назревших перемен становится экологическая политика, получившая в развитых странах государственный приоритет и способствующая росту конкурентоспособности экологической экономики и экспансии на внешние рынки экологических технологий и продукции.

В докладах, подготовленных с участием международных экспертов органов управления и научных структур как развитых, так и развивающихся стран (в том числе специализированных организаций ООН), в качестве главного сценария рассматривается вариант трансформации мирового хозяйства к 2050 г. в низкоуглеродную, ресурсоэффективную экономику, а в качестве основного механизма реализации этого сценария — ежегодное инвестирование в течение 2012–2050 гг. примерно 1,3 трлн. долл. (около 2 % мирового ВВП в 2010 г.) в десять ключевых секторов к которым отнесены: сельское хозяйство, лесное хозяйство, водное хозяйство, рыболовство, ЖКХ, энергетика, промышленность, туризм, транспорт, утилизация и переработка отходов. В первые четыре сектора, развитие которых наиболее зависимо от обеспеченности природным капиталом и погодно-климатических рисков, рекомендуется направить четверть указанных «зеленых» инвестиций (325 млн. долл., или 0,5 % мирового ВВП) [1].

Проектные акты Европейской комиссии ставят перед европейским сообществом амбициозные цели: сокращение выбросов парниковых газов на 40 % и увеличение доли возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в общем энергобалансе стран Евросоюза до 27 % к 2030 году [2].

Доля возобновляемых источников энергоресурсов в общем объеме производства первичных энергоресурсов в России составляет всего 0,1 %. При этом общий потенциал использования в России возобновляемых топливных ресурсов и источников энергии (геотермальной, солнечной, ветровой, океанической, энергии биомассы и др.) составляет около 4,6 млрд. т.у.т. в год, что в пять раз превышает объем потребления всех топливно-энергетических ресурсов России, а экономический потенциал определен в 270 млн. т.у.т., что составляет около 25 % от годового потребления энергоресурсов в стране [3].

По данным секретариата РКИК ООН, в настоящее время по объемам эмиссии парниковых газов Россия занимаетпятое место после Китая, США, Индии и ЕС, на долю России приходится примерно 4 % выбросов парниковых газов развитых стран.

В России достижимость законодательно установленной цели по сокращению эмиссии парниковых газов [4] является скорее внешним показателем, не свидетельствующим о реальном развитии низкоуглеродной экономики.

В России по ряду причин: широких возможностей абсорбции парниковых газов, больших запасы ископаемого топлива, сохранения традиционной технологии электро- и теплоэнергетики необходимость снижения выбросов парниковых газов фактически не рассматривалась как приоритет, национальный стандарт Российской Федерации ГОСТ Р 56276–2014/ Газы парниковые. Углеродный след продукции. Требования и руководящие указания по количественному определению и предоставлению информации, соответствующий международному стандартуISO/TS 14067:2013 только вступает в силу 01 января 2016 г.и будет служить основой обязательной отчетности компаний об объемах выбросов парниковых газов.

До конца 2016 г. компании с объемом прямых выбросов парниковых газов более 150 тыс. т CO2-экв. в год должны обеспечить представление ежегодных сведений о выбросах парниковых газов. На втором этапе — до конца 2018 г. обязанность по представлению отчетов о выбросах парниковых газов будет распространяться на все компании с объемом выбросов более 50 тыс. т CO2-эквивалента в год.

Тем не менее, крупные нефтяные, угольные и промышленные российские компании, осознавая социально-экологическую ответственность бизнеса перед обществом — «Газпром», «Лукойл», «Норильский никель», «Русал», уже проводят инвентаризацию выбросов парниковых газов, формируют систему отчетности и реализуют программы по ограничению выбросов парниковых газов [3].

Вместе с тем, анализ динамики выбросов парниковых газов по секторам экономики показывает, что наибольший объем выбросов парниковых газов дают процессы использования ископаемого топлива — 85 % (1885,2 млн. тонн СО2-экв. в год), а в промышленных процессах — металлургия — 51 % (91,83 млн. тонн СО2-экв. в год)[5].

Наибольший вклад в снижение выбросов парниковых газов в России может внести реализация потенциала энергосбережения, в первую очередь, как раз в процессах производства основных видов материалов — бетона, металла и пластика. В настоящее время энергоемкость экономики России превышает среднемировой показатель в 2,3 раза, а средний показатель для стран ЕС — в 3,2 раза. Потенциал энергосбережения в России оценивается в 39–47 % текущего потребления энергии (около 350 млн. т.у.т.), и, в основном, он приходится на производство электроэнергии, передачу и распределение тепловой энергии, отрасли промышленности и непроизводительные энергопотери в зданиях [3].

Согласно прогнозам Минэкономразвития России, 80–85 % прироста потребности России в энергии в 2008–2020 гг. должно быть покрыто за счет повышения энергоэффективности экономики страны.

Несмотря на развитие технологий возобновляемых источников энергии «традиционная» энергетика в обозримой перспективе будет преобладать в энергобалансе подавляющего большинства государств мира, включая Россию [6]

Среди основных видов ископаемого топлива приоритетом мировой и российской энергетики по экономическим и экологическим критериям (включая показатели промышленной и экологической безопасности) будет природный газ. Для этого необходимо финансирование технического перевооружения с целью модернизации в сфере генерации энергии — в России порядка 40 % электростанций с КПД сжигания топлива менее 40 % — это установки старше 40 лет (для сравнения в США таких установок 28 %, в Японии — 12 %, в Китае — 3 %) [7].

В преддверии всемирного саммита по изменению климата, который состоится в декабре 2015 г. в Париже, в ноябре в Москве прошла конференция, посвященная проблеме развития низкоуглеродной экономики в России, на которой, в частности, было признано, чтопри всех достижениях и амбициозных планах Россия находится в самом начале пути декарбонизации экономики.

Учитывая тенденции глобальной трансформации экономики, стремясь быть частью мировой системы распределения «экологического труда», Россия должна определить приоритетные задачи и преимущества в новой системе координатв целях повышения эффективности и конкурентоспособности национальной экономики.

 

Литература:

 

  1.      World Economic and Social Survey 2011: The Great Green Technological Transformation / Department of Economic and Social Affairs of the United Nations Secretariat (DESA). — New York: United Nations, 2011.
  2.      К 2030 году европейская энергетика на треть станет «зеленой» [Электронный ресурс] URL: http://climatechange.ru/node/1726 (дата обращения: 25.11.2015)
  3.      Деятельность России. Снижение выбросов [Электронный ресурс] URL: http://climatechange.ru/node/55 (дата обращения: 25.11.2015)
  4.      Указ Президента Российской Федерации от 30.09.2013 № 752 «О сокращении выбросов парниковых газов» [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «СоюзПравоИнформ»
  5.      Основные показатели охраны окружающей среды — 2015 г. [Электронный ресурс]. Доступ из системы «Федеральная служба государственной статистики»
  6.      BP Statistical Review of World Energy June 2015 [Электронный ресурс] URL: http://www.bp.com/content/dam/bp/pdf/energy-economics/statistical-review-2015/bp-statistical-review-of-world-energy-2015-full-report.pdf (дата обращения: 25.11.2015)
  7.      Порфирьев Б. «Зеленая» экономика: реалии, перспективы и пределы роста.Рабочие материалы Московского центра Карнеги [Электронный ресурс] URL: http://carnegie.ru/publications/?fa=51414# (дата обращения: 25.11.2015)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle