Библиографическое описание:

Сидорова О. В. Технологические изменения в государственном управлении и качество предоставления электронных услуг в регионе (на примере Республики Башкортостан) [Текст] // Проблемы и перспективы экономики и управления: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, декабрь 2015 г.). — СПб.: Свое издательство, 2015. — С. 33-36.



 

Шаги российских регионов по развитию и доступности инфо-коммуникационных технологий (ИКТ) населению, предпринимаемые в современных социально-экономических условиях, не проходят незамеченными: в глобальных индексах по развитию сетевого общества позиции Российской Федерации улучшаются год от года, хотя пока ей не удалось выбиться в первую двадцатку мировых стран. По результатам 2014 года, Россия заняла 50-е место в мире по готовности к сетевому обществу и 27-е место по готовности к электронному правительству.

Главным российским IТ-проектом последних лет в РФ стал переход к оказанию государственных услуг в электронном виде. С 1 июля 2012 года все регионы и муниципалитеты начали постепенный переход на электронное межведомственное взаимодействие. В соответствии с Концепцией развития механизмов предоставления государственных и муниципальных услуг в электронном виде, утвержденной распоряжением Правительства от 25 декабря 2013 г. № 2516-р, доля населения России, «пользующаяся преимуществами получения государственных и муниципальных услуг в электронном виде», к 2018 г. должна достичь 70 % от общей численности. Этот показатель зафиксирован и в указе Президента Российской Федерации В. В. Путина от 7 мая 2012 г. и является единственным контрольным показателем дорожной карты развития электронных госуслуг.

Наиболее полные официальные данные, характеризующие современные особенности получения населением Российской Федерации государственных и муниципальных услуг в электронной форме, представлены показателями федерального статистического наблюдения по вопросам использования населением информационных технологий и информационно-телекоммуникационных сетей, проводимого Федеральной службой государственной статистики с 2013 г. [1], материалы которого были использованы далее.

Ни по одному из составных индикаторов, формирующих показатель удельного веса населения, взаимодействовавшего с органами государственной власти и местного самоуправления, Республика Башкортостан не входит в первую десятку российских регионов, занимая позиции среди субъектов Российской Федерации со средними показателями. Безусловными лидерами среди регионов ПФО по приведенным показателям в 2014 г. являлись Кировская область, Республика Татарстан и Чувашская Республика. Перечисленные регионы входят и в первую пятерку субъектов Российской Федерации по соответствующим группам показателей. Республика Башкортостан находится в тройке замыкающих перечень регионов ПФО по данной группе показателей, опережая Оренбургскую и Саратовскую области. Низкая позиция региона обусловлена, в том числе, относительно большой долей населения (74,0 %), вообще не взаимодействовавшего с органами государственной власти и местного самоуправления и поставщиками государственных и муниципальных услуг, и высоким удельным весом (по сравнению с регионами-лидерами) сельского населения, где доля граждан, использовавших сеть Интернет для получения государственных и муниципальных услуг, составила только 9,7 % от общей численности населения, получившего государственные и муниципальные услуги.

Данное значение показателя обусловлено и тем, что потенциальными пользователями электронных сервисов сети Интернет, электронных услуг являются преимущественно представители работающих слоев населения среднего возраста со средним уровнем доходов, с высшим образованием, чаще служащие или офисные работники. А набор услуг, в первую очередь подлежащих переводу в электронный вид, представлен «социальными» услугами, заявителями в которых являются преимущественно пенсионеры, инвалиды, многодетные родители, малоимущие и другие социально незащищённые категории граждан.

По показателю доли населения, использовавшего сеть Интернет для получения государственных и муниципальных услуг по субъектам РФ, Башкортостан занимает позиции ниже средних значений других регионов Приволжского федерального округа. Лидерами среди субъектов ПФО являются Республика Татарстан, Республика Мордовия и Чувашская Республика. При этом Республика Башкортостан входит в первую десятку регионов-лидеров РФ по показателю доли населения, зарегистрированного на Едином портале государственных и муниципальных услуг (в процентах от общей численности населения в возрасте 15–72 лет, соответствующего субъекта Российской Федерации), занимая второе место среди регионов ПФО.

В настоящее время в РБ функционируют 25 филиалов и отделений РГАУ МФЦ. На их базе можно получить 546 государственных и муниципальных услуг. Многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг РБ признан лучшим по итогам Всероссийского конкурса «Лучший многофункциональный центр России»2014 года, победивший в номинациях: «Лучший МФЦ (с количеством окон обслуживания не менее 20)» и «Лучшая практика по информатизации МФЦ».

Республика Башкортостан не входит в первую десятку регионов Российской Федерации, в которых удельный вес населения, сталкивавшегося с проблемами при получении государственных и муниципальных услуг через официальные веб-сайты и порталы, наименьший. Однако показатели РБ лучше среднероссийских — 25,3 % против 33,5 % в РФ. В разрезе регионов ПФО по данному показателю Башкортостан занимает третье место, уступая позиции Республике Татарстан и Республике Мордовия. А по уровню удовлетворенности качеством предоставленных государственных и муниципальных услуг в электронной форме Башкортостан входит в первую десятку российских регионов и занимает первое место в ПФО по данному показателю.

Одним из наиболее амбициозных проектов России в сфере информационных технологий сегодня является внедрение универсальной электронной карты (УЭК) в масштабах страны. Несмотря на то, что пока использование УЭК продвигается медленно, по темпам внедрения и использования УЭК Башкортостан входит в группу регионов-лидеров. В рейтинге реализации субъектами Российской Федерации

проекта «Универсальная электронная карта». Республика Башкортостан занимает 9 место.

Приведенные данные свидетельствуют, что по ряду основных показателей, характеризующих технологические изменения в государственном управлении и внедрение новшеств в сферу государственного управления, Республика Башкортостан занимает позиции, в первой десятке субъектов РФ.

Стоит обратить внимание на то, что хотя считается, что прямой зависимости качества сайтов органов власти и их информационного наполнения от суммы затрат на них нет, наиболее серьезным экономическим риском в долгосрочной перспективе является именно риск недостатка финансовых ресурсов для реализации мероприятий по развитию информационного общества в РБ.

Одним из самых показательных индикаторов, позволяющих судить не столько о темпах технологических изменений в государственном управлении, сколько об их стоимости для субфедеральных бюджетов (с учетом субсидий, выделяемых из бюджета Российской Федерации) и перспективах дальнейшего развития, является рейтинг IТ-бюджетов регионов, который составляется на основании данных о расходах на ИКТ, содержащихся в утвержденных бюджетах субъектов РФ.

В 2013 г. российские регионы израсходовали на проекты в сфере ИКТ около 69,6 млрд руб. В числе лидеров 2013 г. — Москва, Санкт-Петербург, Новосибирская область. В 2014 году, с учетом предоставленных Минкомсвязью субсидий на информатизацию субъектов Федерации было выделено 62,8 млрд руб. В числе лидеров по итогам 2014 года оказались Москва, Санкт-Петербург, Московская область, Хабаровский край и Новосибирская область. Суммарные расходы регионов на ИКТ в 2014 году сократились в среднем на 9,7 %, в Республике Башкортостан на 25,3 %!

Мерами по предотвращению наступления риска недостаточности финансовых ресурсов на развитие ИТ-составляющей органов власти и снижению возможных последствий могут стать следующие:

1)        сосредоточение бюджетных средств для финансирования различных направлений развития информационного общества под управлением одной структуры в исполнительном органе государственной власти;

2)        формирование и развитие частно-государственных партнерств, нацеленных на привлечение бизнеса к реализации отдельных мероприятий по развитию информационного общества с использованием собственных ресурсов бизнес-организаций (при создании для них соответствующих механизмов компенсации);

3)        вовлечение гражданского общества в отдельные процессы реализации мероприятий по развитию гражданского общества (краудсорсинг);

4)        ранжирование мер по развитию информационного общества по значимости на следующие группы:

          ключевые меры, от реализации которых зависят осуществление данного и остальных направлений развития информационного общества (при невыполнении этих мероприятий, зависящие от него не могут быть реализованы);

          меры высокой степени значимости, которые по тем или иным основаниям должны быть осуществлены в заданный срок и/или за короткий период;

          меры средней степени значимости, реализация которых может быть перенесена и/или пролонгирована;

          меры, реализация которых может быть отложена на неопределенный срок.

Международная и российская практика свидетельствуют, что развитие построение информационного общества и создание «электронного правительства» может быть обеспечено только при условии соответствующей профессиональной компетентности кадров государственного управления в области современных информационно-коммуникационных технологий.

Одной из причин недостаточной профессиональной ИКТ-подготовки кадров является невысокая внутренняя мотивация к использованию информационных технологий в профессиональной деятельности государственных и муниципальных служащих. Однако сам по себе рост технической оснащенности органов государственной власти и муниципального управления не приводит к упрощению и улучшению механизмов принятия административных решений. Часть государственных и муниципальных служащих относительно далеки от понимания целей построения информационного общества и «электронного правительства», современных технологий и их места в повышении эффективности управления и качества жизни людей. Несмотря на утверждение еще в 2005 г. «Квалификационных требований к государственным служащим в области использования информационных технологий» [2], содержащих обязательные, вспомогательные и специализированные требования, практика применения этих требований в органах власти федерального и регионального уровней необязательна, поскольку данные требования носят лишь рекомендательный характер.

Решение этой проблемы возможно, прежде всего, за счет развития ИКТ-компетентности государственных и муниципальных служащих. Однако чисто технократические решения, при всей их необходимости и важности, не дадут полноценного результата без изменения психологии поведения как чиновников, так и населения, неформальных правил в этой среде.

Далеко не все слои населения могут ясно определить сегодня свой интерес и потребности в электронном взаимодействии с органами власти, так как недостаточно хорошо представляют себе преимущества использования данных возможностей в повседневной жизни. Поэтому любые оптимизационные мероприятия следует дополнить новациями в кадровой политике, активными пропагандистскими мерами, личным примером со стороны широкого круга руководителей высокого ранга и расширением возможностей общественного контроля в данной сфере.

 

Литература:

 

  1.      Распоряжение Правительства Российской Федерации от 26 ноября 2012 г. № 2191-р // Российская газета от 4 декабря 2012 г.
  2.      Приказ Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации от 30.05.2012 г. N 147 «Об утверждении Требований к форматам заявлений и иных документов, представляемых в форме электронных документов, необходимых для предоставления государственных услуг Министерством связи и массовых коммуникаций Российской Федерации» // Российская газета — Федеральный выпуск № 5847 от 1 августа 2012 г.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle