Библиографическое описание:

Турсукова И. И. Безработица моногородов Челябинской области: взгляд изнутри [Текст] // Экономическая наука и практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Чита, февраль 2012 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2012. — С. 176-179.

Хотя общегосударственный реестр моногородов до сих пор не создан, однако даже экспертные оценки показывают, что в современной России городские поселения являются одним из ключевых элементов городской сети.

Моногород – это монопрофильное поселение, где существует тесная связь между функционированием крупного (градообразующего) предприятия и социально-экономическими аспектами жизни самого поселения [5, с. 119] . Ввиду этого, монопрофильность – это риск всегда и везде, как на уровне города, региона и страны в целом, «потому что стоять на одной ноге – это не очень удобная позиция». Характерной чертой монопрофильных городов являются ограниченные экономические возможности для его жителей и хозяйствующих субъектов. Причины сохранения и воспроизводства проблем моногородов вытекают из их специфики:

  • высокая степень зависимости местного, а также семейных бюджетов от ситуации на градообразующем предприятии, от его экономического положения. Если предприятие остановилось, то неизбежны рост безработицы, сокращение доходов местного бюджета и граждан, ограничение возможностей для нормального функционирования городского хозяйства;

  • однородный профессиональный состав населения, создающий дополнительные проблемы на рынке труда;

  • удаленность моногорода от других городов, слабое развитие транспортной инфраструктуры;

  • стойкость менталитета горожан, с трудом допускающего смену места жительства [3, с. 48].

Особенно активно проблемы моногородов стали обсуждаться в средствах массовой информации после кризиса, случившегося в мировой экономике в 2008-2009 гг. В этот период самыми популярными мерами снижения издержек производства градообразующих предприятий стали сокращения численности персонала и использование вынужденных отпусков по инициативе администрации [7, с. 53]. Безусловно, последствия кризиса в виде безработицы в наибольшей степени сказались на регионах Урала и Сибири, с их высокой концентрацией промышленного производства, и Челябинская область не стала исключением. К сожалению, негативные процессы в подобных городах принимают затяжной характер и проявляются наиболее остро и болезненно [1, с. 7]. Проблема занятости трудоспособного населения на рынках труда монопрофильных городов остается актуальной и посей день. Динамика среднесписочной численности работников, занятых в экономике моногородов Челябинской области, приведена в таблице 1 [8, с. 96].

Таблица 1

Среднесписочная численность работников предприятий и организаций (без внешних совместителей и работников не списочного состава)

за период 2007-2009 гг., чел.


Наименование

2007

2008

Индекс изменения за 2008 год

2009

Индекс изменения за 2009 год

Базисный индекс

изменения

Аша

19 184

18 681

0,97

17 149

0,92

0,89

Верхний Уфалей

11 281

10 655

0,94

9 273

0,87

0,82

Карабаш

3 434

4 035

1,17

2 897

0,72

0,84

Магнитогорск

14 7013

146 776

0,99

138 150

0,94

0,94

Миасс

54 219

52 977

0,97

47 467

0,89

0,88

Нязепетровск

4471

3 902

0,87

3 183

0,82

0,71

Сатка

29 252

27 935

0,95

25 097

0,90

0,86

Усть-Катав

9 591

9 453

0,98

9 232

0,98

0,96

Всего по моногородам

278 445

274 414

0,98

252 448

0,92

0,91

Челябинская область

1 215 083

1 209 815

0,99

1 140 206

0,94

0,94

Доля в областном показателе, %

22,9

22,6

-

22,1

-

-


Из таблицы видно, что общая численность занятых в экономике моногородов снизилась с 2007 по 2009 гг. на 9% (на 25 997 чел.). Уменьшилась доля данного показателя и в областном масштабе: с 22,9% в 2007 г. до 22,1% в 2009 г.

Проанализируем данные о численности зарегистрированных безработных в моногородах Челябинской области в этом же периоде (табл. 2) [8, с. 110].


Таблица 2

Численность зарегистрированных безработных в моногородах Челябинской области за период 2007-2009 гг., чел.


Наименование

2007

2008

Индекс изменения за 2008 год

2009

Индекс изменения за 2009 год

Базисный индекс изменения

Аша

1 392

1 424

1,02

1 868

1,31

1,34

Верхний Уфалей

399

323

0,81

1 230

3,81

3,08

Карабаш

417

483

1,14

543

1,12

1,30

Магнитогорск

1 393

3 534

2,54

4 007

1,13

2,88

Миасс

849

1 261

1,48

5 339

4,23

6,29

Нязепетровск

1 023

1 129

1,10

1 786

1,58

1,75

Сатка

1 193

1 660

1,39

2 533

1,52

2,12

Усть-Катав

630

538

0,85

945

1,76

1,5

Всего по моногородам

7 296

10 352

1,42

18 251

1,76

2,50

Челябинская область

27 924

33 574

1,20

65 819

1,96

2,36

Доля в областном показателе, %

26,1

30,8

-

27,7

-

-


В анализируемом периоде численность зарегистрированных безработных в моногородах Челябинской области увеличилась почти в 3 раза (на 10 955 чел.). Наиболее тяжелая ситуация наблюдается в Миассе и Верхнем Уфалее. В этих городах число зарегистрированных безработных в сравнении с 2008 г. увеличилось практически в 4 раза. При этом существенный рост безработицы приходится на 2008-2009 гг., что, несомненно, вызвано случившимся в мировой экономике кризисом, который привел к спаду объема производства, связанного со снижением спроса у потенциальных покупателей черных и цветных металлов. И как следствие, произошло высвобождение рабочего персонала.

В результате по всем моногородам наблюдается рост уровня зарегистрированных безработных.

В сложившихся условиях одним из основных направлений развития рынка труда в моногородах является диверсификация экономики. В качестве направлений диверсификации – развитие:
  • сферы туризма в Верхнем Уфалее (оз. Иткуль, Аракуль), Магнитогорске, Сатке, Аше, Усть-Катаве (горнолыжные центры), Миассе (оз. Тургояк, Ильменский заповедник);
  • стройиндустрии (Карабаш, Магнитогорск, Миасс, Сатка);
  • агропромышленного комплекса в Нязепетровске.

Следствием эффективной диверсификации экономики должны стать: создание новых рабочих мест, более полная загрузка предприятий, рост налоговых поступлений в бюджеты всех уровней, а также повышение устойчивости к внешним воздействиям городской экономики в целом.

Соотнесение количественных изменений, чувствительных к диверсификационному процессу показателей, послужило основой для разработки коэффициента эффективности диверсификации монопромышленного города (МПГ), логическая схема определения значения которого представлена на рисунке 1.




































Рис.1 Логическая схема определения значения коэффициента эффективности

диверсификации экономики монопромышленного города


* для естественного прироста населения, имеющего отрицательные значения, уровня безработицы и среднегодовой численности работающих в одной организации вычисляется индекс, обратный темпу роста, где за базу сравнения принимаются значения более позднего периода.


Диверсификацию можно считать эффективной, если полученный коэффициент эффективности D больше 1 и превышает значения, рассчитанные аналогичным способом для анализируемого города на более ранних этапах диверсификации, либо до ее начала, а также при превышении значения аналогичного среднерегионального коэффициента. В условиях кризиса, несмотря на существенное ухудшение социально-экономических показателей, не связанное с диверсификацией, использование коэффициента D также допустимо, так как его величина объективно отражает различия в достигнутом уровне диверсификации анализируемых монопромышленных городов. Анализ коэффициента D в динамике позволяет определить глубину воздействия кризиса на экономику МПГ, а также выявить истинные причины ухудшения социально-экономической ситуации, которые помимо кризисных проявлений могут быть связаны с бездействием органов управления по реформированию моноэкономики города [6, с. 18].

В настоящее время в Челябинской области идет процесс формирования и утверждения инвестиционных планов развития экономики моногородов. На модернизацию экономики для основной части моногородов в федеральном бюджете 2010 г. были выделены денежные средства. Данные средства должны были в первую очередь пойти на развитие новых направ­лений деятельности (диверсификацию производства) и создание новых ра­бочих мест. Комиссия по развитию моногородов при правительстве РФ одобрила планы диверсификации экономики Сатки и Карабаша. Как в Сатке, так и в Карабаше в основу комплексного инвестиционного плана развития экономики до 2020 года легли такие задачи, как поддержка малого и среднего предпринимательства, переход от материального производства к сфере услуг.

В частности, по Сатке в план включено 20 инвестиционных проектов на общую сумму почти 28 миллиардов рублей, из которых более 21 миллиарда – частный капитал, федеральный бюджет направит около 550 миллионов рублей, остальное – средства области и муниципалитетов. Самые крупные направления – это развитие индустрии туризма, производство низкоуглеродистого ферромарганца на Саткинском чугуноплавильном заводе, производство строительных материалов. При реализации этих трех проектов планируется открыть свыше 6 тысяч новых рабочих мест, 5 тысяч вакансий даст только развитие туризма в Сатке. За счет средств государства продолжится реализация инфраструктурных программ по капитальному ремонту многоквартирных домов, переселению граждан из ветхого жилья, газификации домов и квартир. В результате к 2020 году в Сатке в три раза, до 31%, вырастет доля занятых в малом бизнесе, безработица сократится с 5,9 % до 1,2%, а доля градообразующего предприятия, комбината «Магнезит», в общем объеме отгруженных товаров сократится с 88% до 47%.

Инвестиционные проекты Карабаша можно разделить по трем направлениям. Это переработка отходов промышленного производства, использование природных ресурсов (туризм, пищевая промышленность, сельское хозяйство, добыча полезных ископаемых) и создание предприятий в сфере услуг. В их реализацию будет вложено около 5 миллиардов рублей, и уже к 2015 году за счет этого откроется почти две тысячи новых рабочих мест. Также в комплексный план включено градообразующее предприятие «Карабашмедь». На его модернизацию планируется направить 10 миллиардов рублей, что даст рост производства в два раза, до 120 тысяч тонн меди в год. За счет средств федерального бюджета также продолжится реализация программ по сносу ветхого жилья, реконструкции сетей и дорог, газификации. Общая стоимость инвестпроектов превышает 14 миллиардов рублей. Из них почти 13,5 миллиардов – частный капитал, около 300 миллионов – средства федерального бюджета. В результате реализации мероприятий плана к 2020 году в Карабаше с 28 до 51%, вырастет доля занятых в малом бизнесе, безработица сократится до 1,7%, а доля градообразующего предприятия в общем объеме отгруженных товаров сократится с 71,5 % до 38% [4, с. 6].

Одна из причин, по которой многие монопрофильные населенные пункты не смогли получить средства из федерального бюджета на модер­низацию экономики, состоит в том, что для реализации проектов иннова­ционного развития муниципальным образованиям было необходимо само­стоятельно привлечь часть денежных средств в виде частных инвестиций в указанные проекты. Очевидно, что далеко не всем монопрофильным насе­ленным пунктам такое под силу. Многие из них обладают крайне низкой привлекательностью для инвесторов на фоне значительных инвестицион­ных рисков.

Можно выделить и целый ряд других препятствий, сдерживающих про­ведение мероприятий по модернизации экономики моногородов:

  • неизбежный рост уровня безработицы на муниципальном рынке труда в случае модернизации производства на градообразующем предприятии, так как новые современные технологии, как правило, требуют меньше рабочей силы. Следовательно, возможен новый виток роста социальной напряжен­ности в моногородах;

  • узкая производственная специализация высвобождаемых работников с градообразующих предприятий, которая не позволяет задействовать их с той же эффективностью в других сферах экономики. В связи с этим необходимы значительные затраты на переобучение безработных;

  • низкая мобильность рабочей силы, не позволяющая работать рыноч­ному механизму перераспределения рабочей силы. Многие безработные от­казываются ездить на работу в соседний населенный пункт, даже если это занимает совсем немного времени;

  • старение населения моногородов может привести к дефициту кадров в муниципальных образованиях, необходимых для работы на модернизиро­ванном производстве.

Следует заметить, что подобные проблемы являются актуальными и для тех городов Челябинской области, которые не смогли получить статус монопрофильных. Однако, если уже сейчас местные власти не озаботятся созданием новых направлений деятельности, развитием малого бизнеса и привлечени­ем инвестиций в инновационные проекты, то в ближайшее десятилетие про­блема безработицы в моногородах возникнет вновь с еще большей остротой [2, с. 64].


Литература:

  1. Абрамова Е.А., Ильченко А.Н., Ксенофонтова О.Л. Безработица в монопрофильных городах: взгляд изнутри //Современные наукоемкие технологии. Региональное приложение. 2011. № 1. С. 6 – 12.

  2. Арсенова Е.А., Ряховская А.Н., Кован С.Е., Крюкова О.Г. Повышение эффективности государственной финансовой поддержки градообразующих предприятий монопрофильных городов // Эффективное антикризисное управление. 2011. № 1. С.62 –71.

  3. Анимица Е.Г. Новикова Н.В. Проблемы и перспективы развития моногородов России // Управленец. 2009. № 1. С. 46 – 53.

  4. Бухтиярова Т.И., Федоров В.В. Проблемы социально-экономического развития моногородов Челябинской области // Региональная экономика: теория и практика. 2011. № 24. С. 2 – 11.

  5. Ефимова Е.А. Рынок труда моногородов: состояние и перспективы // Пространственная экономика. 2011. № 1. С. 119 – 135.

  6. Колесник Е.А. Совершенствование управления социально-экономическим развитием города // Автореферат. Челябинск. 2010.

  7. Любовный В.Я. Монопрофильные города в условиях кризиса: состояние, проблемы, возможности реабилитации. М.: Дортранспечать. 2009.

  8. Статистический ежегодник по Челябинской области: Статистический сборник. Челябинск. 2010.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle