Библиографическое описание:

Еремян В. С. Закономерности развития института предпринимательства и его место в процессе модернизации системы экономических отношений России [Текст] // Проблемы современной экономики: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Челябинск, февраль 2015 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2015. — С. 3-6.

Статья содержит обоснование необходимости инновационного развития институтов предпринимательства. Выявлены проблемы, тормозящие процесс внедрения современных технологий в отечественные предприятия, указаны стимулирующие факторы. Доказана необходимость перестройки всей производственной структуры, обеспечивающей эффективную адаптацию инновационных решений в российские предприятия.

Ключевые слова: предпринимательство, новые технологии, инновационная активность, проблемы развития.

 

This article contains the foundations for the development of innovative business institutions. The problems were identified that hinder the process of modern technologies in the domestic enterprises. The necessity of restructuring the entire production structure of economy is proved which ensures the effective adaptation of innovative solutions in the Russian enterprises.

Keywords: entrepreneurship, new technologies, innovation activity, development problems.

 

Согласно современной мировой науке в основе преобразований во всех сферах развития общества лежит закономерный и объективный процесс инновационного обновления. Это связано со следующими факторами:

-        необходимостью частичного обновления любой системы в процессе ее развития, последовательного перехода от одной фазы к другой;

-        непременностью регулярного совершенствования каждой системы для удовлетворения постоянно увеличивающихся и усложняющихся потребностей развивающегося общества;

-        потребностью в обновлении общественных систем, с целью адекватного реагирования на внешние перемены, связанные с изменениями окружающей общество природной среды [3, с. 138].

Еще в начале ХХ века австрийский экономист Й. Шумпетер утверждал, что для осуществления эффективной предпринимательской деятельности и динамического развития экономики также необходимы нововведения, инновации, в противном случае она окажется в стагнационном состоянии, характеризующимся отсутствием развития и движением по кругу.

Уже в настоящее время в нашей стране особое значение приобретает процесс перехода от сырьевого пути экономического развития к новому инновационному сценарию. Данное обстоятельство стало основной причиной провозглашения в качестве важнейшей, на сегодняшний день, стратегической задачи — создание и развитие инновационной инфраструктуры страны. По мнению экспертов, общий экономический рост и темпы инновационного развития тесно взаимосвязаны. А именно, развитие инновационной сферы дает толчок наращиванию инвестиционной активности, развитию и расширению рынков, созданию новых отраслей, повышению производительности во всех сферах экономики и повышению конкурентоспособности продукции, что, несомненно, означает экономический рост. В свою очередь, экономический рост создает благоприятные условия для инновационного развития, что позволяет государству увеличить инвестиции в поддержку инноваций и в совершенствование человеческого капитала, расширяет возможности для появления новых продуктов и технологий.

Однако на сегодняшний момент мы наблюдаем отставание в достижении целей, предусмотренных в «Стратегии развития науки и инноваций в Российской Федерации до 2015 года» [8], а именно, на всех этапах ее реализации, большинство запланированных показателей не достигли даже уровня, предусмотренного инерционным сценарием [11, с. 19]. Это, в сою очередь свидетельствует о необоснованном выборе отраслевых и региональных приоритетов технологического развития, а также о неэффективном использовании бюджетных средств, направленных на инновационное стимулирование.

В результате, безрезультативная реализация инновационных проектов в сфере предпринимательства превращается в основной фактор, тормозящий его развитие. Для детализации указанной проблемы, оценим состояние инновационной сферы в России и выделим основные препятствия для роста реального сектора экономики.

Во-первых, это незначительный уровень инновационной активности предпринимателей, особенно в сфере малого бизнеса. Действительно, согласно данным статистической информации, лишь 10,1 % отечественных предприятий в 2013 г. осуществили технологические и нетехнологические инновации. Это не только меньше показателя 2012 г. (10,3 %), но и значительно ниже значений, характерных для большинства стран: например, для Германии — 79,3 %, Бразилии — 76,0 %, Канады — 75,8 %, ЮАР — 73,9 %, Японии — 48,5 %, Чили — 19,2 % [1, с. 444]. К тому же, во многих российских субъектах величина показателя заметно ниже средних по стране, например, в Южном ФО она составила 7,2 %, в Северо-Кавказском — всего 5,9 % (самая низкая среди всех российских округов).

Если говорить лишь о компаниях, внедривших именно технологические решения и новшества в свою деятельность, то их доля в общей численности обследуемых компаний оказалась еще меньше — всего 8,9 % в 2013 г. против 9,1 % в 2012 г. Для сравнения, в ЮАР величина данного показателя составила 65,4 %, в Германии — 64,2 %, Канаде — 58,1 %, Чили — 57,4 %. Что же касается компаний малого сектора, то удельный вес тех организаций, которые в 2013 г. применили новые технологии, в целом по России составил всего 4,75 % против 5,1 % в 2012 г. [10]. Наивысший процент по данному показателю отмечен в Уральском ФО — 5,85 %, наименьший — в Дальневосточном ФО — 2,32 %. В Южном и Северо-Кавказском ФО восприимчивость малого бизнеса к научно-техническим нововведениям крайне низка — 2,59 % и 2,42 % соответственно.

Кроме того небезынтересна характерная для нашей страны особенность, связанная с зависимостью уровня инновационной заинтересованности организаций от их величины, а именно, мы видим, что, чем больше предприятие, тем активнее оно применяет инновации. Так, среди российских организаций коммерциализацию результатов научных исследований осуществляют порядка 4–6 % предприятий из числа малых, 11–13 % — из средних и 50–70 % — из крупных компаний. При этом доли каждой из предпринимательских групп в общем количестве компаний, осуществляющих инновации, следующие: у представителей малого бизнеса — 13,3 %, среднего — 30,3 % и у крупного — 56,4 % [1, с. 61–62]. Это, по всей видимости, связано с недостатком собственных денежных средств у небольших компаний для их инновационного развития и расширения, а также с высокой стоимостью передовых технологий и нововведений.

Таким образом, в нашей стране очевидно наличие критически низкого и, в дополнение, еще и сокращающегося спроса на перспективные технологические решения со стороны предпринимательского сектора (особенно малого), при всеобщей тенденции закупки ими результатов научно-технической деятельности за рубежом в ущерб отечественным инновациям и российскому сектору исследований и разработок. В результате, отсюда вытекает еще одна ключевая проблема — это ослабление и разрыв кооперационных связей между перспективными, с точки зрения их дальнейшей коммерциализации, опытно-конструкторскими разработками и производством. В результате, неразвитость и несбалансированность инфраструктуры инноваций влияют на то, что невостребованные в нашей стране отдельные научные результаты и знания перетекают в зарубежные страны, при этом сохраняется крайне низкий уровень экспорта передовых технологий (доля экспорта высокотехнологической продукции в совокупном экспорте — всего 3,8 %) при высоком их импорте.

Во-вторых, это низкая результативность нововведений, определяемая при оценке объемов и структуры инновационной продукции. Согласно официальной статистике, в России ее доля в общем объеме произведенных товаров, работ и услуг, хоть и выросла с величины в 4,8 % в 2010 г., в 2013 г. составила всего 9,2 % [10]. При этом в нашей стране остается низкой и удельный вес продукции, созданной по новым и принципиально новым технологиям — всего 6,3 % из совокупного объема. Для сравнения, аналогичный показатель в Словакии — 23,4 %, в Испании — 19,0 %, в Германии — 15,5 %, во Франции — 14,8 % [1, с. 455–457].

Необходимо также добавить, что большинство российских инновационных проектов являются имитационными, т. е. они ориентированы на массовое производство модернизированной продукции, традиционной для многих развитых стран [11, с. 14–15]. Как правило, данные технологические нововведения направлены на сокращение отставания от зарубежных конкурентов или на усиление существующих преимуществ компаний, не стремящихся занять новую рыночную нишу либо создать новые рынки.

В-третьих, это низкая эффективность технологических инноваций, иными словами, незначительная отдача от применения нововведений в производстве. Данная проблема связана, прежде всего, с двумя обстоятельствами: с одной стороны, это слабая интенсивность затрат на инновации, с другой — устаревшие технологические уклады и оборудование. Действительно, несмотря на значительное увеличение к 2013 г. объемов инновационной продукции, удельный вес затрат на технологические новшества в общем количестве отгруженных товаров в нашей стране составил всего 2,9 %, хоть и заметно увеличился с величины в 1,3 % в 2006 г. [10]. Это означает, что на каждый 1 руб. инновационных затрат в России приходится только 2,9 руб. произведенной инновационной продукции. Для сравнения, аналогичный показатель в 1995 г. в нашей стране составил 5,5 %, а в 2012 г. в Дании — 3,45 % (наивысшая в мире величина интенсивности затрат на нововведения), в Финляндии — 2,93 %, в Швеции — 2,91 % [1, с. 450].

Это связано, прежде всего, с тем, что за 2006–2013 гг. темпы увеличения совокупных расходов на технологические инновации (больше в 5,3 раза) существенно опережают рост, как количества инновационных организаций (больше в 1,1 раза), так и произведенного ими продукта (больше в 4,5 раза). Данный факт может говорить либо о неэффективном вложении средств и неправильной организации производства, либо об инвестировании в уже функционирующие предприятия без стимулирования создания новых. На наш взгляд, это является негативной тенденцией, учитывая тот факт, что в настоящее время на многих российских предприятиях высокий уровень износа оборудования, к которому сложно внедрить новые технологические решения.

Действительно, в отечественном предпринимательском секторе степень износа основных средств варьирует в пределах 50 %, при этом максимальная его величина зафиксирована в сфере торговли (62,2 %), добычи полезных ископаемых (52,3 %) и в высокотехнологичных видах деятельности (45,9 %). Коэффициент обновления основных фондов по некоторым отраслям экономики в течение последние 5 лет снижался, либо остался неизменным. Очевидно, что именно отсюда и столь невысокая степень восприимчивости российских институтов предпринимательства к новым производственным решениям.

Согласно опросу руководителей компаний, проведенному общероссийской организацией малого и среднего предпринимательства «Опора России», 21 % компаний в своей деятельности использует умеренно устаревшее оборудование, 7 % — морально устаревшее, на каком уже почти никто в мире не работает, у 40 % предприятий — оно не совсем современное, но широко используемое, и всего у 26 % — новейшее, инновационное оборудование [4, с. 35]. Преобладание в нашей стране отсталых производственных технологий, в свою очередь, объясняет доминирование в совокупных затратах предприятий на инновации расходов на новое оборудование (свыше 95 % в 2013 г.).

В-четвертых, это характерная для России высокая степень межрегионального неравенства, в том числе и по уровню инновационного развития. Оценка российских субъектов по ключевым индикаторам, характеризующим вовлеченность предпринимательских структур в инновационные процессы, интенсивность и эффективность кооперационных связей в цепочке «наука-производство», степень участия организаций в осуществлении нововведений, качество инновационной политики и т. д., выявила заметные различия не только между федеральными округами, но и входящими в них регионами. Так, степень их дифференциации по уровню инновационного развития в 2012 г. составила 3,7 раза, а при рассмотрении отдельных индикаторов она оказалась еще глубже [6, с. 17–19].

Итак, в территориальном разрезе наивысший уровень инновационного развития отмечен в г. Москва и г. Санкт-Петербург, Республике Татарстан и Чувашской Республике, Нижегородской, Свердловской и Томской областях. Очевидно, что лидер по данному показателю — Приволжский ФО, за ним следуют Центральный и Сибирский ФО. В Северо-Кавказском ФО доминируют регионы (их более 70 %) с наименьшими значениями регионального инновационного индекса. Несмотря на высокий уровень социально-экономических условий и качества инновационной политики в Ставропольском крае, по сводному индексу наш регион все же сильно (в 1,5 раза) отстает от лидирующих территорий.

Стоит также отметить, что в настоящее время действует, принятая еще в советский период, система размещения производства в разных субъектах нашей страны, что создает дополнительные препятствия для внедрения современных технологий в региональные предприятия.

И, наконец, в-пятых, это еще не до конца сформированная российская инновационная система. А именно:

-        существующая нормативно-правовая (законодательная) база, регулирующая и стимулирующая инновационную деятельность, а также прямые и косвенные механизмы государственной поддержки предприятий-новаторов (включая систему государственных закупок) не соответствуют новым условиям и перспективам долгосрочного развития отрасли;

-        современное состояние инфраструктуры (посреднических, юридических, банковских и прочих услуг) и низкий уровень кооперационных связей (большинство российских компаний не готовы к сотрудничеству с отечественными предприятиями и зарубежными корпорациями в области инноваций) пока, скорее, препятствует инновационному развитию;

-        недостаток информации о передовых технологиях и возможных рынках сбыта принципиально нового продукта блокирует инновационную сферу не только от хозяйствующих субъектов, но и от частных инвесторов и кредитных организаций [1, с. 51–52];

-        высокая конкуренция на рынке инновационных товаров, представленных в основном зарубежными производителями (в 2013 г. соотношение импорта высокотехнологической продукции к экспорту — 1:2,2), а также низкий спрос на отечественные инновационные товары создает неопределенность будущей экономической выгоды от внедрения нововведений российскими производителями.

Таким образом, рассмотренный выше ряд показателей позволяет нам говорить о недостаточном развитии сферы нововведений в России, а также о значительном отставании нашей страны от большинства передовых государств. Это доказывают и результаты исследования глобального индекса инноваций в 2014 г. (Global Innovation Index 2014[1]*), в котором Россия занимает 49 место в списке из 143 стран. Тем не менее, среди представителей БРИКС она уступает лишь Китаю, рейтинг которого сопоставим с рейтингом многих стран с высоким уровнем дохода (29 место) [2].

Тем не менее, стоит отметить и сильные стороны, способные оказать благоприятное воздействие развитию российской предпринимательской отрасли в целом и в частности отдельно взятого инновационного субъекта хозяйствования. Как отмечается в Прогнозе долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 г. [5] и в Инновационной стратегии до 2020 г. [7, с. 19–20], наша страна обладает необходимыми предпосылками для формирования эффективно функционирующего сектора предпринимательства, однако требуется их реформирование. Это доказывает наличие базовых элементов инновационной инфраструктуры. На протяжении последних 10 лет, при поддержке государства по всей стране были созданы инновационно-технологические центры, технопарки, бизнес-инкубаторы, центры трансфера технологий и коллективного пользования научным оборудованием, начали действовать фонды поддержки инновационного и венчурного предпринимательства, образовались технико-внедренческие особые экономические зоны.

Таким образом, российское инновационное предпринимательство — это уже не миф, но еще и не реальность, которую можно достичь путем преодоления задерживающих факторов и эффективного решения основных инновационных задач.

 

Литература:

 

1.           Индикаторы инновационной деятельности: 2014: стат. сборник. М.: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», 2014. 472 с.

2.           Исследование INSEAD: Глобальный индекс инноваций 2014 г. // Центр гуманитарных технологий. URL: http://gtmarket.ru/news/2014/07/18/6841

3.           Калинкина Н. Н., Шилов М. Л. О некоторых закономерностях инновационного развития на современном этапе // Вестник ННГУ. 2012. № 2 (2). С. 138–140.

4.           Предпринимательский климат в России: Индекс ОПОРЫ 2012 / Общероссийская общественная организация малого и среднего бизнеса «ОПОРА России». М., 2012. 162 с.

5.           Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года. [разр. Министерством экономического развития РФ]. URL: http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/macro/prognoz/doc20130325_06

6.           Рейтинг инновационного развития субъектов Российской Федерации. Вып. 2 / под ред. Л. М. Гохберга. М.: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», 2014. 88 с.

7.           Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года: «Инновационная Россия — 2020». Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2011 г. № 2227-р. М.: МЭР, 2011. 146 с.

8.           Стратегия развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года. [утв. межведомственной комиссией по научно-инновационной политике от 15.02.2006 № 1.] // СПС КонсультантПлюс. М., 2014. Загл с экрана.

9.           Центральная база статистических данных / Федеральная служба государственной статистики. // электрон. дан. Режим доступа URL: http://www.gks.ru/dbscripts/cbsd/dbinet.cgi (дата обращения: 28.09.2014)

10.       «Эксперт» — Инновации: Сборник аналитических материалов. / Рейтинговое агентство «Эксперт РА», М.: 2011. 46 с.



* Справочно: Совместный доклад Международной бизнес-школы INSEAD, Корнельского университета (Cornell University) и Всемирной организации интеллектуальной собственности (World Intellectual Property Organization, WIPO)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle