Библиографическое описание:

Асламов А. И. Подходы к определению механизмов укрепления экономического потенциала Республики Таджикистан [Текст] // Проблемы современной экономики: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Челябинск, февраль 2015 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2015. — С. 106-114.

Основной задачей экономической политики любого государства является обеспечении экономического роста и достижение устойчивости социально-экономического развития.

В свою очередь их обеспечение зависят от выбора целей и инструментов реализации экономической политики.

В качестве основополагающих целей долгосрочного социально-экономического развития Республики Таджикистан можно выделить следующие:

-        обеспечение устойчивого развития экономики республики — как главного фактора устойчивости ее политического развития;

-        реализация суверенной экономической политики, обеспечивающая защиту и реализацию национальных интересов;

-        достижение высокого уровня экономического развития как важнейшее условие повышения конкурентоспособности национальной экономики в системе глобальной конкуренции;

-        использование всех имеющихся возможностей и создание новых возможностей для максимального сокращения уровня бедности, повышения уровня благосостояния населения, и обеспечения социальной справедливости;

-        обеспечение условий для взаимовыгодного и справедливого участия страны в системе мирохозяйственных связей и достижение достойного места в иерархии мировой экономики.

Переход к устойчивому экономическому росту невозможен без создания соответствующих макроэкономических условий, включающих создание эффективных механизмов по укреплению всех секторов национальной экономики.

В этой связи особую актуальность приобретает поиск механизмов или источников такого развития. Теория и мировой опыт свидетельствует о том, развитие любой экономики опирается на использовании трех источников: внутреннего спроса, внешнего спроса и инвестиций.

Эффективная стратегия социально-экономического развития страны в условиях глобализации зависит, прежде всего, от эффективности использования внутренних и внешних факторов развития.

В настоящее время экономический рост в Республике Таджикистан определяется внутренними факторами — увеличением потребления и накопления, но их источником являются, прежде всего, денежные переводы мигрантов (46 % ВВП) и внешние финансовые ресурсы.

Анализ показывает, что внешний спрос не значителен и не обеспечивает прочную базу для укрепления экономического потенциала страны. Свидетельством вышесказанного является ухудшение баланса внешней торговли страны и ее отношения к ВВП за последние годы. Отношение отрицательного чистого экспорта к ВВП увеличилась с -7,8 % в 2000г. до -67,8 % в 2012г. Увеличение импорта страны тоже связано с ростом денежных доходов населения от переводов мигрантов, в первую очередь, и внешних финансовых ресурсов которые стимулируют внутренний спрос.

В последние годы развития экономики страны внешний спрос на национальные трудовые ресурсы является основным двигателем экономики РТ.

Очевидно, что ориентация на внешний трудовой рынок как на основной источник экономического роста страны не отвечает критериям экономической безопасности, и считаем целесообразным поиск новых источников развития, которые в долгосрочной перспективе обеспечат качественное изменение экономического роста страны.

Ориентация на внешние источники роста, прежде всего на мировые рынки товаров и услуг требуют разработку и реализацию стратегических задач по повышению конкурентоспособности национальных товаров и услуг, диверсификации географической и товарной структуры национального экспорта, оптимизации участия страны в системе международного обмена, повышение качества трудовых ресурсов страны и диверсификацию сферы и географии приложения национальных трудовых ресурсов за рубежом. Можно констатировать, что внешний спрос (кроме спроса на трудовые ресурсы) не является фактором устойчивости роста национальной экономики.

Ориентация на внутренний рынок и увеличение производства за счет расширения емкости внутреннего рынка предполагает расширение платежеспособности населения страны, рост внутреннего спроса и увеличения предложения национальных товаров и услуг на внутреннем рынке.

Решение задачи расширения внутреннего рынка невозможно без повышения уровня доходов населения, уровня оплаты труда, активизации кредитного механизма в обеспечении внутренних финансовых потребностей и т. п.

Одним из стратегических задач страны является сокращение бедности в стране. Благодаря приятыми правительством мерами на основе стратегических документов — Стратегии Сокращения Бедности удалось сократить уровень бедности с 83 % в 2000г. до 38,2 % в 2012г. В послании президента парламенту страны от 04.2014г. отмечается, что в уровень бедности должен сократиться до 30 % в 2015г. и до 20 % в 2020г. Несомненно, осуществляемые правительством меры в сфере повышения благосостояния являются важным фактором стимулирования потребительского спроса внутри страны и источником дальнейшего экономического роста.

Но пока по уровню зарплаты — основному индикатору уровня внутреннего спроса – мы сильно отстаем. Среднемесячная заработная плата в РТ в 2012г. составила 116,6долларов против 27 долларов США в 2005г.

Несмотря на положительную динамику уровня оплаты труда ее уровень очень низкий. В этом плане рост зарплаты может существенно повысить внутренний спрос, а рост зарплаты с другой стороны вынуждает производителей повысить качество товаров и услуг и производительность труда в целом. За счет повышения покупательной способности расширяется спрос, что в свою очередь способствует расширению воспроизводственного процесса в стране. Рост зарплаты снизить и отток трудовых ресурсов за рубеж.

В настоящее время внутренний спрос пока обеспечивается в основном за счет импорта, что свидетельствует о невысоком уровне конкурентоспособности национальных товаров на внешних рынках. К сожалению, внутренний спрос имеет в основном потребительский характер, что не является фактором повышения экономического потенциала страны. Страна пока неэффективно участвует в системе международного обмена и в системе мировохозяйственных связей, что обусловлено, прежде всего, деформацией структуры национального производства.

Таблица1

Структура ВВП РТ

Годы

Сельское хозяйство

Промышленность

Услуги

2000

27,3

38,4

34,3

2005

23,8

25,6

45,6

2011

21,6

16,1

50,7

 

Источник: составлено по данным:Unctad.org

Как свидетельствуют данные таблицы 1 в структуре национального производства снижается удельный вес секторов реального производства, и увеличивается доля сферы услуг. Такая структура национального производства не может обеспечить достижение благоприятных результатов в системе международного разделения труда и в целом не может выступать источником устойчивости социально-экономического развития страны. Такая ситуация требует реализации эффективной структурной политики страны.

Определяющим условием успешного развития национальных экономик является эффективная политика в сфере воспроизводственного процесса — прежде всего, в сфере промышленности. Промышленная политика предполагает обеспечение условий для развития и повышения конкурентоспособности промышленного производства с учетом национальных сравнительных преимуществ. Эффективная промышленная политика означает реализацию эффективной структурной политики, в том числе региональной и отраслевой, которые предопределяют позиции страны в системе международного промышленного производства.

Отраслевая структура промышленности РТ(см.табл.2) свидетельствует, что в последние годы в ней увеличиваются удельный вес топливно-энергетической, пищевой, лёгкой и строительной отраслей.

Доля отраслей машиностроения, химической отрасли, т. е. отраслей обеспечивающих высокую добавленную стоимость и легкой промышленности значительно снизились за последние 20лет.

Доля тяжелой промышленности за эти годы увеличился в 2,0 раза. Удельный вес металлургии (алюминиевое производство) возрос в 4,5 раза, в то время как удельный вес машиностроения снизился в 2,6 раза, химико-лесного комплекса в 5,8 раза, легкой промышленности — в 3,6 раза.

Таблица 2

Структура промышленного производства Республики Таджикистан

Топливно-энергетический комплекс

Металлургическая промышленность

Пищевая промышленность

Легкая промышленность

Машиностроение

Химическая и нефтехимическая промышленность

1991–4 %

2000–7,9

2010–14,9

1991–8 %

2000- 59,9 %

2010–35,7 %

1991–16

2000–11,0

2010–27,0

1991–49

2000–10,8

2010–13,3

1991–7 %

2000–0,8

2010–2,6

1991–4 %

2000–1,8 %

2010–0,5 %

 

Источник: составлено по данным: Хочагии халки Чумхурии Точикистон: Омори соли 1992. Душанбе 1993.-182 сах. и 20лет государственной независимости статистический сборник /Агентство по статистике при Президенте Республики Таджикистан. –Душанбе,2011.-832с.

Следует отметить, что деформация структуры промышленного производства была обусловлена, прежде всего, распадом СССР и последующим ухудшением темпов социально-экономического развития страны.

По данным Госкомстата СССР в общем объеме промышленной продукции РТ доля предприятий союзной промышленности составляла 31 %, а в общей численности занятых в промышленности-36 %, и удельный вес предприятий союзного подчинения в промышленных производственных основных фондах составляло 74 % его объема. Это с одной стороны показывает, что структурная деформация в экономике РТ и в первую очередь, деградация промышленного производства произошла за счет развала СССР, а с другой стороны это показывает, что при условии реализации эффективной интеграционной политики Таджикистан имеет значительный потенциал для восстановления кооперационных связей с Россией и другим странами СНГ.

В целом важнейшим элементом структурных преобразований должно стать повышение доли передовых отраслей обеспечивающих высокую добавленную стоимость и конкурентоспособность на мировых рынках.

Решение задачи структурной перестройки национальной экономики невозможно без активизации инвестиционного комплекса страны.

Опыт и практика успешных экономик показывает, что долгосрочное устойчивое развитие экономики зависит от реализации эффективной финансовой политики и прежде всего, инвестиционной.

Однако, как показывает анализ состояния национальной экономики РТ инвестиционный комплекс страны несмотря на очевидные позитивные сдвиги в целом пока не является достаточным для обеспечения устойчивого развития страны.

Проблемы Таджикистана в инвестиционной сфере обусловлены состоянием народного хозяйства страны за постсоветский период.

Согласно критериям экономической безопасности пороговый объем инвестиций в основной капитал должен превышать 25 % к ВВП, в противном случае обеспечение расширенного воспроизводства невозможно.

В 2012г. инвестиции в основной капитал составили 14 % от общего объема ВВП.

Инвестиционные проблемы Таджикистана связаны с низким уровнем объемов валовых накоплений и сбережений, которые составили соответственно 20 и 18 %.

В период до 2011г. подавляющая часть инвестиций в основной капитал финансировалась за счет внебюджетных средств. Например, в 2000г. доля бюджетных средств составляла 44 %, а в 2010г.-36 %.

В структуре инвестиций в основной капитал доля иностранных инвесторов в 2010г. составила 40 %, а в 2011г. 27 %. Она существенно снизилась за последние годы. Но при таком раскладе источников инвестиционных вложений обеспечить положительные структурные преобразования в экономике страны проблематично.

В экономике РТ существует проблема формирования достаточных сбережений и их трансформации в инвестиции. Наращивание сбережений зависит от реализации эффективной экономической, монетарной, денежно-кредитной, внешнеэкономической политики, повышения эффективности народного хозяйства, а решение проблем трансформации ресурсов в инвестиции зависят от укрепления экономического потенциала страны и адекватного развития финансового рынка страны, в том числе повышения конкурентоспособности главного посредника трансформации сбережений в инвестиции — банковского сектора.

Решение инвестиционных проблем страны и обеспечение устойчивости инвестиционных процессов в национальной экономики невозможно без достижения конкурентоспособности финансовой системы страны.

Конкурентоспособность финансовой системы является одним из главных факторов экономического развития страны, поскольку от его состояния зависят внутренний инвестиционный потенциал национальной экономики, а с другой стороны она (конкурентоспособность) является индикатором привлекательности (с точки зрения риска, надежности) страны перед иностранными инвесторами.

В числе определяющих индикаторов финансовой устойчивости выступают состояние государственных финансов, уровень развития банковского сектора и финансового сектора в целом.

Состояние государственных финансов определяются показателями государственного бюджета, в числе которых ее объем, дефицита бюджета к ВВП, отношение государственного бюджета к ВВП, уровень монетизации экономики, отношение инвестиций в основной капитал к ВВП и т. п.

Рассмотрим их подробно.

Бюджет республики Таджикистан в 2012г. составил 10761247,9 млн. сомони или 26,8 % к ВВП. В 2000г. объем бюджета страны составлял 13,9 % по отношению к ВВП, что свидетельствует о позитивных тенденциях в экономике страны и несомненно является отражением укрепления финансовой системы страны за последние годы.

Как отмечается в послании Президента к Парламенту страны “если в 2001г.расходную часть госбюджета составили 314миллионов сомони, то данный показатель в 2014г.будет равен 14,1миллиарда сомони, то есть увеличится в 45 раз. Бюджет РТ профицитный. Бюджет Республики Таджикистан имеет социальную направленность. В 2014г. финансирование социальных сфер составит 54,2 процента общего объёма расходов госбюджета или 7,7 миллиарда сомони, и в течение предстоящих семи лет предусматривается профинансировать социальные сферы в общем объёме более 70 миллиардов сомони. Несомненно, такая направленность бюджета страны связано и с решением проблем бедности в стране, но в перспективе необходимо перейти к увеличению объемов вложений в реальный сектор экономики, которая и создает прочную основу решения и социальных проблем.

Другая особенность инвестиционного комплекса страны связано с тем, что основная ее часть направляется на решение стратегических задач страны по обеспечению энергетической безопасности и вывода страны из транспортной изоляции. До 2020 года, для достижения этих стратегических целей предусмотрена мобилизация средств на более чем 35 миллиардов сомони за счёт бюджета и привлечения инвестиций.

Для модернизации энергетической системы страны в течение последних десяти лет было израсходовано более 13 миллиардов сомони и в течение предстоящих семи лет на обеспечение устойчивого функционирования энергетической инфраструктуры, развитие отрасли и обретение энергонезависимости страны за счёт государственного бюджета и других источников финансирования будет направлено более 22 миллиардов сомони. В 2014 году за счёт всех источников финансирования для транспортно-коммуникационной отрасли будет потрачен 1,1 миллиарда сомони и в течение предстоящих семи лет — более восьми миллиардов сомони[1].

Решение этих стратегических задач создадут прочную основу укрепления экономического потенциала страны и выступают одним из основных факторов модернизации национальной экономики.

Анализ тенденций развития финансовой системы показывает, что страна достигла значительных успехов в укреплении финансового потенциала и по мере достижения ее стратегических задач вектор инвестиционных вложений будет изменен в сторону укрепления реального сектора экономики.

В числе других индикаторов финансовой устойчивости и инвестиционного комплекса выступает и состояние банковского сектора.

Одним из важнейших индикаторов, показывающих роль банковского сектора в экономике страны в целом и ее конкурентоспособность, является соотношение банковских активов к ВВП.

Следует отметить, что за последние годы активы банковского сектора выросли существенно.

С 2005 по 2012гг. суммарные активы банковского сектора увеличились в 6,5раз, а отношение суммарных активов банковского сектора к ВВП за этот период выросли с 22,5 % до 29,12 %.

Несмотря на значительный рост с точки зрения обеспеченности капиталом и конкурентоспособности банковский сектор РТ пока существенно отстает от общемировых показателей. В Таджикистане соотношение банковских активов к ВВП составляет 29,1 % [1]. В странах с развитой экономикой она доходит до 300 (Гонконг, Япония, Швейцария, Китай, Нидерланды).

Конечно это отражение экономического потенциала страны. Но с другой стороны это и экономическое состояние ее субъектов, уровень финансовых возможностей ее населения и степени доверия к банковской системе.

Одной из ключевых проблем банковского сектора Таджикистана является высокая степень концентрации банковского капитала, где на три крупнейших банка из 15 приходится около 59 % актива всей банковской системы. Такая ситуация отражает слабость конкуренции на рынке банковских услуг, что является одним из факторов сдерживания развития банковского сектора страны.

Инвестиционная активность банковского сектора должна стать локомотивом экономического роста. Другими словами, рост ВВП определяется, прежде всего, инвестициями. В Китае, например доля инвестиций к ВВП в 2012г.составило 46,8 %, а в отдельные годы превышало 50 %, которые и предопределяют темпы развития и ее позиции в иерархии мировой экономики.

В целом можно констатировать, что инвестиционные проблемы страны являются отражением неконкурентоспособностью банковской системы страны.

На наш взгляд одним из основных проблем финансового сектора, в том числе инвестиционного комплекса является низкий уровень монетизации, которая ограничивает финансовые возможности страны и не может обеспечить активизацию инвестиционного процесса в стране.

Это, несомненно, ограничивает возможности и роль банковского сектора в решении финансовых и инвестиционных проблем страны и на наш взгляд является одним из основных факторов низкой активности банковского сектора Таджикистана.

В Таджикистане уровень монетизации или отношение денежной массы M2 к ВВП очень низкий. В 2000 г. уровень монетизации составил 8,2 %, в 2005 г. — 14,2 % [2] и в 2012 г. — 20,46 % [3]. В Советском союзе этот показатель составлял 60 %. Для сравнения, уровень монетизации, например в Гонконге составляет 320 % к ВВП, в Китае –170 %, в Японии -168 и в Германии -123 %.

На наш взгляд, необходимо перейти к реализации адекватной потребностям национального хозяйства монетарной политике. Это должно способствовать оживлению финансового сектора страны и повышению ее способности в (функции) по обеспечению экономического развития.

Это повысить емкость внутреннего рынка и обеспечить устойчивый экономический рост.

В плане реализации инвестиционной политики особенно в отраслях промышленности государство должно взять более активную роль. Пока основные инвестиции в сфере реального производства осуществляется за счет частного сектора или иностранных инвесторов. Однако частный сектор не способен осуществить инвестиции в крупные производства, которые, и предопределяют качественную диверсификацию национального производства.

Ограничив свои инвестиционные возможности, ждать иностранных инвесторов и возлагать надежду на иностранные финансовые ресурсы не является целесообразным.

Другая проблема инвестиционного комплекса и в целом структуры национального производства это рационализация размещения производительных сил. В период развития экономики в рамках СССР одной из эффективных мер повышения экономического потенциала была практика разработки и реализации размещения производительных сил и развития конкретных производств.

В современных условиях необходимо возродить эту практику и на основе государственного и частного взаимодействия развивать и размещать конкретные виды экономической деятельности исходя из текущих и перспективных потребностей экономики страны, на основе соблюдения принципов эффективности и разумной конкуренции. Практика показывает, что частный сектор       мало учитывает эти аспекты и стремится вложить в те производства, где отдача высокая и слепо копирует имеющиеся производства. В конечном итоге это приводит как обычно к неэффективному воспроизводственному процессу, избыточной конкуренции, деформации структуры национального производства. Государство должно четко определить, какие именно производства, с учетом возможностей и потребностей экономики необходимо развивать и для этого иметь обоснованную стратегию, в том числе социально-экономического развития регионов.

В целом опора на “трех китах” экономики — внешнем спросе, внутреннем спросе и инвестициях предполагает реализацию эффективной структурной, промышленной, аграрной, инвестиционной, бюджетной, ценовой, внешнеэкономической и других элементов экономической политики страны.

Указанные цели объективно предполагают реальную оценку эффективности использования внутренних и внешних возможностей социально-экономического развития страны, достигнутого уровня ее развития, соответствие или несоответствие достигнутых уровней социально-экономического, технологического, производственного (промышленного, сельскохозяйственного и др.) поставленным целям и возможностям (природно-ресурсным, экономическим, человеческим) страны.

Безусловно, степень эффективности использования национальных сравнительных преимуществ в системе международного разделения труда они и определяют качество участия и место страны в системе мировой экономики.

Это в свою очередь обуславливает постановку задач для реализации указанных целей и устранения проблем и препятствий на их пути.Эти особенности, а также необходимость обеспечения устойчивого экономического развития обусловливают поиск новых источников и механизмов укрепления экономического потенциала страны, повышения эффективности участия страны в системе международного разделения труда.

В числе определяющих факторов обеспечивающих достижение этих целей, безусловно, нужно выделить выбор стратегии или модели социально-экономического развития страны.

Выбор модели социально-экономического развития страны, прежде всего, показывает, что является для нее ориентиром для развития, какую цель (в социально-экономическом развитии, прежде всего) она преследует.

Она (модель) предопределяет контуры будущего развития страны и в определенной степени поможет выбрать реалистичный вариант экономической политики исходя из возможностей страны. В мире существуют разные экономические модели — шведская, немецкая, американская, китайская, французская и другие которые имеют свои особенности и в силу своей успешности стали эталонами хозяйствования. В числе образцовых экономик мы можем назвать и экономику Республики Беларусь, которая, несмотря на низкий уровень обеспеченности природными ресурсами, но благодаря эффективной политике управления национальной экономикой достигла значительных успехов в плане социально-экономического развития. В Беларуси более 75 % промышленности страны находится в собственности государства [4]. Модель управления экономикой реализуемая в период правления А. Г. Лукашенко или “белорусское экономическое чудо “, признавали и на западе, в том числе и МВФ. В отдельные годы экономика Республики Беларусь развивалась быстрее даже чем китайская экономика (например,10,2 % против 9,6 % в 2008г.). Она характеризуется самыми высокими социальными показателями.

Уровень бедности в Беларуси самый низкий на постсоветском пространстве. Структура ее экономики в отличии от многих постсоветских экономик не деформирована, а структуре ее внешней торговли соответствует структуре торговли развитых стран, с высоким удельным весом экспорта промышленной продукции.

Таджикистану необходимо выбрать положительные черты всех этих моделей и строит свою собственную модель развития на основе возможностей национальной экономики. В сфере развития финансового сектора, например, банковского сектора, необходимо использовать механизмы исламского банкинга, которая может способствовать решению инвестиционных проблем страны, в том числе за счет привлечения финансовых ресурсов исламских финансовых институтов. В целом идеи исламской экономической модели, которые, к сожалению, в полной мере не реализованы не в одном исламском государстве, очень полезны, в том числе, в плане достижения социальной справедливости и могут быть в числе приоритетных целевых ориентиров экономической политики Республики Таджикистана.

Несомненно, решение перечисленных задач невозможно без повышения эффективности управления народным хозяйством и устранения коррупции.

На наш взгляд эффективность управления народным хозяйством невозможно без смены парадигмы развития, т. е. без усиления роли государства в экономике невозможно достичь цели социально-экономического развития. Роль государства в экономике определяется не только объемами и долями владения государственной собственности, а его влиянием на национальную экономику.

Усиление и ослабление государственного регулирования экономики ориентировано на решение конкретных экономических задач в зависимости от тенденций развития экономики в системе мирового хозяйства в целом. Оно отражается в экономической политике любого государства, результатом которого (целью) должно стать обеспечение темпов развития, повышение благосостояния населения и упрочение государства.

В период после развала СССР выбор либеральной парадигмы, который был навязан постсоветским странам со стороны международных финансовых институтов, очень сильно девальвировал роль и значение государственного регулирования в экономике.

Сложилось ошибочное представление о роли государственного регулирования, прежде всего в странах развитого капитализма, модель развития которых был выбран как эталонный.

Однако роль государства в высокоразвитых странах в настоящее время не снизилось, как полагают многие, а несколько трансформировалась.

В экономической системе развитых странах наблюдаются две тенденции:

1.      Снижается доля государственной собственности.

2.      Растет доля государственных расходов в ВВП.

Как отмечает А. А. Пороховский, “Взяв усредненные данные по группе развитых индустриальных стран, можно обнаружить явную тенденцию роста доли государственных расходов в ВВП. Если в конце 19в. эта доля в среднем составляла 8,3 % (в то время как в США-3 %, во Франции — 12,0 %), то уже в 1920-х годах она возросла до 15,4 %, а в 1960-х годах — до27,9 %.

В начале 1980-х годов средняя доля государственных расходов в ВВП развитых стран составила уже 42,6 %, причем ни в одной из них не опустилась ниже 30 %. Так в 1993г. доля государственных расходов в ВВП США была 38,7 %, Японии -34,9, ФРГ-50,8, Франции -54,2, и Англии 54,8 %.

В 1994г. указанный средний показатель по развитым странам достиг 47,2 %.

Иными словами государство не просто превратилось в мощный фактор экономического роста, а стало залогом стабильности и устойчивости всего общественного развития. [5]”

Следует отметить, что такая тенденция сохраняется до сих пор. По данным ОЭСР за 2009г. доля государственных расходов в Дании составили 58,4 %, во Франции-56 %, в Швеции-55,1, в Италии-51,7, Великобритании-51,6 %, и в США-42,18 %. [6]

В РТ доля государственных расходов в ВВП в 2012г. составила 26,2 %, что является отражением экономического потенциала.

Справедливости ради следует отметить, что уход государства от экономики в Таджикистане было не только требованием реформирования экономики страны и международных финансовых институтов, но и следствием резкого снижения экономического потенциала и ее финансовых возможностей. Однако в условиях, когда страна является одним из беднейших и при невысоком уровне доходов населения государство изначально не может сильно опираться на частный сектор. Частный сектор может способствовать решению проблем сокращения бедности, содействовать социально-экономическому развитию, однако в стратегическом плане в таких малых и бедных экономиках государство должно взять главную роль.

Брать за эталон и идеализировать экономику (политику и систему) развитых стран, где частный сектор отличается очень высоким уровнем обеспеченности, и во многих секторах экономики, экономическая мощь частного сектора (например, ТНК) превосходит экономику многих стран, нам представляется неправильным. Тем более, когда в условиях глобальной борьбы за ресурсы ослабление роли государств — стратегическая задача сильных конкурентов.

Это стала особенно актуальной в условиях глобализации и развертывания финансово-экономической нестабильности в мировом хозяйстве обусловленной, прежде всего ослаблением государственного регулирования и применения неолиберальной идеологии.

Сама по себе рыночная система не способна решать социально-экономические проблемы. Она требует активного государственного вмешательства в экономику. Как справедливо отмечал нобелевский лауреат В.Леонтьев “рыночные силы — это ветер, который надувает паруса корабля и приводит в движение, то государственное вмешательство — это руль который указывает курс кораблю”.

Интересно, что одним из критиков неолиберальной идеологии так называемого Вашингтонского консенсуса выступил и бывший вице-президент Всемирного банка — структуры, которая навязывала реализацию этой концепции многим странам — Дж.Стиглиц.

Он предложил вместо дискредировавшего себя вашингтонского консенсуса более разумные и справедливые функции поствашингтонского консенсуса, включающее не либерализацию и дерегулирование, а создание механизма, обеспечивающего эффективную работу финансовой системы.

“Государство призвано играть активную роль в регулировании экономических процессов, принятии мер по социальной защите населения и его социальному обеспечению, — подчеркивал Дж. Стиглиц. Без государственного вмешательства инвестиции в производство и новейшую технологию были бы явно недостаточными. Проблема заключается не в том должно ли государство быть вовлечено в экономическую жизнь, а в том каким образом это нужно делать. [7]

В документе “Проект основного документа 11сессии ЮНКТАД (июнь 2004г.)” подчёркивается, что в условиях глобализации мировой экономики, стратегия развивающихся государств, которая сможет обеспечить решение их экономических и социальных проблем, должна строиться на необходимости укрепления роли государства в процессе экономического развития.” Каждая страна должна иметь возможность определить надлежащий баланс между ролью, отводимой рыночным силам и ролью государства [8]“.

Об оптимальности государственной и частной собственности в структуре национального хозяйства подчеркивает и Р. И. Хасбулатов [9].

Он убедительно доказывает, что уровень государственного вмешательства и размер государственного сектора в экономике должен быть адекватен уровню технологического зрелости страны. На основе анализа опыта развитых стран, он пришел к выводу, что они постепенно уменьшили долю государственной собственности после достижения высокого уровня развития.

В развитых странах со смешанной экономикой и практически во всех крупных частных (корпоративных) структурах довольно широко используется планирование.

По мнению Д.Гелбрейта в рамках современного капитализма существуют две экономические системы: с одной стороны — рыночная, представленная мелкими и средними предприятиями, а с другой стороны –плановая, представленная крупными корпорациями. [10]

Как справедливо отмечает С. Ю. Глазьев, практика доказала, вопреки распространенному псевдолибералами мнения о нецелесообразности государственного регулирования необходимость стратегического планирования социально-экономического развития как условия успешного экономического роста [11].

Он выделяет две преобладающие модели, имеющие немалое число модификаций в разных странах мира.

Одна модель (англосаксонская) ориентирована на лидирующую роль бюджетного планирования и государственных расходов.

Этот модель широко используется в США, Канаде и Великобритании.

Другая модель ориентирована на функционирование специализированной системы государственных органов, которые определяют стратегические цели и приоритеты, разрабатывают перспективные и годовые планы и координируют их выполнение, опираясь на поддержку бюджета.

Она используется в Индии, Китае, Японии, Ю.Кореи и до недавнего времени во Франции.

В США центральным звеном государственного регулирования является конгресс и созданное в его составе бюджетное управление, которое включает 230 специалистов высокой квалификации из них, 70 % имеют ученую степень) и вокруг которого концентрируется множество прогностических организаций объединенных в консорциум [11].

В Индии используется советский опыт планирования адаптированный к условиям рыночного регулируемого хозяйства.

Для реализации политики госрегулирования экономики посредством механизма индикативного планирования в развитых странах мира созданы специальные высшие органы государственной власти.

Например, в США это специальные экономические службы при конгрессе, при президенте, экономические и социальные советы конгресса,

во Франции — комиссариат по планированию,

в Японии плановое управлении правительства.

В Германии к главным органам экономического программирования относятся федеральные министерства экономики и финансов. Министерство экономики регулярно разрабатывает среднесрочные (на 4 года) целевые проекции экономического развития страны. В свою очередь министерство финансов на основе прогнозных оценок министерства экономики разрабатывает среднесрочные финансовые планы к федеральному бюджету.

В этих странах для деятельности по государственному планированию создана необходимая правовая база.

В некоторых странах, например Испании, Португалии и Бразилии конституционные положения о планировании закреплены в их Конституциях. [12]

Следует отметить, что во многих развитых странах существуют государственные структуры в области регулирования цен:

В Испании — высший совет по ценам, в Японии — Департамент цен управления экономического планирования, в Швеции — Национальный совет по ценам, в США комиссии по ценам на федеральном уровне и уровне штатов. [13] В Китае ценовое регулирование входит в компетенцию государственного комитета КНР по делам развития и реформ.

Регулирование цен (в том числе частного сектора) должно стать важнейшим механизмом реализации государственной экономической стратегии.

Нерегулируемый рост цен приводит к девальвации мер предпринимаемые правительством страны по повышению благосостояния, например через повышение заработной платы, и сокращению бедности в стране в целом.

Он также приведет к снижению конкурентоспособности национальных товаров и услуг на мировых рынках.

Регулирование цен может в определённой степени снижать импорт (при регулировании высоких монопольных прибыли) не в целях снижения потребления, а развития внутреннего производства.

Во многих странах регулирование цен является одним из главных рычагов экономической политики, и никто не обвиняет их в “нерыночности.”

Например, в Италии — на детское питание, медикаменты, в Англии — на газ, воду, телекоммуникации, а в Испании — цены на электроэнергию, газ, лекарства, общественный транспорт. В Австрии государственное регулирование цен осуществляется на основе закона «О ценах», которым определены виды сельскохозяйственной продукции, по которым устанавливаются максимальные и минимальные цены. [14]

Жесткая государственная политика в области регулирования цен на сельскохозяйственную продукцию осуществляется и в Японии, где государство пытается максимально снизить импорт сельскохозяйственных товаров путем ввода высокого уровня таможенной защиты.

Например, через установление высоких импортных пошлин реализуется политика ограничения на ввоз тех видов продовольствия, которые, конкурируют с внутренним производством. Например, полностью запрещен импорт риса, невзирая на то, что государство покупает его на внутреннем рынке по ценам, выше, чем мировые в 6–8 раз.

В Китае цены на энергоносители и многие другие товары полностью регулируется государством, что и предопределяет эффективность экономической политики и усиление ее экономической мощи в мировой экономике.

В США Министерство сельского хозяйства следит за паритетностью соотношения между ценами на фермерскую продукцию и на товары приобретаемые фермерами. [13]

В США повышение цен монополистами более чем на 1 % утверждается конгрессом. [13]

Такая практика является жизненно необходимым и для Таджикистана, поскольку аграрный сектор является ведущей отраслью экономики и от рациональной ценовой политики зависит конкурентоспособность отрасли.

Таким образом, как показывает мировая практика, роль государства в экономике не всегда определяется удельным весом государственной собственности, а ее вкладом в регулировании национальных хозяйств посредством обеспечения условий для их развития, прежде всего за счет увеличения государственных расходов и регулирования отдельных ее сегментов. В современных условиях глобальной конкуренции проблема усиления роли государства приобретает определяющее значение.

Как отмечается в специальном докладе Всемирного банка “Государство в меняющемся мире”, изменения в мировой экономике вынуждают научное сообщество вернуться к базисным вопросам о государстве: какова должна быть его роль, что оно может делать, чего не может и как действовать наилучшим образом”. В докладе также отмечается что “хорошее правительство — это не роскошь, а жизненная необходимость. Без эффективного государства устойчивое развитие — и экономическое, и социальное — невозможно”.

В целом, следует отметить, что переход к устойчивому экономическому росту невозможен без создания соответствующих макроэкономических условий, включающих создание эффективных механизмов по укреплению всех секторов национальной экономики. Именно они обеспечат условия для эффективного использования внешних и внутренних факторов экономического развития.

В свою очередь эффективность макроэкономической политики определяется темпами и качеством экономического развития, устойчивостью финансовой, денежно — кредитной, налоговой, бюджетной, инвестиционной, внешнеэкономической и других составляющих элементов экономической политики которые должны обеспечивать целостность экономической системы и ее устойчивость.

Для достижения перечисленных качеств и формирования эффективной национальной экономической системы на наш взгляд необходимо обеспечить структурную перестройку национального производства и диверсифицировать участие страны в системе международного разделения труда во всех ее формах на основе повышения конкурентоспособности национальных товаров и услуг и усилить роль государства в управлении народным хозяйством. Именно эти цели должны лежат в основе экономической идеологии страны и стать национальной идеей, которая в свою очередь обеспечить достижение высокого уровня благосостояния ее населения.

 

Литература:

 

1.      www.nbt.tj.

2.      15 лет Содружества Независимых Государств (1991–2005): статистический сборник. — М.: Межгосударственный статистический комитет CНГ, 2006.

3.      Национальный Банк Реcпублики Таджикистан // Банковский статистический бюллетень. — Душанбе. — 2012. — № 12(197).

4.      Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России.К умной и нравственной экономике. В 5т.Т.1.М.:Научный эксперт,2008.- с247

5.      А. А. Пороховский.Вектор экономического развития. М.:ТЕИС.2002.,С.78.

6.      http://www.oecd-ilibrary.org/sites/gov_glance-2011-en/03/04/index.html?itemId=/content/chapter/gov_glance-2011–10-en

7.      Стиглиц Дж.Многообразнее инструменты, шире цели: движение к поствашингтонскому консенсусу//Вопросы экономики.1998.№ 8

8.      11 сессия ЮНКТАД Предконференционный рабочий текст. Женева декабрь 2003 декабрь.С,14

9.      Хасбулатов Р. И. "Государство и экономика: проблема оптимальности в соотношениях форм собственности" // «Международная экономика»м. № 12 2010 — с.13.

10.  Дюмуллен И. И. Международная торговля. Тарифное и нетарифное регулирование-2-е издание.-М.:ВАВТ,2009.-с.67.

11.  Глазьев С. Ю., Яковец Ю. В. Зарубежный опыт государственного прогнозирования, стратегического планирования и программирования. — М.: Наука, 2008

12.  В. Е. Чиркин.Сравнительное конституционное право с.69

13.  Научные доклады Института экономики РАН:в 4т./Рос.акад.наук,Ин-т экономики; общ. ред. и предисл. издания А. В. Рубинштейн.М.:ЗАО “Издательство Экономика”,2010.- (Библиотека Новой экономической ассоциации/ред.колл.:В. М. Полтерович{и др.}). Том 3.Институты современной экономики/отв.ред.С. Н. Сильвестров.-с100.

14.  http://agrocomplex.info/analiz-rynka/26-zarubezhnyj-opyt-gosudarstvennogo-regulirovaniya-agrarnogo-sektora-natsionalnogo-khozyajstva.html

 



[1] Послание президента парламенту страны, апрель, 2014

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle