Библиографическое описание:

Рахымова М. Институты и предпринимательство [Текст] // Проблемы и перспективы экономики и управления: материалы III междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, декабрь 2014 г.). — СПб.: Заневская площадь, 2014. — С. 35-37.

Классическая экономическая теория традиционно рассматривала вопросы экономического роста и развития с позиции преодоления проблемы убывающей отдачи от использования все возрастающего количества производственных ресурсов. Превалирующие теории экономического роста предполагали, что проблема убывающей отдачи может быть решена на основе сложившегося механизма повышения эффективности использования производственных факторов посредством внедрения результатов научных исследований и роста уровня знаний и компетенций. Безусловно, что новые знания, технологии и компетенции могут и должны обеспечить экономический рост без привлечения дополнительных ресурсов. Однако, сам по себе, научный и образовательный капитал не может быть преобразован в товары и услуги, если этот капитал не является социально значимым и полезным, способным к генерации все новых идей посредством интенсификации и расширения предпринимательской деятельности. Именно знания и компетенции, воплощаемые в инновационной предпринимательской деятельности, являются источником решения проблемы убывающей отдачи производственных ресурсов и двигателем экономического роста.

Следует подчеркнуть, что предприниматели не являются субъектами ограниченного предложения, а предпринимательская деятельность в последние десятилетия широко признается в качестве источника роста экономики [10, с. 893–921]. Вместе с тем, если общество может генерировать неограниченное число предпринимателей, а их деятельность является основой экономического роста, то закономерен вопрос о причинах сложившейся разницы в экономическом развитии стран мира — почему доходы населения одних стран динамично растут, а других — падают, при этом, если в первом случае, сокращается разрыв в уровне доходов различных слоев населения, то во втором — дифференциация доходов населения все более углубляется.

Отметим, что предприниматели существуют в любом обществе, но является ли предпринимательская деятельность социально продуктивной и значимой для экономического роста страны определяется, прежде всего, правилами, нормами и мотивационной системой, создаваемыми общественными институтами страны [1,7].

Для предпринимателя критически важно не только и не столько его идеи и знания, сколько четкая и понятная структуризация норм и правил, в контексте которых будет осуществляться предпринимательская деятельность, которая, будучи направленная и мотивированная возможностью коммерциализации новых идей и знаний, оказывает положительный эффект на деятельность других предпринимателей, создавая условия получения прибыли прямыми и косвенными участниками рыночного обмена [4].

Таким образом, среди условий и факторов, определяющих эффективность предпринимательской деятельности и более полное использование инновационного потенциала предпринимателей, ключевое значение имеет институциональная среда, определение которой требует уточнения с тем, чтобы термин «институт» не был ассоциирован с понятием «организация». Заметим, что лауреат Нобелевской премии по экономике Дуглас Норт указывал, что «Институты — это правила игры в обществе, или более формально, это изобретенные человечеством ограничения, которые придают форму и обусловливают порядок и взаимодействие в поведении людей» [2, с. 3]. Другими словами, институты — это формальные и неформальные ограничения и меры принуждения для их соблюдения, нормы и правила, которыми следует люди в своей повседневной жизни. Институт, по сути, эквивалентен спортивным правилам, без существования которых соревнования были бы невозможны. Спортсмены взаимодействует в рамках четко установленных правил игры. Общественные институты также устанавливают правила, в рамках которых осуществляется взаимодействие людей. «Институты, — отмечал Дуглас Норт, — включают любую форму ограничений, которые изобрели люди для придания порядка в их взаимоотношениях» [2, с.4]. Организация же представляет собой сочетание институтов и людей, которые используют институты для достижения общих целей.

Для обеспечения социального взаимодействия и снижения его неопределенности институты устанавливают правила и руководства, которые определяют, направляют и развивают повседневную жизнь людей и практику коммерческой деятельности. Именно институты, ограничивая поведение людей, структурируют их мотивацию на осуществление тех или иных видов деятельности. Аналогично спортивным состязанием, жесткие правила которых заставляют соперников играть в строго определенных рамках, общественные институты мотивируют любого и каждого следовать установленным правилам в обычной жизни и в предпринимательской деятельности для достижения поставленных целей. Институты «...направляют взаимодействие людей, — писал Дуглас Норт, — таким образом, что когда... мы хотим... управлять автомобилем, создать бизнес... мы знаем (или легко научимся этим знаниям) как осуществить эти действия... На языке экономистов, институты определяют и ограничивают набор вариантов индивидуальности» [2, с.3–4].

Институты могут носить формальный и неформальный характер. В первом случае институты — это законодательные и нормативно–правовые акты, а во втором — неписаные правила поведения в той или иной культурно–однородной группе людей. В основном, правила, регулирующие социальное взаимодействие, не ограничиваются формальными институтами и включают элементы неформальных институтов, которыми руководствуются люди в своей повседневной жизни. Индивидуальность будет придавать значение тем формальным и неформальным институтам, которым он следует в своей жизни. Поэтому учет различий между формальными и неформальными институтами, а также формализация неформальных правил критически важны при разработке любых государственных программ, которые ориентируются на достижение каких-либо целей путем воздействия на экономическое поведение человека.

Формальные и неформальные институты, стабильность и предсказуемость которых важны для их эффективного функционирования и достижения поставленных целей экономического развития, со временем меняются и развиваются. Формальные институты дополняются и реформируются, а развитие неформальных институтов происходит спонтанно, в зависимости от степени их полезности для социальных групп общества.

В краткосрочной перспективе воздействие на неформальные нормы и правила ограниченно, поэтому весьма важно при внесении дополнений и изменений в формальные институты принять во внимание ограниченность планируемой институциональной реформы, учитывая экономические последствия пренебрежения неформальными институтами, которые экономисты называют «общественный капитал» [6].

Таким образом, сложившаяся формальная, прежде всего, правовая и институциональная среда определяет роль и значимость предпринимателей в экономике страны, а также превалирующую в обществе стратегию развития предпринимательской деятельности, которая может быть (1) продуктивной, (2) социально деструктивной или (3) ориентированной на уклонение [1,7,10]

Продуктивная предпринимательская деятельность обеспечивается формальными институтами, создающими такую мотивационную систему, при которой предпринимательская деятельность выявляет и в полной мере использует социально выгодные возможности практического воплощения своих идей и знаний. Формальные институты не только и не столько дают четкое определение права собственности, но и обеспечивают их эффективную и экономически обоснованную правовую защиту. Важно заметить, что в таких формальных институтах нашли отражение неформальные нормы поведения.

Стратегия уклонения возникает в предпринимательской среде, если формальные институты сокращают выгоды рыночного обмена и мотивируют использование неформальных методов социального взаимодействия. Как правило, стратегия уклонения, превалирующая в странах с высоким уровнем налогообложения, сложно структурированной регуляторной средой и слабой защитой прав собственности, мотивируя предпринимателей на менее эффективное распределение ограниченных ресурсов, оказывает отрицательное воздействие на благосостояние общества в целом.

Социально деструктивная предпринимательская деятельность возникает в случае, если в обществе превалируют мотивы участия в деятельности, которая не приносит никаких выгод от социального взаимодействия. Социально деструктивная предпринимательская деятельность, сокращающая общественное богатство и представляющая собой экономическую игру с нулевой или отрицательной суммой выгод, возникает в случае слабости и нестабильности формальных институтов и наличия возможностей манипулирования существующими нормами и правилами и их использования для одностороннего получения выгод за счет потребителей, налогоплательщиков и предпринимателей, участвующих в социально продуктивной деятельности. Рентоориентированное поведение предпринимателей, получающих прибыль от защищенной формальными институтами деятельности, может служить примером социально деструктивного предпринимательства, равно как и распространение идеи о так называемом «проклятии природных ресурсов», более замедляющим, чем ускоряющим экономический рост, является, по сути, поддержкой деструктивных форм предпринимательства, извлекающего за счет всего общества монопольно высокую и оправданную формальными институтами прибыль от эксплуатации природных ресурсов. Обилие природных ресурсов может привести к повышению доходов всего общества (не тех, кто имеет возможность манипуляции формальными институтами) при условии, что общество способно создать четкую, ясную, контролируемую и не подверженную внешнему влиянию институциональную среду и прежде всего, правовую и регуляторную среду, которые отличались бы стабильностью и неизменностью. При этом следует отметить, что если правовая реформа, нацеленная на приведение национального законодательства к международным нормам и правилам, равно как и судебная реформа, ориентированная на обеспечение независимости в решении деловых споров, как правило, процесс длительный и трудоемкий, то совершенствование и упрощение регуляторной среды, сокращение или полная отмена излишних транзакционных издержек представляется возможным осуществить в краткосрочной перспективе, что явится, по нашему мнению, наиболее эффективным методом содействия развитию национального предпринимательства. При этом следует заметить, что многочисленные исследования выявили прямую связь между уровнем коррупции, с одной стороны, и сложившимся в той или иной стране регуляторным механизмом, с другой стороны — чем сложнее, дороже и запутаннее механизм регистрации бизнеса, тем выше степень коррупции государственного аппарата [8]. В то же время, регуляторные барьеры не оказывают отрицательного воздействия на рост предпринимательства в коррумпированных, как правило, развивающихся или наименее развитых странах [5]. Связано это с тем, что наиболее мотивированные предприниматели либо находят варианты осуществления деятельности в формальной экономике, либо перемещают бизнес в теневой сектор [9]. Все это крайне отрицательно сказывается на развитии продуктивной предпринимательской деятельности и в значительной степени сдерживает экономический рост развивающихся и наименее развитых стран мира.

 

Литература:

 

1.         Christopher Coyne and Peter Leeson. The Plight of Underdeveloped Countries. Cato Journal. 2004. vol. 24(3), P.235–249.

2.         Douglas North. Institutions, Institutional Change and Economic Performance. Cambridge: Cambridge University Press.1990. P. 3

3.         Douglas North. Understanding the Process of Economic Change. Princeton: Princeton University Press. 2005

4.         Israel Kirzner. Competition and Entrepreneurship. Chicago: University of Chicago Press. 1973

5.         Leora Klapper, Luc Laeven & Raghuram Rajan. Entry Regulation as a Barrier to Entrepreneurship. 82 J. FIN. ECON. 2006. P.591.

6.         Peter Boettke. Why Culture Matters: Economics, Politics, and the Imprint of History. reprinted in Peter Boettke Calculation and Coordination, London: Routledge. 2001.

7.         Peter Boettke and Christopher Coyne. Entrepreneurship and Development: Cause or Consequence? Advances in Austrian Economics. 2003. vol. 6, P.67–87

8.         Simeon Djankov et al. The Regulation of Entry. 2002. 117 Q. J. ECON. 1

9.         Simon Johnson, John McMillan & Christopher Woodruff. Entrepreneurs and the Ordering of Institutional Reform: Poland, Slovakia, Romania, Russia and the Ukraine Compared. 2000. 8 ECON. TRANSITION 1

10.     William Baumol. Entrepreneurship: Productive, Unproductive, and Destructive. 1990. The Journal of Political Economy. 98(5). PP. 893–921

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle