Библиографическое описание:

Щитова А. Н. Российский ТЭК: реальность и прогнозы [Текст] // Инновационная экономика: материалы междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2014 г.). — Казань: Бук, 2014. — С. 35-38.

Российская экономика в последние годы развивалась в условиях благоприятной мировой ценовой конъюнктуры, однако мировой финансово-экономический кризис привел к резкому снижению цен на энергоносители, затронувшему и локомотив отечественной экономики — топливно-экономический комплекс (ТЭК).

Топливно-энергетический комплекс состоит из множества отдельных сфер экономической деятельности, однако все они объединены в единый комплекс и неразрывно связаны между собой. Сфера добычи топливно-энергетических полезных ископаемых является основополагающей для ТЭК. Она обширна и охватывает добычу как традиционных видов углеводородного сырья, включая нефть, газ, уголь, торф или сланцы. Основными задачами в сфере добычи топливных ресурсов становятся возобновление и наращивание запасов за счет разведки и разработки новых месторождений. Обрабатывающие производства включают в себя все процессы и системы трансформации первичных топливно-энергетических ресурсов в товарную продукцию для ее последующего потребления или дальнейшего преобразования, при этом именно данная сфера производит продукт с наибольшей добавленной стоимостью в сфере ТЭК. К сфере производства и распределения топливных ресурсов в первую очередь, следует относить предприятия электроэнергетики, выполняющие роль базового сектора экономики, от которой зависит функционирование всех прочих социально — экономических сфер страны. Распределение и сбыт так же являются важной составляющей топливно-энергетического комплекса любой страны, в эту группу следует включить жилищно-коммунальный сектор и распределение тепла, сбыт электроэнергии населению, промышленным и другим коммерческим потребителям, розничная торговля нефтепродуктами, а также торговля природным газом и его распределение по сетям низкого давления [1, c. 16].

Российский ТЭК в основном создан в советские времена, и в его составе был крупнейшим мировым производителем энергоресурсов и вторым по их потреблению. После распада советского союза, топливно-энергетический комплекс вместе со всей экономикой пережил тяжелый спад, но к 2008 г. основные его параметры восстановились почти до предреформенного уровня, а в 2010 г. в основном компенсировали спад первой волны глобального кризиса. Тем не менее, Россия оказалась на четвертом месте по производству, потреблению и торговле энергоресурсами среди пяти ведущих стран и союзов, контролирующих две трети мировой энергетики. Глобальный кризис повлек ощутимый новый спад и, главное, существенно изменил перспективы энергетики России. Так, в электроэнергетике десятикратно сократился ввод новых мощностей, а износ оборудования достиг угрожающих размеров: половина электрических мощностей и до 60 % энергетических сетей страны выработали свой парковый ресурс и остро нуждались в замене. Менее других пострадала от кризиса нефтяная отрасль, поскольку и во времена высоких цен таможенными пошлинами изымалась большая часть ее сверхприбыли, а в ходе кризиса предоставленные налоговые льготы и снижение цен на расходные материалы вместе с девальвацией рубля обеспечили приемлемую экономику нефтяных компаний. Намного хуже обстояли дела с газом и углем, где наблюдался спад добычи на 7–12 % от уровня 2008 г. из-за снижения внутреннего и внешнего спроса. Ситуация существенно отяжелена медленным восстановлением цен топлива на внешних рынках и торможением роста внутренних цен на газ. В газовой отрасли это усугубляется продолжающейся реализацией очень дорогих инвестиционных проектов с проблематичной экономической окупаемостью вложений. Пострадала от кризиса и электроэнергетика России, хотя его прямым следствием стала отсрочка угрозы дефицита энергии из-за снижения спроса в 2009 г. на 4–5 % по стране и еще больше — в лидирующих регионах [2, c. 60].

Россия — страна уникальная не только по масштабу территории, но и по запасам энергоресурсов. Именно эти факты и определяют приоритетное развитие топливно-энергетического комплекса (ТЭК) страны. Сегодня топливно-энергетический комплекс (ТЭК) России является важнейшей составляющей экономики, в полной мере обеспечивая растущие внутренние потребности в газе, угле, нефти и нефтепродуктах, электрической и тепловой энергии, а также ведущие позиции нашей страны в системе мировых энергетических рынков. В 2011 году отрасли ТЭК сформировали более 19 % валового внутреннего продукта страны и обеспечили почти 68 % объема экспортной выручки [3, c. 9].

По данным энергетического бюллетеня ключевая энергетическая статистика по России показывает, что за первые 6 месяцев 2013 года добыча нефти в России составила 258,6 млн. т, а в 2012 г. в России было добыто 517,973 млн. тонн нефти с газовым конденсатом, прирост по отношению к аналогичному показателю за 2011 г. составил 6,657 млн. тонн, или 1,3 %. а экспорт — 117,9 млн. т. Экспорт российской нефти по итогам 2012 года сократился на 2,450 млн. тонн, или 1 % — до 239,384 млн. тонн. Производство нефтепродуктов выросло на 2,7 % до 133,4 млн. т. Производство автобензина достигла 38,141 млн. тонн, что выше показателя 2011 г. на 1,901 млн. тонн, или 5,2 %. Выпуск дизельного топлива за 2012г составил 69,598 млн. тонн, а за 2013 г. выросло дизтопливо 2,3 %, снижение — мазут 0,2 % и авиакеросин 6,3 %. Средние розничные цены на нефтепродукты в России за 17 июня — 15 июля незначительно снизились: цена АИ-92 — на 0,2 %, АИ-95 и выше — на 0,1 %, дизтоплива — на 0,2 %. В июне 2013 года выработка и потребление электроэнергии по России по сравнению с июнем 2012 года выросли на 1 % и 0,4 % соответственно. В целом динамика потребления электроэнергии совпадает с динамикой промышленного производства: в июне 2013 года по сравнению с июнем 2012 года рост промышленного производства составил всего 0,1 %. Потребление электроэнергии за шесть месяцев 2013 года составило 523,4 млрд. кВт. ч. [4, c. 5–6].

Последние годы характеризуются возрастающей ролью угля, как в мире, так и в России. По мнению экспертов Всемирного института угля в последующие 25 лет уголь будет являться движущей силой мировой экономики. При этом спрос на уголь возрастет, как минимум, на 50 %. Во многих странах мира уголь представляет собой основной вид сырья для производства электроэнергии. Так, например, в США — стране с наиболее либеральной рыночной экономикой, на угле вырабатывается более 50 % электроэнергии, в Германии — стране с социально ориентированной рыночной экономикой — около 55 %, в Китае — стране с переходной экономикой — более 70 %.

Последнее время в России наблюдается спад инновационной активности. С одной стороны, это последствие экономического кризиса, а с другой — его причина. Российская экономика остается слабо диверсифицированной и, как следствие — крайне уязвимой к колебаниям конъюнктуры мировых рынков углеводородов. Даже в области добычи полезных ископаемых в России складывается ситуация, когда при росте экспорта сырьевых ресурсов, страна вынуждена покупать технологии для дальнейшего развития сырьевых и топливно-энергетических отраслей, что приводит к колоссальным финансовым затратам. ТЭК России характеризуется низким уровнем инноваций и эффективности использования ресурсов. Длительное время наша страна придерживалась экстенсивного пути развития, основанного на увеличении объема выпускаемой продукции за счет вовлечения в производственный процесс дополнительного количества различных ресурсов.

Современное состояние ТЭК России влечет к необходимости рассмотрения перспективных возможностей развития отрасли, а также к поиску путей решения целого ряда стоящих перед ней проблем, препятствующих интенсивному развитию. Среди таких проблем особо выделяются следующие:

-          высокая степень износа основных фондов (до 70–75 %);

-          горное хозяйство большей части угольных предприятий требует глубокой модернизации и, как следствие, инвестиций для интенсификации и концентрации горных работ, необходимых для эффективной работы в условиях рынка;

-          производительность труда в среднем в 3–5 раз ниже передовых мировых показателей для аналогичных условий разработки;

-          недостаточный уровень безопасности горных работ.

-          отсутствие необходимой инфраструктуры для масштабного освоения новых месторождений [5, c. 49].

В свете указанных проблем переход от сырьевой модели развития топливно-энергетического комплекса России к инновационной модели предусматривает необходимость решения следующих вопросов:

-          налогообложение нефтяной отрасли;

-          урегулирование процедуры перекрестного субсидирования в электроэнергетике, отказ от ежегодной индексации тарифов на электроэнергию, внесение необходимых поправок в действующие правовые акты, регулирующие отношения с учетом интересов как потребителей, так и поставщиков электроэнергии;

-          формирование сбалансированной политики и координации совместных действий на уровне государственных министерств и ведомств, а также корпоративного сектора экономики в выборе направлений и организации выполнения НИОКР для ТЭК;

-          ценовая и тарифная политика ТЭК;

-          экстренных действий требует ситуация, которая складывается в сфере нефтегазового сервиса, где быстро растет влияние крупнейших зарубежных корпораций, таких как Schlumberger, Halliburton, Baker Hughes;

-          разработка адекватного инструментария, который позволял бы объективно и всесторонне анализировать процессы в мировой энергетике, делать обоснованные прогнозы.

Среди основных инструментов, позволяющих осуществить переход и успешно реализовать инновационную модель развития, представляется целесообразным выделить следующие:

1.         Создание на принципах частно-государственного партнерства центра инновационных технологий для решения системных научно-производственных проблем развития ТЭК, а также развитие Инжинирингового центра энергетического машиностроения для разработки и изготовления головных образцов инновационного оборудования, его испытаний и сертификации.

2.         Внедрение программ инновационного развития акционерных обществ с государственным участием.

3.         Технологические платформы в энергетической сфере, которые позволят объединить ведущие вузы, НИИ, проектные, инжиниринговые и сервисные компании, предприятия — изготовители оборудования и энергетические компании.

4.         Инновационные территориальные кластеры [6, c. 360].

В настоящее время мировые тенденции изменяют теоретические подходы к исследованию топливно-энергетического комплекса. ТЭК рассматривается как специфическая система в составе материального производства, объединяющая производителей и потребителей всех видов топлива и энергии в масштабах национальной, региональной и мировой экономики, исследование которой требует нового подхода к анализу структуры и иерархии задач оптимизации управления. В связи с этим, применительно к ТЭК инновации надо рассматривать с точки зрения новых способов разведки и разработки месторождений углеводородного сырья, производства готовой продукции с улучшенными потребительскими характеристиками.

Инновационный путь позволит решить ряд глобальных задач дальнейшего развития ТЭК, среди которых особо можно отметить следующие:

1)                 достижение научного и технологического лидерства России в области топливно-энергетического комплекса, основываясь на использовании своих территориальных и ресурсных преимуществ;

2)                 обеспечение специализации России в мировой экономике на основе передовых научно-исследовательских разработок и высоких технологий;

3)                 реализация глобальных конкурентных преимуществ в сфере транспорта и транзитных потоков [7, c. 233].

Решение этих задач возможно только при переходе российской экономики к инновационному типу развития. Это позволит резко расширить конкурентный потенциал страны за счет наращивания ее сравнительных преимуществ в науке, образовании и высоких технологиях. Особенность перехода к инновационному типу развития состоит в том, что России предстоит одновременно решать задачи и догоняющего, и опережающего развития.

Таким образом, для России принципиально необходимо использовать все имеющиеся ресурсы и конкурентные преимущества с целью опережения инновационного развития энергетики, так как та страна, которая первая освоит инновации в данной области, будет диктовать свои цены и условия на мировом рынке энергетических ресурсов. Можно с уверенностью утверждать, что более широкое использование новых технологий и инноваций, а также поддержка правительства позволит России сохранить уже имеющиеся и не возобновляемые энергетические ресурсы и преумножить их с помощью инноваций [8, c. 19].

Значимость устойчивого и эффективного развития энергетической инфраструктуры экономики всегда определяла важность и актуальность разработки долгосрочных прогнозов развития ТЭК.

Согласно прогнозу разработанным институтом энергетических исследований РАН по двум сценариям следует, что по исходному сценарию (прогнозируется к 2014 году) валовой внутренний продукт России увеличится в 3,2 раза, или в среднем на 3,4 % ежегодно, а в расчете на душу населения вырастет в 3,3 раза. Россия при этом до 2030 г. сохранит 6-е место по объемам ВВП среди стран мира, а к 2040 г. опередит Японию и поднимется на 5-е место, упрочив свое геополитическое положение.

Динамика и составляющие ВВП для исходного варианта развития экономики и энергетики России соответствует рост внутреннего спроса на энергоресурсы на 39 % к 2040 г., его на 40 % создают электростанции. Покрытие этого спроса наполовину обеспечивает природный газ.

В данном сценарии предполагается, что энергоемкость российского ВВП должна снизиться на 57 % к 2040 г. — это быстрее среднемировой динамики данного показателя. Однако, несмотря на высокие темпы снижения, энергоемкость российской экономики все же останется выше среднемировой на 75 % (в 2010 г. превышение составляло 90 %).

Исходный вариант предусматривает небольшой рост экспорта энергоресурсов к 2020 г., затем стагнацию и снижение суммарного экспорта при уменьшении вывоза нефти и нефтепродуктов и увеличении экспорта газа, особенно в виде СПГ.

При этом в данном сценарии Россия и через 30 лет остается не только крупнейшим в мире экспортером нефти и газа, но и крупнейшим их производителем.

Такому внутреннему и внешнему спросу соответствует рост производства первичной энергии на 20 %, в основном за счет газа, возобновляемых энергоресурсов и ядерной энергии при уменьшении доли нефти и сохранении доли угля. Добыча газа в исходном сценарии превысит 900 млрд. куб. м в год, и сравниться с ней могут только США. Добыча нефти стабилизируется до 2030 г. близко к современной (500 млн. т в год) и будет сопоставима с добычей Саудовской Аравии и США.

В базовом прогнозеемкости и цен мировых рынков российская нефтьоценивалась по затратам на освоение месторождений и развитие транспорта. По результатам моделирования, на мировом рынке она оказалась среди замыкающих поставщиков с неполным использованием потенциальных возможностей добычи. К 2040 г. в базовом сценарии прогнозируется увеличение объемов предложения на рынке нефти на 1 млрд. т, причем в значительной мере за счет нетрадиционных источников, что при прогнозируемых уровнях спроса не приведет к существенному росту цен.

В результате с учетом конъюнктуры внешних рынков, в базовом прогнозе российский экспорт нефти и нефтепродуктов снизился после 2015 г. на 25–30 % по сравнению с исходным вариантом с потерей 100–150 млрд. долл. ВВП в год.

В базовом прогнозеемкости и цен мировых рынков российский газоценен по отдельным корпоративным публикациям о стоимости основных инвестиционных проектов и тоже с учетом действующего налогообложения. По результатам моделирования мировых рынков газа, Россия также оказалась в числе замыкающих поставщиков на европейском и азиатском региональных рынках с неполным использованием потенциальных возможностей добычи. Учет сложной конъюнктуры внешних рынков и растущей конкуренции с другими поставщиками газа привели к тому, что по сравнению с исходным вариантом в базовом сценарии российский экспорт газа снизится после 2015 г. на 15–20 % с потерей 40–50 млрд. долл. ВВП в год. Если отказаться от действующей экспортной пошлины на сетевой газ (30 %), то добыча и экспорт российского газа увеличатся, но, так и не достигнут уровней исходного сценария. При этом, как и по нефти, вклад газовой отрасли в ВВП страны сократится еще больше, чем без пошлины, то есть фискальное стимулирование экспорта российского газа не компенсирует отказа от экспортной пошлины [9, c. 89].

Добыча энергоресурсов в России будет расти весь рассматриваемый период. Однако, если производство нефти стабилизируется, то добыча газа будет уверенно расти с некоторым замедлением к 2035 г. Определяющую роль будут играть темпы роста экономики России, спрос на внешних рынках, темпы восполнения запасов, мировые и внутренние цены на энергоресурсы, ну и конечно себестоимость добычи и налоговая политика.

Безусловно, Россия останется в долгосрочной перспективе одним из ключевых игроков мирового энергетического рынка. Однако мы видим с высокой вероятностью ухудшение конъюнктуры мировых рынков для российского газа и отчасти нефти с возможной стагнацией выручки от экспорта топлива и двукратным уменьшением к 2035 г. её доли в ВВП при трёхкратном сокращении доли ТЭК в ВВП [10, c. 9].

В заключение хотелось бы отметить, что энергетический сектор обеспечивает жизнедеятельность всех отраслей национального хозяйства, способствует консолидации субъектов Российской Федерации, во многом определяет формирование основных финансово-экономических показателей страны. Природные топливно-энергетические ресурсы, производственный, научно-технический и кадровый потенциал энергетического сектора экономики являются национальным достоянием России. Эффективное его использование создает необходимые предпосылки для вывода экономики страны на путь устойчивого развития, обеспечивающего рост благосостояния и повышение уровня жизни населения.

Литература:

1.         Вдовин, А. Н. Развитие топливно-энергетического комплекса России: альтернативные сценарии / А. Н. Вдовин // Экономический анализ: теория и практика. 2011. № 41. С. 13–20.

2.         Макаров, А. А. Перспективы ТЭК России в контексте глобального кризиса / А. А. Макаров // Экономика ТЭК сегодня. 2012. № 18. С. 60–64.

3.         Пляскина Н. И. Развитие топливно-энергетического комплекса России и энергетическая безопасность / Н. И. Пляскина // Макроэкономический анализ: методы и результаты. 2011. № 5. С. 9–20.

4.         Григорьев, Л. Информационная прозрачность ТЭК / Л. Григорьев // Энергетический бюллетень. 2013. № 4. С. 4–6.

5.         Любвина, В. С. Теоретические основы необходимости перехода топливно-энергетического комплекса России / В. С. Любвина // Научный вестник московского государственного горного университета. 2011. № 1. С. 48–52.

6.         Семенова, К. О. Формирование стратегии развития топливно-энергетического комплекса России: от энергосырьевой до инновационной модели развития / К. О. Семенова // Теория и практика общественного развития. 2012. № 8. С. 358–362.

7.    Савченко, И. И. Методологический подход к вопросу о соотношении рационального и эффективного использования ресурсов топливно-энергетического комплекса / И. И. Савченко, Н. Г. Сидорова // Проблемы современной экономики. 2013. № 2. С. 233–234.

8.    Рудченко, Н. Энергетический сектор России: его место в системе инновационного развития экономики / Н. Рудченко // Управление экономическими системами: электронный научный журнал. 2012. № 43 (7). С. 15–21

9.         Макаров, А. А. Прогноз развития энергетики мира и России до 2040г / А. А. Макаров // Институт энергетических исследований РАН. 2013. С. 88–91.

10.     Михайлов, С. Возобновляемая энергетика сегодня и завтра / С. Михайлов // Экономика и ТЭК сегодня. 2010. № 11. С. 9–10.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle