Библиографическое описание:

Седова А. В., Рацлаф А. А. Взаимодействие статистики и социологии: этапы их формирования как социальных наук [Текст] // Инновационная экономика: материалы междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2014 г.). — Казань: Бук, 2014. — С. 16-18.

Любая наука в процессе своего развития испытывает определенные трудности, которые в первую очередь связаны с тем, что некоторые теоретические основания данной науки подвергаются критике, опровергаются, пересматриваются, разрабатываются, синтезируется с другими науками. При этом научное сообщество по-разному реагирует на происходящие научные трансформации. Вот именно по этой причине необходимо изучать историю науки, для того чтобы выявить проблемы и актуальность их постановки, проследить результативность всех происходящих изменений в науке, определить тенденции, на которые должно быть направлено особое исследовательское внимание.

С позиции современного научного сознания, рассуждая о современной статистике и современной социологии, практически невозможно не иметь ввиду сложившиеся системы статистических и социологических наук, взаимодействие которых проявляется в различных аспектах и направлениях.

Опираясь на историю становления статистики и социологии как наук, можно констатировать, что процессы их становления шли не автономно, а во взаимном пересечении и «переплетении»: они взаимодействовали как в области теории, так и в области прикладных исследований (например, как о результате такого симбиоза можно говорить о создании национальных статистических информационных систем и функционирование большого количества социологических организаций и служб, предоставляющих разнообразные данные эмпирических исследований). В тот период был накоплен огромных объем статистических и социологических данных, который с одной стороны, позволял широко использовать их для изучения и анализа социальных проблем, а с другой, требовал совершенствования методологии совместного сбора, обработки и анализа этого эмпирического массива. При этом сбор и анализ статистических данных уже осуществлялся, а социологические исследования стали проводится позже. В связи с этим многие методические принципы статистической науки легли в основу методики проведения социологических исследований. Это еще раз говорит о том, что важно анализировать «социологические» особенности и возможности статистики в историческом аспекте.

Взаимодействие двух наук принимало разные формы и степень в разные исторические периоды.

Известный российский историк статистики Дружинин Н. К. пишет, что предшественниками статистики как науки в 17–18 вв. стали два направления в статистических исследованиях: государствоведение и политическая арифметика, основными приоритетами которых было статистическое описание жизнедеятельности государства [4]. В тот же период зарождается социология (на фундаменте позитивной философии О. Конта). Основоположник теории статистики или «социальной физики», устанавливающей закономерности общественной жизни с помощью статистических методов и опирающееся на теорию вероятностей, Адольф Кетле «заимствовал» и объект социологии, т. е. ввел в объект статистической науки общество и социальные процессы: «Социальная физика представлялась ему именно как наука об обществе, о его закономерностях, т.е, как социология» [4, с. 40]. А. Кетле рассматривает статистику как важнейшее орудие социального познания, делая вполне социологические выводы об исследуемых социальных процессах на основании статистических данных. Несмотря на то что эти выводы во многом не нашли своего подтверждения (например, теория «среднего человека»), выбор объекта исследований Кетле, методология таких исследований и социологичность выводов позволяют отнести их именно к социолого-статистическим исследованиям, конечно, в контексте того времени. Поэтому историки статистики делают вывод о том, что этот автор представлял статистику прежде всего как науку социологическую [4]. Статистические исследования, базирующиеся на идеях кетлеизма, получили название социологического направления в теории статистической науки.

Позднее, в 19 веке, в рамках кетлеизма были написаны работы П. Дюфо, А. Моро де Жоннеса, А. Вагнера, В. Вернадского, Ю. Янсона, Л. Федоровича, А. Фортунатова, Н. Х. Бунге. Перечисленные теоретики в качестве объекта статистики выделили общество, а именно выявление закономерностей социальных процессов и социальных явлений. Ю. Э. Янсон пишет: «Предмет, подлежащий исследованию статистики, есть общество, его строение, склад и все жизненные отправления. Словом — все, что совершается в обществе, во всей его совокупности...Цель ее, как и всякой науки, не только констатировать научные факты, но и отыскивать причины существования и наступления явлений и определять законы действия этих причин» [3, с. 27].

В начале XX вв. появились научные труды, в самих названиях которых статистика и социология рассматривались вместе как науки, изучающие общество.

Еще один теоретик статистики Георг Майр стал инициатором «новой волны» в процессе слияния методологий статистики и социологии. В своей работе «Статистика и обществоведение» Майр отметил: «Статистика в материальном смысле (статистическая наука) есть выяснение массовых явлений общественной жизни людей, основанное на исчерпывающем массовом наблюдении, выраженном в числе и мере» [4, с. 69]. Тем самым, Майр фактически определил новый объект статистической науки — человека или как он пишет «человеческие коллективности» или «человеческие массы». Он призывает не ограничивать статистические характеристики внешними признаками объекта, а дополнять их характеристиками внутренних отношений между элементами человеческих сообществ. Такой подход расширяет и предмет статистического исследования, а именно: предметом статистики становятся взаимодействия социальных групп, социальные отношения в их динамике и развитии, что является одновременно и предметом социологии. Майр не абсолютизировал возможности статистики при изучении социальных масс. По его мнению, возможно наблюдение при условии сочетания данных статистики, имеющих объективную природу, с данными субъективного характера, полученными из других источников: «...заменой объективного метода исчисления и измерения служит качественное описание, с субъективной точки зрения наблюдателя, а на место объективного констатирования исследуемых фактических условий — выступает собирание субъективных мнений лиц, признаваемых компетентными в данных условиях» [4]. Опираясь на современную терминологию, речь идет о возможности сочетания различных методов сбора информации в социальном исследовании и о достаточно гибком подходе к этому сочетанию.

Таким образом, все вышесказанное позволяет утверждать, что происходило пересечение предметов и методов статистики и социологии, а это есть проявление взаимодействия этих наук уже на этапе их становления.

Констатацию крайне важной роли статистики в социологии можно увидеть в работе «Статистика и социология» американского социолога Ричмонда Майо-Смита. Он отмечает, давая характеристику социологии как науке: что «..для того, чтобы социология сделалась наукой, необходимы, кроме качественных различий, количественные измерения» [4, с. 64]. То есть, по мнению Р. Майо-Смита статистика дает социологии «количественные измерения социальных явлений, требующиеся для анализа социальной организации, т. е. для социологии... Статистика заключается в наблюдении явлений, которые могут быть сочтены или выражены в цифрах» [4, с. 65].

Отметим, что теоретики статистики того времени, говоря о ней как о важнейшей социальной науке, не абсолютизировали роль статистических данных в социальном исследовании, понимая, что не всегда статистической эмпирики достаточно для полного изучения и понимания социальных явлений. В их работах формулируются идеи о дополнении массива статистических данных иными данными, как писал Майо-Смит, «внестатистической ориентировки», которые могла бы давать социология, и о совместном анализе этой разнообразной информации. Таким образом, статистики впервые обсуждали идеи развития эмпирических социологических исследований и интеграции данных социологии и статистики при изучении социальных явлений.

Таким образом, уже к началу 20 века прослеживается тенденция формирования взаимодействия двух наук: статистика и социология рассматриваются не по отдельности, а в комплексе, когда речь заходит об их роли в изучении общества. Как резюмирует Кечинина Е. А., можно выделить следующие компоненты этого взаимодействия [5, с.35]:

-          расширение объекта статистики от описания государства до исследования закономерностей жизнедеятельности общества и людей, т. е., в конечном итоге, появление общих объектов исследования статистики и социологии;

-          как следствие, использование статистических данных как эмпирической базы социологических исследований;

-          разделение статистики и социологии как наук по принципам получения данных (фиксация фактов и фиксация мнений), но объединение их по роли в изучении общества;

-          понимание того, что для улучшения качества социальных исследований и объяснения многих социальных явлений статистические данные необходимо дополнять данными, получаемыми непосредственно социологами;

-          осмысление взаимодействия статистики и социологии в социальных исследованиях на теоретическом уровне.

Подводя итог, необходимо отметить следующее. Произошло расширение объекта статистики за счет дополнения изучения жизни государства изучением жизни человека. В рамках этого обстоятельства представители статистической науки пытались проанализировать потенциал статистики, ее теоретические и эмпирические возможности в получении социологического знания, так необходимого обществу. И именно социологические потребности общества оказали влияние на формирование объекта статистики в указанный период. Социологи же того времени воспринимали статистику скорее как эмпирическую базу социологии. Это объясняется в первую очередь тем, что данные статистики в указанный период были практически единственной регулярно собираемой социальной информацией, и многие социологические отрасли сформировались именно на эмпирическом фундаменте данных соответствующих отраслей статистики.

Взаимодействие статистики и социологии уже на начальном этапе формирования их как наук происходило в методологической и исследовательской формах. Причем характер и динамика этих форм находились под влиянием потребностей общества в социальной информации. Общественные потребности в информации на этом этапе выражаются следующим образом: для изучения и понимания общественных явлений и процессов, выявления тенденций социальных процессов и их закономерностей необходима собственно статистическая информация, но ее уже недостаточно, поэтому статистические данные временно до появления эмпирической социологии и в период ее становления берут на себя «социологическую» функцию. В этот период статистика действительно является, как говорил А. Фортунатов, «старшей сестрою» социологии, выполняя некоторые социологические функции [7, с. 15].

Итак, с одной стороны, статистика развивалась под влиянием работ теоретиков социологии, с другой, статистическая методология и методика стали основой для развития методики эмпирических социологических исследований. На этом этапе социология «питает» теорию статистики, а статистика — практику социологических исследований.

Литература:

1.         Беляева Л. А. Эмпирическая социология в России и Восточной Европе. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2004. — 350 с.

2.         Гозулов А. И. Очерки истории отечественной статистики. М.: Статистика, 1972. — 312 с.

3.         Добреньков В. И. Методология и методика социологического исследования. М.: Академический проект, 2009. — 537 с.

4.         Дружинин Н. К. Развитие основных идей статистической науки. М.: Статистика, 1979. — 269 с.

5.         Кечинина Е. А. Статистика и социология //Социологические исследования, № 9, 2008. С.31–38.

6.         Мельник В. В., Печеркин И. Ф. Методология и методика социологического исследования: учебное пособие. Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2012. — 308 с.

7.         Плошко Б. Г., Елисеева И. И. История статистики. М.: Финансы и статистика, 1990. — 295 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle