Библиографическое описание:

Петренко Е. В. Деривативы в структуре цен на нефть [Текст] // Актуальные вопросы экономических наук: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, октябрь 2011 г.). — Уфа: Лето, 2011. — С. 46-49.


Нефть является уникальным биржевым товаром, мировая добыча которого в целом сесредоточена вне основных регионов потребления. На сегодняшний день не существует полноценных аналогов, способных полностью заменить нефть и нефтепродукты, что окрывает возможность для роста цен на нефть в случае дисбаланса спроса и предложения. Еще одной причиной потенциального роста нефтяных цен является ее исчерпаемость. Ведь понимание того, что в обозримом будущем запасы нефти неизбежно подойдут к истощению, является психологическим фактором, изменяющим ожидания соотношений спроса и предложения на рынке углеводородов.

Необходимо отметить, что спектр факторов, которые могут повлиять на мировые цены на нефть, широк и разнообразен. Поэтому очень трудно прогнозировать уровень цен даже в краткосрочной перспективе. Именно слабая предсказуемость цены на нефть делает биржевые инструменты на ее основе привлекательными для спекуляций, когда колебания стоимости нефти, вызываемые фундаментальными факторами, многократно усиливаются игроками рынка.

Если обратиться к истории, то до нефтяного кризиса 1973 года основная доля поставок нефти на мировой рынок приходилась на семь западных нефтяных корпораций (Exxon, Mobil, British Petroleum, Texaco, Chevron, Royal Dutch Shell, Gulf Oil), а международные расчеты за нефть осуществлялись по справочной цене, которую устанавливала Техасская железнодорожная комиссия США. Причем в течение длительного времени средняя цена одного барреля нефти держалась на уровне двух долларов, что позволяло странам достаточно быстро восстанавливать и развивать экономику в послевоенные годы.

Цены на нефть не претерпели изменений даже после создания в 1960 году Организации стран-экспортеров нефти, прежде всего, из-за слабости ОПЕК. Уровень цен стал меняться после политических событий 1973 года и введения нефтяного эмбарго арабскими государствами. Этот период истории мирового рынка углеводородов связан не только с выросшими в четыре раза ценами на нефть, но и с национализациями иностранных нефтяных компаний в нефтедобывающих странах, в результате которых лишь 10% мировых месторождений углеводородов осталось в ведение международных нефтяных корпораций. Именно это обстоятельство способствовало активной разработке месторождений Северного моря и той части Мексиканского залива, которая не попала под мораторий, введенный президентом США Дж.Бушем-старшим. Но для этого международным нефтяным корпорациям пришлось воспользоваться услугами компаний, владеющих технологиями глубоководного бурения, что, конечно, привело к росту цен на нефть.

Дело в том, что после кризиса 1973 года для усиления своих позиций на рынке углеводородов практически все перечисленные выше международные нефтяные корпорации стали избавляться от непрофильных структур и свели к минимуму инвестиции в исследовательскую деятельность и в инновационные разработки. Однако такой шаг привел к обратным последствиям: позиции корпораций по сравнению с национальными компаниями нефтедобывающих стран ослабли еще больше. Незначительно усилила конкурентоспособность корпораций и оптимизация их деятельности путем слияний и поглощений. Как известно, сегодня на мировом рынке осталось лишь четыре компании: Chevron, ExxonMobil, Royal Dutch/Shell и BP Amoco.

Что же помогло Западу вернуть свои лидирующие позиции в формировании цен на нефть? Катализатором этого процесса стала биржа. С середины 1980-х годов, когда впервые на Нью-Йорской товарной бирже был заключен фьючерсный контракт на поставку нефти, структура мировых цен на нефть стала усложняться. И сегодня многочисленные биржевые игроки, обогащающиеся на перепродаже деривативов, связанных с биржевыми контрактами на поставку нефти, участвуют в процессах ценообразования. Если раньше нефтяные цены в основном формировались под действием фундаментальных и геополитических факторов, то сегодня на конъюктуру рынка значительно влияет и спекулятивная составляющая, что негативно отражается на реальных экономических процессах.

Проанализируем более подробно роль каждого из вышеперечисленных факторов в ценообразовании на рынке углеводородов.

Рассматривая влияние фундаментальных факторов на динамику цен на нефть, прежде всего, подчеркнем, что определенным этапам развития энергетики соответствует своя фундаментальная составляющая цены. Она складывается из условий добычи нефти, удаленности месторождений и потребителей, зависит от характера месторождений, а также от социально-экономического развития стран. Так, в последние десятилетия бурное развитие таких стран, как Бразилия, Китай, Индия и др., привело к увеличению спроса на нефтяные ресурсы.

Необходимо отметить, что пока в мировой экономике на фоне общей стабильности спрос и предложение на нефть сохраняют устойчивое соотношение, не изменяется и фундаментальная составляющая цены. Почему же тогда за последнее десятилетие спрос на нефть и объемы ее добычи увеличились практически на одинаковую величину [3, с. 10-11], а цены на нефть выросли значительно? Многие эксперты связывают это явление лишь с фундаментальными причинами: с ростом спроса на нефть в развивающихся странах и с истощением месторождений нефти и газа.

Что касается первой возможной причины роста цен, то, как упоминалось выше, в таких странах, как КНР, Индия и Бразилия действительно значительно вырос спрос на углеводороды. Однако согласно статистическим данным в настоящее время на эти три страны приходится лишь 5,5% потребления природного газа и 15% нефти [3, с. 12], причем немалую долю этого объема составляют углеводороды собственной добычи.

Не убедительна и вторая причина, объясняющая рост мировых цен на нефть. В ближайшие десятилетия не стоит опасаться истощения нефтяных ресурсов. Сегодня осваиваются новые, недоступные ранее месторождения, совершенствуются технологии их разработки. Да и на разрабатываемых в настоящее время месторождениях более половины всей нефти еще остается в недрах, так как пока ее невозможно извлечь из-за несовершенства технологических процессов. Кроме этого, основные запасы углеводородов еще не разработаны. Так, в Соединенных Штатах Америки, являющихся главным мировым потребителем и импортером нефти, только на суше не разработано еще 62% всех нефтяных месторождений [6, с. 29]. А запасы континентального шельфа США, по оценкам специалистов, в четыре раза больше и могут составлять 86 млрд. баррелей [1, с. 37].

Тем не менее, необходимо подчеркнуть, что в последние 5-6 лет нефтяные корпорации активно инвестировали в разведку новых месторождений, разработку новейших технологий по добыче и переработке углеводородов, поэтому в ближайшие годы сохранится довольно высокий уровень фундаментальной составляющей цены на нефть (на уровне 80-100 долларов/баррель) [4, с.120].

Важную роль в ценообразовании на мировом нефтяном рынке играют и геополитические факторы, которые хотя и имеют нерыночный характер, но существенно влияют на соотношение спроса и предложения. Такой стратегический товар, как углеводороды, является неотъемлемой составляющей международной политики. Так, стремясь добиться контроля над нефтяными и газовыми потоками, Соединенные Штаты Америки не только навязывают Европейскому союзу стратегию строительства газо- и нефтепроводов в обход России, но и откровенно вмешиваются в дела других государств (война в Ираке). К сожалению, такая геополитика как системный фактор способствует росту цен на углеводороды.

Необходимо также учитывать, что в странах Ближневого Востока сосредоточено более 60% всех мировых запасов нефти. А в условиях глобализации, когда эти государства становятся частью мирового рынка, дестабилизируются их традиционные системы отношений, что может стать причиной социальных взрывов. Поэтому жизненно важно, чтоб на такую сложную ситуацию не накладывалось военно-политическое вмешательство извне.

Анализ фундаментальных и геополитических факторов, влияющих на мировую цену нефти, не дает ответа на два вопроса. Во-первых, почему к середине 2008 года цена на нефть выросла до 147 долларов/баррель? Ведь в первой половине этого года соотношение спроса и предложения на углеводороды было стабильным, то есть фундаментальная составляющая цены на нефть не менялась. А во-вторых, почему во второй половине 2008 года цены на нефть резко покатились вниз, достигнув к концу года отметки в 35 долларов/баррель?

Конечно же, можно объяснить такой перелом в движении цен тем фактом, что на нефтяную промышленность как на составную часть мировой экономики трансформировались все проблемы глобального финансового кризиса, и это спровоцировало некоторое снижение спроса на энергетичесике ресурсы. Однако неясно, почему цена нефти за короткий промежуток времени упала до такой степени, что пересекла нижнюю планку своей фундаментальной составляющей (сегодня себестоимость нефтедобычи около 35-40 долларов/баррель), тем более что в конце 2008 года члены ОПЕК в два раза урезали экспортные квоты? Для ответа на все эти вопросы необходимо проанализировать роль спекулятивного фактора в формированиии цен на нефть.

Но сначала следует остановиться еще на одном важном моменте. Современная рыночная экономика с ведущей тенденцией к глобализации характеризуется масштабными и слабо контролируемыми перетоками капитала из одной сферы в другую. Сегодня деньги являются не только обменным эквивалентом материального товара. Они живут своей самостоятельной жизнью. Классическая схема «деньги – товар – деньги» все чаще заменяется чисто финансовой схемой «деньги – деньги».

В настоящее время товарно-сырьевые рынки, где продается и покупается материальный товар по ценам, зависящим от спроса и предложения, по объемам капитализации уступают валютно-финансовым рынкам, на которых проводятся операции с ценными бумагами и производными финансовыми инструментами. Деривативы превратились в самостоятельный объект биржевой торговли, причем объемы таких сделок многократно превысили объемы товарных поставок. А в последние годы рост этих нематериальных активов усилился, так как с введением электронных торгов на рынке стали фигурировать электронные деньги, объем использования которых ничем не ограничен.

Так, если в 2005 году общая стоимость деривативов на мировом рынке оценивалась в 250 трлн. долларов, то в 2008 году объемы торговли ими достигли 600 трлн. долларов при реальном общемировом ВВП 60 трлн. долларов [2, с. 28]. Важно подчеркнуть, что это виртуальный рынок, который развивается по своим законам и все больше отдаляется от реальной экономики. Ведь рынок – это продукт человеческого знания, призванный обеспечить справедливую торговлю товарами, услугами и ценными бумагами. Но когда создается критическая масса ложной информации о его реальных возможностях, рынок может не выдержать. Так и случилось.

Нарастание в 2005-2007 годах кризисных процессов на рынке недвижимости способствовало усилению активности биржевых спекулянтов на рынке углеводородов. Важно подчеркнуть, что рынок нефти привлек внимание спекулянтов не случайно: с 2004 года наблюдался устойчивый рост цен на нефть, вызванный объективными причинами. Во-первых, в последние годы, как уже упоминалось выше, начался процесс активной перестройки мировой нефтяной промышленности, а во-вторых, с 2005 года пенсионным фондам США разрешили инвестировать в нефтяные фьючерсы. Добавим к этому психологический фактор: нагнетание паники вокруг увеличивающегося спроса и истощения запасов нефти.

В результате, свободные деньги с валютного рынка, а также деньги различных инвестиционных, пенсионных, хедж-фондов устремились на нефтяной рынок. Объем торговли фьючерсными контрактами на поставку нефти значительно вырос. Так, в 2007 году и в первой половине 2008 года число месячных фьючерсных контрактов на нефть WTI увеличилось до 260-340 тысяч (в предыдущие три года оно составляло порядка 70-100 тысяч), а чисто биржевая маржа в этот период времени достигала 70% [5, с. 28]. Усиление влияние спекулятивного фактора на конъюктуру рынка привело к аномальному росту цен на нефть, который мы и наблюдали в середине июля 2008 года. Когда же Конгресс США начал разработку законодательства по ограничению биржевых спекуляций, с нефтяного рынка было выведено около 40 млрд. долларов, что и стало основной причиной падения цен [7, с. 37]. Таким образом, на тенденцию роста мировых цен на нефть под влиянием фундаментальных факторов накладываются колебания, вызванные перетоками свободного капитала между секторами финансового рынка и рынком нефти.

Совершенно очевидно, что сегодня нефтяной рынок – это не самостоятельный товарно-сырьевой рынок, конъюктура которого определяется соотношением спроса и предложения. Котировки нефтяных фьючерсов зависят от соотношения доллар/евро, ставки рефинансирования Федеральной резервной системы США и других финансовых факторов, то есть нефтяной рынок стал одним из сегментов валютно-финансового рынка. А значит, такие свойства финансового рынка, как волатильность и цикличность, теперь характерны и для нефтяного рынка. Однако его финансовая емкость намного меньше емкости валютного рынка, поэтому если курс доллара к евро меняется на 10-15%, то цены на нефть изменяются более чем в два раза. Кроме этого, высокая волатильность нефтяного рынка является одной из угроз глобальной энергетической безопасности, потому что она отражается как на производителях, так и на потребителях нефти, влияет на инвестиции в этот сектор экономики.

В настоящее время, когда спрос на нефть практически не изменяется, и продолжают действовать квоты в рамках ОПЕК, рынок деривативов на поставку нефти под действием монетарных сил остается местом спекулятивных игр по схеме «нефть против доллара». Так, Министерство энергетики США периодически публикует данные об увеличении или уменьшении нефтяных резервов в стране, на которые моментально реагируют биржи. Объем торговли деривативами на NYMEX и LCE увеличивается либо уменьшается, что отражается на нефтяных ценах.

С начала августа 2011 года по сегодняшний день цены на нефть марки WTI в Нью-Йорке колебались в пределах от 79,61 доллара за баррель (9 августа) до 89,97 долларов за баррель (13 сентября) и на 26 сентября составили 81,15 долларов за баррель [8]. Трудно сказать, насколько объективен их нынешний уровень, так как в механизме ценообразования чрезмерную роль играют чисто спекулятивные факторы. Очевидно, что для стабилизации цен на нефть объем контрактов на ее поставки должен соответствовать физическим объемам добычи. Если же оборот деривативов и в будущем продолжит бесконтрольный рост, то конъюктура рынка и тесно связанные с ней цены останутся крайне неустойчивыми, подверженными чрезмерным колебаниям.

Подводя итог, важно подчеркнуть, что цена на нефть всегда была плохо предсказуемой, но она все-таки зависела от соотношения спроса и предложения, а потому в какой-то мере контролировалась производителями нефти. Теперь цена на нефть почти не зависит от действий ее производителей и слабо реагирует на усилия членов ОПЕК и других нефтедобывающих стран. Сегодня она формируется на финансовых рынках и в головах финансовых брокеров, торгующих связанными с поставками нефти вторичными финансовыми инструментами, причем практически не имеющими отношения к реальному движению этого товара.

Нефть – это невозобновляемый стратегический ресурс, от которого зависит нормальная жизнедеятельность мирового сообщества. Тем не менее сегодня с помощью биржевых инструментов еще не добытая нефть может десятки раз переходить из рук в руки. Это одно из глубоких противоречий современного мирового рынка углеводородов, которое негативно влияет на реальные экономические процессы.


Литература:
  1. Кокшаров А. Подножка офшорной добыче. // Эксперт, 2010, № 22.

  2. Мировой кризис: угрозы для России. // МЭиМО, 2009, № 5.

  3. BP Statistical Review of World Energy. June 2008.

  4. Economist Intelligence Unit. The World in 2009.

  5. Oil and Gas Journal. 19.05.2008.

  6. Oil and Gas Journal. 02.06.2008.

  7. Oil and Gas Journal. 22.09.2008.

  8. [Электронный ресурс]. Режим доступа: htth://www.fincake.ru.

7


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle