Библиографическое описание:

Шалахов Е. Г. О некоторых проблемах традиционного производства в условиях социалистической экономики (из истории кожевенного треста в Марийской АССР) [Текст] // Экономика, управление, финансы: материалы междунар. науч. конф. (г. Пермь, июнь 2011 г.). — Пермь: Меркурий, 2011. — С. 117-119.

Кожевенно-рукавичный промысел, появившийся в приволжском селе Юрино в первой трети XIX в., столетие спустя стал «краеугольным камнем» в технологическом укладе Марийского кожевенного треста (1926–1960). Отмечу, что в истории развития этого промышленного гиганта есть немало фактов, которые привлекут определенный круг исследователей. Например, особый интерес для изучения представляет период, когда начинается постепенное угасание профильного перерабатывающего цикла – кожевенного. Даже сегодня, наблюдая полное разрушение главного производственного корпуса, поражаешься былой цеховой мощи треста – «градообразующего» предприятия советской эпохи на западе Марийской республики.

В историко-краеведческой литературе тема развития марийской (юринской) кожевенной промышленности освещена слабо. Небольшой очерк о Маркожтресте опубликован в 2004 г. директором Юринского историко-художественного музея им. Г. П. Лосева Н. Е. Лобановой [1, с. 12–14]. К сожалению, в публикации отсутствует фактический материал о предприятии в середине XX в. Предлагаемая статья восполняет этот пробел.

В послевоенное десятилетие Марийский кожевенный трест (далее МКТ) практически не снижал темпов производственного роста. По отчетным данным, МКТ закончил 1953 г., выпустив валовой продукции на 105,2 % [2, с. 1]. По решению Министерства промышленных товаров широкого потребления РСФСР и Управления промышленности товаров ширпотреба Марийской АССР, на ближайшую перспективу, т. е. на 1954 г., планировалось увеличить объем выпуска продукции. Производственная база МКТ, включавшая кожевенный завод и валяно-сапожную фабрику (рис. 1), имела все условия для решения новой отраслевой задачи. Чтобы обеспечить прирост, как свидетельствует одна из газетных заметок в районном издании «Стахановец», требовалось переработать 400 тыс. штук кожсырья и выпустить 50 тыс. пар сапог. Трест был снабжен достаточным количеством сырья, а также располагал вспомогательными материалами, топливом, электроэнергетическими ресурсами [2, с. 1].


Рис. 1. Главный производственный корпус Марийского

кожевенного треста (МКТ).

Кроме производственных планов, уже спущенных сверху, руководство МКТ рассчитывало получить плановые задания по производительности труда, по себестоимости будущей продукции и по рабочей силе. По К. Лукьянову, последний показатель всегда играл решающую роль при составлении внутрипроизводственного планирования на предприятии.

Одной из задач, требовавшей безотлагательного решения, была транспортно-отгрузочная. Отраслевое Министерство промышленных товаров, по мнению автора заметки «О… задачах Маркожтреста», планировало «отгрузку продукции по кварталам года примерно в равной пропорции, не учитывая, что Маркожтрест расположен на большой водной магистрали – р. Волге и что водный способ транспортировки является лучшим. С закрытием навигации при условии значительной отдаленности от железной дороги предприятие не имеет возможности вовремя отгружать продукцию, терпит большие убытки». Основной отгрузочный поток к заказчикам, державшийся летом благодаря волжскому речному транспорту, зимой «мелел», а к МКТ применялись жесткие штрафные санкции. В 1953 г. общая сумма штрафов, уплаченных МКТ «за несвоевременную поставку продукции» перевалила за 300 тыс. рублей [2, с. 1]. Как отмечал К. Лукьянов, для зимней транспортировки продукции на железнодорожную станцию Чебоксары «следовало бы… выделить трактор».

Определенные трудности МКТ испытывал и в плане материального снабжения. Вспомогательные материалы (более 30 наименований), которые выделялись тресту для очистки и упаковки сапог – абразивные камни, холст и др., сначала поступали на крупное отраслевое предприятие, находившееся в г. Горький (рис. 2).


Рис. 2. Схема снабжения МКТ вспомогательными материалами

Наряду с вопросом о несвоевременном снабжении, которое нарушало ритм производства на валяно-сапожной фабрике треста, острым был и вопрос о мерах по улучшению организации труда в МКТ. Рабочий П. Яковлев писал: «Работая на валено-сапожной фабрике Марийского кожевенного треста, я слышал много разговоров об улучшении качества продукции. На деле же эта задача предприятием решается неудовлетворительно. Плановое задание по выпуску первосортных сапог систематически не выполняется. В лучшем случае выходит сапог I сорта 65–68 процентов, тогда как требуется по плану их давать не менее 78 процентов. Не всегда выполняется задание и по количеству. В чем же заключается причина такого отставания? Технорук фабрики т. Якунин вместе с мастерами непрочь в беде обвинить рабочих, они, мол, в погоне за количеством забывают о качестве. Факты же подсказывают, что многое зависит от правильной организации труда обувщиков. Вот, например, стирочный цех. Его мастер т. Страхов не навел порядка на своем участке. Он всегда требует от насадчиков сапог выполнения дневных норм, но не заботится о создании условий для нормальной работы. Квалифицированному рабочему приходится самому принимать сапоги, значительную часть рабочего времени терять на поиски нужных ему колодок, тогда как это с успехом могли выполнять подсобные рабочие. Об этом недостатке знает управляющий трестом т. Листвин. Он обещал для подвозки материала установить в цехе вагонетки. Однако обещание вскоре забылось. Непорядки имеются в колодочном хозяйстве. Известно, что от формы колодок и их размера зависит форма сапога, его качество. Но колодки у нас беспорядочно, как на свалке, находятся в общей куче и нужное не всегда найдешь. По поводу этих недостатков несколько раз говорили на собраниях, писали хорошие решения, но редко их проводили в жизнь. Лучше было бы, если мастера прислушивались к голосу рабочих, выполняли их советы» [3, с. 2].

Вопросы о повышении качества выпускаемой продукции и о построении эффективных организационно-трудовых отношений в цехах предприятия являлись, пожалуй, самыми важными. Показательно, что рабочие треста пытались преодолеть равнодушие цеховых мастеров, выступая за рациональное использование рабочего времени, отстаивая ценность труда квалифицированных работников.

За некоторыми финансово-экономическими проблемами, встававшими перед МКТ, просматривались и чисто технические. Получение энергетических ресурсов от собственной электростанции было сопряжено с трудоемким процессом заготовки дров. Затраты на речной сплав долготья (так называли целые стволы) до приветлужской деревни Липовка вряд ли могли быть большими. Сложнее обстояло дело с финансированием работ по выкатке дров на берег, распиловке стволов и доставке топлива до электростанции МКТ (общее расстояние – 8 км). В 1953 г. незапланированные (!) расходы треста на получение топлива составили 150 тыс. рублей [2, с. 1].

Нерешенный до 1954 г. вопрос о выгодном использовании несортового и некондиционного кожаного лоскута также требовал нестандартного подхода.

Все вышеуказанные проблемы, накопившиеся в МКТ за годы его существования, ставили под угрозу дальнейшее развитие традиционного юринского производства по переработке кожсырья. Трест стал добровольным «заложником» социалистической модели хозяйствования, когда-то вобравшей в себя промышленный потенциал кустарных мастерских.


Литература:

  1. Лобанова Н.Е. ВВК. Этапы развития // Юринский краеведческий сборник (материалы районных конференций по краеведению 2002 и 2004 годов). Юрино, 2004.

  2. Лукьянов К. О неотложных задачах Маркожтреста // Газета «Стахановец» (орган Юринского райкома КПСС и районного совета депутатов трудящихся). № 5 (1359). 1954, 17 января.

  3. Яковлев П. Некоторые замечания об организации труда // Газета «Стахановец» (орган Юринского райкома КПСС и районного совета депутатов трудящихся). № 57 (1306). 1953, 16 июля.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle