Библиографическое описание:

Гринфельдт Ю. С. Географо-поясная характеристика использования земельных ресурсов в Южной Америке [Текст] // Науки о Земле: вчера, сегодня, завтра: материалы междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 84-91.

В Южной Америке доминируют пастбищные земли, встречающиеся почти повсеместно на территории материка. Значительные площади занимают и лесохозяйственные, приуроченные преимущественно к экваториальному и субэкваториальному поясам. Наименьшие площади составляют земледельческие и городские, хотя в последние годы наблюдается тенденция увеличения площадей именно этих [1].

Сельское хозяйство наряду с лесной и горнодобывающей промышленностью занимает ведущее место в экономике ряда стран Южной Америки. Сельское хозяйство — относительно молодая отрасль на материке. Местное индейское население до прихода испанских и португальских колонизаторов практически не занималось ни земледелием, ни животноводством. Лишь в горных районах Анд еще до так называемой «Конкисты» можно было встретить небольшие, но высокоорганизованные земледельческие участки на террасируемых и искусственно орошаемых склонах (порой очень крутых). Животноводство в Южной Америке появилось лишь после прихода колонизаторов [4].

На большей части Южной Америки в настоящее время четко обозначились различные сельскохозяйственные районы, причем практически везде можно выделить районы типично земледельческие («моноземледельческие») или типично животноводческие («моноживотноводческие»). Районы с ярко выраженной земледельческой направленностью хозяйства приурочены, как правило, к окраинам материка, т. е. находятся в океанических секторах. А животноводческие районы распространены обычно во внутренних частях материка, где для климата характерно чередование влажных и сухих периодов увлажнения.

Схематично размещение основных типов сельского хозяйства Латинской Америки можно представить следующим образом. На малонаселенных и труднодоступных территориях сохранились доевропейские формы примитивного хозяйства. В прибрежных районах и вдоль «экспортных коридоров» в странах тропического климата расположены плантации технических и специальных культур. Плантации — крупные товарные хозяйства, существенно различаются по степени эволюции производственных отношений и технической вооруженности: от обрабатываемых вручную поместий-минифундий до принадлежащих транснациональным корпорациям и их филиалам современных агропромышленных предприятий. На обширных внутренних равнинах распространенны животноводческие хозяйства, в том числе гигантские латифундии и животноводческие «ранчо». Степные районы субтропического пояса с достаточным увлажнением специализируются на производстве зерна. Здесь преобладают крупные растениеводческие и растениеводческо-животноводческие хозяйства. Ареалы распространения типов высокотоварного механизированного сельского хозяйства до последнего времени охватывали только незначительные территории вокруг главных городских центров и в зонах орошаемого земледелия.

В Южной Америке сельскохозяйственные земли занимают 619,1 млн. га или 35 % общей площади материка. Из них на пастбища приходится 502,8 млн. га (81 % всех сельскохозяйственных земель или 28,8 % от территории всего материка), а на обрабатываемые земли — 116,3 млн. га (около 7 % всей территории материка или пятая часть от всех сельскохозяйственных земель) [9].

Полевые и плантационные ландшафты занимают в Южной Америке незначительные площади — 116,3 млн. га (или 19 % сельскохозяйственных земель). Доля плантаций от общей площади обрабатываемых земель составляет около 17 % (19,6 млн. га), а 83,1 % приходится на обрабатываемые земли, где выращивают однолетние культуры [9].

Существует определенная приуроченность распространения ареалов этих видов антропогенных ландшафтов к окраинным частям материка, преимущественно в субтропическом и тропическом поясах [8].

В экваториальном поясе земледельческие ландшафты практически не встречаются. Можно выделить лишь два небольших ареала, где практикуется тропическое неполивное плантационное земледелие. Один ареал расположен на западе материка в пределах притихокеанской низменности Эквадора (в зоне влажных вечнозеленых лесов), второй — в восточной Амазонии Бразилии в междуречье рек Тапажос и Токантинс (в зоне смешанных листопадно-вечнозеленых лесов). Для первого типа характерно выращивание преимущественно бананов и ананасов (урожаи снимают до трех раз в год), в ландшафтах бразильской Амазонии выращивают также кокосовые пальмы. Земледелие отличается высоким внесением удобрений и пестицидов.

Большая часть обрабатываемых земель приурочено к восточному сектору тропического и субтропического поясов. Основные ареалы полевых ландшафтов с высокой степенью окультуренности почв и воздействием на современные ландшафты различных типов гидромелиораций сосредоточены в бывших степных и лесостепных районах Пампы. Значительные площади земледельческих земель приурочены и к востоку Бразильского нагорья, где выращивают преимущественно тропические плантационные культуры. В целом, во внеамазонской Бразилии сосредоточено почти 56 % земледельческих земель (65,2 млн. га) материка, хотя это составляет чуть более 7 % от всей площади страны. По расчетам ФАО (2014) в стране обрабатывается лишь около 9 % земель, потенциально пригодных к обработке. В сельском хозяйстве Бразилии занято более 20 % населения. Основные земледельческие ландшафты сосредоточены на юго-востоке страны в тропическом поясе в зоне смешанных вечнозелено-листопадных лесов, где на их месте преимущественно на крупных плантациях выращивают тропические многолетние культуры. Именно в этих областях применяются высокие дозы минеральных удобрений, пестицидов и гербицидов [9].

На низменном и заболоченном юге и юго-востоке Пампы распространены преимущественно пастбищные районы с небольшими ареалами пашен с посевами люцерны и овса, центральная зона занята посевами пшеницы, на северо-западе — кукурузы, на северо-востоке — льна. За многовековое земледельческое использование Пампы естественная растительность практически нигде здесь не сохранилась. Развитие скотоводства в Пампе также не способствовало сохранению природных растительных ассоциаций. Многие поля после их длительного использования под пашню без соответствующей агротехники потеряли свой первоначальный земледельческий потенциал; ускоренная эрозия на востоке Пампы и дефляция на западе привели к тому, что на большей части этой равнины современные ландшафты умеренно, но неотвратимо деградируют. Появившиеся во многих районах Пампы на месте пашен пастбища (если они не окультурены) также постепенно деградируют, так как на них наблюдается процесс зарастания несъедобными для скота растениями — чертополохом, колючим испанским артишоком, плевелом, диким укропом и другими сорняками [6].

Крайне остро стоит вопрос с земледельческим переиспользованием территории и в Чили, в так называемой Продольной долине в субтропиках, где в настоящее время примерно на 25 % территории превышен резерв земель, пригодных под обработку (2,3 млн. га).

Наиболее значительный характер агровоздействий наблюдается на орошаемых обрабатываемых землях, хотя их площадь в Южной Америке незначительна — орошается лишь около 10,3 млн. га, что составляет около 8,8 % от всех обрабатываемых земель.

Самые крупные ареалы орошаемых земель сосредоточены в Бразилии, главным образом, в так называемом «Полигоно секо (Засушливый полигон)» (почти 3 млн. га), но это составляет менее 5 % от обрабатываемых земель. Здесь в условиях крайне аридного климата «каатинги» (опустыненное редколесье), многолетняя засуха может смениться сильным ливнем, который за несколько часов вызывает катастрофические наводнения. Производство хлопчатника, сои, некоторых зерновых культур базируется лишь на поливных угодьях близ реки Сан-Франсиску.

В Чили (в «средиземноморских» субтропиках Продольной долины — и Суринаме (приатлантические низменности, где раньше были распространены субэкваториальные высокотравные саванны, а сейчас рисовые поля — площадь орошаемых земель намного меньше, чем в Бразилии, но относительно обрабатываемых площадей процент очень значителен (78,4 и 76,1 %, соответственно).

Площадь орошаемых земель в Латинской Америке и странах Карибского бассейна увеличивалась в среднем на 2 % в год в период с 1972 по 1999 год [2].

Пастбищные ландшафты распространены в Южной Америке почти на трети территории материка. Значительные площади пастбищ находятся в Бразилии (185 млн. га или 22 % от всей площади страны или около 37 % всех пастбищ на материке), в Аргентине (142 млн. га или 28 %) и в Колумбии (41 млн. га или 8 %).

Наибольшие их площади относятся к зоне саванн и редколесий субэкваториального пояса на равнинах Ориноко (так называемые «льянос») и на огромных просторах Бразильского нагорья («кампос лимпос» и «кампос серрадос»). В этих районах выпасают преимущественно крупный рогатый скот, используя систему отгонного экстенсивного животноводства. Во влажные периоды скот выпасают практически повсеместно, на сухой период их отгоняют или в долины рек или ближе к предгорьям Анд, в районы Пьемонта. Нагрузка на пастбища крайне мала. Однако часто пастухи в сухой период поджигают высохший травяной покров для более быстрого его восстановления, при этом не задумываются о негативном воздействии пожаров на дикую фауну. Используют под пастбища и ландшафты каатинги, где разводят неприхотливых коз и овец.

В экваториальном поясе под пастбища были вырублены многие участки амазонского леса. Со временем местные жители перешли в основном на стойловое содержание скота, так как «естественные» пастбища на месте лесов оказались крайне низко продуктивными. На пойменных ландшафтах Амазонии (в основном на самом крупном в мире дельтовом острове Маражо) выпасают водяных буйволов, завезенных сюда из Юго-восточной Азии [3].

В тропических районах под пастбища используют не только ландшафты саванн, например на равнинах Междуречья, но и так называемые «парковые» леса плато Параны. Там, под разреженным пологом хвойных деревьев (леса состоят, преимущественно, из бразильской араукарии — «сосны Параны»), образуется густой травяной покров, который и служит кормом для крупного рогатого скота.

В субтропиках под экстенсивные пастбища для выпаса овец и коз используют пустынные и полупустынные ландшафты Пампинских Сьерр. Нагрузка хотя и невелика на этих пастбищах, однако воздействие на них оказывается значительное. Это часто приводит к усилению дефляционных процессов. Такие пастбищные ландшафты оцениваются как умеренно деградирующие.

Значительное место на орошаемых площадях внутренних котловин занимают посевы люцерны, клевера и других кормовых трав. На севере Пампинских Сьерр откармливают мулов и ослов, на западе — быков, которые затем продаются в Чили. Данные искусственно созданные пастбищные ландшафты можно отнести к устойчиво функционирующим экосистемам.

Наибольшая плотность домашних животных наблюдается на равнинах Пампы. Однако, эти пастбища, как правило, культурные, сеянные, часто орошаемые, поэтому высокие удельные нагрузки скота не вызывают столь неблагоприятных последствий, как в пастбищных ландшафтах аридных субтропиков. На таких пастбищах выращивают преимущественно высокопородистый крупный рогатый скот. Как правило, в Пампе трудно встретить монодоминантные пастбищные районы, чаще всего пастбища соседствуют с пашнями, образуя полидоминантные группировки.

Полидоминантность агроландшафтов во многом зависит от наличия или глубины залегания в почвенном покрове так называемого слоя «тоска». В местах, где слой «тоска» залегает близко к поверхности (около 40–60 см), распространены пастбища, а там, где этот слой лежит относительно глубоко (более 60–80 см), — пашни. В отдельных районах Пампы можно встретить пастбища, на которых выпасают свиней. К востоку от так называемой Влажной Пампы в связи с уменьшением атмосферного увлажнения доля пастбищ в агроландшафтах постепенно увеличивается.

Полупустынные и сухостепные ландшафты умеренного пояса Патагонии практически полностью используют под пастбища, так как земледелие в этих районах по природным условиям ограничено лишь отдельными долинами рек. На скудных, разреженных и «колючих» патагонских пастбищах выпасают лишь неприхотливых овец, которые огромными стадами непрестанно перегоняют с места на место. По поголовью овец Аргентина занимает третье место в мире после Австралии и США.

Именно овцеводство является основной причиной антропогенного опустынивания ландшафтов Патагонии. Пастбищные ландшафты данного района в геоэкологическом отношении следует отнести к активно деградирующим.

Совершив обзор хозяйственного освоения со времен древности по наши дни, можно сделать несколько выводов:

-          труднодоступность в освоении ландшафтов (а это прежде всего ландшафты экваториального, северного субэкваториального и западных секторов тропического и субтропического поясов) послужила положительным фактором в сохранении там условно-коренных ландшафтов;

-          антропогенно-модифицированные ландшафты плотной полосой приурочены к прибрежным областям, что определено не только физико-географическими особенностями, но и историческими фактами;

-          вторично-производные (земледельческие, пастбищные и ландшафты смешанного типа) занимают «вторую полосу» на материке, находясь в переходной зоне между сильно трансформированными ландшафтами и условно-коренными [7].

Хищнически эксплуатировались не только колоссальные богатства недр, но и леса, вырубались ценнейшие породы деревьев посредством сплошных рубок. В основных районах плантационного и товарного зернового хозяйства катастрофически развивалась эрозия почв. Истребление почвенно-растительных ресурсов усугублялось феодальным характером аграрных отношений, монокультурным направлением сельского хозяйства и низким уровнем агротехники [1].

Основными проблемами использования земельных ресурсов в регионе являются:

-          потеря сельскохозяйственных угодий в результате эрозии, смены типов землепользования, а также растущей урбанизации (неуклонный рост городского населения ведет к поглощению городами сельскохозяйственных земель);

-          деградация земель, связанная с их уплотнением, загрязнением и выносом биогенов;

-          землевладение (неравное и несправедливое распределение земли, а также отсутствие прав на землю).

 

Литература:

 

1.         Горшков С. П. Концептуальные основы геоэкологии: Учебное пособие. — М.: Желдориздат, 2001–592 с.

2.         Дроздов Н. Н., Мяло Е. Г. Экосистемы мира. — М.:1997. — 340 с.

3.         Латинская Америка. Энциклопедия, М: ИЛА РАН, 2013

4.         Лукашова Е. Н., Южная Америка, М., 1958

5.         Рябчиков А. М., Физическая география материков и океанов, М., 1988.

6.         Тарасов К. С., Латинская Америка: природно-ресурсный потенциал, Москва, 1986.

7.         Устойчивое развитие: теория, методология, практика: учебник / под ред. проф. Л. Г. Мельника. — Сумы: Университетская книга, 2009. — 1216 с.

8.         Физическая география материков и океанов: учебное пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений / Т. В. Власова, М. А. Аршинова, Т. А. Ковалева. — 4-е изд., стер. — М.: Издательский центр «Академия», 2009.т — 640 с.

9.         FAO statistical yearbook 2014. Latin America and the Caribbean Food and Agriculture. Food and Agriculture Organization of the United Nations. Regional Office for the Latin America and the Caribbean. Santiago, 2014

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle