Библиографическое описание:

Швецова И. С. Понятие, значение и правовая природа обстоятельств, исключающих преступность деяния // Молодой ученый. — 2015. — №19. — С. 528-531.

Нельзя не отметить, что на современном этапе российское уголовное законодательство практически в полной мере обеспечивает борьбу с преступностью. При этом противодействие преступности обеспечивается как уголовно-правовыми запретами, так и нашедшими свое закрепление в уголовном законе «особенными» нормами, так называемыми «нормами-исключениями». Данные нормы формально содержат признаки противоправного деяния, а на самом деле подобными не являются по причине их общественной полезности либо социальной значимости.

В таком случае, гарантировать защиту прав человека, нанесшего вред интересам, охраняемым правом, при совершении им действий (бездействия), которые с позиции права оцениваются как правомерные, призваны закрепленные в уголовном законе нормы одного из институтов отечественного уголовного права. Таким институтом является учение об обстоятельствах, исключающих преступность деяния.

Указанные обстоятельства, исключающие преступность деяния, обладают характерной только для них уголовно-правовой природой. Такая уголовно-правовая природа данных норм определяется в результате того, что при совершении действий (бездействия) имеет быть место результат причинения вреда интересам, охраняемым правом, которому в иных случаях, уголовным законом дается однозначная оценка, как о последствиях именно противоправного деяния.

Исследуемые нами нормы, исключающие преступность деяния, закреплены в главе 8 Уголовного кодекса РФ [1], а именно такие, как: причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны (ст. 37), причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости (ст. 39), причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38), причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического или психического принуждения (ст. 40), при обоснованном риске (ст. 41) и причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения (ст. 42).

Перечисленные в указанных нормах уголовного закона обстоятельства ликвидируют такой признак как общественная опасность и делают действия полезными. Именно по этой причине исследуемые нормы порой именуют стимулирующими. Это связано с тем, что они имеют первоочередную задачу по росту социально-общественной активности как граждан, так сотрудников правоохранительных органов в случаях, когда им приходится сталкиваться в различных жизненных ситуациях, при исполнении возложенных обязанностей по пресечению противоправных деяний и иных правонарушений, а также обеспечении безопасности в случае предвидения наступления опасности различным интересам личности, общества и государства, в том числе вреда.

Исходя из вышеизложенного, следует констатировать, что неспроста данному институту, вот уже в течение весьма продолжительного периода времени в науке уголовного права уделяется значительное внимание. Дискуссии относительно различных аспектов и сейчас мы можем встретить на страницах научной литературы, в том числе монографического уровня.

В основном они посвящены вопросам определения параметров, которые раскрывают особенности правовой природы обстоятельств, исключающих преступность деяния. При этом прозаичность правовой природы обстоятельств, исключающих преступность деяния, проявляющаяся в комбинации подлинного причинения вреда с указанием на то, что совершаемые действия на самом деле не являются преступными, стала причиной одной из самых острых и продолжительных дискуссий. Именно по этой причине имеют быть место несколько научных взглядов. Так, некоторые ученые придерживаются такого подхода, при котором признают в действиях лица, послужившие причиной вреда в обстановке необходимой обороны, крайней необходимости и других обстоятельств, отсутствие состава противоправного деяния [11, 8]. Сторонники следующего направления утверждают, что в основе юридической природы обстоятельств, исключающих преступность деяния, имеет быть место отсутствие признаков преступления. При этом именно между представителями данной точки зрения продолжает вестись научная дискуссия об определении такого важного вопроса, как отсутствие какого именно признака преступления в содеянном при наличии обстоятельств, является доминирующим.

Одни ученые полагают, что в действиях лица отсутствует общественная опасность и противоправность [6], другие указывают на отсутствие такого признака, как общественная опасность [9], третьи отмечают отсутствие признака виновности, поскольку виновность охватывается признаком общественной опасности [5], четвертые полагают, что эти обстоятельства характеризуются отсутствием противоправности [2, 4], пятые предлагают признать отсутствие в содеянном опасности, противоправности или вины [7], шестые указывают на отсутствие противоправности и вины [9]. Ученые, фактически отстаивающие проявление в обстоятельствах, исключающих преступность деяния, социально-активное поведение личности, полагают, что такое поведение не является общественно опасным, а направлено на достижение общественно полезных целей [12] и относят его к поощряемым действиям [3].

Наряду с этим в достаточной степени некоторые из исследователей констатируют, что данные обстоятельства исключают преступность, и свою очередь, привлечение лица к уголовной ответственности [10].

В связи с этим, наиболее преимущественное значение имеет точка зрения тех исследователей, которые аргументируют действия лица, не отклоняющееся от предписаний права, в случае когда имеют быть место исключительные обстоятельства, отсутствием в его деянии состава преступления. Такое суждение основывается на наличии того или иного обстоятельства, исключающего не признаки преступления, а именно состав преступления как основание привлечения лица к уголовной ответственности. Именно эту доктринальную модель обстоятельств, исключающих преступность деяния, воспринял законодатель при конструировании гл. 8 УК РФ и формулировании ее заголовка. Такой подход законодателя был вызван наличием объективной необходимости, выражающейся в многообразии общественных отношений, складывающихся в новый период для российского государства, в котором происходит становление гражданского общества и правовой демократии.

Данное название главы УК обусловлено именно потому, что в данных действиях в условиях, когда они правомерны при защите от противоправных действий, угрожающей опасности, действий при осуществлении задержания преступника, риске, который обоснован, физическом или психическом принуждении или в случае выполнения приказа, исключается преступность деяния в связи с отсутствием в содеянном состава преступления. В совершаемых лицом действиях (бездействии), которые так или иначе являются правомерными, так как они несут общественную полезность при противодействии преступности и социальной приемлемости, состав преступления как таковой отсутствует, хотя это поведение формально подпадает под признаки определенного состава преступления, так как все же причиняет вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом.

Оценку правомерным действиям лица, причинившего вред правоохраняемым интересам, необходимо давать с позиции представленной концепции состава правомерного причинения вреда. О составе преступления речь может идти только в тех случаях, когда имеют место эксцессы, т. е. действия, выходящие за рамки правомерных деяний при наличии исключительных обстоятельств, поскольку последние предполагают наличие ограничительных условий.

По своему социальному содержанию действия лица в ситуациях, угрожающих правам и законным интересам личности, общества, государства, направлены на защиту законных интересов. Полезность совершаемых действий при наличии исключительных обстоятельств воплощается в сознательно-волевом поведении, направленном на защиту своих прав или прав другого лица. В этом проявляется активность граждан по защите прав личности от посягательства, пресечению преступлений, устранению угрожающей опасности, достижению общественно полезных результатов при совершении рискованных действий и неисполнении незаконного приказа.

В связи с вышеизложенным, под обстоятельствами, исключающими преступность деяния, на наш взгляд, нужно понимать такие ординарные условия, при наличии которых причинение вреда правам и законным интересам не могут браться во внимание как совершение преступного деяния.

Значение представленного уголовно-правового института заключается в том, как нами уже было отмечено в начале статьи, что он дает действительную возможность гражданам защищать свои права. При этом, безусловно, не только осведомленность «простых» граждан, а и знания о различных особенностях закрепления и применения указанных норм, должны стать обязательным направлением в обучении будущих юристов.

Однако законодательные конструкции института обстоятельств, исключающих преступность деяния, не позволяют в полной мере защитить инициативное или вынужденное совершение лицом действий (бездействия), направленных на защиту прав и законных интересов в обстановке необходимой обороны, устранения угрожающей опасности, задержания преступника, защиты интересов лица, подвергшегося принуждению, достижения общественно полезных результатов при совершении рискованных действий (бездействия), исполнения приказа (распоряжения).

Общие технико-юридические недостатки норм, регламентирующих правомерность причинения вреда при наличии исключительных обстоятельств, дают возможность следствию и суду занимать позицию с обвинительным уклоном в отношении лиц, проявивших социально-правовую активность. Социально активное поведение лица, направленное на защиту прав и законных интересов личности, общества или государства, во многих случаях воспринимается как нарушение закона с вытекающими из такого подхода правовыми последствиями.

 

Литература:

 

1.         Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ: по сост. на 13 июля 2015 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.

2.         Блинников В. А. Система обстоятельств, исключающих преступность деяния в уголовном праве России: автореф. дисс.... д-ра юрид. наук. — Н. Новгород, 2002.

3.         Винокуров А. Н. Крайняя необходимость как обстоятельство, исключающее преступность деяния: автореф. дис.... канд. юрид. наук. — Рязань, 1999.

4.         Калугин В. В. Физическое и психическое принуждение в уголовном праве. — Ставрополь, 2001.

5.         Кузнецова Н. Ф. Преступление и преступность. — М., 1960.

6.         Курбанов Г. Обстоятельства, устраняющие общественную опасность и противоправность деяния. — Баку, 1991.

7.         Курс российского уголовного права. Общая часть / Под ред. В. Н. Кудрявцева, А. В. Наумова. — М., 1997.

8.         Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. — М., 1999.

9.         Максимов С. В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния / С. В. Максимов // Уголовное право РФ. Общая часть: Учебник. — М., 1996.

10.     Орешкина Т. Ю. Роль обстоятельств, исключающих преступность деяния, в противодействии преступности // Противодействие преступности: уголовно-правовые, криминологические и уголовно-исполнительные аспекты. Материалы III Российского конгресса уголовного права. — М., 2008.

11.     Слуцкий И. И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. — Л., 1956.

12.     Уголовное право РФ: Учебник / Под общ. ред. И. А. Бобракова. — Брянск, 2008.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle