Библиографическое описание:

Шурыгин Ф. Ф. Антикоррупционная политика специального административного района Китайской Народной Республики — Сянган // Молодой ученый. — 2015. — №19. — С. 537-544.

Цель статьи — это поиск путей совершенствования российской антикоррупционной политики на примере опыта Сянгана для снижения уровня коррупции в Российской Федерации. Основное внимание уделяется поэтапной стратегии противодействия коррупции в Сянгане. Автор описывает особенности антикоррупционной политики Сянгана, которая заслуживает внимания российских специалистов.

Ключевые слова: системная коррупция, антикоррупционная политика, Независимая антикоррупционная комиссия, взяточничество, бюрократия, менталитет.

 

Чтобы победить коррупцию, нужна одна вещь — желание.

Стэнли Вэй

 

Сегодня коррупция является одной из самых серьезных угроз национальной безопасности России.

Коррупция сводит на нет все усилия по построению правового общества, по привлечению инвестиций и по повышению благосостояния населения, особенно его бедных слоёв [1].

Система противодействия коррупции Специального администрати́вного района Сянган (далее — Сянган, Гонконг), доказавшая на практике свою эффективность, представляет огромные перспективы для заимствования положительного зарубежного опыта противодействия коррупции российскими специалистами, в задачи которых входит совершенствование методов снижения уровня коррупции в системе государственного и муниципального управления Российской Федерации.

Сянган, бывшая английская колония, сравнительно недавно ставшая частью Китайской Народной Республики (далее — Китай, КНР), и по настоящее время продолжает оставаться одним из наименее коррумпированных городов мира. Для современного Сянгана коррупционные преступления являются нонсенсом. В ноябре 2014 года опубликован «антикоррупционный» рейтинг Transparency International, где Сянган находится на 17-м месте. В Сянгане всё ещё случаются откаты, но в основном в частном секторе, государственные служащие взяток почти не берут. В 1974 году коррупцией было заражено 90 % госаппарата, в 2000 году — 6 %, в 2010 — только 3 % [2].

Достигнуто это было в результате целенаправленной деятельности администрации Сянгана, сумевшей покончить с системной коррупцией в городе и свести её до минимума. Учитывая огромный вред, приносимый коррупцией сегодня, антикоррупционный опыт Сянгана представляет большой интерес для России. Он свидетельствует о том, что при определённых условиях коррупции не только можно успешно противостоять, но и победить.

«Борьба с коррупцией в Гонконге началась с ограничения её проявлений в органах полиции. В 70-е годы XX века полиция Гонконга относилась к числу наиболее коррумпированных институтов власти и по сути дела являлась средоточием коррупции в городе. Коррупционеры в департаменте полиции создали собственный нелегальный синдикат для получения доходов от коррупции и так называемая «синдикатная» коррупция в лице целых групп чиновников, задействованных в процессе сбора и распределения денег, представляла наиболее распространённые формы коррупции в гонконгской полиции. Она была тесно связана с торговцами наркотиками, владельцами игорных и публичных домов, платившими ей за «крышу», собирала деньги через посредников с наркопритонов и наркоторговцев для их передачи в руки чиновников среднего звена. Старшие по званию полицейские чиновники получали регулярные платежи за то, что якобы не замечали происходящее, а синдикат продолжал успешно работать по тщательно спланированной схеме распределения и управления доходами от коррупции. Полицейские чиновники, кроме того, вымогали деньги у бизнесменов, владельцев чайных домов и уличных продавцов и имели массу прочих нелегальных источников дохода. В целом в полиции сложился и действовал трудно выявляемый феномен огромной значимости: системной коррупции. Коррупция на индивидуальной основе осуждалась организаторами синдиката. В действительности любой, кто действовал независимо, принуждался к тому, чтобы войти в общую организацию. Участники синдиката были хорошими психологами, подвергавшими проверке чувства новых людей, попадавших в эту систему. Подобная проверка принимала различные формы, к примеру, в виде неких сумм денег, попавших им на стол. Если чиновник никому не сообщал об этом, то оказывался «пойманным на крючок» и боялся сообщать о любых случаях коррупции, о которых ему становилось известно. В Гонконге в ходу были поговорки:

1.         «Садись в автобус», то есть если вы приемлете коррупцию, присоединяйтесь к нам.

2.         «Беги рядом с автобусом», то есть если вы не приемлете коррупции, это не имеет значения, главное не вмешивайтесь.

3.         «Никогда не стой перед автобусом», то есть если вы попытаетесь сообщить о факте коррупции, то «автобус» собьёт вас с ног, и вы действительно пострадаете или вас даже убьют, либо ваш бизнес будет разорён. Так или иначе, мы вас достанем» [3].

«Коррумпированная полиция способствовала распространению коррупции в других правительственных органах, создавала климат недоверия ко всему правительству. Расцвет коррупции в городе поставил под угрозу приток инвестиций в его экономику и торговые связи с зарубежными партнёрами, делал невозможным осуществление реформ. Несмотря на все принимаемые администрацией города меры, она продолжала существовать. Это доказывало, что когда коррупция системна, традиционные решения этой проблемы не срабатывают» [4].

«— Казалось, ситуация беспросветна, — говорит сотрудник пресс-службы полиции Сянгана Стэнли Вэй. — А что тут исправить? Государственный аппарат насквозь продажен, бизнесмены платят откаты и дань мафии, бандиты свободно везут в город героин и «живой товар» — проституток. Однако, как оказалось, чтобы победить коррупцию, нужна одна вещь — желание» [5].

Правительство Сянгана поняло, что без жёстких мер «системную коррупцию» не победить. Первым решительным шагом в борьбе с этим пагубным явлением была отмена презумпции невиновности для чиновников.

В случае, когда и чиновник, и его семья живут на широкую ногу, имеют виллы с бассейнами, счета за границей, он обязан доказать, что получил эти средства законно. Если не докажет, не предоставит документы — получит 10 лет тюрьмы.

Грозный надзор над госслужащими Сянгана осуществляет Независимая антикоррупционная комиссия (далее — НКБК, Комиссия). Фактически Комиссия работает по законам военного трибунала, т. е. если у них есть «обоснованные подозрения», они могут поместить под арест любого госслужащего.

НКБК была образована в 1973 году. Необходимость создания подобной Комиссии назревала в Сянгане уже давно. Не хватало только внешнего повода. Он появился в виде так называемого «дела Годберга».

«Питер Годберг служил в департаменте материально-хозяйственного обеспечения полиции. В 1973 году он исчез. Связано это было с эффективным действием ордонанса 1971 года по предотвращению взяточничества. Он ужесточил ответственность за коррупционные преступления, а также перевел в разряд уголовно наказуемых ряд действий, которые ранее не считались коррупцией. Два года сотрудники антикоррупционного департамента полиции Гонконга выясняли причину несоответствия стиля его жизни получаемому жалованию. Оказалось, что состояние чиновника составляет 4,3 миллиона гонконгских долларов в банках шести различных стран. Эта сумма в шесть раз превышала его совокупный доход за двадцать лет «безупречной службы». 4 июня 1973 года П. Годбергу было выдано предписание объяснить происхождение своего капитала в семидневный срок. Через три дня после этого он исчез, и, используя свои связи и положение, проник в другое государство. Общество было шокировано. Губернатор Гонконга подготовил обстоятельный доклад, в котором описывались недостатки деятельности антикоррупционного департамента полиции. Выводы из доклада сделал сам губернатор — 17 октября 1973 года был учрежден один из самых эффективных специализированных органов по борьбе с коррупцией — НКБК» [6].

НКБК подчиняется только Губернатору Сянгана. Опасаясь притока в НКБК продажных полицейских, туда брали прогрессивную молодежь: выпускников лучших университетов и молодых специалистов, не успевших пока обзавестись вредными связями. Губернатор лично назначал каждого члена Комиссии — на шесть лет без возможности переизбрания.

Цели НКБК:

-          повышение риска вовлеченности в коррупционные преступления;

-          реструктуризация бюрократии с целью уменьшения причин коррупции;

-          изменение отношения населения к коррупции.

Структура НКБК.

1.      Департамент оперативно-розыскной деятельности.

2.      Департамент предотвращения коррупции.

3.      Департамент по связям с общественностью.

Департамент оперативно-розыскной деятельности занимается отловом коррупционеров. Для этого в его структуре организованы два отдела:

-          отдел общих целей занимается оперативно-розыскными мероприятиями в отношении коррупционеров на всех уровнях власти и во всех областях государственного управления.

-          отдел надзора над персоналиями занимается контролем финансового положения государственных служащих. В сферу внимания этого отдела попадают служащие, которые живут явно не по средствам.

Сотрудники департамента широко используют допросы подозреваемых (а также их друзей, родственников и сослуживцев), средства прослушивания телефонных переговоров, скрытое наблюдение, а также информацию коммерческих банков о счетах госслужащих. Как и в «материковом» Китае, бремя доказывания невиновности (раскрытия источников доходов) лежит на подозреваемых чиновниках.

Департамент предотвращения коррупции занимается детальным анализом деятельности бюрократии Сянгана, систем, методов управления. Цель подобного анализа состоит в разработке предложений по упрощению процедур и внедрению новых методик управления, которые позволили бы снизить условия для коррупции. Департамент определяет области чрезмерных дискреционных полномочий чиновников, слабые места системы контроля, а также правовые нормы, накладывающие чрезмерные ограничения. Штат департамента состоит из 65 человек (юристов, системных аналитиков, инженеров, экономистов, бухгалтеров и экспертов по системам управления).

Департамент по связям с общественностью — единственный департамент, который имеет территориальные подразделения. С их помощью происходит сбор информации о настроениях в обществе, а также организуются пропагандистские кампании по повышению общественного интереса к проблеме коррупции. Поскольку работа отличается творческим характером, требует креативных качеств, принципиальным решением директора Комиссии явилось ограничение возраста сотрудников департамента. В основном это молодые выпускники университетов.

Департамент заказывает пьесы, фильмы, организует программы в области антикоррупционного просвещения. Кроме того, департамент организует «хождение в народ», в ходе которого его сотрудники посещают школы, больницы, религиозные организации, предприятия и рассказывают о деятельности Комиссии, о том, что такое коррупция.

Деятельность Комиссии контролируется гражданскими совещательными комитетами. Они были образованы вместе с образованием самой Комиссии по настоянию ее первого руководителя, который обоснованно опасался возможности превращения данного органа в оторванную от общества, замкнутую и вследствие этого коррумпированную структуру.

Гражданские комитеты состоят из представителей государственных структур, бизнес-ассоциаций, социальных служб и интеллигенции. Было сформировано пять подобных комитетов:

-          по антикоррупционной политике;

-          по надзору над оперативно-розыскными мероприятиями;

-          по предотвращению коррупции;

-          по контролю над отношениями с обществом (представляет свои разработки для планирования медиа-кампаний по борьбе с коррупцией);

-          по обращениям граждан (рассматривает жалобы, поступающие на сотрудников Комиссии).

С самого начала деятельности НКБК в Комиссию были назначены опытные сотрудники полиции Великобритании, а также ряд высокопоставленных чиновников полиции Сянгана с безупречной репутацией. Подобные кадровые решения вполне закономерны в стране, пораженной коррупцией сверху донизу. Перед приемом на работу каждый сотрудник подвергался тщательной проверке.

Сотрудники Комиссии не являются обычными служащими в смысле законодательства Сянгана о государственной службе. Членам Комиссии выплачивается высокое жалование (в среднем, на 10 % превышающее жалование госслужащего аналогичной категории). Например, зарплаты у сотрудников НКБК на 20 % выше, чем у полиции. Служебные отношения регулируются срочным контрактом, истекающим через 2,5 года после заключения. Продление контрактов обусловливается выполнением обязанностей, в них закрепленных (прежде всего — эффективной работой по искоренению коррупции).

Глава Комиссии наделен полномочиями увольнять её сотрудников без оглашения причин. Система внутреннего контроля регистрирует каждое изменение, происходящее с доходами сотрудников, прежде всего в банковской сфере. В случае необходимости в отношении каждого сотрудника может применяться процедура наблюдения.

Сотрудники Комиссии имеют право:

-          арестовывать подозреваемого в коррупции в случае наличия достаточных и обоснованных предположений в его виновности;

-          в особых случаях заключать под стражу без ордера на арест;

-          получать любую информацию, которую сотрудник Комиссии считает необходимой для оперативно-розыскной деятельности;

-          замораживать банковские вклады подозреваемых, их транспортные документы.

Уже первые два года работы Комиссии показали её эффективность.

В 1975 году, на второй год своей деятельности, Комиссия увеличила количество дел, доведенных до суда до 218 (в 1974 году — 108 дел).

С 1974 по 1977 год Комиссия способствовала осуждению 260 полицейских. Качественным результатом деятельности явилось исчезновение коррупционной сети в полиции.

Однако в поле зрения сотрудников Комиссии попадали не только государственные служащие. В 1975 году за взяточничество был осужден известный в протекторате поставщик товаров для государственных нужд. А в марте 1976 г. бизнес-сообщество Гонконга было шокировано новостью о том, что известнейшая и одна из наиболее крупных корпораций страны оштрафована за подкуп сотрудников других корпораций.

Не терял времени и департамент по предотвращению коррупции. К концу 1981 года он провел порядка 500 исследований управленческих операций с последующей выработкой рекомендаций по упрощению и повышению эффективности работы государственного аппарата. В тренингах и семинарах, проводимых департаментом, успело поучаствовать 10 тыс. чиновников.

Хорошо разработанная кампания НКБК по информированию общественности разрушила веру в то, что коррупция непобедима. Телевизионная реклама сообщает номера телефонов для жалоб и обещает защиту. Коррупция характеризуется как явление пагубное для семьи, для экономики, для традиционных китайских ценностей. Многие в Сянгане сообщают о злоупотреблениях в НКБК и видят, как преступников подвергают публичному осуждению. В 80-х годах молодежь Гонконга стала более непримиримой к коррупции, чем старшее поколение — это одно из немногих обществ, где такое произошло.

«— Когда начались реформы, люди думали, что это фантастика, — говорит политолог Стивен Ли. — Это же Азия, здесь если бороться с коррупцией, то только расстрелами, как в Китае. Оказалось, что главный аспект — доверие населения. Как только народ увидел, что сажают начальство, а не только «шестёрок», — начали звонить в Комиссию. Журналисты отслеживали все покупки чиновников и их близких родственников, чуть что — банковский счёт замораживался. Брать взятки стало опасным и невыгодным делом» [7].

Чрезвычайно распространенной стратегией во многих странах стало создание действующих открыто антикоррупционных органов. Часто это называют «моделью ICAC» по ассоциации с НКБК (Independent Commission Against Corruption) в Сянгане.

Одним из основных недостатков в деятельности Комиссии явился её огромный бюджет. С 1974 по 1982 год он вырос в семь раз. Сотрудники Комиссии не раз привлекались к ответственности за превышение должностных полномочий.

Но главным недостатком деятельности Комиссии стало доминирование борьбы против конкретных коррупционеров над борьбой против условий, порождающих коррупцию, которая оставалась на периферии внимания. Так, в ходе следственных мероприятий сотрудники Комиссии установили, что широкое распространение получило взяточничество в ходе выдачи водительских удостоверений. Бюрократические процедуры поощряли волокиту, а взятка платилась за ускорение операций. Хотя Комиссия и обладала правом пересмотра бюрократических процедур, способствующих коррупции, акцент был сделан на поимку конкретных коррупционеров.

Исследование результатов антикоррупционной деятельности НКБК Сянгана позволяет сделать вывод о том, что стратегия данного органа весьма эффективна. Из этой стратегии можно извлечь много полезного для России. Российским специалистам, в задачи которых входит совершенствование методов снижения уровня коррупции в системе государственного и муниципального управления Российской Федерации, необходимо уделить особое внимание основным принципам, на которых основана гонконгская стратегия борьбы с коррупцией. Отметим их поэтапно.

Первый этап. Разработка стратегии борьбы с коррупцией. Когда идёт борьба с системной коррупцией необходимо разработать документ, который оценивает коррупцию не как одиночное явление, а как систему. Антикоррупционная стратегия должна сосредотачиваться на ликвидации коррупционной системы, а не на отдельных коррупционных элементах. Необходимо оказывать влияние на факторы, которые способствуют появлению коррупции. С целью минимизации коррупционных проявлений необходимо:

-          снижение монопольной власти;

-          ограничение и определение чёткого круга полномочий чиновников;

-          усиление отчётности и контроля за профессиональной деятельностью чиновников;

-          повышение прозрачности в работе государственных органов;

-          осуществление контроля за расходами на осуществление вышеперечисленных мероприятий.

Второй этап.

Создание независимого антикоррупционного органа. Необходимо обеспечить следующие условия.

-          Орган должен быть независимым от структур исполнительной власти и подчиняться только высшему руководителю страны.

-          Правила кадрового отбора должны способствовать найму и удержанию наиболее достойных и безупречных.

-          Поскольку коррупционные преступления относятся к числу наиболее сложно раскрываемых, новый орган должен обладать чрезвычайными полномочиями для проведения оперативных и следственных действий.

-          Так как возникает острая проблема «контроля контролирующих», должна быть создана эффективная система общественного надзора над деятельностью специализированного органа.

-          Антикоррупционный орган создаётся в том случае, если государство способно его соответствующим образом финансировать.

Третий этап.

Бюрократия должна быть под контролем.

Для этого необходимо осуществить системные изменения в работе бюрократии и сделать её контролируемой, работающей по простым и понятным для всех правилам, прозрачной и открытой для общества.

Одним из методов для достижения этой цели является регулирование численности государственных и муниципальных служащих. Остановимся на примере России.

Согласно данным Федеральной службы государственной статистики численность чиновников в государственных органах, органах местного самоуправления и избирательных комиссиях муниципальных образований Российской Федерации в 2000 году составила 1161,5 тыс. человек, в 2013 году — 1548,1 тыс. человек [8].

На основе указанных выше статистических данных, напрашивается вывод. Многочисленную «армию» чиновников контролировать невозможно. Это обстоятельство обеспечивает «благодатную почву» для развития системной коррупции, а значит снижению эффективности работы государственного аппарата.

«Принятие высшим руководством России кардинального решения по резкому сокращению численности чиновников существенно сократит бюрократическое воздействие на бизнес в России, будет способствовать резкому подъёму социально-экономического развития страны и её скорейшему выходу из финансово-экономического кризиса» [9].

Оставшихся госслужащих нужно заставить работать честно, дав при этом им достойную заработную плату. В соответствии с опытом Сянгана необходимо ужесточить наказание за участие в коррупционных отношениях.

Четвертый этап.

Проведение анализа различных типов коррупции.

Существует множество типов коррупционных преступлений. Они приносят обществу вред разной тяжести. Необходимо начать с тех видов коррупции, которые граждане воспринимают как наиболее очевидные, либо с их точки зрения не терпящих отлагательства. Успех на этом этапе обеспечит успех на следующих этапах антикоррупционной программы.

Пятый этап подразумевает арест высокопоставленных чиновников, которые попались на получении взятки. Общество начнёт верить государству, когда поймет, что правительство в серьёз взялось за коррупционеров. В результате чего будет намного легче выполнить шестой этап. Он подразумевает поиск союзников и овладение способами вовлечения в борьбу с коррупцией широких слоёв общества. Стратегически важно сделать из этой борьбы кампанию национального уровня. Союзников нужно искать в лице гражданских лидеров, неправительственных организаций, студенчества, т. е. тех, кто выражает недовольство против взяток.

«Губернатор Гонконга потребовал от офицеров заручиться доверием людей. Уже через полгода посадили в тюрьму несколько крупных чиновников, а также завели уголовное дело против... начальника полиции Гонконга. Тот сбежал в Лондон, однако губернатор добился выдачи взяточника и последующего суда. Все эти события широко освещались прессой. Увидев, что берут и «крупную рыбу», население стало помогать активнее. Даже сейчас в Комиссии против коррупции работает «горячая линия»: любой человек днём и ночью может позвонить туда и сообщить, что у него вымогают взятку» [10].

Седьмой этап. Обеспечение гласности антикоррупционых усилий. Нужны мероприятия, которые будут постепенно держать тему противодействия коррупции на первом плане. К ним относятся публикации сенсационных материалов, связанных с разоблачением и арестами крупных коррупционеров, судебных процессов над ними и т. д.

Аресты коррупционеров в высших эшелонах власти, помощь общества в разоблачении преступников в виде подачи информации в соответствующие органы и обеспечения гласности антикоррупционных успехов обеспечат успех в восьмом этапе, а именно «разрушение мифа о непобедимости системной коррупции».

Это одна из главных целей стратегии борьбы с коррупцией, т. к. без победы над мифом о безнаказанности все усилия по борьбе с этим негативным явлением будут напрасны.

После того, как фундамент стратегии борьбы с коррупцией заложен, можно перейти к девятому этапу. Он заключается в самом разрушении системной коррупции.

«Антикоррупционная тактика требует анализа общепринятого коррупционного поведения и его разрушения путём принятия новых законов. Фактически системная коррупция часто сосуществует с высоко развитыми правовыми кодексами. Иногда большое количество правил и регуляторов не только душат инициативность, но и действительно создают возможности для коррупции. Новые законы и правила нужны в том случае, если они изменяют стимулы, снижают монопольную власть, проясняют или уменьшают полномочия и усиливают информационный поток и подотчётность, аннулируют законы, нечёткую и неэффективную практику, приводящую к коррупции. Важно осуществление анализа бюрократических процедур с целью снижения возможностей для коррупции и злоупотреблений, принятие простых правил и регуляторов, отражающих действия чиновников и облегчающих контроль за ними. Знакомство с ними граждан может стать ключевым шагом» [11].

«Стоило чиновникам прекратить брать взятки, развалилась и организованная преступность, знаменитые «триады»: бандиты не могут жить без «крыши» политиков» [12].

Десятый этап. Изменение информационной среды.

«В условиях существования системной коррупции ни одно действие в борьбе с ней не будет иметь большого значения, если не будет радикально изменена информационная среда. Наилучший способ достижения этой цели связан с подходом, использующим обратную связь между властью и населением. Посредством информации должно реализоваться гражданское участие и поддержка населения в обстановке открытости и гласности. Информация должна обеспечить прозрачность деятельности правительственных органов и виденье гражданским обществом картины коррупционных проявлений в целом. Должны быть усовершенствованы побудительные стимулы, связывающие мотивацию с информацией в достижении поставленных целей в борьбе с коррупцией» [13].

Важнейшим принципом стратегии борьбы с коррупцией является политическая воля лидеров государства. Они обязаны вести бескомпромиссную и решительную войну с системной коррупцией.

Без политической воли все вышеперечисленные принципы превращаются в пустой звук.

Есть ещё один барьер. Коррумпированные чиновники просто боятся, что против них примут меры, как в Сингапуре и Сянгане.

Ссылки наших чиновников и партийных функционеров на невозможность применения в России зарубежного опыта (Сингапура, Сянгана, Франции, КНР и т. д.) из-за русского менталитета несостоятельны, всё это от лукавого. Так как нет объяснения, что такое менталитет русского народа.

Обратимся к определению. Менталитет (ментальность) (от позднелат. mentalis — умственный), образ мыслей, совокупность умственных навыков и духовных установок, присущих отдельному человеку или общественной группе.

Все люди одинаковы, только руководители государств создают им такие условия жизни, при которых они становятся разными, но разными не по своему менталитету, а по качеству жизни.

Борьбу с коррупцией надо вести снизу и с верхних эшелонов власти.

Когда народ видит, что государственная власть борется с коррупцией не только на словах, но и на деле, они начинают активно помогать антикоррупционным органам в этой борьбе.

Если человек видит, что в обществе, в котором он находится, коррупцию презирают, то и он начинает её презирать. Для достижения этого эффекта лидерам государства необходимо самим не участвовать в коррупционных отношениях. Их деятельность должна быть прозрачной. Когда это условие будет выполняться, народ начнёт доверять правосудию и государству в целом.

По своей сути, каждый нормальный человек хочет жить честно, но он загнан в такие условия, когда он не живёт, а выживает. В результате чего, к большому сожалению, многие молодые люди руководствуются одним принципом — «для достижения цели все средства хороши». Это обстоятельство уже приобрело угрожающий характер для нравственности будущих поколений российского общества.

Немаловажную роль в борьбе с коррупцией смогли бы сыграть СМИ и телевидение, создавая образ «честных», «антикоррупционных» героев, а также целенаправленно освещая коррупционные процессы и результаты борьбы с коррупцией. Для противодействия этому негативному явлению необходимо изменять систему ценностей общества, увеличивая значимость традиционных нравственных канонов. Государственные служащие должны понимать, что с любой точки зрения — правовой, нравственной и т. д. они должны служить не своим личным, а общественным интересам [14].

Не надо «изобретать велосипед», для того, чтобы решить эту проблему. Надо просто внимательно изучить успешный мировой опыт и определить, что мы можем почерпнуть полезного из него.

Принимая делегации Совета Федерации, Госдумы и правоохранительных органов России, Константин Васильевич Внуков (генеральный консул Российской Федерации в CAP Гонконг и Макао КНР) [15] говорил им: «настоятельно рекомендую перенять опыт Гонконга (между прочим, оффшорной зоны) по борьбе с коррупцией и «отмыванием денег». Кстати, изучение положительного опыта этого специального района, давно и заслуженно претендующего на роль регионального торгово-финансового, транспортного и коммуникационного центра, является прямой обязанностью нашего Генерального консульства» [16].

Многие чиновники также ссылаются на то, что Сянган добился успеха из-за его небольшой территории, а Россия настолько велика, что гонконгский опыт нам не подходит. С этим нельзя соглашаться, так как коррупцию можно минимизировать в любой стране. Всё зависит от того есть ли желание у руководства страны бороться с этим негативным социальным явлением или его нет.

Вот в чём вопрос!

 

Литература:

 

1.         Борьба с коррупцией глобальный масштаб. — URL: http://www.nacbez.ru/akmonitor/article.php?id=97 (дата обращения: 19.03.2015).

2.         Георгий Зотов. Самый удачный метод борьбы с коррупцией изобрели в Гонконге. Статья ««Докажи, что не взяточник!» В Гонконге изобрели удачный метод борьбы с коррупцией» из номера: АИФ № 20 от 19 мая 2010 г. — URL: http://www.aif.ru/money/article/34820 (дата обращения: 04.04.2015).

3.         Омаров М. Н. Можно ли успешно бороться с коррупцией? Опыт Гонконга говорит — да! 05.06.2007 — URL: http://www.easttime.ru/analitic/3/9/220.html (дата обращения: 26.03.2014).

4.         Омаров М. Н. Можно ли успешно бороться с коррупцией? Опыт Гонконга говорит — да! 05.06.2007 — URL: http://www.easttime.ru/analitic/3/9/220.html (дата обращения: 26.03.2015).

5.         Самый удачный метод борьбы с коррупцией изобрели в Гонконге. — URL: http://www.aif.ru/money/article/34820 (дата обращения: 28.03.2015).

6.         Концепция специализированного антикоррупционного органа. 21 января 2004. — URL: http://www.nacbez.ru/akmonitor/article.php?id=48 (дата обращения: 01.04.2014).

7.         Георгий Зотов. Самый удачный метод борьбы с коррупцией изобрели в Гонконге. Статья ««Докажи, что не взяточник!» В Гонконге изобрели удачный метод борьбы с коррупцией» из номера: АИФ № 20 от 19 мая 2010 г. — URL: http://www.aif.ru/money/article/34820 (дата обращения: 04.04.2014).

8.         Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. — URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/state/# (дата обращения: 23.03.2015).

9.         Что даст России сокращение численности чиновников. 20.03.2009. — URL: http://www.yaconto.ru/content/view/94/139/ (дата обращения: 09.04.2015).

10.     Самый удачный метод борьбы с коррупцией изобрели в Гонконге. — URL: http://www.aif.ru/money/article/34820 (дата обращения: 28.03.2015).

11.     Омаров М. Н. Можно ли успешно бороться с коррупцией? Опыт Гонконга говорит да! 05.06.2007 — URL: http://www.easttime.ru/analitic/3/9/220.html (дата обращения: 26.03.2014).

12.     Антикоррупционный опыт Гонконга. — URL: http://vvvetohin.livejournal.com/25443.html (дата обращения: 21.04.2014).

13.     Омаров М. Н. Можно ли успешно бороться с коррупцией? Опыт Гонконга говорит — да! 05.06.2007 — URL: http://www.easttime.ru/analitic/3/9/220.html (дата обращения: 26.03.2014).

14.     Смирнов Александр. Борьба с коррупцией: выбор рецепта. — URL: http://www.kreml.org/opinions/176952564 (дата обращения: 23.03.2014).

15.     Константин Васильевич Внуков. Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Корея (назначен Указом Президента РФ от 17 июля 2009 г.); родился 9 мая 1951 г.; окончил факультет международной журналистики МГИМО МИД СССР в 1973 г., доктор исторических наук; с 1973 г. работал на различных должностях в центральном аппарате МИД СССР и РФ и в дипломатических представительствах за рубежом; 1974–1985 — атташе, третий, затем второй секретарь Посольства СССР в КНР; 1991–1995 — советник Посольства РФ в КНР; 1995–1998 — начальник отдела Китая Первого департамента Азии МИД РФ; с 1998 г. — Генеральный консул Российской Федерации в CAP Гонконг и Макао КНР; в дальнейшем — директор Первого департамента Азии МИД РФ; имеет дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посланника 1-го класса; награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени (2008).

16.     Кузьмин Вадим. Русские в Гонконге давно. — URL: http://world.ng.ru/letter/2001–06–21/6_russians.html (дата обращения: 23.04.2015).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle