Библиографическое описание:

Козырева Л. В. Новый механизм привлечения финансов для нужд муниципальной системы: третий сектор экономики // Молодой ученый. — 2015. — №19. — С. 535-537.

Институт местного самоуправления как специфическая форма активности населения, является однозначным индикатором демократической развитости государства, а прогрессивная работоспособность его органов — свидетельством существования гражданского общества, инициативных лидеров, которым не безразлично происходящее.

Местное самоуправление, имея свою специфику, отраженную в вариативности моделей и форм (современная классификация содержит от двух до четырех различных способов организации местного самоуправления.), — является неотъемлемой частью политической системы, содержащейся во всех современных странах мира.

К сожалению, отечественная практика самоуправления, имеющая многовековую традицию, пронизывающую всю историю российской государственности, зачастую отводила институту место нижнего звена властной вертикали, что, справедливо заметить, органично вписывалось в монархическую, а затем и советскую системы. Наступление XXI столетия потребовало от общества существенных перемен, и трансформация принципов, механизмов и целей политических институтов РФ (в том числе и муниципальных) — прямое тому подтверждение. Тем не менее, несмотря на определенные успехи и начинания (институту местного самоуправления отведена целая глава Конституции, в 2003 году был принят закон об организации МСУ, ознаменовавший начало реформ в этой отрасли, динамично меняется облик самоуправления в столице.), многие вопросы остаются проблемными.

Учитывая актуальность и остроту тематики, местное самоуправление стало объектом внимания государственных служащих, предметом изучения научного сообщества. Среди наиболее авторитетных отечественных исследователей, посвятивших свои работы самоуправлению, справедливо выделить профессоров Авакьяна С. А., Атаманчука Г. В., и др [1;2;5;6;7;8].

Отдавая должное значимости и глубине научных трудов, следует отметить, что целая группа задач муниципальной сферы по-прежнему остается нерешенной:

-          правовой нигилизм россиян, выраженный в безразличии к институту местного самоуправления, игнорировании его природы и роли в системе государства;

-          кадровые вопросы, состоящие, прежде всего, в отсутствии четного и единого «портрета» муниципального служащего и депутата представительного органа;

-          перераспределение полномочий в отношении государственной власти, влекущее за собой фактическое замещение самоуправления;

-          финансовое «обескровливание» органов местного самоуправления особенно на региональном уровне.

Последний аспект, по мнению доктора политических наук, профессора Феофанова К. А., хотя и является политологическим, носит «фантастический характер», очевидно, в силу сложности решения. Внимание к экономической составляющей приковано, в первую очередь, поскольку именно от нее напрямую будет зависеть степень претворения в жизнь всех местных начинаний.

Решение обозначенной проблемы, вне всяких сомнений, должно быть комплексным: необходимо задействовать все рычаги: перераспределение бюджетов, увеличение субвенций, «переадресация» налогообложения и т. д. Однако, по нашему мнению, помимо перечисленных «приемов» следует создавать новые, отвечающие современным актуальным «трендам», формулы. Одним из таких трендов является третий сектор экономики, выраженный в значительном количестве некоммерческих организаций самого разного профиля и интенсификации их деятельности.

Так, согласно закону Федеральному Закону «О некоммерческих организациях» от 12.01.1996 г. № 7-ФЗ (в ред. от 04.11.2014 г.) под некоммерческой организацией подразумевается «организация, не имеющая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющая полученную прибыль между участниками» [4].

Отдельного внимания в нашем случае заслуживает п. 2.1. ст. 2 настоящего закона, который выделяет так называемые «социально ориентированные» НКО: «социально ориентированными некоммерческими организациями признаются некоммерческие организации, созданные в предусмотренных настоящим Федеральным законом формах (за исключением государственных корпораций, государственных компаний, общественных объединений, являющихся политическими партиями) и осуществляющие деятельность, направленную на решение социальных проблем, развитие гражданского общества в Российской Федерации» [4].

Кроме того, ст. 31.1. Закона содержит перечень направлений деятельности НКО такого типа:

-          социальная поддержка и защита граждан;

-          охрана и в соответствии с установленными требованиями содержание объектов (в том числе зданий, сооружений) и территорий, имеющих историческое, культовое, культурное или природоохранное значение, и мест захоронений;

-          оказание юридической помощи на безвозмездной или на льготной основе гражданам и некоммерческим организациям и правовое просвещение населения, деятельность по защите прав и свобод человека и гражданина;

-          профилактика социально опасных форм поведения граждан;

-          благотворительная деятельность, а также деятельность в области содействия благотворительности и добровольчества;

-          деятельность в области образования, просвещения, науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, пропаганды здорового образа жизни, улучшения морально-психологического состояния граждан, физической культуры и спорта и содействие указанной деятельности, а также содействие духовному развитию личности;

-          развитие межнационального сотрудничества, сохранение и защита самобытности, культуры, языков и традиций народов Российской Федерации;

-          деятельность в сфере патриотического, в том числе военно-патриотического, воспитания граждан Российской Федерации.

Также закон перечисляет ряд преференций подобных структур: финансовая, имущественная, консультационная, информационная поддержка, а также поддержка в области подготовки, ДПО работников и добровольцев социально ориентированных НКО, льготный порядок налогообложения, поддержка НКО со стороны субъектов РФ и муниципальных образований за счет бюджетных ассигнований и др.

Обозначенные льготы, помноженные на несложную процедуру создания (юридического оформления) НКО, стали твердой коррупционной основой для теневых схем, используемых в качестве источника стабильного финансового дохода. На эту проблему обратил внимание Президент Путин В. В., что, безусловно, свидетельствует о ее масштабности.

Идея использования третьего сектора экономики в качестве средства для привлечения финансов, необходимых муниципальным бюджетам, состоит в зеркальном отображении отдельных положений закона о социально ориентированных НКО в части статьи 31.1. Учитывая растущий объем финансирования НКО государством (по данным агентства РБК, государство удвоит сумму грантов для НКО до 4,7 млрд. руб. в 2015 году) [3], а также коррупционные риски, вполне логично было бы, по нашему мнению, ввести в качестве обязательной нормы отчисления от дохода социально ориентированной НКО в адрес муниципальных бюджетов.

Подобная мера будет призвана решить сразу две проблемы: институт местного самоуправления получит дополнительный источник дохода, а социально ориентированные НКО будут оперативнее решать свои задачи. Учитывая, что эти задачи, в общем и целом, у местного самоуправления и НКО одни и те же, никакого концептуального противоречия в этой формуле нет, а синергетический эффект, образованный в результате данного институционального «унисона», будет способствовать только ускорению реализации всех социокультурных инициатив на местном уровне.

Прогнозируемым результатом обозначенного механизма станет приток десятков млн. рублей, которые сумеют, если не полностью, то частично, решить проблему финансового голода МСУ. Следует, однако, отметить, что данная инициатива нуждается в детальном осмыслении, проработке и согласовании на правовом и общественном уровнях для исключения или минимизации потенциальных рисков коррупции в уже муниципальной сфере.

 

Литература:

 

1.         Авакян С. А. Местное самоуправление в РФ: Конституции и решения нового закона // Вестник Моск. ун-та. Серия 11 Право. 1996. № 2 с. 11;

2.         Атаманчук Г. В. Государственное управление и государственная служба в трансформирующемся обществе/ Атаманчук Г. В., Иларионова Т. С., Сумелов В. А., Яковец Ю. В.: Под общей ред. Яковца Ю. В. Рос. акад. гос. службы при Президенте РФ. — М.: РАГС, 2001. — 169 с.;

3.         Государство удвоит сумму грантов для НКО до 4,7 млрд. руб. // РБК [Электронный ресурс]. — http://top.rbc.ru/society/19/09/2014/950095.shtml (дата обращения: 22.11.2014 г.)

4.         Федеральный закон «О некоммерческих организациях» от 12.01.1996 № 7-ФЗ // КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. — URL: http://www.consultant.ru/popular/nekomerz/71_1.html#p80 (дата обращения: 22.11.2014 г.)

5.         Шегаев И. С. Механизм формирования и реализации патриотической инициативы граждан посредством местного самоуправления // Научное обозрение. — Серия 2 «Гуманитарные науки». — 2013. — № 1–2. — С. 3–8

6.         Шегаев И. С. О новой проблеме муниципальных служб: реализация пилотного проекта // Мир современной науки. — 2013. — № 3 (18). — С. 72–75.

7.         Шегаев И. С. Проблемы становления и развития института местного самоуправления в условиях современной России: автореферат дис. … кандидата политических наук: 23.00.02 / Московский государственный областной университет. — Москва, 2013. — 23 с.

8.         Шегаев И. С. Проблемы становления и развития института местного самоуправления в условиях современной России: диссертация … кандидата политических наук: 23.00.02 / Московский государственный областной университет. — Москва, 2013. — 150 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle